Читать онлайн Королева его сердца, автора - Валентино Донна, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева его сердца - Валентино Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева его сердца - Валентино Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева его сердца - Валентино Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Валентино Донна

Королева его сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Мортлейк, Англия, 1544 год
Данте не мог оторваться от нескольких строчек, написанных на мягком пергаменте тонким неразборчивым почерком. Он так и не овладел почти недоступными его пониманию тонкостями беседы на английском языке, но мог прочесть это предупреждение о том, что хитрый старый Генрих в очередной раз подвергал испытанию решимость Данте жениться на Елизавете.
По меньшей мере дважды шпионы Данте сообщали ему о том, что Генрих тайно вел переговоры с могущественными людьми в разных концах света, предлагая им брак со своей младшей дочерью в обмен на его, Генриха, покровительство, во многом подобно тому, как в свое время торговался по этому же поводу с Карлом. Не впервые Данте посылал к Генриху курьеров с составленными в сильных выражениях напоминаниями о своих правах в отношении Елизаветы. И каждый раз тайные переговоры Генриха сходили на нет и в конце концов выдыхались, как пламя в кузнечном горне с замершими мехами. Но Данте не успокаивался на этом, понимая, что не выражения возмущения заставляли Генриха уверять его в своей доброжелательности. Генриха сдерживали лишь переговоры с Карлом о поддержании мира на континенте. Хрупкий мир рухнул несколько месяцев назад. Однако это не имело значения для договоренности между двумя королями, которая оставалась в силе. Елизавета все еще была ребенком. И Данте не разуверился в том, что в свое время помолвка сможет состояться. Но вот пришло письмо, говорившее ему о том, что времени больше не оставалось.
«Он снова взялся за свое. На этот раз он намерен выдать ее за другого. Приезжайте в Мортлейк, прежде чем встретитесь с ним. У вас нет выбора, выход только один, и без меня вам его не найти.
Ваш друг д-р Джон Ди».
В Италии у Данте были друзья, в Англии же – ни одного. Каким образом незнакомец, о котором он и слыхом не слыхивал, оказался посвященным в тайну молодого человека да к тому же обещал помочь, оставалось для Данте загадкой.
Встреча с Генрихом предполагала поездку в Лондон, во дворец короля. Данте изучил карты и вычислил, что крюк в Мортлейк мог спасти его, если, конечно, этот таинственный доктор Ди и впрямь в состоянии оказать итальянцу неоценимую услугу. На худой конец он, Данте, запоздает лишь на несколько часов.
И вот Данте уже стоял в холодной, мрачной, крошечной гостиной Ди. Он порадовался тому, что нагрудник доспехов удерживал тепло его тела. После долгой дороги молодой человек был страшно голоден и падал с ног от усталости, но престарелый слуга доктора не предложил ему закусить, а присесть на запыленную рухлядь, с незапамятных, по-видимому, времен служившую мебелью в жалкой каморке, у Данте не возникло желания.
Прошла одна четверть часа, за ней другая, а потом истекло и время, мысленно отведенное им для разговора. Доктора Ди все не было, и Данте чувствовал, как в этой отвратительной обстановке в нем медленно закипает злость. Раздосадованный, он резко повернулся, кляня себя за то, что его провели как мальчишку, и едва не раздавил какое-то хрупкое привидение, словно из воздуха возникшее на его пути. Громко чертыхнувшись, Данте вцепился в его плечи, чтобы не грохнуться обоим на пол.
– Я провидец, – проговорил призрак голосом, который, вероятно, по его мнению звучал устрашающе. – Я предвидел, что в эту самую минуту ваше терпение иссякнет.
– Здесь не нужно быть семи пядей во лбу, – презрительно фыркнул Данте. – Однако, прежде чем уйти, я пожалуюсь на тебя твоему хозяину за то, что ты занимаешься колдовскими играми.
– Увы! Хозяин здесь я.
Ошеломленный молодой человек с недоверием уставился на незнакомца. Приглядевшись, он увидел, что человек был не так стар, как ему показалось, судя по сутулой фигуре и худобе, делавшей его похожим на скелет. На нем мешком висел вонючий черный халат, а волосы, неопрятно спадавшие седыми прядями на плечи, прикрывала какая-то непонятная скуфейка. Его жалкая бороденка больше напоминала козлиную.
– Ты… ты – Джон Ди?.. – в замешательстве спросил итальянец.
– Да, конечно. – От резкого кивка наушники скуфейки хлопнули его по ушам. – Доктор Ди, с вашего позволения. Я предвижу, что они изгонят меня через несколько лет из Кембриджа, но им никогда не удастся отнять у меня мою ученую степень.
Высокомерие испарилось у Данте вместе со способностью держаться на ногах. Он опустился на полусгнившую скамью.
Доктор Ди засеменил к задрапированной стене и рывком раздвинул тронутые плесенью шторы, за которыми оказалось окно с закрытыми ставнями. Он сделал несколько резких движений головой, оглядывая украшенное рамой с затейливым орнаментом зеркало и другие предметы, сваленные в кучу на полу.
– Встаньте рядом вон с тем магическим зеркалом, прежде чем я впущу солнце.
Через трещины в ставне пробилось несколько полосок света. Убогая комната показалась Данте еще более гадкой, а сам он, отдавшийся на волю Ди, – просто жалким. Он поднялся со скамьи.
– Нет, я не буду этого делать. Я ухожу, – на ломаном английском объявил итальянец.
– Не уходите, если не хотите погрузить всю Англию в хаос! – Этот резкий оклик ошеломил Данте, лишив его дара речи, настолько повелительный тон не вязался с тем, что видел молодой человек. – Если вам дороги ваши жизнь и душа, вы выслушаете все, что я скажу вам о ее милости миледи Елизавете.
– Откуда такая осведомленность о подробностях жизни королевской семьи? – коверкая слова, спросил Данте.
– О, да просто благодаря моим тесным связям с доктором Чиком. – Ди очень удивился тому, что Данте не догадывается, о чем идет речь.
– С доктором Чиком?
– Он учил юного Эдуарда Тюдора греческому и латинскому языкам. Вы знаете Эдуарда, сына короля Генриха? Доктор Чик много раз помогал мне, а я в ответ делюсь с ним своими познаниями в астрологии. Мы коллеги.
И это чучело, сильно смахивающее на лунатика, – коллега всемирно известного ученого? Даже помешанные на астрологии подданные отцовского двора не отнеслись бы серьезно к толкованиям сей подозрительной личности. Данте стремительно шагнул вперед, готовый убраться восвояси, но доктор Ди предостерегающе поднял руку, и итальянец, как ни странно, почувствовал, что не способен сделать больше ни шагу.
– Недавно я составил гороскоп Эдуарда для доктора Чика, но я никогда не смогу показать ему мой гороскоп, никогда! – Голос Ди понизился до шепота: – Я уже сказал вам, что я провидец, – мои гороскопы говорят о том, что юный Эдуард станет королем!
– Изумительно! – протянул Данте с саркастической усмешкой, нимало не смущенный предсказанием, которое так потрясло доктора Ди. – Подумать только, сколько толков пойдет на сей счет – престол унаследует по праву старший сын короля!
– Единственный сын короля. Несмотря на горячее стремление иметь наследников мужского пола, у Генриха больше никогда никто не родится.
– Да ему нужен всего один, и он благополучно пережил все опасности детских болезней.
– Увы, род Тюдоров отличается слабым здоровьем. Все они перемрут, повалятся, как кости домино, и тогда начнется славное сорокапятилетнее самостоятельное правление ее милости миледи Елизаветы.
Бредни лунатика попахивали государственной изменой.
– Ди… – начал было Данте.
– Доктор Ди, – резко перебил его странный собеседник, а затем продолжил довольно сдержанно: – Я буду назначен астрологом королевы, когда она взойдет на трон. А вы, сэр, с вашей тайной помолвкой лишь препятствуете событию огромной важности.
С губ Данте готова была сорваться по меньшей мере сотня возражений. Например, Генрих VIII снова, и притом скандально, женился на шестой жене и, несомненно, будет иметь других наследников, с гораздо большими правами на трон, нежели Елизавета. Видит Бог, женщина не сможет править без сильной мужской руки и сорока пяти дней, не говоря уже о сорока пяти годах. Каждому понятно, что все эти гороскопы и предсказания не что иное, как суеверные бредни, и он, Данте, оказался в глупейшем положении, так долго позволяя этому безумцу морочить себе голову.
Однако все доводы, которые он держал наготове, сразу поблекли всего лишь от двух слов, произнесенных астрологом: «Вы препятствуете…»
– В письме мне было обещано помочь добиться от Генриха подтверждения моей помолвки. За этим я и приехал. – Голос Данте охрип от волнения.
– Я же говорю вам, что вы не можете воспользоваться помолвкой! – Лицо Ди исказилось негодованием.
– Могу, – упрямо возразил молодой человек.
– Нет! И вы должны позволить мне сделать так, чтобы вы магически исчезли!
Первым порывом Данте было потребовать, чтобы ему вернули меч, и пронзить им сердце жалкого астролога, милосердно прекратив тем самым его безумное существование. Но тут в голове молодого человека, чье терпение успело полностью иссякнуть в ожидании доктора, пронеслась мысль о справедливости наследования трона Генриха VIII его законнорожденным, да к тому же единственным отпрыском мужского пола.
Он подпер кулаком подбородок, сделав вид, что глубоко задумался:
– Гм… Может быть, вы закроете глаза, занявшись моим магическим исчезновением, а когда откроете, меня уже здесь не будет?
– Не делайте из меня посмешище, сэр.
Данте стало неловко за неудачную шутку. «Чего же ты хочешь от меня, доктор Ди?»
– Послушайте меня внимательно, прежде чем судить обо всем. – Данте кивком согласился, и астролог продолжал: – Елизавета никогда не должна выходить замуж. Ей суждено править самостоятельно. Единственное, что может помешать исполнению воли Всевышнего и повергнуть страну в хаос, это данная ею клятва: «Я выйду замуж за вас, и ни за кого другого, Данте Аль-берто Тревани».
По спине Данте прошел холодок. Откуда Ди мог так точно знать слова Елизаветы? Не иначе, как услышал из ее собственных уст. Конечно, оба они в сговоре.
– Так, значит, она рассказала вам о своей детской клятве, – догадался молодой человек.
Ди покачал головой:
– Я никогда не разговаривал с ее милостью миледи Елизаветой, хотя в будущем нам предстоит разговаривать часто. Дело в другом. Вы, несомненно, боитесь, как бы я не убил вас на месте.
У Данте от изумления перехватило дыхание. Мысль о возможной гибели не приходила ему в голову, когда он решил сделать крюк для встречи с Джоном Ди. До сей минуты он смотрел на астролога со снисходительным презрением. Походя высказанная угроза вдруг показала, как незавидно его положение, напомнив, что только упрямая гордость заставила его отклониться от дороги, никому не сказав о своих намерениях. Молодой человек стоял без оружия в каморке безумца, в чужой стране, управляемой королем, который, по всей видимости, жалел о давней сделке.
Что и говорить, незавидное положение для человека, только что услыхавшего, что он препятствует…
– Увы, убить вас я не могу. – От мелькнувшего при этих словах в глазах Ди искреннего сожаления Данте прошиб холодный пот. – Ваша смерть теперь, когда ее милость миледи Елизавета все еще так юна, могла бы стать поводом, освобождающим наследницу от данной ею клятвы. И тогда она могла бы с чистой совестью согласиться на другого избранника.
– Вы не смеете думать, что я отступлюсь добровольно. – Данте заговорил резко, смущенный тем, что позволил угрозам какого-то шута хотя бы на один миг поколебать его уверенность в себе.
– Да, у меня нет причин ожидать легкого отказа от столь честолюбивых помыслов. Ради этого большинство мужчин готовы были бы продать свою душу дьяволу. – Астролог пристально смотрел прямо в глаза Данте, и в этом немигающем взгляде не было никаких признаков безумия. – Вы навсегда останетесь тем, кто вы есть, – обычным человеком, каких миллионы. А она будет королевой Англии, Тревани. Человек, взявший ее в жены, будет править страной рядом с нею, как супруг царствующей королевы.
Данте обуревало честолюбивое стремление стать супругом правящей королевы. Все головы склонились бы перед ним, как они склонялись перед его отцом. Отец! Да, лаже сам Карл V вынужден был бы признать своего незаконного сына равным себе. Никто, даже император Священной Римской империи, не осмелился бы попрекнуть его незаконным происхождением, с этим было бы покончено раз и навсегда – при условии, если подтвердятся возмутительные предсказания астролога. Нет, это невозможно.
В глазах Ди сверкало удовлетворение, говорившее о том, что он непостижимым образом читал все, что творилось в душе честолюбивого итальянца.
– Стоит вам только показаться при дворе, и Елизавета сочтет делом чести исполнить свою клятву. В отличие от вас она пошла на помолвку с самыми искренними намерениями.
Данте повернулся на каблуках, намереваясь молча уйти. Однако перед дверью, преграждая ему дорогу, стоял престарелый слуга Ди, сжимавший в руке внушительную метлу, всем своим видом доказывая готовность хватить своим орудием по голове Данте, осмелься тот сделать еще хоть один шаг. Лицо этого человека было таким угрожающим, что Данте замер на месте, опасаясь, что малейшее его движение может вызвать роковой удар. Он смиренно поднял руки. Слуга неожиданно улыбнулся ему и принялся подметать пол.
– Он мог бы жениться на другой, более подходящей его положению, хозяин, и покончить с борьбой за союз с миледи Елизаветой, – заметил слуга со знанием дела.
Ди покачал головой:
– Такой шаг не избавил бы Елизавету от намерения выйти замуж за кого бы то ни было. Один Господь ведает, что у женщин в голове. Тревани должен исчезнуть. У нас нет другого выхода.
Пока Данте слушал, как двое глупцов обсуждали его будущее, как будто они могли сыграть в его судьбе какую-то роль, в голове у него прояснилось. Он не пережил бы презрительных насмешек, если бы прошел слух о том, как он стал свидетелем бредового разговора между стариком, ра чмахппапшим метлой, и лунатиком, намеревавшимся неким магическим образом заставить его исчезнуть.
– Так что же нам остается, Ди, если вы не можете пи убить меня, ни подыскать мне более подходящую партию? – поинтересовался Данте с плохо скрытым нетерпением.
– Речь здесь идет не совсем о том, подходит кто-то кому-то или нет. Ясно одно: вы не годитесь для брака с Елизаветой.
– Не гожусь? – переспросил Данте с той обманчивой мягкостью, которая заставила бы любого, кто его знал, схватиться за меч. Но доктор Ди был не из их числа и опрометчиво продолжал настаивать на своем, не понимая грозившей ему опасности:
– Не годитесь. Человек, отважившийся любить королеву, не может утверждать, что принимает близко к сердцу ее интересы, тайно действуя в своих собственных целях. Человек, осмелившийся любить королеву, должен безраздельно принадлежать ей. Вам не дано этого понять, Тревани. Вы весьма смутно понимаете даже то, что движет вами в стремлении достичь своей цели!
– Я думал, что вы действительно провидец, – Данте презрительно фыркнул в ответ на бредовые идеи Дн. – Титул и земли – вот что мне нужно от этого брака. И напрасно вы предсказываете столь славное бу-дущео моей невесте.
Ди оставил без внимания нападки Данте.
– Вы все еще надеетесь завоевать расположение своего отца, заставив английского короля сдержать слово?
Данте вызывающе посмотрел на Ди:
– Я зрелый мужчина, а не сопливый юнец, для которого главное – мнение собственного отца. Мой отец ценит мое военное искусство. Я ценю золото, которое он мне присылает в обмен на это. Уже много лет я не думаю о том, любит он меня или нет.
– Так говорит ваша голова. Но сердце ваше выводит совсем другую мелодию. Именно сердце должно научить вас быть достойным человеком. – На лице Ди вдруг возникла мягкая улыбка. – И это умение я дам вам в обмен на ваше магическое исчезновение.
Данте промолчал. Многое из сказанного Ди было досадно близко к истине, но мириться с этим ему не хотелось. И он решил переменить тему разговора:
– Я не стал бы так спешить с заключением этого брака, если бы Генрих не проявлял столь очевидную решимость выдать Елизавету замуж. Ведь, кроме всего прочего, она всегда старается делать так, чтобы отец был доволен.
– Увы, бедный король Генрих покинет земную юдоль раньше, чем ощутит свое недовольство безразличием Елизаветы к браку. Повторяю – вы должны исчезнуть. Это лучше всего послужит Елизавете.
– Озлобляя ее против тех мужчин, ни одному из которых она не решится довериться? – в запальчивости подхватил Данте.
– О, да вы, оказывается, слишком высокого мнения о себе, если полагаете, что ваше исчезновение сильно повлияет на Елизавету, – усмехнулся Ди. – Ее королевская милость с успехом воспользуется вашим отсутствием. Верьте мне, Тревани, она только поблагодарит вас, особенно если вы никогда не будете вторгаться в ее жизнь!
Тянуть время дальше не было никакого резона. Возможно, если сделать вид, что согласен с бреднями доктора, он сможет сбежать и заняться действительно важным делом – встречей с будущим родственником Генрихом VIII.
– Отлично, Ди. Я согласен на магическое исчезновение, только поторапливайтесь, – миролюбиво произнес итальянец.
Ди снопа улыбнулся. Он отпустил слугу, и когда они в гостиной остались вдвоем, подошел к нагромождению каких-то предметов посреди комнаты.
– Это мой радиус-векторный астрономический прибор, я его называю «радиус астрономикус», – заговорил он о своем любимом детище, с явным удовольствием погладив странное сооружение. – И я вовсе не уверен в том, что он потребуется для моей рискованной затеи, но мне хочется избежать неудачи.
Данте застонал от столь пространного объяснения. Тем временем Ди взял зеркало и рукавом стер с него жирное пятно.
– А вот мое магическое зеркало. Очень древнее. Легенда гласит, что продолжительное воздействие на него солнца может его разрушить, поэтому мы должны очень бережно с ним обращаться. – Он потянул Данте за руку, и теперь оба они оказались перед «радиусом астрономикусом». Данте покорно подчинялся, готовый на все, лишь бы нелепая встреча поскорее закончилась.
– Я устал ждать, доктор Ди.
– Еще шаг влево, пожалуйста. Вот так. Сейчас я открою ставни, чтобы солнечный свет отразился в зеркале. Как только луч коснется вас, вы – пфф! – мгновенно исчезнете.
Столь тщательные приготовления Ди пробудили в молодом человеке любопытство. Данте сам привык все делать по собственному, тщательно составленному плану, считая себя зрелым, умудренным опытом человеком. Не то что его люди, но даже их лошади шагу не могли ступить без указаний своего хозяина. Однако его логика и мудрость по сравнению с одержимостью астролога мельчайшими деталями оказались просто детскими игрушками.
– И где же я окажусь потом, после этого… ну… исчезновения? – не вытерпел молодой человек.
– В будущем, разумеется.
– А почему не в прошлом? – спросил Данте, искренне желавший узнать, была ли у Ди и такая возможность.
Доктор Ди изумленно воззрился на итальянца, но объяснил, что ему действительно приходила в голову подобная мысль:
– Если бы я отправил вас в прошлое, вы могли бы оставить Елизавете тайный завещательный отказ, и моя роль в этом была бы раскрыта.
– Ага! Так, значит, вы намерены обмануть свою королеву? – Эта насмешка заставила Ди побледнеть, а Данте, поддразнивая его, добавил: – По правде говоря, мне это кажется нечестным, доктор Ди. Вы хотите получить все, чего пожелаете, тогда как Елизавета и я теряем все.
Доктор Ди бросил на молодого человека подозрительный взгляд:
– Елизавета достигнет того, чего желает ее сердце. Превыше всего она жаждет власти и славы – и она займет свое место в истории при условии, что вы не станете принуждать ее к браку, которого она не хочет.
– Иначе говоря, пострадаю только я один.
– Пострадаете? Странно такое слышать от вас, Тревани. За эти годы ваше сердце так очерствело, что вы даже не заметите, как оно перестанет биться.
Данте гордился непроницаемой броней, в которую он одел свое сердце. И все же в нем шевельнулось смутное волнение, словно он не решался ответить на обвинение доктора Ди.
Должно быть, на лице Данте отразилось несвойственное ему внутреннее смятение, потому что Ди смотрел на него в каком-то удивленном раздумье:
– Что ж, может быть, для вас не все еще потеряно. Как и вы, я человек чести. Мне хотелось бы предложить вам кое-что взамен. Вы окажетесь в ситуации, которая обеспечит вам все, на что вы могли бы надеяться, чтобы добиться славы.
– Королевы, королевства, которым мог бы править, и положения, при котором никому бы не мешал. – Данте воспринял его слова как издевку. И с тоской почувствовал, что самое большее, на что он мог надеяться, это брак по расчету, без любви, с какой-нибудь равнодушной особой. Он стиснул зубы, стараясь прогнать из головы горькие мысли.
– Вот именно. И вкупе с исцелением вашего сердца, которое будет достойно презрения, если гордыня ослепит вас настолько, что вы не будете знать ему истинной цены. Но если вы примете вызов, жизнь для вас повернется невиданной доселе стороной.
– Вызов, Ди? Предупреждаю вас, сила моя огромна, в чем не раз убеждались мои враги.
Ди вновь посмотрел на него с тревогой:
– Раны, от которых вы будете страдать, не будут кровоточить, но будут причинять вам более сильную боль, чем потеря жизни или, скажем, конечности. У вас никогда недостанет сил принять эти вызовы, Тре-вани.
Данте было жаль упускать возможность, которую сулила подобная сделка, хотя и не очень верилось в слова астролога:
– Предположим, что я вынесу нестерпимую боль и справлюсь с таинственными вызовами. Победа предполагает какие-то трофеи?
– Сердечные битвы вознаграждают победителя счастьем. Этот приз дорогого стоит.
Данте покачал головой:
– Нет, Ди. Счастье в любви привлекает меня меньше, чем желание слышать, как мой отец, обращаясь ко мне, называет меня «милорд». Предлагаю обмен. Я разрешаю вам попытаться сделать так, чтобы я исчез. Но если я докажу, что гожусь в супруги коронованной особе, я вернусь сюда и потребую все, принадлежащее мне по праву.
На лице Ди появилось выражение озабоченности:
– Я вовсе не уверен в возможности этого. Нельзя сбрасывать со счетов само течение времени. Там оно может пронестись быстрее, чем здесь, или наоборот – здесь быстрее, чем там. Ведь день, который пролетит в будущем, может равняться неделе, месяцу, а то и году, или…
– Ди, вы хуже старой бабки, которая никак не может найти свой кошелек.
Ди с упреком посмотрел на итальянца и прошипел ехидно:
– Тогда скорее всего для вас не будет иметь никакого значения, что Елизавета вполне может оказаться старухой к тому времени, когда вы вернетесь. Впрочем, я не взял бы на себя смелость утверждать, что, несмотря на это, вы не захотите вернуться.
– Тогда почему вы боитесь такого уговора?
– Что ж, очень хорошо. – На лице Ди мелькнуло неудовольствие. – Запомните: зеркало унесет вас отсюда. Зеркало же может принести вас и обратно.
– Зеркало. – Данте искоса глянул в него и невольно моргнул: ему почудились стремительно проносившиеся ярком небе облака, но это было невозможно, потому что через едва приоткрытые ставни проникал только узкий куч света.
– Ну а теперь приступим. Сядьте сюда, и как можно прямее! – проворчал Ди. – Не забывайте о том, что, согласно легенде, свет солнца должен упасть прямо на зеркало и лишь на короткое время, не то оно может разлететься на куски. Я поверну его так, чтобы отраженный свет пал на вашу голову.
Ди потянулся к ставням и открыл их. Затем, крепко прижав магическое зеркало к груди, он повернул его к солнцу, нашел нужный угол и стал плавно смещать волшебное стекло, пока отраженный солнечный луч словно в какой-то безумной пляске не метнулся по полу под ноги Данте. Лицо доктора исказила гримаса, он сощурился как от боли:
– Слишком ярко. Я не могу больше смотреть. Не горбитесь!
– Вам трудно открыть глаза, доктор Ди?
– Да, да! Не шевелитесь!
Данте медленно подвигался к двери, едва сдерживаясь от смеха. С него хватит! Сейчас он покинет этот сумасшедший дом, даже если его сторожит, как собака, старый слуга. Он просто оттолкнет его, несмотря ни на его дряхлость, ни на дурацкую увесистую метлу в руках.
– Нестерпимо яркий свет, доктор Ди. Вам лучше подольше не открывать глаз.
К тому времени, как астролог разомкнет веки, от него, Данте, и следа не останется. Вот это будет магическое исчезновение!
Отраженный луч снова дико метнулся и остановился на лице Данте. Озорная веселость тут же оставила его. В голове у молодого человека словно началось какое-то кипение, и он уже ничего не мог слышать, кроме этого мучительного шипящего звука и переполнявшего его глухого стука собственного сердца. Луч света вонзился ему в лоб прямо между бровями. Горячо. Нестерпимо горячо. Этот жар проникал в его дыхание и беспощадно пожирал его, а свет становился все ярче и, казалось, слепил глаза жгучей мучительной болью.
А потом все погрузилось во мрак.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королева его сердца - Валентино Донна



суер
Королева его сердца - Валентино ДоннаЛюся
20.02.2014, 15.38





12
Королева его сердца - Валентино Донналюбовь
30.05.2014, 17.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100