Читать онлайн Вся ночь впереди, автора - Вейр Тереза, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вся ночь впереди - Вейр Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вся ночь впереди - Вейр Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вся ночь впереди - Вейр Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вейр Тереза

Вся ночь впереди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Пятнадцатое июля. День рождения Остина.
«Это не день рождения, а фарс, – подумал Остин. – И самое главное, что и я, и Молли об этом знаем».
Он сидел на кухне, опираясь на новую трость из черного дерева. Эми говорила, что трость придает ему солидность. Остину очень хотелось в это верить, но как-то не получалось.
Они с Молли вернулись из очередного похода к доктору, после чего Молли занялась тортом. Это был праздничный торт – в честь его дня рождения. По нынешним временам – редкость! С тех пор как Эми от них съехала, дни рождения они не праздновали.
На холодильнике орало радио. Сделав паузу в выступлении рок-певцов, диск-жокей вдохновенно повествовал о погоде: «Сегодня жарко, так что напяливайте на себя купальные костюмы – и бегом к воде. На городском озере сегодня день пепси. Покажете шесть пустых жестянок, получите бесплатный билет на пляж. Ну а пока вы втираете себе в кожу масло для загара, мы заведем для вас одну старую песенку – как раз под настроение».
Тягучая песня наводила на мысли о лете, белых парусах, ярком солнце и прогулке босиком по песчаному пляжу.
Молли всегда любила жару, а Остин – нет. Но сегодня ему показалось, что жара в принципе не такая уж плохая вещь и совсем его не тяготит. Все дело было в том, что в жаркую погоду у него улучшалось кровообращение и меньше болели суставы.
Если бы не вечеринка, которую затеяла Молли, день был бы просто чудесный.
Остин ненавидел вечеринки. Всякие, в том числе и те, что устраивали по случаю его дня рождения. От дурацкой песни «С днем рожденья, милый Остин…» и процесса задувания свечей на торте его начинало тошнить. Все праздничные ритуалы он называл собранием глупостей. Особенно в этом смысле выделялся Новый год. В этот вечер люди надевали дурацкие шляпы, колпаки и маски и вели себя, как последние идиоты. Остин в этом балагане никогда не участвовал, но чувство, что он наделал массу глупостей, по какой-то непонятной причине оставалось.
Остину очень хотелось, чтобы на праздник приехала Эми, но она с Крисом и Мелиндой находилась в Канаде. Это была экскурсия, которую она запланировала почти год назад. Что и говорить, дочь верно расставила приоритеты. Поездка с семьей за границу, конечно же, куда важней, чем день рождения жалкой человеческой развалины, именующейся ее отцом.
– Придут Сэмми и Рейчел, – сообщила Молли, пытаясь определить его реакцию на это сообщение.
Зачем, спрашивается, она пригласила Сэмми? Знает же, что ее братец – последний человек на свете, кого он хотел бы видеть.
Когда Остин понял, что Молли так никогда его и не полюбит, ему ничего не оставалось, как подыскать этому удобоваримое объяснение. И тогда он пришел к выводу, что способность любить у нее полностью атрофировалась из-за смерти ее любовника и из-за выкидыша, положившего конец ее первой беременности. Но потом из Вьетнама вернулся Сэмми, и Остин понял, что его теория ни к черту не годится. Молли прямо-таки боготворила брата.
А вот он, Остин, невзлюбил Сэмми с первой же встречи. Уж больно этот Сэмми был остроумен, улыбчив и обаятелен. В этом смысле он превосходил Остина, а Остин ничего не мог ему противопоставить. Что греха таить, Остин никогда не относился к людям, которых называют «душа компании».
Короче, ни к чему ему этот вечер, совершенно ни к чему.
Надо бы сообщить об этом Молли, но у него, как на грех, кончилась бумага. Чтобы привлечь внимание жены, Остин взял карандаш и постучал тупым концом по пластиковой подставке с зажимом.
Это означало: «Молли, принеси мне бумагу. Немедленно».
Молли повернулась к мужу и окинула его оценивающим взглядом. Будто инфузорию какую-то рассматривала.
– Ты слишком полагаешься на бумагу и карандаш. Между тем тебе следует развивать речь.
Насчет речи она была права. Но Остину не нравились утробные звуки, которые он издавал. И потом: он имеет право требовать все, что ему нужно. Неважно, бумага это или что-то другое. Если ему не дадут бумаги, он будет писать на обоях. В конце концов, он у себя дома.
Остин потянулся карандашом к обоям.
Молли, скрестив на груди руки, наблюдала за его действиями.
– Не глупи, Остин. Я дело говорю.
Он понял, что попытка шантажа не удалась. Она ему не поверила. Отшвырнув карандаш, Остин подался всем телом вперед, выпятил губы и с трудом произнес:
– Д-дай м-мне б-бумагу.
– Она тебе ни к чему. Но если ты придерживаешься другого мнения, пойди и возьми сам.
Молли была права. Как обычно. Чтобы попасть в кабинет, ему нужно было сделать всего десять шагов. Но ему-то хотелось, чтобы бумагу принесла она. Остин, опираясь на палку, стал подниматься с места. Пусть видит, как ему тяжело. Ему и в самом деле каждое движение давалось с трудом. Сегодняшние занятия с логопедом совершенно его вымотали.
Молли сделала вид, что ничего этого не видит.
Упрямая. Неужели она всегда была такой неуступчивой? Что-то прежде он этого за ней не замечал.
– Если тебе нужно, – сказала она твердо, – сам принесешь.
Остин приподнялся, но потом снова тяжело опустился на стул.
– Т-ты м-меня… у-убиваешь…
Ага! Проняло… По-видимому, его последние слова основательно напугали Молли, поскольку она сразу же метнулась в кабинет за бумагой.
Остин прислушался: из кабинета не доносилось ни малейшего звука. Когда Молли вернулась на кухню, в руках у нее ничего не было.
Остин удивленно выгнул бровь: а где же бумага?
– Тебе не удастся меня обдурить, – жестко сказала она. – Если тебе нужна бумага, пойди и возьми сам.
Остин сдался. Какой смысл затягивать эту сцену? Молли опять отыграла у него очко.
Она отвернулась к кухонному столу и снова занялась тортом – стала намазывать его кремом. Остин наблюдал за тем, как ловко она двигается, и думал, что его жена выглядит молодо и сексуально. Она была одета в прозрачную блузку, но он не заметил на ее загорелой коже белых полосок от купальника. Невольно напрашивался вопрос: какого покроя был купальник, в котором она загорала во Флориде, и был ли на ней купальник вообще? Один вопрос рождал другой: одна ли она загорала, и кто был тот мужчина, кто сопровождал ее в прогулках по пляжу?
Отогнав от себя эти неприятные мысли, Остин стал думать о другом.
О том, в частности, что прежде он всегда следил за тем, как Молли одевалась. Особенно, когда они куда-то шли вместе. Она, казалось, не уделяла большого внимания своему гардеробу и норовила нацепить на себя первую же тряпку, которая подворачивалась ей под руку. Временами у Остина складывалось такое ощущение, что она воспринимала их совместные выходы в свет как своего рода тяжкий крест, который ей помимо воли приходилось нести. То ли она и вправду не любила светских мероприятий, думал Остин, то ли надевала на себя маску страдалицы намеренно – чтобы испортить ему настроение.
Из ненависти к ее бесцветным, старомодным нарядам он даже как-то раз взялся за ножницы и изрезал на кусочки одно ее особенно уродливое платье. Разбросав обрезки по полу спальни, он стал ждать, что будет дальше. Но ничего не случилось. Молли сказала только, что если бы кусочки были побольше, их можно было бы отдать соседской девушке по имени Кэрол, которая занималась шитьем лоскутных ковриков.
Ее умение держать себя в руках временами вызывало у Остина вспышки ярости. Когда-нибудь, думал он, я сделаю так, что она потеряет над собой контроль. Рано или поздно, но это случится. Обязательно.
Молли поставила перед ним готовый торт. Хотела, должно быть, чтобы он на него полюбовался.
– Лимонный, – сказала она при этом. – Твой любимый.
Вот как она ставит вопрос! Его любимый, не ее. Мы, дескать, такое не едим. На торте желтым кремом было выведено: «С днем рождения, Остин». Он знал, что торт приготовлен по новому рецепту и содержит минимум холестерина. «Должно быть, – подумал Остин, – вкус у него, как у промокашки».
Он с ненавистью посмотрел на торт. Это чудо кулинарии символизировало его, Остина, болезнь, беспомощность и ту власть, которую имела над ним Молли.
– Н-не х-хочу… п-ра… – начал было Остин, пытаясь озвучить свое нежелание участвовать в вечеринке. Не получилось. Слово «праздновать» было слишком длинным и трудным. Слово «торт» было куда легче. – Н-не х-хочу… т-торт. – Он поднял руку, чтобы сбросить блюдо с тортом на пол.
Молли не позволила ему этого сделать, выхватив блюдо прямо у него из-под носа.
Остин заворчал, как пес.
– Между прочим, я пригласила Габриэль, – спокойно заметила Молли, ставя торт на холодильник – подальше от его загребущих рук.
Габриэль?
Остин поморщился: не был уверен, что ему хочется видеть Габриэль. Ведь они недавно встречались, не так ли? Между тем его состояние не располагало к частому общению с кем бы то ни было. Остин не относился к тем людям, которые любят демонстрировать другим свои кровоточащие язвы.
Это все Молли подстроила. Она считается его женой, а поступает, как самый лютый его враг. И умный враг, надо признать. Она мигом раскусила его план, направленный на то, чтобы удалить ее из дома. Как он ни старался, добиться своей цели ему не удалось. Но, может быть, дело вовсе не в Молли, а в том, что его план нехорош?
Определенно, все дело в плане. В игре, которую он затеял, важно уметь признавать свои ошибки. Если его план нехорош, он создаст новый, разработает иную стратегию поведения…


– С днем рождения, милый Остин, с днем рождения тебя!
Певцы они, надо сказать, были неважные. Одна только Рейчел кое-как вела мелодию. Ее, правда, с легкостью перекрывал Сэмми, который ревел, как пьяный матрос.
Когда пение закончилось, все захлопали в ладоши и засмеялись. Все – за исключением виновника торжества.
Молли считала, что вечеринка – лучшее средство отучить Остина разыгрывать из себя инвалида. Она как никто знала, что ее муж не любит выглядеть в глазах других людей слабым и беспомощным. Но она не учла одного важного обстоятельства: того, что Остин все еще оставался больным человеком, причем не только физически.
Теперь она начинала понимать, что задуманное ею мероприятие может стать жестоким испытанием для ее мужа. Эта мысль весь вечер не давала ей покоя, и она не раз корила себя за то, что вынудила Остина сделаться центром внимания, чего он терпеть не мог.
Остин восседал во главе обеденного стола. По левую руку от него расположился Сэмми, а по правую находилась Габриэль. Все ждали, когда Остин задует свечи. Их было десять. Все надеялись, что уж с десятью-то Остин как-нибудь справится.
Остин, упираясь руками в стол, медленно поднялся на ноги, а потом наклонился вперед.
Что будет, если он упадет? Угодит лицом прямо в именинный пирог? Наверняка он решит, что она специально все это подстроила, чтобы его унизить. И никогда ее не простит.
– Ну, задувай скорей свечи, – сказала Габриэль. – Только не забудь загадать желание.
Остин оглядел стол, сидевших за ним гостей и остановил взгляд на Молли. Его губы едва заметно дрогнули: казалось, ему пришла в голову какая-то мысль, показавшаяся ему забавной.
«Скорее всего, – решила Молли, – он загадает, чтобы я поскорей убралась из этого дома».
Остин начал задувать свечи. Получалось это у него не слишком хорошо, поскольку его координация все еще оставляла желать лучшего. Габриэль, забросив волосы за плечи, наклонилась вперед и стала ему помогать.
Когда дело было сделано, Сэмми хлопнул Остина по плечу, едва не сбив его при этом с ног. Тут же сообразив, что с выражениями добрых чувств он несколько переборщил, Сэмми подхватил Остина под руку и помог сохранить равновесие.
Одно время Молли считала, что Остин и ее брат смогут поладить и даже стать друзьями, но этого не случилось. Возможно, по той причине, что они чрезвычайно друг от друга отличались. Сэмми был открыт, импульсивен и самую малость театрален. Остин же, наоборот, был сдержан до крайности и никогда не демонстрировал своих чувств.
– Хорошо держишься! – воскликнул Сэмми, обращаясь к Остину. – Кстати, сколько все-таки тебе сегодня стукнуло?
Молли следила за тем, как шевелил губами Остин, пытаясь собрать ускользающие звуки в слова.
– Д-двес-с-сти… – помолчал, подумал и добавил: – П-по… м-меньшей м-мере.
Сэмми засмеялся. Остин засмеялся тоже.
Молли затаила дыхание. К большому ее удивлению, муж и брат не поцапались, хотя ситуация была щекотливая. На ее памяти такое было впервые. Интересно, смогут они относиться друг к другу по-доброму еще хотя бы час?
Сэмми всегда был парнем чувствительным. С детства. Особенно же его чувствительность развилась после того, как он попал в аварию. Казалось, он умел воспринимать боль других людей как свою собственную. Молли, во всяком случае, считала, что по отношению к Остину он не позволит себе никакой бестактности, как бы сурово ни третировал его Остин в прошлом. Так что поведение Сэмми ее не удивило. Другое дело Остин. Вопреки обыкновению, к конфронтации с Сэмми он совсем не стремился.
Невероятно!
Габриэль взяла нож и стала нарезать торт на куски.
Интересное дело. Прежней острой неприязни к сестре мужа Молли больше не испытывала. Возможно, по той причине, что уже успела немного к ней привыкнуть. А может быть, это произошло потому, что на этот раз Габриэль оделась далеко не так вызывающе, как прежде. На ней были «бермуды» из джинсовой материи и розовая футболка. Да и с косметикой она не переборщила: была накрашена аккуратно и в меру. При всем том у ее глаз и в углах рта собрались морщины, которых не могла скрыть никакая косметика. Это было свидетельство выпавших на ее долю испытаний и трудностей.
Не в обычае Молли было испытывать материнские чувства по отношению к другим людям, даже если возраст ей это и позволял. Но в случае с Габриэль происходило обратное. Она чувствовала себя куда старше этой женщины и умнее ее. У нее даже появилась странная потребность опекать ее и защищать, хотя она знала, что Габриэль видала виды и сама привыкла выбираться из жизненных передряг.
Настала пора заняться подарками. Но прежде их следовало распаковать: развязать ленточку, снять оберточную бумагу, открыть коробку. Это было непростое для больного человека дело, требовавшее хорошей координации движений. Молли подумала, что Остину это не по силам, и еще раз пожалела о том, что устроила вечеринку.
На удивление, это мероприятие прошло как по маслу. Во многом благодаря тому, что Сэмми и Рейчел очень тактично помогали Остину распаковывать подарки.
Габриэль подарила брату книгу с короткими стихами и скороговорками, предназначавшимися для развития речи. Полезный подарок, а если принять во внимание, кто именно его сделал, просто уникальный.
Вечеринка подходила к концу. Гости благодарили за угощение, пожимали руку Остину, желали ему всяких благ и направлялись к выходу.
Чтобы Остин мог проводить гостей, Молли вручила ему подаренную Эми трость из черного дерева. Остин нахмурился, но трость все-таки взял и, опираясь на ее массивную рукоять, прошел к двери. Двигался он тяжело, припадая на одну ногу, а во всем его облике сказывалось сильное утомление.
В дверях Сэмми указал на жену и сказал:
– Между прочим, у нас будет ребенок.
Молли ахнула. «Это что же такое делается? – подумала она. – И Эми, и Рейчел тоже…» Впрочем, ее не так поразил сам факт беременности Рейчел, как собственная реакция: при этом известии она испытала странное чувство, которое было сродни страху, хотя, казалось бы, должна была обрадоваться.
– Так это же чудесно! – воскликнула Габриэль, обнимая Рейчел за плечи и целуя ее в щеку. Другими словами, она сделала то, что должна была сделать, но не сделала Молли.
Объяснение находилось на поверхности: ревность. Молли ревновала брата к Рейчел. Прежде она была для брата всем: и сестрой, и матерью, и лучшим другом, но с появлением Рейчел Сэмми стал все больше от нее отдаляться.
Остин пристально посмотрел на жену: казалось, он понимал даже малейшие движения ее души. «Но это невозможно, – подумала Молли. – Остин никогда не знал, что у меня на сердце, да особенно к этому и не стремился».
Молли справилась с собой, подошла к своей невестке и поцеловала ее. Рейчел, которая потеряла первого ребенка, девочку, и долго после этого страдала, заслуживала награду. Из нее выйдет чудесная мать. Ну а отца лучше Сэмми просто не сыскать. Он будет образцовым папашей. Уж в этом Молли ни капельки не сомневалась.
– Поздравляю, дорогая, – сказала Молли, почувствовав, что ей на глаза наворачиваются слезы. Потом, отвернувшись от Рейчел и смахнув слезы, она посмотрела на Сэмми. На Сэмми, которого она обожала, который был ее единственным близким родственником, который один из очень и очень немногих знал, как ее развеселить, и который был беззаветно ей предан.
– Я так за тебя рада, – сказала она брату.
И это не было ложью. Она поняла, что счастлива. Вернее, счастлива и опечалена одновременно.
Вместо того чтобы обнять сестру, Сэмми неожиданно поднял ее на руки и завертел по воздуху.
– Молли, дорогуша, ты скоро станешь тетей!
Печаль, которая неожиданно овладела ее сердцем, так же неожиданно ее и покинула. Подумать только, она станет тетей и у нее появится племянница или племянник! Ребенок брата будет приходить к ней в гости, разговаривать с ней, а она будет угощать его печеньем и мороженым. А еще они будут вместе гулять и ходить во всякие интересные места.
– Отпусти меня! – крикнула она со смехом, обращаясь к брату. – Ты меня уронишь.
Сэмми подчинился и поставил Молли на пол. Ощутив под ногами земную твердь, она первым делом посмотрела на Остина, пытаясь понять, что же он все-таки думает по поводу вечера. Но его лицо снова обрело замкнутое выражение, которое невозможно было расшифровать.
После того как Сэмми и Рейчел ушли, Габриэль чмокнула Остина в щеку и сказала:
– Еще раз с днем рождения тебя, братец.
Остин неожиданно расплылся в улыбке. Хотя он ничего не сказал, Молли знала, что он доволен. Она тут же предложила Габриэль почаще к ним заходить.
Они стояли в дверях и молча наблюдали за тем, как Габриэль шла по подъездной дорожке, садилась в свой синий «Гремлин» и захлопывала за собой дверцу. Остин не покидал своего наблюдательного пункта до тех пор, пока задние огни машины Габриэль не растаяли в темноте ночи. Но как только она уехала, Остин сдал. Теперь он походил на надувную резиновую куклу, из которой выпустили воздух. Он даже не стал спорить, когда Молли подкатила к нему инвалидное кресло и потребовала, чтобы он в него сел.
Только когда Остин устроился в кресле-каталке, Молли принесла подарок, который для него приготовила.
Остин не получал от жены подарков вот уже два года. Поэтому, когда она вручила ему небольшой сверток, он испытал немалое удивление.
– Это от меня, – сказала Молли. Ее не оставляло ощущение, что она зря затеяла всю эту комедию с подарком.
Вместо того чтобы распаковать сверток, Остин стал его со всех сторон рассматривать. Казалось, он никак не мог взять в толк, что это такое.
– Ну что – так и будешь смотреть?
Остин заколебался, но потом, решившись, сорвал бумагу. Когда он увидел, что именно подарила ему Молли, то громко расхохотался, а потом, продолжая улыбаться, поднял на нее глаза.
– Это на случай крайней необходимости, – сказала она.
Это была, конечно, не оливковая ветвь – символ мира, но нечто близкое к этому: карманного размера подставка с зажимом и пачечкой бумажных листов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вся ночь впереди - Вейр Тереза



роман берет за живое...
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаKarolina
5.12.2010, 18.52





Очень хороший роман, во многих местах невозможно удержать слезы... Заставляет задуматься о многом в жизни, об эмоциях и чувствах которые мы держим в себе... О причинах, которые заставляют нас делать больно любимым... Мне кажется, что прочитав эту книгу во многом и поменялась я сама, отношение к самой жизни и к близким и любимы м людям. Советую прочитать, очень необычный сюжет.
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаНадежда
10.09.2012, 18.48





Отличный роман. Правда никак не могу понять как в такой натянутой атмосфере можно прожить 20 лет?!
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаАнна
11.09.2012, 13.38





чуть-чутьжестоко. и очень печально...
Вся ночь впереди - Вейр Терезализа
23.09.2012, 22.20





Для тех, кто хочет отдохнуть от "сладенького"
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаРита
5.10.2012, 2.24





Обязательно прочтите
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаЛюбовь Владимировна
8.04.2014, 20.55





Отличная книга.Абсолюно не жалко потраченного времени. Очень реалистичный и жизненный, притягивает намертно твое внимание до конца чтения романа.
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаLola
13.06.2015, 20.47





Хорошая книга, стоит прочитать.
Вся ночь впереди - Вейр ТерезаОливка
14.06.2015, 17.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100