Читать онлайн Свет без тени, автора - Ватанабэ Дзюнъити, Раздел - Глава II в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет без тени - Ватанабэ Дзюнъити бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет без тени - Ватанабэ Дзюнъити - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет без тени - Ватанабэ Дзюнъити - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ватанабэ Дзюнъити

Свет без тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава II

Главный врач клиники «Ориентал» Ютаро Гёда жил в районе Мэгуро, на улице Какинокидзака. На машине до клиники всего минут пятнадцать езды. Супруги Гёда жили вместе со своими взрослыми детьми – сыном Юдзи и дочерью Микико. Юдзи исполнился двадцать один год, и он, решительно воспротивившись родительским планам вырастить из него врача, поступил на экономический факультет университета Т. Микико была на два года старше. Закончив в прошлом году женский университет, где изучала английскую литературу, она не пошла работать, а осталась дома: помогать матери по хозяйству и отцу – в клинике. В сущности, была секретарем при собственном отце, ведала канцелярскими делами. В «Ориентал» работало более сорока человек, и Ютаро теперь было бы не под силу справиться в одиночку со всеми заботами. Сам он появлялся в клинике весьма редко. Правда, там были управляющий делами и старшая медсестра, но не мог же Ютаро полагаться во всем на чужих людей! Например, при решении денежных вопросов он просто не мог обойтись без жены или Микико. Обычно, приезжая в клинику, он сначала пил чай, листал журнал ночных дежурств, выслушивал отчет управляющего и старшей медсестры о вчерашнем дне, а затем принимал пациентов – только тех, что приходили лично к нему по чьей-либо протекции. Как правило, к двенадцати дня все дела в клинике бывали закончены.
После обеда Ютаро отбывал на заседания или деловые встречи. Вот уже несколько лет он большую часть своего времени и энергии посвящал не медицине, а заседаниям в муниципалитете и правлении Ассоциации врачей. Впрочем, такое положение вещей его вполне устраивало.
В тот день, как обычно, Ютаро к половине десятого утра завершил завтрак, состоявший из овощного салата и тостов, и запил его чашкой чаю. Он был невысок, но тучен, а в последнее время располнел еще больше, и давление у него основательно повысилось. В результате продолжавшихся в течение целого года атак дражайшей половины Ютаро наконец смирился со скромными европейскими завтраками. Зато за обедом и ужином, не желая отказывать себе в удовольствии, упорно продолжал поглощать рис и лапшу. На банкетах, если кухня была не японская, у него пропадал всякий аппетит. Из спиртного Ютаро по-настоящему любил только сакэ, но на худой конец мог обойтись и виски.
После завтрака Ютаро, прихлебывая кофе, неторопливо просматривал газеты. В соседней комнате прихорашивалась жена. Сорокавосьмилетняя Рицуко была на семь лет моложе мужа и благодаря стройной фигуре и высокому росту выглядела рядом с ним еще моложавей. Конечно, годы все же давали себя знать: кожа утратила былую упругость, однако ее лицо с большими глазами и безукоризненным носом еще хранило следы былой красоты.
– Послушай, Ютаро. Микико, кажется, снова собирается отказать, – проговорила Рицуко, рисуя перед зеркалом брови. Черты ее были резковаты, и Рицуко подбривала свои густые брови, подводя их тоненькими полосочками, чуть книзу.
– Если все снова сорвется, у нас больше нет никого на примете, – оторвался от газеты Ютаро. – Просто не понимаю. Парень из приличной семьи и собой хоть куда… Что ей в нем не нравится?
– Говорит, слишком обыкновенный.
– Обыкновенный? А что в этом плохого?
– Что ты меня-то спрашиваешь? Откуда я знаю?! Рицуко аккуратно подвела правую бровь.
– И учился хорошо. Медицинский факультет – это, знаешь ли, не шутка! И работает теперь прекрасно, профессора не нахвалятся…
Отчаявшись направить по медицинской стезе собственного сына, супруги Гёда твердо вознамерились компенсировать неудачу замужеством дочери: Микико непременно должна была выйти за медика.
– Послушный, хороший парень…
– Вот это-то ей, кажется, и не нравится, – вздохнула Рицуко.
– Ничего не понимаю. А ей, случаем, не приглянулся кто-нибудь другой?
– Чепуха. Этого не может быть. В университете учились одни девушки, а после окончания она работать не пошла… Сидит целыми днями дома, помогает по хозяйству – где ей было познакомиться с мужчиной?
– Не понять эту нынешнюю молодежь! – Допив последний глоток, Ютаро поднялся.
– Ведь уже двадцать три, а ей хоть бы что. Смеется, говорит, из подружек еще и половина замуж не вышли.
– Спроси ее как-нибудь, какие парни ей нравятся, – буркнул Ютаро.
– Лучше тебе это сделать.
– Ты что, рехнулась? Ведь я же отец… мужчина. Микико была главной слабостью Ютаро. Он слепо обожал свою единственную дочь, потакая ей во всем с самого младенчества, и теперь, когда Микико выросла, никакие нравоучения отца не могли возыметь на нее действия.
– Ох, да мы совсем опаздываем!
Рицуко открыла рот, чтобы позвать дочь, но та уже спускалась по лестнице.
Микико была хороша собой: огромные глаза, маленький точеный носик. Чуть холодновата, но все равно – красавица, вылитая Рицуко в молодости.
– А Юдзи еще спит!
– Оставь его. Скоро сам проснется.
Рицуко села в машину. Ютаро устроился рядом с женой на заднем сиденье, Микико села впереди.
– Счастливого пути! – помахала с порога служанка Томиё.
Машина выехала на кольцевую дорогу № 6. Уже давно пробило десять, и дорога, в ранние утренние часы пик обычно забитая машинами, сейчас была довольно свободна.
– Ты ничего не слышал насчет Наоэ и Симуры? – спросила вдруг Рицуко.
– Симуры? Симуры Норико?
– Да.
– А что такое?
– Кажется, между ними что-то есть.
– Сомнительно.
– Уж поверь мне!
– А что? Что такое, мама? – подскочила на сиденье Микико.
– Тебя это не касается, – одернула ее мать и закончила, повернувшись к мужу: – Мне об этом сказала Сэкигути.
– Сэкигути? – Физиономия Ютаро приобрела кислое выражение.
Цуруё Сэкигути была старшей сестрой клиники «Ориентал». Ей исполнилось сорок два. Три года назад она развелась и осталась вдвоем с сыном, который еще ходил в школу. Медсестрой Цуруё работала очень давно и опыт имела немалый, но у нее был один существенный недостаток – Сэкигути любила посплетничать.
Для четы Гёда она, пожалуй, была в своем роде сокровищем: Цуруё исправно доносила хозяевам обо всем, что делалось в клинике, и ничто не могло ускользнуть от ее бдительного ока. Однако информация поступала не столько к главному врачу, сколько к его супруге, и Ютаро, сам не раз попадавший впросак из-за длинного языка старшей сестры, не слишком ее жаловал.
– Говорят, они частенько встречаются в Сибуя…
– Вот как? – Как и подобало мужчине, Ютаро отнесся к новости довольно равнодушно.
– Между прочим, их отношения носят отнюдь не невинный характер!
– А что, есть свидетели? – невозмутимо осведомился Ютаро.
– Да ведь Симура ходит к нему домой! Наоэ жил в Икэдзири, неподалеку от клиники.
– Ну и что? Из этого вовсе не следует, что они спят.
Рицуко фыркнула.
– Наоэ – холостяк.
– Я тоже слыхала такие разговоры, – поддакнула с переднего сиденья Микико. – Симура почти всегда остается в его дежурства.
– Вот-вот. И Сэкигути об этом говорила. Удивительно: на этот раз Рицуко и Микико выступали единым фронтом.
– Ну хорошо, допустим. Но нам-то какое дело?
– Да, но… – Рицуко даже задохнулась от возмущения.
– Ты пойми, для нас большая удача, что мы заполучили Наоэ. Пусть это дело прошлое, но он преподавал в университете, был доцентом, а теперь работает у нас.
– Да разве дело в Наоэ? Это все штучки Симуры!
– Ого-го! – насмешливо протянул Ютаро. – Да ты никак ревнуешь?
– Что ты несешь? Глупости какие! – Рицуко одарила супруга убийственным взглядом.
– Пусть он делает свою работу, а остальное меня не касается. – И Ютаро махнул рукой.
– В том-то и беда, что с работой у него тоже не все в порядке.
– У Наоэ?
– Да. Помнишь того старичка, Исикуру?
– Исикуру?..
– Из палаты второго класса, на четвертом этаже. Ну, того, с раком желудка…
– А-а! Ёсидзо Исикура, – вспомнил наконец Ютаро.
– Так вот. Наоэ все время держит его на наркотиках.
– Наверное, чтобы облегчить страдания?
– Как знать. Может, и по другой причине.
– Да какие еще могут быть причины? – Ютаро недоуменно поднял брови.
– Это, конечно, слухи, но… – Рицуко наклонилась к уху мужа. – Говорят, он дает Исикуре наркотики, чтобы ускорить его смерть!
– Ты что городишь? – Ютаро неожиданно рассвирепел. – Хватит молоть чепуху!
– Я только повторяю то, что слышала.
– Это тебе тоже Сэкигути на хвосте принесла?
– Она просто сказала, что ей так кажется… – От неожиданной вспышки мужа Рицуко слегка растерялась.
– Как она смеет! Какая-то медсестра… Да и ты хороша: смотришь ей в рот! А, да что с тебя взять!
Пока Гёда бранился, машина подъехала к клинике. Ютаро, Рицуко и Микико зашли в канцелярию. Управляющий и девушки-конторщицы поднялись из-за столов, приветствуя хозяев.
– Чудесная сегодня погода. – Словно забыв об инциденте в машине, Рицуко непринужденным движением скинула шарф и выглянула в окно, на внутренний дворик. На крохотном, стиснутом каменными стенами клочке земли густо багровели сальвии.
– Только что заходил доктор Наоэ, – почтительно доложил управляющий. Югаро вопросительно взглянул на него. – Сказал, что хочет с вами о чем-то поговорить.
– Передай, пусть зайдет ко мне прямо сейчас.
– Хорошо.
Управляющий поднял телефонную трубку. Главный врач, присев на диван, взял со стола сигарету.
– Доброе утро!
В комнату влетела Цуруё Сэкигути. То ли она уже знала о приезде главного врача, то ли просто точно рассчитала. Все медсестры в клинике, включая стажеров, носили белые колпаки, и только колпак Сэкигути украшали две черных полосы. Внушительная полосатая шапка была явно велика для крохотной – как говорили в старину, не более пяти сяку
type="note" l:href="#n_5">[5]
ростом – Цуруё. Маленькое личико с глубоко посаженными юркими глазками, таящими умудренность прожитых лет, было исполнено подобающего старшей сестре достоинства.
– Похолодало сегодня, – сказала она.
– В самом деле. Совершенно необычная для ноября погода! – поддержала беседу Рицуко.
– О-о, вы сегодня сделали новую прическу!
– Да, решила зачесать волосы наверх, но, право, не знаю, стоило ли…
– У вас же чудесный овал лица! Вам очень идет, – елейно улыбнулась старшая сестра.
– Да? А я беспокоилась…
– А волосы, волосы какие густые, послушные. И лежат – просто загляденье. Наверно, их легко укладывать.
– Да. Я даже сама не ожидала.
Нахваливая жену, Цуруё не забывала польстить и супругу.
Управляющий кончил говорить по телефону и положил трубку.
– Доктор Наоэ сейчас на обходе. Как только освободится, сразу же придет.
– Благодарю.
Главный врач раскрыл журнал ночных дежурств. В последней графе почерком Норико было написано: «Дежурный врач – Наоэ. Медсестры – Норико Симура, Каору Уно».
– Вчера вечером в клинику привезли весьма подозрительного типа, форменного бандита, – сообщила Сэкигути.
– А, вот этого! – Взгляд главного врача, скользнув по странице, остановился на строчке с фамилией больного.
– Разбита бутылкой голова. Потерял много крови.
– А страховка у него в порядке? – Главного врача куда больше заботила эта сторона дела.
– Неизвестно. Но за него внесли тридцать тысяч задатка. – Последнюю фразу старшая сестра произнесла таким тоном, будто деньги она заплатила лично. – Больной был в нетрезвом состоянии, вел себя очень шумно, и его держали в туалете, пока он не успокоился…
– В туалете?! – Рицуко негодующе охнула.
– Да, в женском туалете. В амбулатории.
– Кто сегодня дежурил?
– Доктор Наоэ.
– Ах, вот как…
Рицуко прикусила язык, придержав готовые сорваться колкости.
– А где больной сейчас?
– Его поместили в палату третьего класса на третьем этаже. Спит беспробудно.
– Надеюсь, он там без дружков?
– Один.
– Надо запретить пускать их туда.
– Я уже предупредила в регистратуре.
– Как прошла операция?
– Лицо было сильно порезано, но все обошлось благополучно.
Старшая сестра выкладывала подробности, которые лишь сегодня утром услыхала от Норико с Каору, так, будто видела все это собственными глазами.
– Ну и прекрасно.
– И все-таки, – ввернула Цуруё, – ума не приложу, как это можно – запереть истекающего кровью больного в туалете! Даже если он пьян.
– Кстати, а туалет убрали?
– Да, кровь уже смыли. Но главное не это. Вчера сюда заявились приятели этого типа. Очень возмущались, что их дружка закрыли в уборной.
– И что?
– Доктор Наоэ быстро поставил их на место. Главный врач не любил осложнений. Он предпочитал жить спокойно, не ввязываясь в неприятности и заботясь лишь об одном – о собственной выгоде.
– Они утихомирились?
– Да. Но сегодня утром в регистратуру кто-то звонил. Весьма странный звонок…
– Да? Что такое? – В голосе Ютаро звучала тревога.
Старшая сестра быстро огляделась по сторонам и, понизив голос, зашептала:
– Человек, который звонил, сказал: «В вашей клинике дежурят пьяные врачи».
– Что-о?! Пьяные врачи?
– Да. Говорят, что будто бы доктор Наоэ во время дежурства немного выпил… – Выдержав эффектную паузу, Цуруе продолжила: – Я сходила в общежитие к медсестрам, когда Симура и Уно сдали дежурство, и обо всем их расспросила. Симура сразу заявила, что знать ничего не знает, а вот Каору Уно призналась, что, «да, кажется, немножко было».
Общежитие находилось за клиникой, в тесной боковой улочке. Кроме медсестер, там жили еще конторщицы и шоферы.
– Мне кажется, Симура покрывает Наоэ. – Старшая сестра бросила на Ютаро многозначительный взгляд.
– А больше по телефону ничего не сказали? Ютаро было отлично известно, что врачи частенько позволяют себе выпить во время дежурства, и его волновал не столько сам факт, сколько возможные последствия.
– Нет. Сразу же повесили трубку. Думаю, это в отместку. На первый раз ограничились этим.
– А что, был еще и второй? – испугался главврач.
– Нет. Во всяком случае, пока.
На сей раз информация старшей сестры основывалась не на слухах, а на вполне достоверных фактах, однако Цуруё была явно склонна преувеличивать значимость происшедшего.
– Ясное дело, им не понравилось, что их товарища заперли в туалете.
Главный врач недовольно молчал, и Цуруё бросилась за сочувствием к Рицуко:
– Что и говорить, это слишком жестоко!
Рицуко согласно кивнула, и в эту минуту дверь в канцелярию бесшумно отворилась. Все оглянулись. На пороге стоял Наоэ.
– А, доктор, входите, садитесь, – засуетился управляющий, указывая Наоэ на диван, где сидел главный врач.
– Доброе утро, доктор, – поздоровались с Наоэ Ютаро и Рицуко.
Он молча кивнул и прошел в комнату.
– Так, значит, вы сегодня не будете принимать больных? – поспешно меняя тему, спросила у Ютаро старшая сестра. Главный врач помедлил в раздумье.
– Есть кто-нибудь по рекомендации?
– Нет, пока никого.
– Я буду в клинике до обеда. Если кто придет ко мне, дайте знать.
– Непременно.
Подобострастно поклонившись, старшая сестра выскользнула за дверь. Следом за ней удалились в соседнюю комнату и Рицуко с дочерью. Управляющий снова уткнулся в свои бумаги.
– Утомились после дежурства?
В сущности, для врачей клиники главный врач был работодателем, однако с подчиненными он разговаривал неизменно в подчеркнуто вежливой форме. Желающих работать в частной клинике – особенно хороших врачей – находилось не так уж и много, а то, что Наоэ некогда занимал солидное положение в университете, весьма поднимало его в глазах главврача и побуждало изъясняться еще более учтиво. Наоэ пожал плечами.
– Да нет, не очень.
После бессонной ночи он выглядел осунувшимся и бледным. Впрочем, он всегда отличался бледностью – видимо, это был его естественный цвет лица.
– Говорят, ночью привезли какого-то пьяницу?
– Да, все лицо изрезано.
– Вы действительно закрыли его в уборной?
– Он буянил.
– Замечательная мысль! – Ютаро рассмеялся. Потом как бы вскользь заметил: – Если он об этом узнает, вряд ли придет в восторг. Да и приятели его тоже.
– Надо полагать… – Наоэ усмехнулся.
– А не будет неприятностей?
– Возьмем и выпишем, только и всего. – Наоэ невозмутимо чиркнул спичкой. Поистине, его невозможно было пронять.
Из соседней комнаты появилась Микико.
– Наоэ-сэнсэй, кофе?
– Спасибо, не надо.
– Тогда хотя бы чаю…
– Благодарю.
– А тебе, папа?
– Ну и мне налей.
Разговор о ночном пациенте главный врач не возобновлял, и Наоэ молча смотрел в окно. Сквозь стекло просачивался тусклый свет поздней осени. В канцелярию вернулась Рицуко и вежливо кивнула Наоэ.
– Мне передали, у вас ко мне какое-то дело? – нарушил молчание Ютаро, доставая новую сигарету.
Наоэ, словно не решаясь начать разговор, огляделся по сторонам, и Ютаро пригласил его в соседнюю комнату, служившую главврачу кабинетом. Рицуко с дочерью озадаченно посмотрели им вслед.
– Что-нибудь случилось? – спросил Ютаро, едва за ними закрылась дверь.
– Вам знакомо имя Ёсидзо Исикура?
– А-а, тот больной, что поступил к нам из университетской клиники с раком желудка…
Ютаро припомнил утренний разговор в машине. Рицуко еще говорила про наркотики…
– Вы не знакомы с ним лично?
– Нет, – пожал плечами Гёда. – Я его вообще почти и не помню.
– Ну тогда все в порядке, – едва слышно, точно разговаривая сам с собой, пробормотал Наоэ.
– А что такое?
– Он просит сделать ему операцию. Все время только и говорит об этом.
– Операцию? – Гёда с изумлением повернулся. – Но у него же пошли метастазы. Операция ничего не даст. Поэтому его и выписали из университетской клиники.
– Но он-то об этом не знает.
– Да, действительно… – Ютаро задумался.
– Там ему сказали, что все хорошо, можно выписываться, а улучшений все нет и нет. У него теперь надежда только на операцию.
– Думает, после операции ему станет легче?
– Он считает, что у него язва желудка.
– Это правда, что позвоночник уже поражен?
– Забрюшинная область, поясничный отдел позвоночника – все, похоже, поражено.
– И при операции уже не удалить?
– Разумеется.
– А если убрать основную опухоль? Наступит хотя бы временное улучшение?
– Нет, будет только хуже. Раковые клетки после хирургического вмешательства обычно начинают стремительно делиться, да и сама операция ослабит организм и лишь ускорит конец. Пытаться продлить ему жизнь бессмысленно.
Ютаро кивнул. Его познаний в области хирургии оказалось все же достаточно для того, чтобы оценить ситуацию.
– И вы хотите пойти на это? – Он непонимающе посмотрел на Наоэ.
– Разве я сказал, что хочу?
– Значит, вы ему отказали?
– Нет. И не отказал.
Главный врач поставил на стол пустую чашку.
– Раз больной просит, мы не вправе ему отказывать. Но после такой тяжелой операции он не протянет и двух месяцев. Более того, сразу же станет ясно, что операция только вызвала обострение. А это не в наших интересах.
Главврач кивнул.
– Если же, невзирая на все его просьбы, мы откажемся оперировать, он может заподозрить неладное, начнет нервничать.
– А что делать? Объясним, что не видим в операции необходимости.
– В университетской клинике, когда у Исикуры обнаружили рак, ему сказали, что это всего-навсего язва желудка, но ее лучше прооперировать. А потом, когда выяснилось, что метастазы прошли уже слишком далеко, тут же переиграли – мол, все хорошо, все чудесно, можно даже не резать. Так что он теперь вообще ничего не понимает.
– Какой же выход?
Да, нелегко, скрывая страшную правду, оставить больного умирать медленной смертью. Прежде и Ютаро не раз доводилось терзаться душевными муками в подобных ситуациях, но последние годы рак чаще лечили операционным путем, и читать отходную выпадало теперь на долю хирургов…
– А что родственники?
– Говорят, чтобы мы сделали так, как он просит.
– Гм… Довольно безответственное заявление.
– Они уже на все махнули рукой.
– Да-а… Положеньице. – Главврач подпер щеку ладонью.
– Так вот. Я долго думал об этом и пришел к выводу, что все-таки лучше операцию сделать.
Ютаро испуганно замахал руками.
– А если он сразу умрет?
Его даже пот прошиб – это же напугает больных! Д и вообще, подобный исход вряд ли будет способствовать укреплению престижа клиники…
– Операцию сделать можно – но только для виду. Тогда больной умрет не так скоро.
– Что вы конкретно предлагаете? Наоэ затушил сигарету.
– Лапаротомию.
– Чревосечение?
– Да. Просто сделать разрез – отсюда досюда. – Длинными пальцами Наоэ прочертил по своему белому халату линию через весь живот. – В сущности, достаточно рассечь только кожу, но уж резать так резать. Я хочу заглянуть и в брюшную полость. На состоянии больного это никак не скажется, зато старик будет думать, что ему сделали настоящую операцию.
Ютаро кивнул и потянулся за очередной сигаретой.
– Но операция кончится чересчур быстро. Он ни о чем не догадается?
– Оперировать будем под наркозом. Разрежем, зашьем, а потом пусть спит себе на операционном столе все оставшееся время. Он ничего и не заметит.
– Ну что же, раз вы считаете…
– После такой операции капельница не нужна, но все же, пожалуй, поставим.
– А как его потом кормить?
– Так же, как и после настоящей резекции желудка. Четыре-пять дней подержим на строгой диете, затем переведем на обычный рацион. Думаю, его нетрудно будет убедить, что все хорошо.
– Но если все пойдет слишком гладко, – вдруг засомневался Ютаро, – не заподозрит ли он обмана?
– Чепуха. Боль чувствует только кожа и верхний слой брюшины, желудок и внутренние органы болевых рецепторов не имеют. Если он засмеется или попытается приподняться в постели, то ему будет не менее больно, чем после настоящей операции.
Ютаро с явным интересом посмотрел на Наоэ.
– Когда же вы намерены его оперировать?
– Думаю, послезавтра, во второй половине дня.
– В пятницу?
– Да. Возможно, больной захочет посоветоваться с вами. Нужно, чтобы наши версии совпадали: ему назначена резекция желудка. За этим я к вам и пришел.
– Ясно, – кивнул Ютаро.
План Наоэ был, конечно, хорош, но главному врачу вдруг стало не по себе.
– Ну что ж… – Сидевший положив ногу на ногу Наоэ выпрямился. – Кстати, на следующей неделе к нам ляжет Дзюнко Ханадзё.
– Дзюнко Ханадзё? – переспросил Ютаро. Знакомое имя… Где он мог его слышать?
– Певица.
– А-а! Да-да, конечно… Она ложится в нашу клинику?
Звезда Дзюнко Ханадзё, исполнительница эстрадных песен, взошла прошлым летом – стремительно и внезапно. Зрители буквально сходили по ней с ума. У Дзюнко были узкие, миндалевидные глаза и пухлый ротик со слегка выдающейся вперед нижней губой, которая трогательно подрагивала, когда Дзюнко пела. Певец К., вошедший в моду одновременно с Дзюнко, был популярен среди зеленой молодежи, Дзюнко же покоряла сердца зрелых мужчин. Ей был всего двадцать один год.
– А что с ней такое?
– Хочет сделать аборт.
– Ого!
Ютаро хмыкнул. Ему нравилась Дзюнко. В этой девушке была какая-то странная червоточинка, намек на порочность, вводивший в искушение солидных, степенных мужей.
– Кто же виновник?
– Это мне неизвестно.
– А почему именно в нашу клинику? Ей кто-нибудь вас порекомендовал?
– Да, один мой университетский приятель. Он близко знаком с ее импресарио. Тот попросил его уладить это дело – в хорошей клинике и, разумеется, втайне.
– Вот оно что… – Ютаро вздохнул и уставился на Наоэ с новым интересом. – Вы ее уже смотрели?
– Вчера.
– Вот как? Она приходила сюда?
– Да. В темных очках и весьма скромном наряде, чтобы никто не узнал.
– Дзюнко Ханадзё – ее настоящее имя?
– Нет, псевдоним. В жизни ее зовут Акико Ямагути.
– Довольно заурядно.
– Она может пробыть здесь только один день. Попросила поместить ее в самую лучшую палату – ту, на шестом этаже.
Палата экстра-класса стоила 15 тысяч иен в день – не так уж и много за сохранение тайны…
– Вы сами будете ее оперировать?
– Да. Импресарио лично просил меня об этом.
– Страшновато, наверное?.. – В притворном сочувствии главврача слышалась неприкрытая зависть. – Покажете мне ее хоть разок, пока она будет здесь?
– Пожалуйста.
– Такая молоденькая, и надо же…
– Ей просто не повезло.
– Не повезло?
– В их среде на все смотрят просто. Но не следует терять голову. А она чересчур увлеклась – вот и поплатилась… Ей удобнее всего прийти сюда в среду. Она просила, чтобы к среде все было готово.
– Да-да, конечно.
– Но это только между нами.
– Разумеется.
Наоэ поднялся, чтобы откланяться, но Ютаро жестом задержал его.
– Пожалуйста, проследите, чтобы с этим пьянчужкой не было никаких осложнений.
– Не беспокойтесь.
Наоэ поклонился и вышел из кабинета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет без тени - Ватанабэ Дзюнъити



Отличный роман. Советую всем прочитать!
Свет без тени - Ватанабэ ДзюнъитиВладимир
20.03.2014, 9.40





Просто замечательный роман. Грустный, заставляющий задуматься. Сначала было тяжеловато воспринимать имена, но после второй главы привыкаешь. Однозначно 10 баллов!!!
Свет без тени - Ватанабэ ДзюнъитиНатали
23.03.2014, 10.31





Не,японская литература не для русской души,осилила 2 главы.
Свет без тени - Ватанабэ ДзюнъитиЛена
19.09.2014, 17.00





Удивительно живой и душевный роман,вызывающий чувства и пробуждающий эмоции... японцы очень тонко чувствуют окружающий мир и нашу взаимосвязь с ним, поэтому картины природы равны состояниям души...прорисовка героев отходит на второй план, на первом - душевные переживания... Не скажу, что очень оригинальный сюжет, но книга чем-то цепляет и выворачивает душу. Совет - читать!!!
Свет без тени - Ватанабэ ДзюнъитиЕвгения
30.06.2015, 17.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100