Читать онлайн Рыцарь прерий, автора - Валентино Донна, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь прерий - Валентино Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь прерий - Валентино Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь прерий - Валентино Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Валентино Донна

Рыцарь прерий

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

В тот день через Брод Уолберна проезжали солдаты, которые привезли припасы и почту. Они были изумлены, когда услышали, что здесь кипела битва, из которой Брод Уолберна вышел почти невредимым. Джульетта наблюдала за толпой, которая, как всегда, собралась, чтобы встретить солдат. Мужчины, женщины и дети сгрудились вокруг отряда: несмотря на последние происшествия, все по-прежнему были рады любому событию, нарушавшему скучную повседневность их жизни.
– Сегодня одно письмо вам, мисс Джей, – заметил улыбающийся сержант, которому предстояло ночевать на ее постоялом дворе.
Джульетта вежливо поблагодарила его, но сердце у нее оборвалось при виде изящной надписи на обороте заклеенного конверта: «Профессор Уиллъярд Т. Берне, Гарвардский университет, Бостон».
Казалось, она чуть ли не час тупо смотрела на конверт, вертя его в руках и водя пальцем по сургучной печати, охранявшей его содержимое. Она даже понюхала его и вообразила, будто ощущает запах пыли и ладана, представив себе сгорбившуюся спину монаха, записывающего имя Джеффри, чтобы профессор Берне смог его прочесть и подтвердить правдивость рассказов д'Арбанвиля. Ей надо только вскрыть письмо – и она узнает, была ли хоть доля истины в том, о чем говорил ей Джеффри.
Но Джульетта не смогла этого сделать.
Чем было вызвано гневное возмущение Джеффри, когда он узнал о том, что она попросила сделать профессора Бернса: искренним негодованием мужчины, оскорбленного тем, что возлюбленная охотнее готова поверить незнакомому человеку, чем ему самому? Или это было хитроумной уловкой актера, который не хотел, чтобы его разоблачили? Но одно было ясно: Джульетта не может допустить, чтобы это письмо доказало или опровергло то, что представляла собой жизнь Джеффри д'Арбанвиля, не может рисковать тем, что его содержание сотрет все следы того человека, которого она полюбила вопреки рассудку.
Вокруг нее все счастливцы, получившие письма с востока, вскрывали конверты, зачитывали вслух отрывки, смеялись и плакали над известиями от родных и близких. Джульетта запихнула письмо от профессора Бернса в карман, так его и не вскрыв.
Позже, когда все ее постояльцы были накормлены и захрапели, она положила письмо на крышку туалетного столика. Расчесывая волосы перед сном, она не отрывала взгляда от маленького белого прямоугольника. Даже когда она легла и закрыла глаза, конверт все равно не давал ей покоя. А еще в ее мыслях постоянно присутствовал образ Джеффри. Его густые каштановые волосы трепал ветер, его рот приоткрылся в привычной белозубой улыбке… Джульетта помнила все: запах его сильного тела, текстуру его кожи, то, как завитки его волос щекотали ей грудь. Как рокотал его голос, когда он называл ее «миледи».
Спать она не могла, поэтому под покровом ночи отправилась к его круглому дерновнику, окруженному рвом. Здесь ничего не осталось от Джеффри: он забрал свои ржавеющие доспехи, туники, оружие и сбрую. Если бы в ее загоне не тосковал сейчас Арион, она могла бы усомниться в том, что Джеффри вообще существовал. Джульетта лежала на набитом соломой матрасе и вспоминала. Домой она вернулась только перед самым рассветом.
Брод Уолберна и ее собственные обязанности, связанные с ним, всегда удерживали ее на месте. С отъездом Джеффри она казалась себе опустевшим зачумленным кораблем, который стоит в гавани, но пуст. Паруса его превратились в лохмотья, а неумолимые волны разбивают его безжизненный корпус в щепки.
Она только теперь начала понимать, что брошенный в гавани якорь еще не обещает благополучия и покоя.
Джульетта пыталась угадать, сколько времени пройдет, прежде чем горожане перестанут упоминать о Джеффри. Она не сомневалась в том, что очень скоро расчетливые поселенцы превратят желтые туники с гербами в новые занавески для кухонь, а кое-кто попробует забить глазницы ведрошлемов аккуратно подогнанными деревянными заклепками.
– Наверное, Джеффри не подходил для оседлой жизни. Хорошо, что он уехал, пока ваши отношения не стали слишком серьезными, – сказала ей на следующее утро Алма, которая зашла, чтобы взять взаймы мулов.
– А мне казалось, что это вам он понравился. Я знаю, что Бин Тайлер очень тревожился, когда слышал, как вас с Джеффри упоминали одновременно, – сумела равнодушно отозваться Джульетта, которой хотелось отвлечь Алму от этого разговора.
– Ах уж этот Бин! – Алма радостно улыбнулась и смущенно зарделась. – А потом, Джеффри пробыл здесь так мало, что не мог скомпрометировать ни одной порядочной женщины!
Джульетта проводила Алму взглядом, моля Бога, чтобы никто из горожан не догадался, что добропорядочная и сдержанная вдова Уолберн уже скомпрометирована – да еще как!
Джульетта забросила все дела и весь день провела на пастбище с Арионом, обхватив руками гладкую шею коня. Оба они смотрели на запад.
– А вам не приходило в голову отправиться за ним следом? – спросил ее за ужином капитан Чейни.
Она практически ни о чем другом и не могла думать.
– Я не могу бросить город.
Джульетта сама не знала, кого она хочет убедить капитана или самое себя.
– Сдается мне, что часть вашей души уже уехала… извините, мисс Джей.
Она ткнула вилкой в картофелину.
– Джеффри сказал, чтобы я за ним не ездила. Он приказал мне остаться здесь.
– И с каких это пор вы слушаетесь приказов?
Джульетте гораздо лучше удалось раздробить картофелину, чем собственные сомнения в том, что ей следовало поверить всему, что сказал ей Робби. Но даже если мальчик неправильно передал ей какие-то слова, несколько важных моментов оспорить было нельзя. Сейчас она перечислила их вслух, пытаясь убедить себя в том, что говорит все это ради капитана. На самом деле она испытывала непреодолимое желание высказать все.
– Джеффри позвал бы меня с собой, если бы я была ему нужна. И если бы он хотел, чтобы я поехала за ним, то не стал бы уезжать тайком, посреди ночи. Он… он слишком беспокоился о моей безопасности и не захотел бы, чтобы я выслеживала его одна.
– Ну, может, тут вы в чем-то правы, мисс Джей. – Капитан кивнул. – А что, если он все-таки актер и просто заигрался, а потом не знал, как выпутаться, не исчезнув без следа? Может, он не больше вашего намерен прыгать в тот каньон и просто не мог признаться в этом?
– Нет! – Джульетта никак не могла бы объяснить, почему настолько в этом уверена, и не сдержала грустного смеха, осознав, что теперь, когда Джеффри уехал, она так безусловно верит в его честность и благородство. Какая горькая ирония – понимать, что она никогда не сможет доказать этого Джеффри, так же как и он не смог доказать ей своей веры в нее. – И потом, уже слишком поздно. Он ведь уехал еще позавчера. Мне ни за что не успеть догнать его вовремя.
Оба безмолвно соглашались с тем, что, когда Джеффри прыгнет в каньон, будет уже слишком поздно.
– Я бы сказал, что конь, которого он вам оставил, мог бы догнать любого мула или индейскую лошадь, на которых может ехать Джеффри. Может, он надеялся, что вы что-то докажете, поехав за ним следом?
Джульетта уронила вилку на стол.
– По правде говоря, я расспросил солдат насчет пути, который ему предстоит. – Капитан Чейни откинулся на спинку стула. Можно было подумать, он опасался начать этот разговор, а теперь испытывал облегчение оттого, что все-таки решился. – Добираться туда можно по-разному. Например, один тип – Обри, Ф.К. Обри, – проезжал в день по сто пятьдесят миль, и путь от Индепенденса до Санта-Фе занял у него пять дней и шестнадцать часов. А от Санта-Фе до того каньона в Аризоне рукой подать.
– Джеффри как-то сказал мне, что Арион может в день пробегать больше ста миль.
В Джульетте опять поднялось то смятение, какое всегда будили в ней обстоятельства, связанные с Джеффри. Может, он действительно рассказал ей об этом и оставил ей своего коня для того, чтобы она имела возможность следовать за ним? Или дело обстояло именно так, как он пытался это представить: рыцарь оставил свое самое ценное имущество женщине, которую он любит и которую не рассчитывает больше увидеть?
– Есть еще и почтовая служба, мисс Джей. Они совершают регулярные рейсы из Вестпорта в Миссури: поездка обходится в сто двадцать долларов. Они едут намного медленнее, потому что приходится по дороге останавливаться на почтовых станциях. А потом еще солдат переводят из форта в форт. Конечно, отряду солдат до того места, что на карте миссис Эббот, добираться чуть ли не месяц.
– Месяц?!
– А может, и больше – некоторым солдатам ведь приходится идти пехом! Думаю, стоит считать, что двоим мужчинам, которые едут налегке, как Джеффри и тот индеец, можно передвигаться побыстрее, чем солдатам или почтовым каретам, но все-таки не так быстро, как ехал тот Обри. Так что… – капитан Чейни замолчал, чтобы подкрепиться глотком кофе, – …вы могли бы положиться на старого и ненужного армейского шпиона, если бы на самом деле хотели вовремя его нагнать.
– На вас, капитан Чейни? Вы бы помогли мне его найти?
– Если будете держаться и не раскисать, как баба, то я бы сказал, что у нас есть неплохой шанс его догнать, – подтвердил капитан Чейни.
– К долгим переездам я привыкла, – прошептала Джульетта. – А еще я могла бы попросить Бина Тайлера сделать нам копию с карты.
– Это я уже сделал. – Капитан Чейни похлопал себя по нагрудному карману. – Но должен вас предупредить. Страна очень большая, мисс Джей. Даже если Джеффри направляется прямо к тому месту, что обозначено на карте, есть немалая вероятность того, что мы туда приедем, а его не найдем. Или попадем туда слишком поздно.
На несколько секунд благодарность и надежда лишили Джульетту дара речи. Она зажала узловатые пальцы капитана между своими ладонями.
– Если Джеффри д'Арбанвиль, которого я люблю, там, то я его найду!
– Может, вы не сможете уговорить его изменить решение, – предостерег ее капитан.
– Может, это он уговорит меня передумать, – ответила Джульетта, – и я останусь с ним.
Капитан мгновение пристально смотрел на нее, а потом печально, но одобрительно кивнул.
– Похоже, вы уже это сделали.
– Знаете, может, сейчас самое время, чтобы вы начали называть меня по имени – Джульеттой.
Она почувствовала, что ее предложение доставило капитану удовольствие, и сама не могла понять, почему так долго избегала этого знака дружбы. Старый вояка смущенно улыбнулся.
– Джульетта! Как та девица у Шекспира.
– Точно такая же, капитан Чейни. Я не хотела быть такой, но оказалось, что это именно так.
– Ну, надеюсь, не во всем. Мне кажется, у той истории был печальный конец.
– Не настолько печальный, как могло бы быть, – возразила Джульетта. – Раньше мне казалось, что она неправильно сделала, отказавшись от всего ради человека, которого полюбила. А теперь я понимаю, что, если бы она этого не сделала, она была бы обречена.
Они отправились в путь на рассвете. Джульетта надела свое платье, сшитое по фасону Блумер, и, как и капитан Чейни, прихватила с собой только чистую смену одежды и немного еды в седельных сумках, чтобы им не пришлось тратить время на охоту или поиски съедобных растений.
Непрочитанное письмо от профессора Бернса она приколола булавкой под платье, так что оно лежало у нее у сердца все следующие недели, показавшиеся ей бесконечными, каждую радостно-пугающую и выматывающую милю их пути.
Джеффри сидел верхом на своей новой лошади, изумляясь тому, как плоское пространство, на котором они находились, вдруг прервалось далекими трещинами, изгибами, уходившими в глубь земли. Даже с намеренно выбранного им расстояния в полмили он испытывал благоговейное восхищение провалами в красных породах, зияющими перед ним.
Хромой Селезень кинул на него мрачный взгляд, останавливая свою лошадь рядом. Джеффри понимал, что скорее всего они ведут последний разговор на магическом языке, столь подходившем к этим величественным местам.
– Ты намерен совершить эту глупость сейчас?
– Да.
– Прямо на моих глазах?
– Клянусь, ты самый жалкий образчик пленного, какого мне только приходилось захватывать, – сказал Джеффри с наигранной шутливостью. – Ты упустил тысячи возможностей сбежать, так что не вини меня, если все еще торчишь тут, выражая неудовольствие моими намерениями.
– Да, но без моего красноречия кто бы увековечил твой подвиг, кто бы поверил, что такой человек когда-то скакал по нашим прериям?
Джеффри было приятно знать, что о нем будет помнить товарищ-воин, а не только какой-то книжный червь – профессор. Возможно, когда-нибудь Джульетта услышит песню Хромого Селезня и поверит в Джеффри, что бы ей ни написал этот профессор Берне.
– Спасибо тебе, друг.
Несколько мгновений они сидели в дружеском молчании.
– Тебе бы следовало сначала заглянуть через край, Джеффри, – как это сделал я. То, что ты там увидишь, заставит тебя передумать.
– Мое решение твердо.
Он прикоснулся к талисману, ища успокоения. Казалось, он пульсирует под его пальцами, и Джеффри задержался на месте дольше той минуты, когда намерен был перевести свою лошадь на полный галоп.
И тут лошади рыцаря и его спутника одновременно повернули головы назад, а еще секунду спустя менее чуткий слух Джеффри тоже уловил приближающийся топот копыт.
Хромой Селезень улыбнулся.
Джеффри не мог бы сказать, что удивило его сильнее: вид приподнявшихся в улыбке губ его сурового товарища, который впервые за все время их знакомства позволил себе это выражение чувств, или приближающееся к ним облако пыли. Постепенно Джеффри смог рассмотреть, кто же так напылил: это оказалась лошадь капитана Чейни, усиленно подгоняемая своим седоком, но отстававшая все сильнее, и быстроногий гнедой конь с растрепанной всадницей, стрелой летевшие прямо к нему.
Когда Джеффри впервые увидел Джульетту, он принял ее за ведьму. И она действительно оплела его сердце чарами, похитила его разум и полонила все его чувства. Он был так же бессилен справиться со своими чувствами к ней, как умерить бешеную скачку своего пульса. Ведь сумей он сделать то или другое – и будет обречен на верную смерть. Даже сейчас, когда он не сомневался в том, что появление возлюбленной будет только попыткой помешать ему осуществить свои намерения, оно заставило его ликовать.
Он не сдвинулся с места, хотя всем существом своим хотел пустить лошадь навстречу Джульетте и встретить ее на полдороге. В эту минуту он сомневался в том, что у него хватит силы воли продолжить свой путь, если он свернет с него хотя бы на шаг.
Арион радостно заржал, приветствуя хозяина, и чуть не сбросил его с седла, ткнувшись мордой ему в грудь. Джеффри положил ладонь на шелковистую шкуру своего скакуна и ощутил кожей теплое конское дыхание. Ему хотелось бы, чтоб его кожу щекотало более мягкое дыхание, но он не мог придвинуться к Джульетте, когда их разделяла полутонная громада, требовавшая ласки с просто-таки щенячьим восторгом.
– Кровь Господня, Джульетта, нам надо спешиться, пока кони не расплющили нам ноги!
А в следующую секунду Джеффри уже стоял всего в одном шаге от любимой, мысленно проклиная надетые на нем ржавеющие доспехи. Даже если бы он поддался порыву и притянул Джульетту к себе, он ничего не почувствовал бы – и это казалось ему хуже адской муки. А возможно, все обстояло как раз наоборот. Если бы после этих недель бесплодного желания он ощутил ее тело, его по-человечески слабое сердце могло бы помешать ему выполнить долг.
Джульетта была покрыта дорожной пылью от кончиков сапожек до спутанных завитков волос, и стала вся серо-коричневой, за исключением синих глаз и кругов под ними, где она вытирала слезы. Проживи Джеффри еще шестьсот лет – и все равно ему не встретить женщины, которая показалась бы ему красивее Джульетты, какой она была в эту минуту.
Даже если бы Хромой Селезень и капитан Чейни в это мгновение сами кинулись в пропасть, он бы этого не заметил.
– Почему ты приехала, Джульетта?
– Потому что тебя надо было искать здесь. Ты был прав, Джеффри. Энгус Ок посылает тебя как раз туда, где тебе необходимо быть. Я должна была последовать за тобой в какое-то опасное и страшное место… Я должна была уехать из Брода Уолберна, чтобы найти мою любовь, мою жизнь!
Тут она бросилась ему в объятия, и он понял, что ошибался, считая, будто ничего не почувствует. Вес ее тела заставил проржавевшие звенья кольчуги вонзиться ему в тело, несмотря на кожаный жилет, и тысячи уколов напомнили Джеффри о боли, терзавшей его сердце с той минуты, как он покинул Джульетту. Ее тепло проникло сквозь металл, словно само ее естество входило в душу >ыцаря, которая будет вечно принадлежать ей одной.
А на возлюбленной никакой кольчуги не было, так что можно было с огромным удовольствием обнять Джульетту и попробовать на вкус горячую кожу ее шеи.
– А это что? – пробормотал он, почувствовав плотный бумажный прямоугольник, приколотый у нее на груди.
– Письмо, которое прислал профессор Берне, как и обещал.
Его страсть мгновенно остыла, словно раскаленная подковка, опущенная в холодную воду.
– Ты не можешь основывать свое доверие на словах, которые написал незнакомый человек.
Джульетта лукаво ему улыбнулась.
– Ты прав. Сын миссис Эббот, Герман, все время писал о сбежавших верблюдах, а я ни единого не видела! А ты видел?
Джеффри не ответил на ее озорную увертку и указал подбородком на письмо профессора Бернса.
– Может, он подтвердил то, о чем я тебе говорил, и ты приехала просить прощения?
– Нет.
Значит, его самые худшие опасения оправдались. Он бы смог выдержать расставание с Джульеттой, зная, что она будет вспоминать о нем как о герое, который пожертвовал их любовью ради достойного дела.
– Значит, он назвал меня лжецом, а ты ему поверила и приехала упрекать меня за обман?
– Нет! – Джульетта ловко вынула письмо из-под платья. – Смотри. Я его не открывала.
На конверте выделялась печать из сургуча, скреплявшая непрочитанное письмо.
Она засунула письмо обратно и снова прижалась к Джеффри.
– Мне все равно, что там написано. Я люблю того человека, который сейчас стоит передо мной. Я не могу пообещать, что никогда не буду испытывать сомнений, но любить тебя я буду всегда. – Ее пальцы скользнули вдоль кожаного ремешка, охватывавшего его шею, и рыцарю показалось, что талисман одобрительно запульсировал, распространяя волны дрожи по его телу. – Давай отправимся прямо сейчас, пока я не успела слишком испугаться. Давай отдадим этот талисман по назначению. Мне надоело делить тебя с давно умершим королем, как тебе надоедало делить меня с памятью о бедном Дэниеле.
– Ты… ты прыгнешь вместе со мной? А как же твой город, Джульетта? Ты его бросаешь?
– Думаю, что благодаря тебе даже регулярной армии не удалось бы теперь согнать наших поселенцев с их земли. Брод Уолберна никуда не исчезнет, сколько бы времени мы ни отсутствовали.
– Значит, пока ты веришь всему, что я тебе говорил? Ее сияющее дивным светом лицо вдруг затуманилось, словно ясный летний день с наступлением сумерек, но она улыбнулась и прижала ладонь к его груди напротив сердца.
– Ох, Джеффри, мне предстоит поистине невероятный прыжок через собственное недоверие!
Когда Джеффри попытался посадить Джульетту на спину Ариону, тот отпрянул, так что влюбленным пришлось поменяться конями. Возможно, это было к лучшему: Джеффри не сомневался в том, что Арион прыгнет, не колеблясь, и увлечет за собой второе животное. А когда они попадут в родную эпоху Джеффри, вторая лошадь им весьма пригодится.
Джульетта отправляется с ним! Рыцаря охватила такая радость, что ему даже думать было трудно.
Он глубоко вздохнул, повернулся к ней – и у него сжалось сердце при виде того, как неподвижно она застыла в седле. Даже толстый слой пыли не мог скрыть смертельную бледность, покрывшую ее лицо.
– Ты испугалась, миледи!
– Когда ты так меня называешь, я готова на все. Но…
– Но?
– А что, если мы не… что, если мы окажемся в совершенно другом времени или месте, а не в том, которое ты ожидаешь?
Казалось, в талисмане на его груди бьется жизнь.
– Не страшись! Энгус Ок доставит меня именно туда, где я должен оказаться. Ты же сама это сказала. И мы будем вместе, Джульетта.
Она вложила пальцы в его руку и, судорожно глотнув воздух, пустила лошадь медленным шагом. Он крепко сжал ей руку, жалея, что не может передать свой жар ее похолодевшим пальцам.
– Чего мне ожидать, Джеффри?
Он почувствовал прилив гордости: его отважная леди не хуже настоящего рыцаря ищет преимуществ, которые может дать знание.
– Сам прыжок покажется одновременно бесконечным и в то же время мимолетным, как вскрик сверчка. А потом наступит ужасная слабость и очень неприятное желание вывернуться наизнанку. – Джеффри натянул поводья, замедлив их и без того неспешное движение. – Когда мы окажемся на месте, притворяйся немой и постарайся скорчиться, пока я не найду плаща, чтобы прикрыть твою одежду. Там, откуда я явился, люди не будут так радушны к незнакомому человеку, внезапно появившемуся среди них.
Он всем телом ощутил ее испуганное содрогание и постарался заглушить свои слишком смелые надежды.
– Джульетта, если ты скажешь мне, что слишком боишься, чтобы остаться со мной, я не стану просить тебя прыгать. Я клянусь вернуться к тебе. Тебе необязательно это делать, миледи. Для меня достаточно дорого и то, что ты приехала сюда…
Джульетта прервала его благородные возражения, наклонившись к любимому и закрыв ему рот поцелуем.
– Джеффри, иногда ты слишком много говоришь. С этими словами она ударила каблуками в бока лошади, и та ринулась вперед. При этом Джульетта не выпустила руки Джеффри, так что чуть не вывихнула ему плечо.
Он никогда не подумал бы, что можно скакать во весь опор, держа любимую за руку, но казалось, Арион ощутил его потребность не расставаться с Джульеттой и приспособил свой бег к аллюру второй лошади. Двум лошадям нужны считанные секунды, чтобы галопом преодолеть расстояние в полмили, но все же у нее было время на то, чтобы передумать. Когда до края каньона оставалось всего десяток шагов, Джеффри показалось, что Джульетта зарыдала, и у него ёкнуло сердце: он решил, что она намерена резко повернуть свою лошадь в сторону.
Но она этого не сделала!
– Не отпускай меня! – крикнула Джульетта, когда они вместе сорвались вниз.
– Никогда, миледи!
Но хотя Джеффри еще никогда не давал обещания с такой решимостью сдержать его, против него восстали высшие силы. Рыцарь весил гораздо больше Джульетты, а с учетом доспехов – вдвое больше, да и Арион был в полтора раза тяжелее второй лошади; он опережал ее в падении, и с этим ничего нельзя было поделать.
– Джеффри!
В ее крике слышалась паника: рука Джеффри начала соскальзывать, так что он держал уже только самые кончики пальцев Джульетты.
Ему надо было посадить ее в седло перед собой, но Арион отказался принять ее на себя, а Джеффри был так ослеплен своей возлюбленной, что лишился способности соображать. Чувствуя почти невыносимое усилие, раздирающее их руки, рыцарь разразился проклятиями: у него не осталось возможности перетянуть Джульетту на Ариона. Он понимал, что вынужден отпустить ее, иначе рискует сдернуть ее с седла, а потом уронить в бездонную пропасть.
– Джеффри! Обещай мне, что я снова тебя увижу! Крик Джульетты эхом отдавался от стен каньона, звуча все глуше: их окружал туман… Чувство одиночества было невыносимым.
– Ободрись, Джульетта! – громко прокричал Джеффри. – Мы будем вместе навсегда. Я клянусь в этом!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рыцарь прерий - Валентино Донна



Мне не понравилось, хотя я любитель почитать о диком западе и перемещениях во времени....
Рыцарь прерий - Валентино ДоннаВита
17.07.2012, 15.48





прикольно!
Рыцарь прерий - Валентино Доннаелка
14.10.2013, 16.11





Написано хорошо, сюжет не заезженный. Советую прочитать.
Рыцарь прерий - Валентино ДоннаТатьяна
10.05.2014, 16.43





а мне очень понравился роман!сюжет - такого необычного, не тривиального мне раньше читать не приходилось. герои - адекватные.ну и, само собой, Джеффри - мечта, а не парень! честный, верный, ответственный. рекомендую к прочтению.
Рыцарь прерий - Валентино Доннаjenny
20.11.2015, 14.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100