Читать онлайн Лики зла, автора - Вейр Тереза, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лики зла - Вейр Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.75 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лики зла - Вейр Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лики зла - Вейр Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вейр Тереза

Лики зла

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Итак, пять ферм высказали свое согласие участвовать в программе мониторинга содержания скота. Три из них, включая ферму Натана Сенатры, находились в округе Метамора, а две остальные — в соседнем округе Сэксон. На двух фермах скот кормили комбикормом на специальных откормочных площадках, на двух других сочетали откорм на площадках с естественными пастбищами. Сенатра же держал свое стадо на пастбище и никогда, даже в непогоду, не загонял его под навес. Это было странно. Но, согласно программе исследования, она должна была оставаться беспристрастной и только регистрировать происходящее, хотя ее сердце и болело за несчастных животных.
Посетив остальные фермы, Ларк обнаружила, что их хозяева гораздо приветливее Сенатры. Одна молодая пара даже пригласила ее выпить холодного чая с бисквитами. Но едва только Ларк уселась за круглый стол из настоящего дуба, как они с жадным блеском в глазах принялись засыпать ее вопросами по поводу случившегося на ферме Сенатры.
* * *
Жизнь Ларк скоро вошла в определенную колею, дни стали похожи друг на друга. Каждый день она согласно графику посещала какую-либо ферму, где проводила примерно четыре часа, наблюдая за очередным стадом. Вместе с дорогой и перерывом на обед это составляло в общей сложности восьмичасовой рабочий день.
Поначалу мысль о том, что она может случайно встретить Сенатру, нервировала ее. И действительно, посещая его пастбище с блокнотом в одной руке и фотоаппаратом в другой, она время от времени издалека видела его — он по-прежнему не слезал с трактора, вспахивая свою землю. А иногда проезжал куда-то на грузовике, но никогда не останавливался. Вообще он вел себя так, словно не видел Ларк.
Ее внутреннее напряжение начало спадать, и она перестала все время оглядываться через плечо, вскакивать при каждом шорохе. Она даже начала забывать, что Натан Сенатра подозревается в убийстве.
Животные совершенно очаровали ее, что оказалось для нее неожиданным подарком. Ларк даже не предполагала, что коровы настолько обаятельны. Ее знакомство с миром, в том числе и сельскохозяйственных животных, ограничивалось рамками популярных телепрограмм. Из них можно было узнать, что корова все время жует, мычит и дает молоко.
Разумеется, это правда, но было и что-то большее. Она и представить себе не могла, что животные способны не только испытывать разнообразные эмоции, но и выражать их.
Заядлый собачник поймет все по выражению глаз своего пса. Он назовет его морду то лукавой, то злобной, то веселой, то печальной. Собаки весело колотят хвостом по полу или поджимают его. И все это можно понимать, как люди понимают речь друг друга. Коровы тоже умели выражать свои чувства, чему Ларк сначала удивлялась, а потом научилась их понимать. Они были спокойные, вальяжные создания, но если они чем-то были взволнованы, то мотали головой из стороны в сторону. Так, они довольно долго реагировали на появление Ларк, видимо, помня, как она их напугала. Но постепенно они начали к ней привыкать, подходили ближе и тянули к ней морды, словно приветствуя ее. В коровьих глазах, огромных, опушенных великолепными ресницами, заключена вся лень мира. Они медленно передвигались с места на место, трава хрустела у них на зубах, потом они долго и задумчиво жевали ее, уставясь прекрасными глазами куда-то в пространство.
Вскоре Ларк почувствовала, что любит их, тучных, медлительных, наделенных особой грацией животных, с всегда печальными глазами.
Как только Натан Сенатра замечал, что машина Ларк приближается к его владениям, он сразу удалялся в противоположном направлении, но к тому моменту, как он закончил сев на своих полях, любопытство все-таки одолело его. Он поставил свой трактор под навес у амбара, напился воды из-под крана и направился посмотреть, чем занимается Ларк Леопольд.
Дни стояли жаркие и сухие, от его шагов в воздух поднимались облачка пыли. Пыль проникала повсюду, забивала поры, оседала на волосах, от нее першило в горле и слезились глаза. “Плохо, — подумал Натан, — нужен дождь”. Засевать последние двадцать акров в такую сушь было особенно неприятно, но, несмотря на погоду, он довел все работы до конца. Если сейчас грянет ливень, он утрамбует почву до плотности бетона, и посевы не взойдут. Поэтому нужен не просто дождь, сейчас нужен легкий, нежный дождик, но природа — не добрый дяденька, ее не попросишь. Слишком часто она бывает жестока и безжалостна.
Впрочем, если он загремит в тюрьму, все это будет уже неважно.
По делу об убийстве Мэри-Джейн пока не было видно никаких сдвигов. Ничего, за что следствие могло бы зацепиться, никаких улик. Это сильно беспокоило Натана. Ведь все считали убийцей его, даже его собственная бабушка.
Несколько дней тому назад он заехал к ней, чтобы завезти ящик бананов, без которых она не могла жить, и теша себя надеждой рассказать ей эту историю всю, как было, без всяких прикрас, до того, пока она не услышала ее от кого-то еще. Но было уже поздно — новости, особенно плохие, распространяются в округе Метамора со скоростью молнии.
Его бабушка развешивала белье на заднем дворе. Несмотря на сухую и жаркую погоду, она была в калошах на босу ногу. Платье из набивного ситца, которых у нее должно быть было не меньше миллиона, сидело на ней мешковато. В углу рта она держала зажженную папиросу, и ее глаза за толстыми стеклами очков щурились от табачного дыма.
Взяв из корзинки влажную простыню, Натан сложил ее вдвое и перекинул через веревку. Бабушка закрепила ее деревянными прищепками.
— Я слышала, эту ведьму кокнули, — сказала она.
Натан утвердительно хмыкнул — ему было уже тридцать два, но старушка то и дело удивляла его.
— Я говорю всем, что это не ты, что мой Нат и мухи не обидит. Но, между нами, — бабушка подмигнула ему правым глазом, вынула папиросу изо рта, выдохнула табачный дым, бросила папиросу на землю и потушила ее ногой, обутой в калошу. — Если бы это был ты, я бы тебя не осудила.
Сейчас она словно забросила наживку, используя тот же прием, которым она пользовалась еще тогда, когда он был ребенком. Я-де на твоей стороне. Спустя годы он понял, что она действительно всегда на его стороне, что бы ни произошло.
— Я привез бананы, — сказал он, пытаясь сменить тему разговора.
* * *
— От нее было одно беспокойство — словно у нее блошки в штанах прыгали. И не только, — старушка хохотнула, радуясь своей шутке.
Она вообще любила соленое словечко.
После этого визита Натан Сенатра решил, что ему надо будет сесть за стол и с листом бумаги и карандашом в руках хорошенько все обдумать. Во-первых, надо составить список потенциальных убийц, и список этот не будет таким уж коротким.
Мэри-Джейн использовала мужчин, а потом, когда получала то, что ей было нужно, выбрасывала их. Так что обиженных могло быть много.
Начать, наверное, следует с тех, с кем она последнее время встречалась. Первым в этом скорбном перечне должен был быть Денни Дэвис, отставной моряк, довольно приятный парень. Он напоминал Натану старенький транзистор, который он возил с собой в тракторе. Когда трактор подбрасывало на кочке, окислившиеся контакты замыкались, и радио начинало говорить, а потом так же внезапно замолкало.
Дэвис и Мэри-Джейн вместе пили и делали много других разных вещей, но однажды он ей надоел и она его выставила за порог с ботинками в руках. Дэвис хотел повеситься, но веревка оборвалась, и он ударился в религию.
Следующим по списку шел Хэнк Митчелл — этот человек довольно долго жил у нее в доме, потому что у него был бульдозер, а ей непременно хотелось выкорчевать все деревья на участке.
Когда Хэнки вывел растительность и вместо нее посеял кормовую траву, Мэри-Джейн выгнала его пинком под зад. А ведь бедняга Хэнки мечтал сначала жениться на ней, а потом продать ее землю.
Натан с ужасом вспомнил, что и Адам Трент не обошел ее своим вниманием.
При всем при этом следовало учитывать и то обстоятельство, что Натана здесь не любили, потому что в его новациях многие видели угрозу для себя. Возможно, что тело Мэри-Джейн для того и бросили в его пруд, чтобы он оказался в глазах местных жителей опасным сумасшедшим, от которого надо избавиться любой ценой.
И, наконец, последний вариант заключался в том, что это он сам убил Мэри-Джейн.
* * *
Увидев Ларк, Натан не смог сдержать усмешки. День был теплый. Даже больше, чем теплый, и она, одетая в шорты и майку без рукавов и в белые кроссовки, сидела на траве. Ее пропитанные солнцем волосы волновались, точно поле спелой пшеницы, — для него это было настолько необыкновенно, что Натану показалось мало только видеть это и сразу захотелось запустить в них пальцы и смотреть, как волосы струятся сквозь них.
Ларк не почувствовала его приближения и, только когда тень упала на страницу ее блокнота, подняла голову.
С усталым вздохом Сенатра опустился с ней рядом в тени клена и вытянул ноги. Штанина его брезентового комбинезона была надорвана, и сквозь дыру светило острое голое колено. Он снял кепку, повесил ее на сучок и ладонью убрал волосы со лба. Под комбинезон он в этот раз надел выцветшую футболку, которая не скрывала его мощную мускулатуру. На этот раз он был чисто выбрит, и на его лицо было приятно посмотреть.
Она тут же вспомнила о том, что говорил ей Адам Трент, и насторожилась.
— Видите, у коров между рогами чубчики? — сказал он, указывая рукой на стадо.
Она пригляделась. Действительно, на лбу ближайшей коровы, над самыми глазами, виднелся завиток волос.
— Вот по этому самому хохолку можно определить темперамент коровы, — сказал он.
— Только не надо меня дурачить, — фыркнула Ларк.
Сейчас он ей расскажет, что видел кролика с рогами или еще какое-нибудь диво.
— Это чистая правда, — сказал он и кивнул, видимо, для подтверждения своих слов. — Чем выше этот хохолок, тем животное более возбудимо.
— А что вы скажете вон про ту корову. — Она показала ему, какую именно она имеет в виду. — У нее вообще нет никакого хохолка.
— Эта? — ответил он, ничуть не смутившись. — Эта смирная, как ягненок.
— Я не такая дура, чтобы верить в ваши сказки, — сказала Ларк.
Он пожал плечами:
— В городе теперь весело, все рассказывают друг другу, что вы сантиметром меряете быкам яйца.
— Мне неинтересно знать, что они там говорят, — ответила она и сразу уткнулась в свой блокнот.
— Ну, так и какие выводы? “Господи, ну неужели нельзя поговорить на какую-нибудь другую тему?” — с досадой подумала Ларк.
— Я имею в виду, что вы выяснили — мои коровы удовлетворены или нет?
Поразительно! Он что, пришел над ней издеваться?
— Послушайте, мистер Сенатра, — начала она, решив наконец поставить его на место.
— Зовите меня Натан или лучше просто Нат, — лениво предложил он.
— Так вот, я понимаю, что вы считаете блистательной шуткой то, что вы только что сказали, но проблема гуманного обращения с животными не кажется мне такой уж забавной. Я установила наблюдение за пятью фермами, и только на вашей животные постоянно находятся под открытым небом, не имея хотя бы даже временного укрытия. Знаете, мне трудно оставаться только лишь беспристрастным наблюдателем. А что, если вдруг польет дождь, наступят холода? Куда подевалась его вальяжность?! Он выпрямился и заговорил холодно и резко:
— Сразу видать, что там, откуда вы к нам свалились на голову, вы просто обсмотрелись телевизора. Я не настолько темен, чтобы позволять поучать себя девицам, чьи мысли витают бог знает где!
Вот оно — всего одно ее слово, и он уже взбесился.
— Почему ваши конторские теоретики не следят за теми, кто не кормит свою скотину в холода, кто не поит ее и не укрывает от солнца в жару, кто не зовет ветеринара, когда животные болеют? То есть за теми, кто действительно плохо обращается со своим скотом?
Он грубо вырвал у нее из рук карандаш и блокнот и начал что-то рисовать, яростно нажимая на карандаш.
— Поймите же, животные — не люди, они требуют совсем иного обращения.
За словами последовали резкие движения руки, карандаш быстро бегал по бумаге. Закончив рисунок, он сунул ей блокнот и карандаш и вскочил на ноги.
— Вас послали следить не за тем человеком, — сказал он.
— Меня не посылали ни за кем следить, — ответила она срывающимся голосом.
На странице блокнота, под надписью большими печатными буквами, гласящей АЗБУКА ОБРАЩЕНИЯ С КОРОВАМИ, была нарисована длинноногая женщина в огромных ботинках, подносящая пучок сена к коровьему заду.
— Нахал! — закричала Ларк вслед невозмутимо удаляющемуся Натану. Он не обернулся.
Рисунок между тем был совсем неплохой — корова смотрела назад с таким выражением, словно спрашивала: “Ну что там еще за идиот?” “Вот только волосы у меня не такие всклокоченные, и ноги не такие страусиные, и коленки не такие острые, и ступни не такие огромные, — подумала Ларк и посмотрела на свои ноги. — Или я ошибаюсь?”




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лики зла - Вейр Тереза



Интересный роман, но конец предсказуемый.
Лики зла - Вейр ТерезаМари
30.01.2013, 1.51





Напряженный. Но понравился!
Лики зла - Вейр Терезаинна
6.11.2015, 17.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100