Читать онлайн Вся ночь впереди, автора - Вейр Тереза, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вся ночь впереди - Вейр Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вся ночь впереди - Вейр Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вся ночь впереди - Вейр Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вейр Тереза

Вся ночь впереди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Оказавшись в доме, в котором она прожила столько лет, Молли испытала странное чувство. С одной стороны, она все здесь отлично знала и каждый предмет напоминал ей о прошлом. С другой – она всячески пыталась притвориться, что этот дом не имеет к ней никакого отношения и принадлежит человеку, которого она когда-то знала, но уже успела забыть.
Эта двойственность сказывалась на ней не лучшим образом. Несмотря на то, что она много времени провела в дороге, а потом несколько часов находилась в больнице и смертельно устала, расслабиться ей никак не удавалось. Вместо того чтобы прилечь и немного отдохнуть, Молли принялась бродить по дому, заглядывая поочередно во все комнаты. При этом она занималась бессмысленной на первый взгляд, но по какой-то непонятной причине необходимой для нее деятельностью. Она то взбивала подушки, то заново перевешивала украшавшие стены картины и фотографии, добиваясь того, чтобы они висели идеально ровно. Ей вдруг пришло на ум, что она точно так же прогуливалась по дому, взбивала подушки и поправляла картины, когда была беременна Эми.
За тот год, что она жила отдельно от мужа, в доме ничего не изменилось и все вещи остались на своих прежних местах. Ни один стул или другой предмет мебели не был передвинут даже на сантиметр, в платьевом шкафу по-прежнему висела ее бежевая дубленка, а старинная фарфоровая кукла, как и год назад, все так же украшала полку с книгами.
Сколько Молли себя помнила, она жаждала спокойной, благополучной жизни. Возможно, по той причине, что в ее существовании этого всегда недоставало. Она почти не помнила своего отца – он ушел из семьи сразу же после рождения Сэмми. По правде сказать, у них и семьи-то никакой не было и жили они, как цыгане – мать любила странствовать и не испытывала особого желания осесть где-нибудь и пустить корни.
Молли мечтала о том счастливом времени, когда выйдет замуж и заживет своим домом. Ей так хотелось стабильности, что она дала себе слово никогда ничего в своем новом доме не менять: картин – если таковые будут – не перевешивать и мебель не двигать. Понятие комфорта заключалось для нее прежде всего в неизменности жизненного уклада.
Теперь, однако, она негодовала на Остина, что он все оставил на прежних местах. Ей требовались изменения – хоть какие-нибудь.
Молли прошла на кухню и проверила содержимое кухонных шкафчиков. Пусто. Только в одном из них хранились запыленные банки с консервированным томатным супом и тунцом в собственном соку. Молли открыла дверцу холодильника. Там лежало несколько картонных упаковок с этикетками торгового центра. Молли подумала, что там находятся овсяные хлопья или что-то подобное, но, сняв крышки, обнаружила в коробках корм для птиц. Чтобы его приготовить, требовалось смешать в определенных пропорциях злаки из разных коробок, после чего добавить воду и довести до кипения. Это был довольно трудоемкий процесс, и, хотя такой корм считался одним из лучших, Молли даже при всей ее любви к птицам никогда его не покупала. Оставалось только удивляться, что Остину хватало терпения с ним возиться.
В морозильнике оказались мясные полуфабрикаты – не самого лучшего качества и не самые полезные для здоровья. Там было полно соли и всевозможных консервантов.
На стене рядом с холодильником висел прошлогодний календарь. Он был открыт на том самом месяце, когда она ушла из дома.
Неожиданно она почувствовала жалость к Остину. Это никак не входило в ее планы, но тем не менее это был непреложный факт.
Уж лучше бы она остановилась у Эми. С другой стороны, жить вчетвером в крохотном домике дочери, в то время как пустовал дом Остина, было бы по меньшей мере странно.
Молли попыталась отбросить ненужные эмоции и взять себя в руки. Немного успокоившись, она вернулась в прихожую, подхватила свой потрепанный, видавший виды чемодан и, пройдя в спальню, положила его на широкую супружескую кровать.
В спальне на мебели лежал толстый слой пыли. За исключением этого, все в ней было как всегда. Даже ее шкатулка с украшениями стояла на трюмо под зеркалом на прежнем месте. Рядом со шкатулкой была бутылочка с лосьоном, который она прежде имела обыкновение втирать себе в кожу. Тут же находился пустой хрустальный флакон с отвратительными духами, которые она, раз понюхав, поторопилась вылить в унитаз.
Молли взяла с трюмо пустой флакончик, вынула пробку и принюхалась. Хотя прошло уже двадцать лет, флакон по-прежнему пах хозяйственным мылом. Молли заткнула флакон пробкой и поставила на прежнее место. На трюмо все так же лежала склеенная из картона и выложенная изнутри бархатом коробка для карандашей, которую Эми сделала в первом классе на уроке труда.
«Плохая из меня мать, – подумала Молли. – И как я только могла оставить здесь эту вещицу?»
Она открыла крышку шкатулки и заглянула внутрь. Ее обручальное кольцо лежало на том самом месте, куда она его положила, когда уходила из дому. Теперь, правда, в шкатулке лежало еще и обручальное кольцо Остина.
Молли захлопнула шкатулку и тяжело вздохнула.
«Нравится тебе это или нет, – подумала она, – но в этом доме всюду остались следы твоего пребывания».
Она открыла чемодан, покопалась в его содержимом и извлекла несколько фотографий в рамках. На одной из них была запечатлена Эми с Мелиндой на руках. Молли всмотрелась в смеющееся личико внучки и испытала умиление. Ей трудно было скрыть разочарование, когда выяснилось, что Эми, встречая ее в аэропорту, не прихватила с собой Мелинду. Молли ужасно хотелось увидеть внучку и сжать ее в объятиях прямо в здании аэропорта. Если бы мать Криса, к которой отвезли девочку, не жила за сотни миль от городка, Молли сию минуту вскочила бы в машину и помчалась к ней.
Когда Молли улетела во Флориду, она, как это ни странно, более всего скучала по крошке Мелинде. Правда, дочь приезжала однажды с Мелиндой во Флориду навестить ее, а потом время от времени присылала ей видеозаписи, главной героиней которых являлась малышка, но Молли этого было явно недостаточно. Ей хотелось иметь возможность видеть внучку каждый день.
Не желая слишком долго находиться в комнате, которую она делила с Остином, Молли взяла фотографии и отправилась с ними в спальню Эми. Там все еще стояла кровать под балдахином, а стены были оклеены обоями с цветочным орнаментом. Молли присела на постель дочери и решила, что ночевать будет в ее комнате, а в их с Остином спальню не вернется.
Будучи маленькой девочкой, Молли мечтала о кровати с балдахином и собственном пони. По этой причине, когда у нее родилась Эми, она первым делом приобрела для нее кровать с балдахином. Одно время она даже держала для дочери пони, но потом вынуждена была продать животное. Эми как-то проговорилась, что боится крохотного конька, потому что он брыкается и норовит ее укусить. Выяснилось, что девочка ездила на пони только потому, что боялась обидеть мать, которая подарила ей лошадку на день рождения.
Тогда-то Молли окончательно убедилась, что ее собственные мечты и мечты Эми – вовсе не одно и то же.
Поставив фотографии в рамках на тумбочку у кровати, Молли вышла из комнаты дочери и спустилась на первый этаж. Оказавшись в кабинете Остина, она принялась исследовать взглядом помещение, пытаясь определить, чем занимался муж в ее отсутствие. Судя по всему, ничем не занимался – или так, самую малость. Бумаги у него на столе лежали не разобранными и громоздились чуть ли не до потолка. Кабинет вообще имел до крайности заброшенный и запущенный вид.
Выйдя из кабинета, Молли направилась в гараж, где обнаружила черные пластиковые мешки для мусора. Они были наполнены до краев, тщательно завязаны и, как видно, приготовлены к вывозу. Впрочем, Остин так их никуда и не вывез, и они стройными рядами стояли у противоположной от входа стены гаража.
На заднем дворе она заметила новые следы упадка и запустения: двор зарос репейником, прошлогодние листья не были ни сожжены, ни даже собраны в кучи и гнили, где придется…
Что и говорить, зрелище было не из приятных.
Между тем задний двор и расположенный в нем сад были владениями Молли. Работая в саду, она забывала о том, что у них с Остином не все ладно – вернее, все не ладно.
Земля под ногами у Молли, как всегда в начале лета, была мягкой и рыхлой. Хотя Молли и выкопала розы, в саду цвели лилии, и от их аромата у нее слегка кружилась голова.
Молли почувствовала сильнейшее желание сбросить модное платье, облачиться в ковбойку и джинсы и заняться садом. Она знала: стоит ей только поддеть лопатой землю, как ее взгляду предстанут черные, будто антрацит, пласты почвы с таким же чудесным, как у океана, влажным запахом.
Пока она стояла в саду, размышляя над всем этим, из близлежащего парка донеслось призывное воркование виргинской куропатки. Прошла минута, и вторая куропатка ей ответила.
Молли вспомнила, как много лет назад она пыталась подражать крику этой птицы. Это неплохо у нее получилось, и со временем она так навострилась имитировать голос этой прелестной птички, что неизменно добивалась ответа представителей этой породы пернатых – к огромному, надо сказать, удовольствию маленькой Эми.
Молли прошла через сад к свободной от растительности площадке земли размером десять на двенадцать футов. Именно здесь полтора года назад росли столь любимые ею розовые кусты. В качестве первого шага навстречу желанной свободе она выкопала розы и передала их Эми.
Молли продолжала в задумчивости созерцать сад. Может быть, есть смысл засадить свободный участок какими-нибудь цветами? Не розами, конечно, это было бы слишком. Зато однолетние растения – такие, как маргаритки или циннии, – подошли бы для этого как нельзя лучше…
В дальнем конце сада она заметила единственный оставшийся здесь розовый куст, который позабыла в свое время выкопать. Молли подошла поближе, задаваясь вопросом, как этому теплолюбивому растению удалось пережить зиму без тех ухищрений, к которым прибегают для осуществления успешной зимовки роз опытные садовники. Впрочем, зима для этого розового куста не прошла бесследно. Теперь он обладал удивительно толстым, покрытым острыми шипами стеблем, зато бутоны у него – зеленые и маленькие – были явно недоразвиты. Можно сказать, этот куст в качестве производителя прекрасных цветов никуда не годился, зато побил все рекорды в смысле выносливости.
Этот куст был прямым потомком одного из первых выведенных Молли гибридов. Это случилось еще в те времена, когда она училась в школе. Помнится, в награду за этот гибрид, прозванный ею «Нежность», она получила стипендию в сельскохозяйственном колледже, но учиться в нем ей так и не довелось.
Молли уже собиралась вернуться в дом, как вдруг ее взгляд упал на висевшие на старом дубе детские качели. Качели эти были самодельными и представляли собой прочную, широкую доску, которая была с помощью толстой бельевой веревки привязана к нижней ветви могучего дуба.
Молли решила, что качели сделал Крис, хотя Мелинде, чтобы качаться на них без посторонней помощи, предстояло еще основательно подрасти. Так оно всегда бывает с отцами: они страстно хотят, чтобы их чада поскорее выросли, и торопят время, забывая о том, что дети и без того взрослеют очень быстро.
Молли подошла к качелям, уселась на доску и оттолкнулась от земли ногой. Ветка у нее над головой заскрипела, а затрепетавшие листья стали отбрасывать на траву дрожащие тени.
Молли вознеслась вверх. Поначалу, правда, не очень высоко. В конце концов, она раскачивалась на качелях в последний раз лет тридцать назад, и ей следовало соблюдать осторожность. Потом, закрыв глаза и запрокинув голову, она понеслась вниз. В ушах у нее засвистел ветер, а перед прикрытыми веками глазами попеременно замелькали то светлые, то темные пятна. Немного покачавшись, Молли коснулась ногой земли и притормозила. Качели, вздрогнув, остановились.
Она еще некоторое время бездумно сидела на качелях, легонько отталкиваясь от земли ногой и тут же снова притормаживая, но потом заботы взрослого мира взяли верх над ностальгическими воспоминаниями детства, и Молли поднялась с деревянного сиденья.
«Сейчас я пойду домой, – сказала она себе, – и позвоню Сэмми. А после него – Марку Эллиоту».
Ах, Марк, Марк…
Он помог ее брату, пострадавшему в автомобильной аварии, избавиться от связанной с этим происшествием психологической травмы. Но он помог не только Сэмми. С помощью Марка она справилась с овладевшим ей унынием и вышла из состояния стагнации, в котором долгое время пребывала. Марк научил ее, как бороться с трудностями и отстаивать свои интересы.
Молли вспомнила о том, как, разыскивая Сэмми, зашла на квартиру к Марку. Ей открыл сам хозяин и, ни слова не говоря, впустил в дом. Она принесла с собой коробку пирожных, за которые Марк принялся с большим аппетитом. Он угощал ее кофе, шутил, пытался рассказывать ей с набитым ртом забавные истории и так ее к себе расположил, что она впервые за долгое время почувствовала себя легко и уверенно.
Разговаривать с незнакомыми людьми для нее всегда было делом непростым, но в присутствии этого человека она вела себя так, будто знала его целую вечность. Дружеские отношения, которые с этого дня между ними установились, она ценила как самое величайшее сокровище…
* * *
В здании муниципалитета городка Ла-Гранде состоялся вечер, где гвоздем программы был Марк Эллиот.
За спиной Марка стояли мощные колонки, из которых лилась бравурная музыка. Исполнив под фонограмму главные хиты Элвиса Пресли, он раскланивался во все стороны, размахивая белым шарфом из вискозы. В заключение он, промокнув тонкой белой материей вспотевший лоб, картинным жестом швырнул шарф в толпу слушателей, состоявшую по преимуществу из женщин. При этом он отметил про себя, что было бы неплохо приобрести еще дюжину таких же шарфов в универмаге «Вулворт».
– Спасибо. Большое вам всем спасибо. – Марк ткнул украшенным перстнем указательным пальцем в сидевшую в третьем ряду блондинку. – Я без ума от вас, дорогуша.
Аудитория бешено зааплодировала и разразилась приветственными кликами. Вечер, посвященный памяти короля рок-н-ролла Элвиса, прошел с невероятным успехом. Одна из слушательниц бросилась на эстраду и, обхватив лже-Элвиса руками за шею, принялась с такой страстью его целовать, что едва не сбила с его головы вороной парик с коком, в точности воспроизводивший прическу знаменитого певца.
Поправив парик, Марк осторожно высвободился из страстных объятий почитательницы Элвиса и приступил к исполнению последнего хита – на «бис». Сжимая микрофон унизанными перстнями пальцами, он ритмично пританцовывал в такт музыке, дрыгал ногами и вилял бедрами, в точности воспроизводя движения короля рок-н-ролла.
Увлечение Элвисом началось у Марка довольно давно. Впервые он изобразил знаменитого певца на вечеринке по случаю дня рождения одного своего приятеля. Его выступление до такой степени всем понравилось, что с тех пор его наперебой зазывали на всякого рода семейные праздники. Скоро Марк, к немалому для себя удивлению, обнаружил, что все его уик-энды расписаны чуть ли не на месяц вперед. Вероятно, он был единственным из всех практиковавших в штате психиатров, кто проводил свободное время, пародируя знаменитого Элвиса.
Спустившись с эстрады, Марк отправился в уборную, снял грим, переоделся, после чего незаметно вышел из здания муниципалитета, сел в автомобиль и покатил к дому Остина Беннета. Узнав, что у Остина случился удар, Марк теперь каждый вечер проезжал мимо дома Беннетов: хотел выяснить, вернулась ли Молли из Флориды.
Сегодня вечером окна в доме горели. Свернув на посыпанную гравием подъездную дорожку, он припарковал свой «Эм Джи» и, с трудом сдерживая свое нетерпение, выскочил из машины и поспешил к парадному входу. Сердце у него колотилось как бешеное, а на душе пели птицы.
Распахнув входную дверь, он сразу же увидел хозяйку дома, облаченную в короткую белую юбку и яркий расписной топ. У него перехватило дыхание: до того она была красивая, загорелая и сексуальная. Ему захотелось сжать ее в объятиях и поцеловать.
– Привет, Молли! Ты великолепно выглядишь! – воскликнул он с восхищением, которое она по обыкновению истолковала как проявление дружеских чувств.
Так оно всегда было с Марком. Женщины – а Молли в особенности – воспринимали его как своего друга или брата. Они приходили к нему жаловаться, если у них возникали проблемы в отношениях с мужьями или приятелями. К нему также охотно обращались за помощью, когда возникала необходимость перевезти из дома в дом вещи, посидеть с ребенком или выгулять собаку. Когда же наступало время платить по счетам, они отделывались от него поцелуем в щеку и словами: «Я так тебе благодарна, Марк!»
Марк давно уже не испытывал по этому поводу никаких иллюзий и считал, что шансов сделаться возлюбленным Молли у него практически нет. Во-первых, он и впрямь был младше ее, а во-вторых, она никогда не смотрела на него как на мужчину своей мечты. Марк опасался, что ему просто на роду написано оставаться с ней в отношениях, которые были сродни родственным.
Увидев его, Молли зарделась от волнения.
– Марк? Как хорошо, что ты пришел…
Она смотрела на него со смешанным чувством радости и смущения.
– Ты… ты получал мои открытки? – спросила она.
– Я сохранил их все до одной.
Молли взяла его за руку, втащила в дом и захлопнула дверь. Окинув его внимательным взглядом, она коснулась его щеки и произнесла:
– А ты похудел…
«Интересно, что она подумает, если я скажу ей правду?» – задался вопросом Марк. Правда же заключалась в том, что все то время, пока она жила во Флориде, он скучал по ней, все время о ней думал, плохо спал и от переживаний напрочь лишился аппетита.
– А еще ты, как я вижу, отпустил волосы. Не могу сказать, что мне это не нравится. С другой стороны, твои замечательные кудряшки почти совсем исчезли.
«Вот и хорошо, вот и славно, – сказал себе Марк. – Кудрявые мужчины обыкновенно выглядят моложе своих лет. А еще они почему-то кажутся всем записными остряками. Но мне лично острить надоело».
Он продолжал смотреть на нее во все глаза. Перед ним была все та же прежняя Молли. Но одновременно это была совсем другая женщина. Он-то был привязан к той, прежней Молли, в которую был влюблен со дня их первой встречи. Нынешняя же Молли пленяла не свойственной ей экзотичностью. Раньше она была простой, доброжелательной женщиной. Домохозяйкой. Казалось, от нее пахло топленым молоком и домашним печеньем. Теперь же она была сама загадка. При взгляде на нее нынешнюю хотелось думать о шелковых простынях и шампанском…
– Это что – губная помада? – спросила Молли, проведя пальцем у него по нижней губе.
Прежде она никогда не позволяла себе столь интимных жестов. Больше Марк сдерживаться был не в силах. Притянув ее к себе, он сжал ее в объятиях.
В следующий момент она закинула руки ему за шею и прижалась щекой к его груди. Сердце у него заколотилось, как бешеное. Интересно, слышит ли она, как оно стучит?
– Я очень рада, что ты приехал, – сказала Молли.
Неожиданно он понял, что в ее голосе слышатся слезы. Таким образом ее объятие не означало: «Я так по тебе соскучилась, что хочу тебя обнять». Скорее это было: «Мне так плохо, что хочется выплакаться у кого-нибудь на груди».
Она всхлипнула и осторожно высвободилась из его объятий. Потом достала из коробки, стоящей на столе, бумажный платок, промокнула глаза и высморкалась.
– Ты уж извини… Я только что вернулась из больницы.
Видно было, что ее переполняет горечь, поскольку через минуту Молли всхлипнула снова и потянулась за новым бумажным платком.
Потом, тряхнув головой, она неожиданно рассмеялась и непостижимым образом обрела ровное, даже бодрое расположение духа. Правда, ненадолго.
– Я, Марк, просто здорово устала: и эмоционально, и физически, – сказала она. – Оттого и дала волю чувствам. – С минуту помолчав и снова тряхнув головой, она продолжила: – Перелет был очень утомительный. Да и не хотела я сюда, признаться, лететь. Ну а как прилетела, сразу же поехала в больницу повидать Остина, что, как ты понимаешь, радости и сил мне не прибавило. Ну и последнее – сегодня я узнала, что Эми беременна.
Марк вопросительно изогнул бровь.
– Опять?
– Да, опять, – хлюпнула носом Молли. – Ты представляешь себе, что это значит?
Марку понадобилось известное усилие, чтобы подавить улыбку. Как ни тяжело переносила Эми свою первую беременность, Молли, казалось, страдала куда больше дочери.
– И еще: мне пришлось переехать в этот дом, – сказала Молли. – Куда я, честно говоря, возвращаться не собиралась. Интересное дело, Остин ничего здесь без меня не менял. Даже мои вещи на чердак не забросил. А холодильник? Ты бы заглянул к нему в холодильник: там ничего, кроме корма для птиц, нет.
Птичий корм в пустом холодильнике Остина по какой-то непонятной причине сильно ее задевал. Сильнее даже, чем поездка в больницу к Остину и известие о новой беременности дочери.
Молли помолчала, покачала головой и произнесла:
– Того, что я сегодня перенесла, с лихвой хватило бы для целого года жизни – не то что для одного дня.
Марк, возможно, не понимал, почему Молли придавала такое значение птичьему корму, зато хорошо понимал ее в целом. Они с Молли были во многом похожи. Оба заботились об окружавших их людях, а когда что-нибудь в их жизни шло не так, как им бы хотелось, винили в этом прежде всего себя.
Что и говорить, он сочувствовал Молли и жалел ее. Так сильно, что у него даже засосало под ложечкой. В эту минуту он был готов на все что угодно, на любую жертву – лишь бы помочь ей и облегчить как-то ее положение. Поначалу он эгоистично полагал, что сам факт его появления в доме Остина явится для Молли утешением. Но его расчеты не оправдались. В эту минуту помочь Молли не смог бы ни один человек на свете. Поэтому ему ничего не оставалось, как снова по-братски сжать Молли в объятиях, обеспечив ей тем самым минимальную поддержку, в которой она так нуждалась. Да она ничего другого от него бы и не приняла.
– Пойди и поспи, – сказал он. – Важные проблемы лучше всего решать с утра – на свежую голову.
Она едва заметно улыбнулась.
– Это что – совет психиатра?
Немного поколебавшись, Марк погладил ее по мягким, гладким волосам, вдохнул их аромат и произнес:
– Это совет друга.
– Я по тебе скучала, – сказала она с присущей ей прямотой и искренностью. Марк поспешно отвел глаза, чтобы не выдать своих чувств. Он сидел с ней рядом, гладил ее по голове, держал ее за руку, но перейти установленных в их общении границ не отваживался. Это была настоящая пытка. Уж слишком близко находились от него ее губы…
Сколько раз он задавался вопросом, каковы же ее губы на вкус? Мягкие ли? Упругие? Господь свидетель, до чего ему хотелось их поцеловать. Но он знал, что этого делать нельзя. Это уничтожило бы их с Молли дружбу, отношения вообще. К тому же у нее были в эту минуту большие проблемы. Сейчас ей совсем не нужно знать, что он испытывает по отношению к ней далеко не братские чувства. Нет никакой необходимости сию минуту ей объявлять, что он давно уже ее любит.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вся ночь впереди - Вейр Тереза



роман берет за живое...
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаKarolina
5.12.2010, 18.52





Очень хороший роман, во многих местах невозможно удержать слезы... Заставляет задуматься о многом в жизни, об эмоциях и чувствах которые мы держим в себе... О причинах, которые заставляют нас делать больно любимым... Мне кажется, что прочитав эту книгу во многом и поменялась я сама, отношение к самой жизни и к близким и любимы м людям. Советую прочитать, очень необычный сюжет.
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаНадежда
10.09.2012, 18.48





Отличный роман. Правда никак не могу понять как в такой натянутой атмосфере можно прожить 20 лет?!
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаАнна
11.09.2012, 13.38





чуть-чутьжестоко. и очень печально...
Вся ночь впереди - Вейр Терезализа
23.09.2012, 22.20





Для тех, кто хочет отдохнуть от "сладенького"
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаРита
5.10.2012, 2.24





Обязательно прочтите
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаЛюбовь Владимировна
8.04.2014, 20.55





Отличная книга.Абсолюно не жалко потраченного времени. Очень реалистичный и жизненный, притягивает намертно твое внимание до конца чтения романа.
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаLola
13.06.2015, 20.47





Хорошая книга, стоит прочитать.
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаОливка
14.06.2015, 17.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100