Читать онлайн Только ты и я, автора - Вейн Пэнси, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только ты и я - Вейн Пэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только ты и я - Вейн Пэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только ты и я - Вейн Пэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вейн Пэнси

Только ты и я

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

– Ну-ка рассказывай, что у тебя с той девчонкой, Руди, – сказал Джон, захлопывая крышку капота темно-синего «форда» восьмидесятого года выпуска. – Хватит скрытничать – ты сияешь, как новый автомобиль. Быстро она взяла тебя в оборот, она, видать, деловая!
– Если ты имеешь в виду Мишель, то очень скоро тебе придется с ней познакомиться. Веди себя прилично и помни о хороших манерах.
– Да ладно, она что – особа королевской крови? Принцесса инкогнито? А королеве меня представят?
– Она лучше, чем принцесса. И хотя бы при первом знакомстве воздержись от своих дурацких шуточек, прошу тебя как брата.
– О, как все серьезно! И что же ты узнал о ней за этот солидный срок вашего знакомства?
– Так, сущие пустяки… Она искренняя, добрая, верная своим друзьям… Это, конечно, на твой взгляд, ничтожно мало.
– И где же она успела проявить эти редкие качества? Но я, честно, рад за тебя, братишка. Ты наконец-то освободился от Беллы…
– Кстати, о Белле – она хорошая девчонка, и вся та история просто одно большое недоразумение. – Поймав изумленный взгляд брата, Руди сказал: – Но благодаря той истории я кое-что понял… о себе.
Если он поверил, что Белла могла так с ним поступить – а ведь он поверил, – значит, не было в их отношениях той искренности, что так восхищала его в Мишель. И не было у них уверенности в чувствах друг друга. Да, надо позвонить Белле и, может быть, увидеться. Сейчас Руди понял, что должен благодарить миссис Николсон за тот обман – пусть болезненно, но она оторвала их друг от друга и избавила от фальши, которая непременно начала бы нарастать в их с Беллой отношениях.
Белла была, по единодушному мнению, необыкновенной красавицей, но Мишель казалась ему несравненно прекраснее. И внутренний огонь пылал в ней во сто крат ярче, тогда как у Беллы он горел ровно и спокойно, и ни разу Рудольф не почувствовал, чтобы рядом с ним этот огонечек разгорелся сильнее.
И никогда она не вызывала у него такого пламенного желания и такого восхищения, как Мишель. Интересно, что сейчас делает Мишель? Уже сидит на лекции? Как она сказала про поход по Шотландии с рюкзаками? Он вдруг почувствовал, что это именно то, чего он хочет больше всего, – бродить с ней вдвоем по холмам и вересковым долинам, ночевать в маленьких деревенских гостиницах, есть на обед жаркое из баранины, пудинги и густые сливки… Ветер, солнце, вереск и они с Мишель – словно единственные люди на земле…


Мишель утром поехала домой к родителям. Сегодня был шанс застать их дома обоих – мама сказала, что отец дождется ее, потому что хочет о чем-то поговорить. Мишель терялась в догадках. Но все ее мысли и чувства занимал Руди! Она решила, что пока не будет говорить о нем родителям – по крайней мере, сегодня, ведь стоит только сказать, и это вызовет массу вопросов. А уж если она заикнется о его предложении, они наверняка испытают шок. Ну разве объяснишь людям, которые не испытали это сами, что порой три дня знакомства можно приравнять к трем годам!
Кстати, мама и папа поженились через две недели после встречи! Но в их время все происходило медленнее – сейчас ритм времени ускоряется. А что скажет Мэгги! Бедная Мэгги!
Мишель, наверное, впервые серьезно пожалела сестру – она до сих пор одна, и всё потому, что считает себя очень некрасивой и сторонится мужчин. Она так усиленно думает о своем носе, который считает слишком длинным, что это сказывается на всех ее движениях и поступках! Хотя в последнее время Мэгги изменила прическу, стала красить губы… может быть, это добрый знак, предвещающий перемены в судьбе сестры?
Мишель вошла в квартиру такая сияющая, что родители посмотрели на нее с радостным удивлением. Что-то произошло с их младшей дочерью, и это что-то было необычайно хорошим.
Даффи, как всегда, первым получил порцию объятий и поцелуев.
– Он все скучает по тебе, лежит на твоих старых тапочках, – вздохнула мама. Ее дочь обожает Даффи, но даже ради него не хочет жить дома.
Мишель подхватила собаку на руки и принялась нашептывать нежные слова в мохнатое ушко, потом наконец посмотрела на отца.
– Я торжественно заявляю, что уже восстановилась в колледже! Сегодня в два часа пойду на занятия! – выпалила она.
– Это просто замечательно. Такое событие надо отпраздновать! – воскликнула мама. – Заказывай, что хочешь, на праздничный ужин!
– Праздничный ужин – здорово! Когда?
– Думаю, не стоит откладывать. В эту субботу ты сможешь?
– Конечно. Заказываю шоколадный торт! Но только… скорее всего, я приду не одна, – проговорила она.
– Прекрасно… с кем же, если не секрет?
– Вообще-то пока секрет, но так и быть, скажу. С моим другом, самым близким другом! Я и не знала, что так бывает. Ах, мама, я не хотела говорить, но ты сказала про этот праздник. Это очень удобный случай вас познакомить. Он, кстати, сам этого хочет!
– Но кто же он такой все-таки? – спросил отец, переглянувшись с женой.
Мишель сияла, как солнышко. Сердца обоих родителей тревожно сжались – их дочь такая доверчивая и открытая, и что сулит ей этот новый роман? Один только Даффи безмятежно вылизывал ей щеку – он-то точно знал, что все будет хорошо.
– Прежде всего, его зовут Рудольф Хаммер, Руди, но он не немец, он давно уже англичанин, в третьем поколении, и он совсем недавно вернулся из Ирака, – сказала Мишель многозначительно. – До этого учился в Кембридже на юриста и продолжит учиться осенью, ему остался всего год, и он получит степень, а сейчас работает у своего брата в гараже.
Но самое главное – она, кажется, не на шутку любит его! Это Мишель договорила уже про себя. Да, себе она могла сказать это слово без тени сомнения. Но ведь она еще не сказала это самому Руди! Скоро она его увидит и исправит упущение.
Она прямо посмотрела на взволнованных не меньше ее родителей.
– Какой он – я не могу описать. Вы сами его увидите, и он вам понравится. Он не может не понравиться.
Она не могла больше сдерживаться и бросилась на шею матери. Потом обняла отца.
– Вы ведь не станете к нему очень придираться, правда?
– Если он сам первый не начнет… Дорогая, добро пожаловать, приводи своего Руди. Деньги я сейчас принесу. – Мама вышла из кухни, а отец ласково погладил Мишель по волосам.
– Пап, ты что-то хотел мне сказать?
Дэвид собирался уговорить Мишель на время уехать из Лондона, хотел отправить ее в какой-нибудь молодежный лагерь или пансионат. Поиски Хиггза пока не увенчались успехом. Сержант Гринберг обещал приглядывать за Мишель, но отцу казалось, что будет надежнее удалить ее из Лондона. Психолог из Скотланд-Ярда, изучивший письмо, не счел угрозу серьезной, но сердце у Дэвида было не на месте. Правда, пришлось бы объяснять дочери причину, но он никак не мог придумать, как это сделать, напрасно ее не пугая…
Но теперь она собирается посещать лекции, и тут еще этот Рудольф… Отец вздохнул.
– Пустяки, дорогая. В другой раз. Твой Рудольф, кстати, провожает тебя домой?
– А почему ты спрашиваешь?
– Ну… хотел узнать, насколько он галантный кавалер.
– Он необыкновенно галантный кавалер, просто переполнен галантностью, – заявила Мишель. – И, папа… мы с ним всерьез собираемся быть вместе. Мама, – повернулась она к матери, которая вошла в комнату с конвертом, – я хочу, чтобы вы знали: он – тот мужчина, с которым я хотела бы никогда не расставаться.
– Но ведь ты еще не собираешься за него замуж? – спросила озадаченная и взволнованная Зоя.
– Он предложил это сегодня… Он знает, что я не богатая наследница, и ему ничего не надо от меня, кроме меня самой, – торопливо добавила она, увидев, что отец хочет что-то сказать. – Я все знаю – надо проверить чувства и т. д. Но люди сколько угодно проверяют их, а потом все равно расстаются. Так зачем терять драгоценное время, если мы оба уже готовы принять на себя обязательства? Зачем?
Родители переглянулись.
– Ты нас ужасно заинтриговала, – медленно произнесла Зоя. – Я просто не дождусь, когда увижу твоего Руди. Спасибо, что ты решила сначала познакомить его с нами, ведь ты могла бы просто сообщить нам, что вышла замуж, – это вполне современно.
– Иначе быть просто не могло, потому что вы – самые лучшие родители на свете! – воскликнула Мишель, заключая в объятия сразу и отца, и мать. – Я это знаю!
Ее сердце переполняла благодарность, и в то же время она чувствовала, как еще больше отдалилась от родителей. Теперь у нее появилось новое солнце, вокруг которого как планеты вращались ее мысли и с которым она должна была создать свою собственную вселенную, свой мир, открытый только им двоим.
Она чувствовала, что между ней и Рудольфом возникло нечто, понятное только им. Поэтому все ее слова, все объяснения будут даже для ее любящих родителей звучать детским лепетом. Ну как рассказать им о его надежности, его доброте, его чуткости – о тех качествах, которые она интуитивно угадывала в нем? И что бы ей сейчас ни говорили, как бы ни предостерегали – она могла только загадочно улыбаться в ответ, как человек, владеющий тайной.
Ну а если она ошиблась – другие ведь ошибаются? Но из-за этого «а если» отказываться от возможности быть счастливой сейчас – это ли не трусость? А трусость не заслуживает награды.


Руди едва дождался обеденного перерыва. Джон отдал ему свой черный «форд», и ровно в час Руди подрулил к назначенному месту, где его ждала Мишель. Она сошла с тротуара на проезжую часть и нетерпеливо всматривалась в проезжающие машины. Он лихо затормозил рядом с ней и потянулся, чтобы открыть дверцу.
– Здравствуй! – Мишель скользнула на сиденье рядом с ним и посмотрела на него сияющими глазами.
У Рудольфа часто забилось сердце. Он потянулся к ней, но Мишель мягко уклонилась.
– Руди, милый, если ты меня поцелуешь, мы отсюда не скоро сдвинемся, а здесь, кажется, запрещена стоянка. – Она ласково дотронулась пальцами до его щеки. – И сейчас перерыв – надо успеть посмотреть на твой сюрприз до двух. Мне ведь сегодня к половине третьего на занятия!
Говоря это, она смотрела на него с таким умоляющим выражением, что ему и в голову не пришло заподозрить ее в кокетстве. Выразительно вздохнув, он нажал газ.
Мишель предстояло убедиться, какой Руди великолепный шофер – он вел машину, умело маневрируя в самых сложных ситуациях. Он два раза выскользнул из пробок, он использовал объездные пути и ехал предельно быстро, но ей, хотя она терпеть не могла быструю езду, даже не пришло в голову испугаться. Может быть, потому что за рулем сидел он?
– Мои родители ждут нас в субботу, – объявила Мишель. – Что, испугался? Но ты сам этого хотел.
– Неужели у меня такой испуганный вид? – спросил он, взглядывая на себя в зеркало.
– Еще какой испуганный. Не переживай, я тоже буду волноваться, когда мы пойдем знакомиться с твоим отцом. Но мои родители совсем не страшные. Папа будет спрашивать тебя про Ирак – как-то он признался мне, что сам непременно митинговал бы против войны.
– А твоя мама – какая она?
– Зоя? Она мне как подруга. Я даже в детстве звала ее Зоей. Она очень тактичная, никогда не лезет в мои дела. По образованию она дизайнер, но забросила это дело и посвятила себя детям и мужу – и кажется, об этом не очень жалеет. Сейчас она два раза в неделю ведет кружок рисования для маленьких детей и вполне довольна. Так мне кажется, – добавила она осторожно, подумав, что никогда особенно не интересовалась внутренней жизнью мамы. А может быть, та тоскует по своей любимой работе? – Папа с мамой очень любят друг друга, – сказала она убежденно. – Есть еще старшая сестра, Мэгги, она все дни пропадает в школе. Ее стихия – учить детей математике. Она за меня переживает, и мы из-за этого ссоримся. Странно – когда ее нет рядом, я думаю о ней даже с нежностью, но когда мы сходимся лицом к лицу, то вечно ругаемся. Во мне словно просыпается черт. Сама не знаю почему.
– А мой брат, поскольку он старший, считает, что имеет право разговаривать со мной как с несмышленышем. По временам. Это удел всех младших детей – терпеть поучения старших, – усмехнулся Руди.
Скоро брови Мишель удивленно взмыли вверх – «форд» подъехал к очень хорошо известному ей дому на Тэвисток-плейс и притормозил у знакомого подъезда.
– Но тут живет Лора! Мы что – собираемся ее навестить?
– Не совсем. Идем со мной.
Они вошли в подъезд и поднялись на лифте на пятый этаж – предпоследний. На шестой, мансардный этаж вела винтовая лестница. Рудольф взял ее за руку и уверенно повел наверх.
Мишель все больше и больше изумлялась.
На верхней площадке было две двери. Остановившись перед той, что была слева, Руди вынул из кармана ключ и повернул его в замке. Потом толкнул дверь и придержал ее, пропуская Мишель вперед.
Она шагнула и сразу оказалась в довольно просторной комнате, в дальнем углу которой стояла широкая старинная кровать, у стены – платяной резной шкаф начала двадцатого века, а у окна – тоже старинное трюмо. Потолок в комнате был сводчатый.
– Я не понимаю… – Мишель с любопытством и немного растерянно обвела комнату взглядом. – Кто здесь живет?
– Я. Я снял эту квартиру вчера! – У него было такое смешное выражение – по-детски радостное и в то же время настороженное – как она к этому отнесется. – Мы можем жить здесь вдвоем… если ты захочешь, – добавил он, глядя ей прямо в глаза.
Он не стал говорить, что призвал на помощь все свое обаяние и заплатил двойную цену за то, чтобы снимавшая эту квартиру воспитательница детского сада спешно переехала в его квартиру, более дорогую. И переезд тоже, разумеется, оплатил он.
– Рядом с Лорой! Можно будет навещать ее каждый день! Я только думала о таком варианте, а ты уже сделал. Ох, Руди! – Она восторженно обхватила его ладонями за щеки. – Это ради меня? – И поцелуй, который не получился в машине, все-таки состоялся сейчас, в этой пустой мансарде с потертыми обоями грязно-коричневого цвета.
– Нет, но как же ты успел? И какой ты хитрый, – пробормотала она, неохотно высвобождаясь из его объятий. – Разве против такого я смогу устоять?
– Я видел, как ты за нее переживаешь, как тебе приходится все время разрываться. Тогда ты носилась по ее комнате, словно маленький циклон, и хотела успеть переделать все за десять минут, – сказал Руди. – А теперь миссис Фейн будет нашей соседкой, и ты, а не какая-то миссис Лауди возьмешь себе ее ключи. И сможешь навещать свою подругу, когда захочешь.
Мишель в экстазе закружилась по комнате, а Руди смотрел на нее и испытывал ни с чем не сравнимый душевный подъем. Хотелось прямо сейчас бежать и совершать самые головокружительные подвиги ради этой девушки. Ему казалось, что он сможет все, буквально все, чтобы только ее порадовать.
– Ты не мог сделать мне более сногсшибательный сюрприз! – снова и снова восклицала Мишель восторженно. – Только нам пора бежать. Не сердись, но я не хочу опоздать на занятия. Мне сейчас так странно, что я захотела играть в театре – словно это была не я… – Ее лицо стало серьезным. – Но мы успеем заглянуть к Лоре, поздороваться с ней и сообщить ей новость. Вот только обои здесь… – Она наморщила носик. – Ты говоришь, здесь жила воспитательница? Надо быть декаденткой, чтобы выбрать такие обои, или законченной мизантропкой. Надеюсь, ее расположение духа не отразилось на детях… Ну да ничего, мы наклеим новые и потолок покрасим сами, подумаешь, это совсем несложно.
– Но это еще не все, Мишель, ты не дослушала. В этой квартире позволено держать собак… Прежняя жилица держала здесь таксу, я сам видел.
Мишель, оглушив его восторженным визгом, повисла у него на шее. И Руди почувствовал себя таким счастливым, что ему казалось – проживи он сто лет, но такого ощущения безусловного счастья уже не повторится. Он подхватил ее на руки и закружил, и еще минута прошла в выражении восторгов.
– Я смогу взять сюда Даффи. Ты не представляешь, что он для меня значит. Я шесть лет назад вытащила его в лесу из ручья, он почти захлебнулся. А я не могла поверить, что есть еще люди, которые способны утопить щенков… Ну какой ты милый! – Она чмокнула его в нос.
– Это не я, это владелец квартиры, – скромно сказал Руди. – Но я решительно против, чтобы ты его целовала. Боюсь, что этого мне просто не перенести.
– Не бойся, я ограничусь словесной благодарностью…
– Такое чувство, словно я вижу сон. Мне никак не верится. Ну разве бывает такое счастье… – бормотала Мишель, быстро заглядывая в подвесные шкафчики на кухне, – они тоже были старые, из темного дерева, но довольно чистенькие.
– Но ты еще не обратила внимание на вид из окна – хватит любоваться линией метро, теперь ты будешь созерцать тайную жизнь магазина хозяйственных товаров.
Окно выходило во двор, где находился черный ход в магазин хозяйственных товаров, расположенный на соседней улице. Когда Мишель выглянула, рабочие, оживленно жестикулируя, как раз заносили в дверь какие-то коробки. Тут в самом деле было на что посмотреть.
Но их ждали повседневные дела. Они побежали вниз по ступенькам, и Мишель позвонила в дверь миссис Фейн.
Лора открыла сразу, и, судя по всему, она была в добром здравии.
– Как вы кстати! – обрадовалась она. – Сейчас сядем пить какао… А мой подарок уже готов.
– Лора, мы сейчас спешим, мы только на минутку. Но скоро мы с вами будем соседями – наверху освободилась квартира, и Руди снял ее! – выпалила Мишель, целуя старушку в щеку и прихватывая конфет из стеклянной вазочки, стоявшей на телефонном столике.
– Я вас поздравляю. – Лора внимательно взглянула на Рудольфа. – Стало быть, она согласна, и вы – жених и невеста… – Она перевела взгляд на Мишель. – А вот и обещанный подарок… Подожди секунду. – Она быстро исчезла в комнате и вернулась с пакетиком. – Посмотришь на улице, душечка. Носи ее всегда с собой. А тебе… – Она снова обернулась на Руди, – надо ее догонять. Непременно надо догонять.
Когда они вышли на улицу, Рудольф вопросительно взглянул на Мишель. У той был несколько озадаченный вид.
– Вообще-то в ее словах всегда есть смысл, иногда его даже слишком много, – сказала Мишель, оправдываясь, и нетерпеливо развернула пакетик. – Так что догоняй меня. Но пока я убегать не собираюсь. Ох, Лора! Ну это просто шедевр. Смотри!
В пакете оказалась куколка в платье из серебряной парчи с золотыми нитками, на ее головке сияла корона из золоченой проволоки, а ее лицо из кремового шелка было расшито почти симметрично. Лоре опять очень удачно удалось передать выражение – кукла смотрела величественно, и в то же время было видно, что она большая озорница, – она словно слегка подмигивала Мишель и Рудольфу одним из своих изумрудно-зеленых глазок.
– Это Титания! Лора давно говорила, что сделает ее для меня.
Они сели в машину, и Мишель все продолжала рассматривать куколку – волосы из золотой пряжи (Просперо пришлось все-таки поделиться своей бородой), на ножках – крошечные туфельки из зеленого шелка, высокий стоячий кружевной воротник… А крошечная корона – просто ювелирная работа!
– И как только ей это удается? – бормотала она. – Знаешь, у Лоры ведь слабое зрение, но она упорно не носит очки – в ее-то годы. Она пользуется такой большой лупой – та все время лежит у нее на столе.
– Жалко, я не спросил ее, покровительствует ли мне какая-нибудь фея, а если нет, то как добиться их расположения? – сказал Руди, первым вырываясь вперед из стаи машин, едва на светофоре загорелся зеленый.
– Феи покровительствуют всем, кто любит и защищает природу и животных, – пояснила Мишель. – И не обязательно быть экологом, чтобы снискать их расположение. Я думаю, они могут быть благосклонны и к юристу, который накормит голодную собаку на улице…
Она говорила совершенно серьезно, и Руди спросил:
– Как я понимаю, ты знаешь о них все, потому что ты сама из их числа… Но мне казалось, что в фей искренне могут верить только старики и дети.
– Зачем же я стану отказываться от веры только потому, что вышла из детского возраста? Именно дети как раз и видят мир таким, каков он есть, – заявила Мишель убежденно.
– Принято считать, что, взрослея, мы освобождаемся от иллюзий, – сказал Руди.
– Именно взрослые как раз и находятся в плену множества иллюзий, – упрямо возразила Мишель. – Разве ты не чувствуешь это на себе? А одна из иллюзий – нелепая идея, что фей не существует. Вот мы и приехали, и вовремя! Ты просто ас! До начала занятий целых десять минут!
Рудольф притормозил перед оградой, за которой раскинулись одноэтажные корпуса экологического колледжа. Мишель как раз удобно пристроила куколку на груди в накладном кармане, который украшал ее свитер, связанный из ниток, кажется, всех существующих цветов.
– Сиди тут, – сказала она куколке. – Лора мне велела с тобой не расставаться, вот и придется тебе сейчас послушать, как люди пытаются спасти природу от самих себя.
Длинные рукава ее свитера окаймляли зеленые кисточки, а спереди и с боков красовались кармашки – оранжевые и белые. Ни на Люси, ни на Белле невозможно было представить такой свитер, но вся эта пестрота и выглядывающая из переднего кармашка кукла нисколько не делали Мишель смешной или вульгарной, а наоборот – только придавали ее тонкому лицу изысканности.
Они посмотрели друг на друга.
– Когда ты придешь? Я приготовлю что-нибудь вкусное. Что бы ты хотел на ужин? – храбро спросила Мишель, никогда не проявлявшая кулинарных талантов. Мама шутила, что открыть банку сардин для нее уже является подвигом.
– Э… все, что хочешь. Правда… в Ираке мы все скучали по рыбе с жареной картошкой. Если это не очень трудно…
– Трудно? Чушь! Ты будешь пальчики облизывать и просить добавки, – пообещала Мишель, вспоминая, что в супермаркете на соседней улице в кулинарном отделе можно купить и жареной рыбы, и жареной картошки, которую только останется разогреть в микроволновке. – Главное – приходи скорее и не пялься на хорошеньких секретарш.
– Каких таких секретарш? – удивился Руди. – Где я тебе их возьму?
– А разве в конторе твоего брата их нет? Вот уж не поверю. Они вездесущие, эти блондинки-секретарши есть везде, где работают привлекательные мужественные мужчины, и они уводят вас от нас, честных жен… – Она замолчала и приблизила свое лицо к восторженно слушавшему ее Руди. – Закрой глаза.
Он послушно закрыл. В тот же миг его губ коснулось что-то горячее, шелковистое, сладкое… Он жадно втянул в себя аромат ее кожи с легким запахом вереска, привлек ее к себе и приготовился завладеть ее губами надолго… но она легко выскользнула из его объятий и оказалась на тротуаре. Он разочарованно потянулся следом за ней, но она помахала рукой, уже готовая сорваться с места, легкая, как перышко.
– Я буду тебя ждать. Я тебя…
Последнее слово она сказала беззвучно, но он догадался, и сердце переполнила безумная радость. Завтра утром он проснется – и рядом будет Мишель. И так много-много дней… всегда! «И жили они долго и счастливо». Неужели такое возможно в этом мире, где нет иллюзий? Или где, по убеждению Мишель, все является одной большой иллюзией? Сможет ли он удержать ее в реальном мире?
Он ехал в гараж Джона, и руки механически поворачивали руль, ноги нажимали тормоз и газ в нужные моменты, глаза отмечали движение других машин, но все мысли и чувства были заняты Мишель. Разве возможно, чтобы человек, о существовании которого ты совсем недавно даже не подозревал, стал так дорог? Дороже всего на свете – это не просто слова! И не страшно ли это – ведь жизнь так переменчива и хрупка. А ведь он не хотел, чтобы так получилось, но так получилось, и уже ничего нельзя изменить.
Интересно, захочет ли она, чтобы я играл ей Шопена по вечерам? – подумал Рудольф. Я до сих пор не знаю многих ее пристрастий, привычек.
Он вспомнил, как выглядела квартира Мишель, когда он пришел туда первый раз, неожиданно. Одежда разбросана как попало, на стульях и диване, но ванна сверкает чистотой… Рядом с компьютером у нее лежали диски модных музыкальных групп и стопка книг – кажется, это были учебники по экологии. Подоконник и журнальный столик тоже были завалены книгами, в основном детективами. В любви к этому жанру он может с ней соперничать.
Еще мы оба любим собак, подумал Руди. Но готова ли она принять все, с ним связанное, – его привычки, мировоззрение, образ жизни? Его отца, брата, друзей? А готов ли он? Сейчас уверен, что да, а потом, когда утихнут первые восторги? А ведь они утихнут…
В ответ на эти вопросы, которые задал ему холодный рассудок, Руди только пожал плечами. Никакого «потом» не существует. Жить надо сейчас, в этом он убедился на войне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только ты и я - Вейн Пэнси

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Только ты и я - Вейн Пэнси



прочитаю потом напишу.
Только ты и я - Вейн ПэнсиРаиса
11.03.2013, 14.27





смисл цього коментаря
Только ты и я - Вейн Пэнси?
11.03.2013, 14.32





очень мило.без соплей, коротко и ясно.
Только ты и я - Вейн Пэнсииришка
17.06.2013, 20.35





Очень мило. Такие люди, как ггероиня в наше время редкость. Бескорыстная, добрая.
Только ты и я - Вейн ПэнсиКристина
4.01.2014, 9.43





Можно почитать от нечего делать 8 из 10
Только ты и я - Вейн ПэнсиЛюбовь Владимировна
6.04.2014, 17.03





Добрый роман о добрых,бескорыстных людях. ГГ оба заслуживают счастья. Читайте.
Только ты и я - Вейн ПэнсиТесса
8.02.2015, 23.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100