Читать онлайн Лики зла, автора - Вейр Тереза, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лики зла - Вейр Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.75 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лики зла - Вейр Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лики зла - Вейр Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вейр Тереза

Лики зла

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Полицейский Адам Трент был на посту — он патрулировал главную улицу Елизаветы, Мейн-стрит: медленно ехал вдоль тротуара, время от времени заставляя подростков-скейтбордистов уйти в другое место и проверяя счетчики на парковках автомобилей. Именно в этот момент ему позвонили со станции и сообщили, что на его участке найден труп.
Адам Трент любил проверять счетчики и одергивать подростков, но мертвые люди — это уже слишком. Особенно мертвые женщины. Хотя, собственно, почему он решил, будто это женщина? Разве диспетчер что-то говорил?
В свое время Тренту пришлось убраться из Чикаго, так как от покойников там просто не стало житья. Чего только он не нагляделся за время службы в большом городе. Чудовищные преступления так угнетающе действовали на его нервы, что он решил вернуться на родину в Елизавету. К тому же родители недавно скончались, и его сестре был нужен уход.
Это был его первый день на новой службе, и подумать только — сразу же ему на шею повесили убийство! А как было бы хорошо, если бы и сегодня, и всегда все ограничивалось бы только проверкой счетчиков.
До сих пор ему не приходилось расследовать ничего серьезнее, чем кражи со взломом и угоны автомобилей.
Он заметил еще один просроченный счетчик и с сожалением вздохнул. Придется на какое-то время забыть о счетчиках, равно как и о том, чтобы, припарковавшись у заправки, выпить баночку шипучки и закусить бисквитом. Да и рыбалка, на которую он весь день мечтал пойти сегодня, скорее всего тоже отменяется.
В прошлом году один знакомый предложил ему поработать агентом по продаже автомобилей, но Адам Трент даже и представить себя не мог в роли продавца. Многие “знатоки” разводят так много шума вокруг мотора, стильности линий корпуса и качества шин, но для Трента автомобиль всегда был только средством передвижения. Но сейчас, когда ему сообщили о найденном трупе, он даже пожалел, что в прошлом году отказался от этого предложения. И вот, вместо того чтобы продавать “Мазды” местным фермерам, он должен сейчас направиться в участок, чтобы взять чемоданчик, где есть все необходимое для сбора вещественных доказательств, который он надеялся больше никогда в своей жизни не увидеть.
* * *
Поначалу Трент даже и не думал торопиться, но по мере того, как он приближался к ферме Натана Сенатры, движение становилось все более оживленным. Под конец дорога стала напоминать федеральное шоссе, но все машины двигались только в одну сторону.
Тренту пришлось включить сирену. Едущие впереди с явной неохотой, но все же уступали ему дорогу.
По масштабам Чикаго один труп был сущей мелочью, никто даже не обращал внимания на такие пустяки. Но в этом округе, где дела соседа были многим интереснее их собственной жизни, большим событием было даже споткнуться на улице, а уж труп, плавающий в пруду на соседней ферме, — с таким событием можно было сравнить разве только визит президента или чемпиона по боксу
Трент тихо выругался — по всему было видно, что без подкрепления с зеваками не справиться.
— Эй. Да здесь половина города! — сказал он в микрофон рации. — Пришлите добровольцев, чтобы перекрыли дорогу. Надо очистить место происшествия от зевак. — Диспетчер ответил, что подкрепление будет, и Трент положил рацию на место.
Натан Сенатра.
Трент про себя усмехнулся. Прошли годы, и парень, похоже, все-таки не ушел от того, что было ему предначертано.
Трент вспомнил о тех временах, когда он еще не покидал Елизавету, не стал еще полицейским и даже не кончил школу. Вспомнил о том дне, когда он, Адам Трент, крепко отдубасил этого самого Натана Сенатру. В тот день Трент пришел на ферму Сенатры ранним утром из города пешком, остановился перед крыльцом его дома и громко позвал Натана. Солнце только-только взошло. Сенатра появился на крыльце, заспанный, с мутными глазами. Наверно, со стороны Трента было нечестно вот так напасть на него, но “приличия” тогда волновали Трента меньше всего — он жаждал крови, и он получил то, чего хотел.
Вспоминая сейчас об этом происшествии, Трент понимал, что Сенатра тогда совсем не хотел драться, после первых ударов он повалился под дерево и уже не сопротивлялся. Трент так и оставил его лежать там с разбитым в кровь лицом.
Тогда приятное ощущение чего-то твердого под кулаком быстро развеялось, но сейчас судьба предоставила Тренту редкую возможность по-настоящему разделаться с Сенатрой, наказать его за то, что он когда-то сделал с сестрой Трента, доведя ее до сумасшедшего дома.
* * *
Грунтовая дорога, ведущая к усадьбе Сенатры, была настолько забита машинами, что Тренту пришлось съехать на целину. Иначе пришлось бы тащиться невесть сколько в общем потоке. Но чем ближе он теперь становился к цели, тем больше портилось его настроение. Когда его терпению пришел конец, он остановил машину, взял мегафон, при помощи которого он обычно разгонял скейтбордистов, и выбрался наружу.
— Всем, кроме непосредственных свидетелей происшествия и лиц, намеренных сделать официальное заявление полиции, — покинуть эту территорию и вернуться в город. Немедленно. Иначе вы будете арестованы за намеренное уничтожение вещественных доказательств и противодействие правосудию, — объявил он в мегафон.
Угроза возымела действие — уже через десять минут большинство машин уехало, а с ними исчезла и большая часть зевак. Еще через пятнадцать минут на месте происшествия остались только полицейские-добровольцы, дознаватель, подозреваемый и труп женщины.
Дознавателя звали Джон Кларк. С ним Трент был знаком еще со времен воскресной школы. Кларк встретил его на краю пастбища. Обменявшись приветствиями и несколькими ничего не значащими фразами, они перешли к делу.
— Налицо случай насильственной смерти, — сказал Кларк. — Я уже вызвал машину, чтобы забрать труп в морг. Сенатра нашел труп в пруду в погруженном состоянии, но к моменту нашего приезда уже вытащил его на берег.
Вокруг все дышало весной и покоем — такой приятный, теплый и солнечный день! Пригревало. Пели птицы. Живи и радуйся, так нет же!
— До твоего приезда мы пока не клали ее в мешок, — сказал Кларк.
Трент кивнул и начал играть отведенную ему роль, стараясь за непринужденностью скрыть от коллеги нежелание участвовать в этом спектакле.
— Вероятная причина смерти? — спросил он.
— Я уже говорил, смерть, по всей видимости, насильственная, скорее всего ее задушили. На шее у жертвы видны синяки. После вскрытия можно будет сказать точнее.
— Сколько времени труп пролежал в пруду?
— Полагаю, все произошло не раньше, чем прошлой ночью, труп еще достаточно свежий.
Они потихоньку пошли в сторону пруда.
— Что ее бывший муж?
— Говорит, что знает только то, что она мертва и ее труп плавал в пруду.
Трент ни секунды не сомневался, что именно бывший муж и есть убийца — надо только собрать доказательства, а это всего лишь дело времени.
Когда они подошли к пруду, его настроение нисколько не улучшилось.
— Уберите отсюда скот и позаботьтесь об оцеплении, — распорядился Трент, давая указание добровольцам. — Я буду промерять это место.
Боже правый, коровы исходили здесь все вдоль и поперек. Все вещественные доказательства, должно быть, втоптаны в грязь! Хочешь не хочешь, нет доказательств — нет обвинения, какой бы очевидной ни казалась тебе чья-то вина. Все просто, как дважды два.
Трент заметил, что двое добровольцев переглянулись с раздраженным выражением. Он знал, эти люди недолюбливали его за то, что он всегда педантично придерживался процедуры. Он знал, что за глаза они издеваются над ним, говорят, что он считает себя большой шишкой, потому что пару лет поработал в Чикаго.
На самом деле Трент вовсе не считал себя большой шишкой, просто он собирал доказательства, как положено. Он твердо знал, как это надо делать, и ни на йоту не отступал от правил
Добровольцы закричали и замахали руками, пытаясь отогнать скот, но этим только еще больше напугали животных, которые, вместо того чтобы уйти с места происшествия, стали беспорядочно метаться туда-сюда, жалобно мыча. Сенатра наконец вышел из оцепенения и решил прийти на помощь — он сумел быстро успокоить стадо и через ворота погнал его на другое пастбище.
Адам Трент пошел осматривать место, где был найден труп, и с ужасом обнаружил, что оно затоптано окончательно. Тем не менее он все тщательно сфотографировал, потратив три рулона пленки, промерил место рулеткой и начертил схему в блокноте, посмотрел на часы, записал время и не забыл про дату. Он собрал и запечатал в пластиковые пакеты кое-какие предметы, которые, как он считал, все-таки могут помочь расследованию, а потом показал добровольцам, какой участок огородить лентой для дальнейшего сбора вещественных доказательств.
— Сделайте отпечаток этого следа, — сказал он, указывая на след большого ботинка, который, скорее всего, принадлежал Сенатре и поэтому вряд ли представлял какую-то ценность для следствия.
Теперь настал черед записать первичные показания Натана Сенатры. Этот парень выглядел гак ужасно, что Тренту на какое-то мгновение даже стало его жалко. Почти жалко.
С тех пор, как они виделись последний раз, прошло много, очень много лет. Трент заметил, как сильно изменился за это время Сенатра — стал старше, выше ростом, но цвет его глаз, которые, казалось, видели тебя насквозь, остался таким же голубым. И изгиб губ был все такой же вызывающе-дерзкий.
Сенатра был бледен, он вспотел из-за того, что должен был долго бежать вслед за стадом, перегоняя его на другое пастбище, вспотел, но не запыхался. Было видно, что он не брился по крайней мере три дня, вокруг глаз были фиолетовые круги, — значит, накануне он плохо спал.
По опыту работы Трент знал, что убийцы, как правило, в течение нескольких ночей после совершения убийства спят плохо. Трент раскрыл свою папку, достал бланк формы согласия на совершение обыска и протянул его Сенатре.
— Нам придется осмотреть твой дом, — сказал Трент. — Можешь подписать это сам, или мы запросим ордер на обыск.
Сенатра равнодушно взял листок. Трент начал задавать вопросы, стараясь установить все детали как можно точнее, но почти сразу же был вынужден остановиться.
— Стой-стой, так это не ты нашел тело? — Карандаш заплясал в руке у Трента. — А кто же? Кто здесь был?
— Ее зовут Ларк Леопольд. — Трент слышал это имя впервые.
— Она приехала проводить какое-то глупое обследование скота, — пояснил Сенатра.
Трент оглянулся, но единственной женщиной, которую он смог увидеть, была полицейский-доброволец, занимавшаяся сбором образцов почвы.
— Где, черт возьми, другой свидетель?! — вдруг заорал Трент, исчерпав весь запас терпения.
Все удивленно повернулись к нему.
— Ради бога, — сказал Трент с выражением отчаяния, — пошлите кого-нибудь разыскать ее.
Не в силах унять дрожь в руках и во всем теле, Ларк ехала прочь из города, сама не имея понятия, куда направляется. Главное — надо было поскорее убраться отсюда, из города, где ее освистали и осмеяли, где, как оказывается, все эти патриархальные фермеры отлично умеют издеваться над незнакомыми людьми.
Через опущенное стекло переливался теплый весенний ветер, приносящий с собой свежий запах пашни и новых всходов. Вскоре Ларк была вынуждена сбросить скорость, так как дорогу занимал большой, медленно едущий трактор, заднюю часть которого украшал знак, обозначающий медленно движущееся транспортное средство. Трактор был такой большой, что его правая шина терлась о бордюрный камень, а левая перекрывала разделительную линию. Ларк не рискнула обгонять его, чтобы не выехать на встречную полосу узкого местного шоссе. Спидометр показывал двадцать миль в час. Это был удачный момент, чтобы подумать о том, куда направляться дальше. Вернуться в Санта-Барбару и признать поражение?
Она была единственным ребенком у своих родителей, расставание с которыми, пусть даже на недолгий срок, далось ей непросто. Им тоже было непросто отпустить ее, и при расставании с обеих сторон было пролито немало слез. И что же, вернуться домой после трехдневного отсутствия несолоно хлебавши? Стоило ли тогда все это затевать? И все же искушение вернуться домой было велико.
Она вернется, и снова, как прежде, они с мамой будут сидеть теплыми вечерами в садовой беседке, пить душистый кофе, наблюдать за порханием колибри над гирляндами цветов, по утрам станут очищать яблоки от кожуры и сердцевинок и готовить тесто для пирога, а перед обедом будут выходить прогуляться.
Бедная событиями, но такая мирная, спокойная жизнь. Спокойная и безопасная. Ей нравилось чувствовать себя защищенной. Нет, ей просто жизненно необходимо было это чувство.
После знака, обозначающего границу округа Метамора, трактор свернул с шоссе на проселок, и человек в кабине приветливо улыбнулся ей. Так она себе еще недавно все и представляла, наивно ожидая такой улыбки от Натана Сенатры. Ее машина сама, словно без ее участия, везла ее домой, к вечерам, занятым вышиванием и приятными разговорами.
Довела ли она в своей жизни хоть что-нибудь, что называется, до ума? В ее комнате нижний ящик шкафа был набит незаконченными вышивками крестом и гладью и недорисованными батиками.
Наверно, не стоило сразу отправляться в Айову, которая так далеко от дома. Лучше бы поработать некоторое время в какой-нибудь закусочной в своем же квартале. “Нет, — подумала она, — рано сдаваться — ведь она даже еще толком не начала. Надо попробовать еще раз. Провести здесь еще несколько дней, и тогда будет видно”.
Ларк остановила машину и сделала разворот в три приема. Едва она успела развернуться, как появился полицейский автомобиль. Проехав мимо, он затормозил, развернулся, догнал ее и включил сирену. Ее сердце екнуло.
Вот еще одно неприятное испытание — никогда прежде ее не останавливал полицейский.
Она встала на обочине, сквозь клубы пыли наблюдая за приближающимся к ней полицейским. Он был молод и, подойдя к ней, заговорил весьма любезно, — видимо, не из местных уроженцев, в грубости которых Ларк уже имела возможность убедиться.
Она уже приготовилась давать объяснения по поводу внезапного разворота, хотя он был совершен по всем правилам, но услышала совсем другой, неожиданный для нее вопрос.
— Скажите, мэм, это вы нашли труп на ферме Натана Сенатры? — спросил молодой полицейский.
Она вздрогнула. Сколько еще времени ее будет преследовать эта ужасная история? Она прочитала имя полицейского на его бирке — офицер Харрис. “Надо спросить, в чем дело, — подумала она, — так независимо и равнодушно взять и спросить. Какое они имеют право задерживать ее в дороге? Мало ли что? А если у нее срочные дела и она безумно спешит, например, опаздывает на самолет?”
— Вам придется вернуться и ответить на несколько вопросов, — сказал полицейский. Ее ладони стали мокрыми от пота. Ларк испугалась, как девчонка. Неужели они действительно считают, что она имеет какое-то отношение к этому происшествию? Она все-таки собралась с духом и спросила об этом офицера Харриса. Вопрос прозвучал не столько независимо, сколько жалобно.
— Ни в коем случае, мэм, — заверил ее полицейский. — Но нам нужны ваши свидетельские показания — вот и все.
Ну конечно! Глупо было беспокоиться — ей самой следовало об этом подумать и подождать на месте до прибытия полиции.
— Простите, я сейчас плохо соображаю, — сказала она, прикоснувшись ладонью ко лбу.
— Вполне вас понимаю, — сказал он, дружелюбно улыбнувшись.
Почти мальчик, он выглядел совсем не угрожающе. Страх ее постепенно исчезал. Ларк вытерла мокрые ладони о юбку.
— Я как раз еду в участок, и вы можете ехать за мной следом, мэм.
Она кивнула, тайно надеясь, что полицейский, который будет записывать ее показания, окажется таким же любезным, как и офицер Харрис.
* * *
Но одной минуты, проведенной в обществе офицера Трента, ей было достаточно, чтобы решить, что он ей не нравится. Не то чтобы он был груб, нет, этого не было, но он был просто страшен. Огромный, словно Кинг-Конг, форменная рубашка плотно обтягивала его необъятную грудь. И темный — его кожа, волосы, глаза и вообще все было не смуглым, а именно темным.
— Где вы остановились? — спросил он, откинувшись на спинку кресла.
Ларк, сидевшая с другой стороны его стола, судорожно теребила ремень своей сумочки.
— Я забронировала комнату в Ривер Оакс, в местном приюте для путешественников и туристов.
Он улыбнулся или, вернее, сделал вид, что улыбается, белые зубы жемчужно заблестели на его темном лице.
— Это единственная гостиница в нашем городе, — сказал он.
По его акценту ей трудно было определить, откуда он, но точно, что не с Восточного побережья и не со Среднего Запада. Он спросил, не хочет ли она чего-нибудь выпить. Ларк попросила стакан воды.
Он принес воды, поставил стакан на стол перед ней и уселся на прежнее место. Дождавшись, пока свидетельница отставит стакан в сторону, он начал с вопроса, как давно она знает Натана Сенатру.
— В тот день я впервые его увидела.
Она снова взяла стакан, и зубы ее застучали о стекло. Ужас, до чего она разволновалась. Офицер Трент молча наблюдал за ней. С его точки зрения, она вела себя так, словно ей было что скрывать.
— Чем именно вы здесь занимаетесь? — спросил он. — В чем заключается ваша работа?
Ларк вдохнула поглубже и постаралась как можно доходчивее разъяснить ему суть ее работы, ожидая, что он, как и остальные, начнет хохотать. Он, однако, не засмеялся, а понимающе кивнул.
Ларк немного успокоилась и продолжила свой рассказ, описывая, как она приехала на ферму Сенатры, как нашла его в плохом расположении духа и как он постарался выдворить ее со своей территории. Когда она закончила, Трент сказал:
— Я бы не хотел, чтобы вы подвергали себя опасности, но мешать вам работать я тоже не хочу. Продолжайте свое исследование согласно плану, но держите глаза и уши открытыми. Если увидите или услышите что-то, что вас насторожит, как бы незначительно это само по себе ни было, свяжитесь со мной. — Он передвинул к ней по столу свою визитку. — Здесь все мои телефоны — дома, в участке и в патрульной машине.
— Скажите, вы подозреваете Сенатру?
Казалось, вместо ответа комнату наполнил ледяной холод. Впервые за все время их общения Адам Трент проявил какое-то подобие эмоции.
— Я уверен, что он убийца, — медленно произнес он, и его глаза застыли, а рот вытянулся в жесткую линию.
“Он его ненавидит”, — поняла Ларк, и это открытие потрясло ее.
— Должен вас предупредить об одной вещи, мэм, — сказал на прощание Трент. — Сенатра умеет произвести впечатление на женщин. Он может охмурить так, что очутишься в его постели быстрее, чем успеешь сказать “да”.
Это было уже слишком. Ларк поднялась со стула и решительно повесила сумочку на плечо.
— Мистер Трент, я совсем недолго в этих местах, но глотаю оскорбление за оскорблением и должна признать — вы превзошли всех.
Он машинально отодвинулся от стола, и у нее по какой-то непонятной причине возникло ощущение, что офицера Трента давно никто так не удивлял.
Впрочем, ей до этого не было никакого дела.
* * *
Приют для путников, работавший по системе “постель и завтрак”, находился в самом центре городка неподалеку от главной улицы.
Начиная привыкать к местным нравам, Ларк уже не удивилась, что хозяйка заведения оказалась такой же “очаровательной” личностью, как Трент и Сенатра. Нечленораздельно хмыкнув, дама, которая представилась ей как “миссис Би”, повела Ларк показывать комнату. В этой каморке, которая, скорее всего, раньше использовалась в качестве стенного шкафа, вместо кровати стояла раскладушка. Завтрак при ближайшем рассмотрении оказался просто возможностью пользоваться общей кухней, где жильцы сами готовили для себя из своих продуктов.
Впрочем, при полном отсутствии конкурентов процветал и такой бизнес.
Ларк потащила вверх по лестнице свой огромный чемодан, от которого уже давно отвалились колесики. Она с трудом переволакивала его со ступеньки на ступеньку, в то время как миссис Би терпеливо ожидала ее на лестничной площадке наверху. Когда Ларк наконец добралась туда, настроение миссис Би совершенно изменилось — прежде безучастная и почти враждебная, она буквально выхватила чемодан из рук Ларк и, улыбаясь, сообщила, что по ошибке показала ей не ту комнату.
Ларк совершенно растерялась. Она внимательно посмотрела на миссис Би, пытаясь сообразить, что к чему. Вроде бы все там было то же самое — лицо, прическа, халат. Но сейчас перед ней была совсем не та женщина, что только что встретила ее у дверей, а ее сестра-близнец. Абсолютно такая же, только приветливая, милая, внимательная. Вот именно — близнец, только так можно было объяснить столь значительную перемену в характере, при абсолютно идентичной внешности. Одна сестра встретила ее внизу, и уже другая проводила по дому.
Между тем хозяйка заведения, или кто там еще, распахнула дверь другой комнаты и водрузила чемодан на кровать. Теперь это оказалась настоящая деревянная кровать, не раскладушка. На столе стоял телефон, с которого, как объяснила ей миссис Би, она сможет позвонить домой. Дела, похоже, пошли чуть лучше.
— Правда, что это вы нашли тело Мэри-Джейн Сенатра? — спросила миссис Би. Ларк наконец поняла, в чем все дело.
Поведение хозяйки изменилось просто потому, что она была в курсе городских новостей. И если постоялица будет недовольна, она, пожалуй, ничего не расскажет.
— Да, — ответила Ларк не в силах скрыть нетерпения. Ей безумно хотелось наконец остаться одной.
— Ее убил Нат Сенатра? Я всегда говорила, что он со странностями.
— Я не знаю, — Ларк в очередной раз подивилась быстроте и уверенности.
Получив несколько уроков местной грубости, она без церемоний подошла к двери, давая женщине понять, что ждет, когда та покинет помещение.
— Боюсь, мэм, мне совершенно нечего вам об этом сказать.
— Но ведь сейчас об этом говорят все. Абсолютно все, — возразила миссис Би.
Ларк ничего не ответила, и миссис Би поняла, что навряд ли сможет соблазнить Ларк посплетничать вместе с ней, после чего ей оставалось только уйти.
Казалось, городок все это время умирал со скуки, и Ларк было неприятно сознавать, что именно от нее они ждут теперь шикарного развлечения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лики зла - Вейр Тереза



Интересный роман, но конец предсказуемый.
Лики зла - Вейр ТерезаМари
30.01.2013, 1.51





Напряженный. Но понравился!
Лики зла - Вейр Терезаинна
6.11.2015, 17.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100