Читать онлайн Власть кармы, автора - Вейр Тереза, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Власть кармы - Вейр Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Власть кармы - Вейр Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Власть кармы - Вейр Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вейр Тереза

Власть кармы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Подъехав к номеру 6, Дэниэл заглушил мо тор грузовичка.
«Паршиво, конечно, что ей приходится жит в такой дыре, — подумал он, позволяя себе чуть чуть пожалеть Клео. — Нет, не ее лично», — ту же поправился он. Ему было бы жалко всякого, кому приходится жить в «Пальмах». Но у нее нет выбора: ведь это единственная гостиница в городе.
Когда-то мотель был премилым семейным заведением, и, хотя номера не поражали интерьером, все-таки были чистенькими и довольно уютными. Теперь же останавливаться в мотеле было небезопасно. В Египте совершалось не так уж много преступлений, но почти всегда в них так или иначе были замешаны «Пальмы».
Однажды в мотеле произошло даже убийство, еще до возвращения в городок Дэниэла. Грязное дело. Тогда убили проститутку из Сент-Луиса, и дело так и осталось нераскрытым. Скудные улики, имевшиеся у полиции, свидетельствовали, что и проститутка, и убийца были приезжими и жили в «Пальмах». Джо предпочла сделать вид, будто убийства этого вовсе и не было. Согласно ее разумению, оно было не в счет, потому что замешанные не числились жителями Египта, штат Миссури.
Маленьким Дэниэл любил болтаться рядом с «Пальмами». Он уже не помнил, как познакомился с первыми владельцами мотеля Милли и Бейбом Джонсонами, но жаркими летними вечерами частенько прикатывал на велосипеде на окраину городка, к стоявшим на отшибе «Пальмам». Мотель тогда был новехоньким и для мальчика таил экзотику, зов дальних стран. Настоящих пальм Дэниэл никогда не видел, но любил воображать себе, будто взбирается на нее, упираясь босыми ступнями в шершавые выступы ее коры.
Милли и Бэйб всегда мечтали, уйдя от дел, перебраться во Флориду. Так что, открыв мотель, назвали его «Пальмы». И даже маленьким Дэниэл удивлялся: «Ну чего они все талдычат про отъезд? Стареют же, время уходит. Взяли бы да просто уехали туда!»
Хотя совсем не хотел, чтобы они уезжали. Он знал, что ему без них будет скучно. Но все равно его немножко злили эти их бесконечные разговоры; даже мальчишкой он понимал: нечего попусту растрачивать драгоценную энергию на слова, надо действовать.
Но у стариков только на болтовню и хватает пороху. И, только став постарше, Дэниэл понял:
людям необходимы мечты, пусть даже они и не собираются на деле осуществлять их.
Здесь, в «Пальмах», они с Джонсонами болтали обо всем, устроившись на новехоньких разноцветных шезлонгах под новехонькой металлической вывеской, сияющей, точно манящее будущее. Но потом умерла Милли, с Бэйбом случился удар, и он переехал в дом для престарелых. Дэниэл навестил Бэйба несколько раз, но тот не узнавал его, уже перебравшись в край, куда ходу за ним никому не было. «Пальмы» переходили из одних рук в другие, и мотель стремительно катился вниз.
Выйдя из грузовичка, Дэниэл подошел к двери, разросшаяся трава цепляла его за джинсы. Дождь перестал, и на минутку даже проглянуло солнце, сразу стало как — по определению Дэниэла — в треклятой парной.
Он постучался в дверь номера. Не дождавшись ответа, постучался еще.
Наконец брякнула дверная цепочка, дверь приоткрылась.
Глаза у Клео казались слегка припухшими. Спала она, что ли? Но тут ему припомнилось, что такими же они были у нее и раньше. Она не вышла и даже дверь толком не открыла, ему видны были только ее лицо и рука на двери.
— Я все-таки не смогу составить вам компанию, — промямлила она.
«Хочет „прокатить“ нас», — догадался он, и крошечной искоркой заплясал в мозгу гнев. Итак, мисс Клер Войант не изволит прийти на обед. Что не удивило его. Ни чуточки.
Дэниэлу вспомнилось, как радостно и возбужденно хлопотал весь день Бью над особым десертом: нечто сотворенное из взбитых сливок и мороженого по рецепту их соседки миссис Эбернети, который сама она вырезала из женского журнала. Бью любую мелочь воспринимал как событие, но визит Клео по какой-то неведомой причине стал для него особенно важным: будто визит президента. Или капитана Керка из «Звездного пути», которого Бью просто обожал.
Вспыхнувшая искорка разгорелась вовсю.
Толчком Дэниэл распахнул дверь. Клео, прижав руку к груди, отступила на несколько шагов, глаза у нее широко распахнулись, приоткрылся в изумлении и негодовании рот.
С силой захлопнув за собой дверь, Дэниэл наступал. В комнате было темно. И что еще хуже, пахло тут плесенью и застаревшим потом, точно в спортивной раздевалке.
— Послушайте, — начал он, с трудом скрывая кипевшую в нем ярость. — Лично я с удовлетворением узнаю, что мне не придется терпеть за обедом вашего присутствия. К сожалению, Бью слишком простодушен и доверчив, он не умеет вычислять людей, с которыми ему не к чему знаться, вроде вас. Бью любит всех. Ему и вы нравитесь. Он в поте лица трудился целых два часа над десертом, поэтому не разочаровывайте его. Поедете как миленькая и будете делать вид, будто распрекрасно проводите время и еда вам очень нравится, чего бы он там ни настряпал.
Дэниэл приостановился, чтобы набрать в легкие воздуха. Господи, откуда что взялось? Что с ним такое? Ответ не заставил себя ждать — им движет чувство ответственности за Бью. Ему казалось, что он в ловушке, он задыхался, а воспоминание о Джонсонах, состарившихся и умерших, но так и не осуществивших своей мечты, распаляло его еще больше.
Но все равно понять до конца, почему он утратил над собой контроль, Дэниэл не мог.
Отвернувшись от Клео и набычившись, он с усилием произнес:
— Извините. Забудьте, что я тут наговорил, — и махнул рукой, демонстрируя всю маловажность ее прихода к ним, стараясь сгладить случившийся с ним взрыв. — Забудьте, и все.
Он уже взялся за дверную ручку, готовый шагнуть на миссурийскую жару, когда ее голос остановил его:
— Погодите! Дайте мне минутку на сборы. Обернувшись, Дэниэл с удивлением увидел, что Клео роется в чемодане. Вынула щетку и стала причесываться. Хотя лучше бы ей не трогать волосы, а то они еще больше распушились, встав совсем уж непокорной копной. Найдя черную ленту, она забрала их в хвост. Вытащила еще что-то из чемодана: маленькую матерчатую сумочку и какую-то одежду. Потом поспешила в ванную, прикрыв за собой дверь.
Две минуты спустя Клео вышла снова: в черной маечке, с ярко накрашенными губами, пламеневшими на бледной коже. Отчего еще больше стала похожа на иноземку, стала еще экзотичнее — будто видение из той жизни, которую он упускает. В той же сборчатой юбке, в какой сошла с поезда. Быстренько нацепив босоножки, она пошла за ним из комнаты. В голове у Дэниэла все крутилась мысль — а ногти у нее на ногах в точности такого же цвета, что и губы.


Уйдя из гнетущего номера мотеля, Клео сразу почувствовала себя гораздо лучше. Как она вытерпит это место до конца своего пребывания здесь?
Они поехали через тихий городок, по улицам, обсаженным деревьями. Какой-то маленький светловолосый мальчишка энергично жал на педали велосипеда с независимым видом, свойственным ребятам этого возраста.
На крылечке сидела старушка в наброшенной на плечи кофте, несмотря на удушающую жару.
«Приятный тихий городок», — решила Клео.
Дом Дэниэла и Бью оказался совсем другим, чем предполагала Клео. Никогда не скажешь, что в этом доме живут двое мужчин. Премилый домик, хозяева которого не слишком усердно пекутся о строгом порядке, где все вот-вот вырвется из-под контроля, — вольно разросся виноград, слишком буйно цветут цветы, а там не успеешь опомниться, как дом с садом сольются в одно целое.
Первое, что Клео бросилось в глаза, когда Дэниэл притормозил на пыльной подъездной дороге, — красные розы, пышным каскадом окружавшие крыльцо, иные цветы свисали так низко, что головками заглядывали в дверь.
Деревянный пол в гостиной натерт до блеска и застлан вязаными ковриками. Мягкие кресла и диван украшены салфеточками, на окнах с кружевными занавесками пышно цветут африканские фиалки. В воздухе приятно, едва ощутимо пахнет лавандой. На стене у двери тихонько тикают часы с кукушкой.
Чудесный дом. Уютный. Не запущенный. Клео огляделась, ожидая, что вот-вот появится хозяйка дома. Но появился Бью, с сияющим лицом. Вестник сопровождал его как тень.
— Угли готовы! — гордо возвестил Бью.
— Я же просил подождать меня! — укорил брата Дэниэл.
— Но я же умею их разжигать. Ты мне не веришь?
Ответа у Дэниэла явно не нашлось.
— Желаете пива? — повернулся он к Клео.
— Нет, спасибо.
«Сейчас, наверное, не самый подходящий момент объявлять, что я вегетарианка», — решила она.
Буркнув что-то невразумительное, Дэниэл подошел к холодильнику. Раздалось шипение, когда он откупорил бутылку.
— Пойдемте.
Бью, взяв Клео за руку, потащил к дверям во двор.
С украшениями расстарался Бью — сразу заметила она. Подвесил на ветви деревьев пластиковые фонарики. В центре раскладного стола стояли четыре свечи в ожидании, пока их зажгут.
Над крепким деревянным забором плыли облака. Закатное небо стало ярко-розовым, отбрасывая на все вокруг теплый отсвет. За крытым двориком вилась выложенная камнем дорожка, через зеленый сад, утыкаясь в сарайчик: возможно, там была теплица. Рядом с сарайчиком, чуть поодаль от дорожки, лежал сверкающий стеклянный шар: казалось, это сказочный метеорит, прилетевший из далекой галактики.
— И кто же за всем тут ухаживает? — спросила Клео, тщась представить себе Дэниэла по колено в цветах лаванды. Но картинка никак не получалась.
— В основном я, — с довольным видом ответил Бью. — Иногда и Дэнни помогает, но у него не очень ладно получается. Когда вернется мама, то ухаживать за садом опять станет она.
— А где она сейчас?
— В Парк-Мэнор.
— А-а. — «Видимо, это дом для престарелых», — заключила Клео.
— До того как вернулся Дэнни, я хорошо о ней заботился.
— Не сомневаюсь.
— Пойдемте, я покажу вам шар.
По узкой дорожке шагать можно было только друг за другом. Бью настоял, чтобы Клео шла первой, но не жестом пригласил, а слегка подтолкнул вперед. Наконец оба встали, восхищаясь стеклянным шаром. Сверкающим и неуместным среди буйной зелени, будто рождественское украшение.
— Я брызгаю его жидкостью для мытья окон и полирую, — с гордостью сказал Бью.
Шары такие Клео видела не раз и никак не могла догадаться, для чего же они нужны — разве чтобы торчать бельмом на глазу. «Как и пластиковые розовые фламинго», — подумала она.
— Ночью в нем видны все звезды! — воскликнул Бью, все еще трепетно взирая на шар.
Клео отвела от шара глаза.
— Звезды?
— Ну да! Смотришь на шар и видишь звезды.
— О-о!
Какое красивое и простое объяснение. Она поразилась собственному невежеству. А она-то всегда считала, что такие шары — никчемные украшения. Теперь же выясняется, что это замечательные штуковины. Как же она могла не понять? Как могла отмахиваться от такой потрясающей вещи? А может, она упускает и еще что-то? Много другого, что на поверхностный взгляд представляется вполне заурядным, но при более пристальном рассмотрении — настоящее чудо?
Люди часто жалуются, что нет под солнцем ничего нового, но никому не придет в голову попытаться другим взглядом окинуть то, что есть, и Клео не лучше остальных. И вот появляется человек вроде Бью и проникает в скрытую от поверхностного взгляда красоту повседневного. Он не только смотрит, но и умеет распознать ее.
— Я тоже хочу как-нибудь посмотреть на звезды, — улыбнулась ему Клео.
— Да хоть сегодня вечером!
— Боюсь, что сегодня… — она взглянула на небо, — будет облачно.
Позади них хлопнула дверь. Обернувшись, Клео увидела Дэниэла, направлявшегося к грилю с тарелкой сырого мяса. Услышала шипенье. Взметнулись дым и пламя, потом снова улеглись на место.
На нее нахлынули воспоминания: запах углей и жарящегося мяса напомнил ей детство, пикники на воздухе в день 4 июля.
— Иногда моя мама, когда ходила на прогулки, не возвращалась, — сказал Бью. — Забывала дорогу домой. Правда, странно? Я вот ни за что не заблужусь! Я знаю в городе каждую улицу и каждый магазин. И даже не в городе. Я и все проселочные дороги знаю тоже. Когда почтальон уходит в отпуск, мы еще с одним парнем развозим почту, потому что дороги-то я знаю.
— Как замечательно иметь такую память!
— Говорили, будто я не могу больше о ней заботиться. Но это не так. Я мог.
— Я уверена, ты прекрасно справлялся, — поддакнула Клео. — Из-за этого вернулся Дэнни? Потому что твоя мама все забывала?
— Нет… — Бью слегка замялся, — просто захотел и вернулся. Ему тут нравится, ему здесь хорошо.
Казалось, заодно с Клео он старается убедить и себя в том, что Дэниэл всем тут доволен. Они зашагали по дорожке к столу.
— Я слыхал, будто вы приехали к нам, чтобы найти ключ. Я вот тоже потерял собаку, ее звали Фидо. Не знаете, где она? — Бью испытующе смотрел ей прямо в глаза.
Клео помолчала. Что она могла ответить на подобный вопрос?
— А давно ты ее потерял? — спросила Клео, стараясь выиграть время.
Прищурившись, Бью призадумался. Наконец лицо его прояснилось — он нашел ответ.
— Мне тогда было восемь.
Клео расслабилась. Сто лет назад. Никто не станет ждать, что она найдет пса, которого уже и на свете-то нет.
— А сколько тебе сейчас?
— Тридцать шесть. Я всегда шучу, называя Дэнни своим младшим братишкой. Хотя он больше меня!
Бью так заразительно расхохотался, что и Клео не удержалась от улыбки.
— Что там у вас смешного? — поинтересовался Дэниэл.
— Я попросил Клео найти мне кое-что, — не скрывая радости, сообщил Бью.
Целиком поглощенный мясом, Дэниэл бросил:
— Уверен, Клео найдет тебе все, что ты потерял. Правда, Клео?
— Но не собаку, пропавшую больше двадцати пяти лет назад, — отрезвила его своим ответом Клео.
— А, Фидо! Да, Фидо вряд ли когда вернется.
— Нет, может, еще и вернется, — возразил Бью, впервые проявляя перед Клео упрямство.
— У тебя нет случайно фрисби?
type="note" l:href="#FbAutId_2">2
— спросила та, пытаясь отвлечь Бью от мыслей о давно пропавшей собаке. — Вестник умеет ловить фрисби.
— Вот это да! Есть! Сейчас притащу!
Бью ринулся в дом, а Вестник помчался за ним по пятам.
— Ловко выкрутились.
— Очевидно, от выпивки вы становитесь общительнее. — Клео указала на новую бутылку пива у него в руке. — А что происходит после дюжины? Станете смешливым? Или просто-напросто отключитесь?
— Вам следовало бы самой знать ответ, — насмешливо заметил Дэниэл. — Не пойму, зачем вам нужно вообще задавать какие-то вопросы.
— Вы переигрываете. Я никогда не утверждала, что я всеведущая. — И задала главный вопрос: — Почему вы так ненавидите меня?
Ей удалось застить Дэниэла врасплох. Он поискал ответ, но ничего подходящего так и не нашел.
— Такие люди, как я, — Клео для пущего эффекта тыкала в него пальцем, — мы продаем надежду. А надежда требуется всем.
На это ответ у Дэниэла нашелся:
— Дерьмо все это!
— Ты такой со всеми или только со мной?
По тому, как дернулись его губы, Клео догадалась, что он понял: ему в этом споре ни за что не победить.
А потом поймала себя на том, что смотрит на более темные корни его выбеленных солнцем волос, на белесые от солнца брови. То же эффектное сочетание, делавшее Питера О'Тула таким неотразимым в «Лоуренсе Аравийском».
Дэниэл отхлебнул из пивной бутылки.
— Что уставилась? — с нарочитой грубостью спросил он. — Считываешь мою ауру?
— Возможно.
— Ну и как она? Черная? — насмешливо осведомился он.
Получилось забавно, но она ни за что не улыбнется. Наоборот, Клео взглянула на него очень серьезно и проговорила:
— Я вижу перед собой человека, который чувствует себя загнанным в ловушку обстоятельствами. Победить их, как он считает, ему не под силу.
— С Бью, стало быть, сплетничала, — сделал вывод Дэниэл.
— Держу глаза открытыми, только и всего. — Ладно, хватит с нее споров. Клео огляделась, ища новую тему для разговора. — Ваш сад такой красивый. Как замечательно, что вы с Бью ухаживаете за ним до возвращения вашей матери.
Позади нее повисла тяжелая тишина. Клео обернулась. Ей показалось, что лицо Дэниэла окаменело.
— Она никогда не вернется.
— Как это? — не поняла Клео. Неужели братья считают, что не сумеют вдвоем обеспечить ей должный уход?
— Она… — Дэниэл запнулся, — умерла. Два года назад.
— Но Бью сказал…
— Да знаю я, что наплел Бью. Он всем говорит одно и то же. По какой-то причине он не может или не хочет поверить в ее смерть. Даже на похороны отказался идти. Сказал, останется дома, чтобы ей не было скучно одной. Иногда я слышу, как он перешептывается с кем-то, а когда спрашиваю, с кем, отвечает — с мамой.
— Да-а…
— Вот именно.
Растерявшись, не зная, что тут можно сказать, Клео смотрела на него. На кончике языка у нее вертелись слова — «сочувствую, мне жаль», но тут вернулись Бью с Вестником и фрисби.
— фу-ух! Еле-еле разыскал! — выговорил запыхавшийся Бью.
И, протянув ей фрисби, стал ждать, полный предвкушения.
— Вестник! Ну-ка, сюда! Ступай принеси! Клео подбросила диск под углом, чтобы диск набрал достаточную высоту, и пес успел, проследив за ним глазами, рассчитать, где тот приземлится. Когда пес решил, что обгонит диск, то подпрыгнул, туловище его изогнулось. И он схватил пластиковый диск, громко клацнув зубами. Довольный, Бью захлопал в ладоши, и даже Дэниэл оторвался от гриля, на него грациозный прыжок пса тоже произвел впечатление.
Вестник подбежал с фрисби в зубах и положил игрушку у ног Клео, желая, чтобы та метнула ее снова.
— Можно, я попробую! — закричал Бью. Клео протянула диск ему.
— Только бросай повыше, чтобы у него хватило времени рассчитать, куда летит диск, — посоветовала она.
Бью бросил диск вертикально вверх. Взвившись ракетой, тот упал, чуть не угодив Клео по голове. Вестник пританцовывал от нетерпения, точно бы поторапливая: «Да быстрее же, быстрей!»
На этот раз Клео встала позади Бью, взяла за запястье, направляя его руку.
Бросок получился идеальный. И пес идеально поймал диск. Клео, Бью и Вестник так увлеклись игрой, что Дэниэлу пришлось громко позвать:
— Идите, детки. Все готово.
На обед была печеная картошка, стейк и чай со льдом. Свою порцию мяса Клео исхитрилась тайком скормить Вестнику: тот терпеливо сидел под столом у ее ног в ожидании угощения.
Потом принесли десерт. Тыквенный пирог.
— Это холодный тыквенный пирог, — с гордостью сообщил Бью. — С мороженым и сливками.
Клео уставилась на аккуратно нарезанные куски, украшенные пышными горками взбитых сливок, удачно маскирующих цвет пирога, цвет коврика в мотеле, покрывала и штор.
Цвет расколотой, раздавленной тыквы.
Клео размазывала сливки по пирогу, стараясь прикрыть все просветы оранжевого. Потом отделила вилкой крошечный кусочек и поднесла ко рту. Из-под белых сливок проглянула оранжевая мякоть тыквы. Прикрыв глаза, Клео запихнула ломтик в рот. И тут же поняла — проглотить его она не в силах.
Она жевала и жевала, но пирог все никак не поддавался, будто сделанный из жестких волокон оранжевого коврика. Она давилась, надеясь, что никто не замечает ее усилий. Нет, подобное испытание ей не по силам.
Клео вскочила из-за стола, звонко звякнула о камень упавшая вилка. Перед ее глазами мелькнули удивленные лица братьев, и, отвернувшись, она кинулась в сад, где ее вырвало на ближайший куст азалий.
Стоя там, согнувшись и в ожидании, не повторится ли приступ, она почувствовала за спиной чье-то присутствие.
— Это не из-за твоей готовки, не думай, — заверила Клео, выпрямляясь. Тошнота как будто прошла. — Просто у меня уже пару дней расстроен желудок.
— А я решил, что ты старалась отделаться от посещения нашего дома.
Это был не Бью, а Дэниэл. Он протянул ей стакан воды. Клео сделала несколько осторожных глотков. Желудок не запротестовал, и она выпила полстакана.
— Я отвезу тебя обратно в мотель.
Мысль о мотеле снова вызвала приступ тошноты. На лбу проступила испарина, и она отерла ее дрожащей рукой.
— Да… наверное, мне нужно как следует отдохнуть.
Клео оглянулась на дворик, где играли Бью с Вестником, и опять ее поразило, до чего ж хорошо они ладят. Вестник, когда Клео взяла его из приюта, был уже взрослым псом, давно переросшим щенячью стадию и период, такой важный, когда формируются сильные привязанности, так что она всегда считала: пес уже никого больше не сумеет полюбить.
Подбежали и Бью с Вестником.
— Хочешь, Вестник останется у тебя на ночь? — спросила Клео, но, еще не договорив, пожалела об этом. Будь пес с нею рядом, его присутствие скрасило бы, несомненно, ее пребывание в мотеле.
— Да, да! Как гость на ночь. — И Бью сам рассмеялся над собственной глупостью.
Сорвавшись с места, он отбежал на газон, упал на колени и повалился на спину, а Вестник вскочил на него, бешено махая хвостом.
— Зачем ты это сделала? — сердито спросил Дэниэл.
— Что? Я подумала…
— Я понимаю, что ты стараешься подмазаться к нам, только не надо использовать в своих целях Бью. Он легко привязывается. Я. не хочу, чтобы потом ему было больно.
Она долго смотрела на него. Потом сказала:
— Ладно, я готова ехать.
— Я отвезу Клео в мотель! — крикнул Дэниэл Бью, по-прежнему не отрывая от Клео испытующего взгляда.
— Купи по пути домой собачьего корма! — крикнул в ответ Бью, даже не обернувшись на них.
Новая волна раздражения пробежала по лицу Дэниэла.
Клео вызывающе улыбнулась.
— Он не слишком привередлив, но больше всего любит ароматизированную говядину.
Проходя через переднюю, Клео заметила на столике стопку журналов.
— Можно, возьму один? — спросила она, беря верхний, даже не потрудившись прочесть название. Неважно, что за журналы.
— Пожалуйста.
— А ножницы у тебя можно позаимствовать?
Очутившись опять в номере мотеля, Клео принялась вырезать из журнала фотографии и тут же спохватилась, что у нее нет клея. Ах, черт! Пришлось отправиться за клеем к вульгарному типу в вестибюле. Тот, после долгих поисков, обнаружил допотопный пузырек клея с резиновой крышечкой с узкой прорезью, через которую выдавился клей.
Дежурный многозначительно улыбнулся ей: как будто рассчитывал на расплату сексом или, по крайней мере, игрой в его следующем порнофильме.
Вернувшись в номер, Клео приняла душ, стараясь как можно меньше дотрагиваться до гостиничных вещей и оборудования, мысленно заметив — нужно купить резиновые шлепанцы. После чего уселась, скрестив ноги, на кровать и принялась вырезать фотографии из журнала, наклеивая их на желтоватую бумагу для писем, которую отыскала под Библией в ящике прикроватной тумбочки. Так рекомендовал ей расслабляться в трудные моменты ее врач. По какой-то необъяснимой причине ее привлекали снимки сараев, только сараев.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Власть кармы - Вейр Тереза

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829

Ваши комментарии
к роману Власть кармы - Вейр Тереза



Интересный роман, советую почитать.
Власть кармы - Вейр ТерезаКсюша
25.07.2013, 18.41





Действительно интересный роман. Довольно неплохо. Поначалу немного раздражал гг-ой, но потом ничего.
Власть кармы - Вейр ТерезаК
25.07.2013, 20.36





Хороший роман)
Власть кармы - Вейр ТерезаАлла
26.07.2013, 12.39





Читайте, дорогие читательницы, роман замечательный!
Власть кармы - Вейр ТерезаNadia
21.10.2014, 5.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100