Читать онлайн Любовники, автора - Валенти Джастин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовники - Валенти Джастин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовники - Валенти Джастин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовники - Валенти Джастин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Валенти Джастин

Любовники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Как прошла репетиция?
Ужасно. Я уже готов послать все это ко всем чертям. Боюсь, нам не удастся подготовиться к следующей неделе. Партия гобоя еще далека от совершенства, ударные требуют особого внимания, а партию виолончели вообще неплохо бы переписать.
Пол плюхнулся на диван, Николь тотчас прижалась к нему и обхватила его голову руками.
– Как приятно! – Он закрыл от удовольствия глаза. – Потри немного виски, а то голова просто раскалывается. Знаешь, все было бы иначе, если бы я мог сконцентрироваться только на музыке, но все эти сопутствующие дела – рассылка рекламных проспектов, оформление заказов на рекламу в газетах и на радио, пошив нового фрака и все такое прочее – отнимают массу драгоценного времени и напрочь лишают меня сил.
– А что случилось с твоим старым фраком?
– Он слишком мал в груди, да и рукава стали чересчур короткими.
Николь грустно улыбнулась.
– Ты все еще быстро растущий мальчик.
– Да, но я расту вширь, а не вверх, как раньше, – возразил Пол. – А все из-за того, что ты кормишь меня как на убой.
– Нет, это растут твои мышцы. Ты же занимаешься физическими упражнениями.
Пол рассмеялся и шутливо схватил ее за грудь.
– Я имею в виду, что ты много работаешь в студии и часто помогаешь мне перетаскивать с место на место мои неподъемные скульптуры, – пояснила Николь.
– Кстати, – спохватился Пол, – а у тебя как дела?
– Все нормально. На следующей неделе у Джулии день рождения, и я почти весь Божий день ломала голову над тем, что ей подарить. Хочется найти что-нибудь такое, чтобы она заметила и оценила мою любовь.
Пол благоразумно промолчал, поэтому Николь решила не забивать ему голову мыслями о своей дочери, тем более что подобного рода разговоры неизбежно выливались в совершенно ненужные споры.
– Ты уже отправил матери пригласительный билет?
– Да. Кроме того, я написал ей письмо, в котором выразил сожаление по поводу нашей недавней ссоры и заверил, что буду рад видеть ее на концерте. Знаешь, за последние два месяца я понял, какую громадную работу она проделывала. Даже трудно представить, как ей все это удавалось. А с другой стороны, мне очень приятно сознавать, что теперь я сам со всем управляюсь, хотя и не без труда. Разумеется, без отцовских денег ничего бы не получилось, и я очень благодарен ему за это.
Николь старалась изо всех сил, чтобы хоть как-то облегчить Полу финансовое бремя предстоящего концерта, но денег все равно не хватало. В настоящее время у нее было только двадцать пять тысяч долларов, а для аренды более или менее приличной студии требовалось гораздо больше. Она привыкла к большим и просторным помещениям, значит, нужно было купить приличный участок земли. Если бы она могла поскорее закончить свою нынешнюю работу, то все было бы по-другому. Но сейчас ее на каждом шагу подстерегали весьма серьезные, а порой и вообще неразрешимые проблемы. Как же тяжело без посторонней и надежной помощи! Помимо всего прочего, ей приходилось каждый Божий день заниматься уборкой помещения, готовить пищу, ходить по магазинам, стирать и делать массу других дел, которые в результате отнимали у нее уйму времени. Правда, Пол по возможности помогал ей в хозяйственных делах, но беда в том, что она сама не имела абсолютно никакого опыта в решении бытовых проблем и тратила на это уйму времени.
И все же она ни за что на свете не поменяла бы свои нынешние трудности на безбедное и совершенно беззаботное существование с Эдвардом. О такой эмоциональной, интеллектуальной и в особенности физиологической полноте жизни до встречи с Полом она и мечтать не смела. Николь гладила его по голове до тех пор, пока вдруг не обнаружила, что он умиротворенно дремлет у нее на плече. А когда он проснулся минут через пять, она наклонилась к нему и нежно поцеловала в лоб.
– Ты так устал, бедняжка! Сейчас я приготовлю тебе ужин.
– Нет, давай лучше сходим куда-нибудь. Я знаю одно чудное местечко неподалеку…
– Итальянский ресторанчик? – догадалась Николь и улыбнулась. – Тот самый, в котором все столики накрыты клетчатыми скатертями, а владелец постоянно повторяет: «Мамма миа»?
Пол шутливо оттолкнул ее от себя.
– Нет, это замечательный японский ресторанчик, где рыба всегда такая же свежая и вкусная, как ты.
На улице шел сильный снег. Пол удивленно посмотрел на небо и попятился назад.
– Не могу тащить свою любимую женщину в ресторан в такую погоду.
– А меня это совершенно не пугает, трус несчастный! – весело отреагировала Николь. – Я уже ощущаю изумительный вкус суши и сэшими, обильно приправленных имбирным соусом…
– В тебе и так предостаточно пряностей.
– Ну ладно, пошли. – Николь стремглав бросилась на улицу, зачерпнула там пригоршню снега и швырнула его в Пола.
– Ну, мадам, вы просто толкаете меня на тропу войны!
Они вели себя как подростки, которые впервые в жизни вышли вместе на улицу и обезумели от внезапно выпавшего снега. С веселыми шутками и в постоянной разудалой беготне они добрались наконец до Второй авеню, где находился желанный ресторан.
– Ты выглядишь неподражаемо, моя прекрасная белоснежка! – шутливо заметил Пол, стряхивая с нее хлопья снега. – Как бы не пришлось держать тебя за окном нашей студии всю зиму, чтобы сохранить таким образом твою неописуемую красоту!
– А я прижмусь к окну носом, потру заиндевевшие щеки и тем самым заставлю тебя горько сожалеть о содеянном.
– Нет, уж лучше я сейчас потру твои щеки, поцелую их, а потом попытаюсь разогреть с помощью бутылочки превосходного саке.
А потом они долго боролись с палочками, с помощью которых пытались насладиться по-японски приготовленным рисом.
– Ты единственное живое существо на этой грешной земле, – неожиданно произнес Пол, пристально глядя на нее, – которое доставляет мне такую радость. – Он был так возбужден, что в его сиявших любовью глазах появились слезы. Николь была растрогана до глубины души и ответила ему так же страстно. Они, словно две грозовые тучи, казалось, вот-вот разразятся молнией и громовыми раскатами. Вдруг Пол полез в карман куртки, вынул оттуда блокнот и ручку и стал что-то быстро писать. Николь догадалась, что он записывает ноты.
– Наконец-то я нашел! – воскликнул он через минуту. – Вот она, та музыкальная фраза, которая весь день сегодня вертелась у меня в голове, но прорвалась только сейчас.
– Я очень рада, – тихо шепнула Николь. – Знаешь, порой удается добиться такого вдохновения, что сознание совершенно освобождается, а воображение просто не знает границ.
– Что касается моего собственного, то оно плывет в одном и том же направлении – к твоему прекрасному телу, – так же тихо прошептал Пол, прижимаясь под столом коленкой к ее ногам. – Я безумно тебя хочу.
Николь даже вздрогнула от страстного блеска его глаз и нежного прикосновения под столом.
– Гм-м-м, – томно простонала она, – я тоже.
Подгоняемые жаждой любви, они вышли из ресторана и попытались поймать такси. Поскольку это оказалось отнюдь не минутным делом, Пол не выдержал и, прижав Николь к стене огромного серого здания, впился в ее губы необыкновенно долгим поцелуем, не обращая никакого внимания на медленно падающий с неба снег.
Домой они ехали молча, крепко обнявшись, как перед длительным расставанием.
– Водитель наверняка подумал, что мы сумасшедшие, – уже дома усмехнулась Николь.
– И он был, в сущности, прав, – серьезно заметил Пол. – Я поймал его завистливый взгляд и понял, что он был готов пожертвовать своей выручкой ради твоих обольстительных объятий.
Николь весело рассмеялась и шутливо хлопнула его по животу.
– Ты безумец, но при этом весьма милый и желанный. Пол схватил ее за руки и крепко прижал к себе железной хваткой.
– А за свой жестокий удар ты ответишь мне своей очаровательной плотью. – Он подхватил ее на руки и понес к кровати.
– Мы же оба промокли до нитки, – запротестовала Николь, не переставая хохотать.
– Ничего страшного, я быстро тебя высушу, – пообещал он таким тоном, что она невольно вздрогнула.
– Послушай, Пол, – обратилась она к нему через некоторое время, – что бы ты ни говорил о своем удовлетворении, я получаю гораздо большее удовольствие.

***

Николь проснулась от надрывно звонившего телефона. Протянув руку, она сняла трубку.
– Да.
– Джулия исчезла, – послышался издалека хрипловатый голос Эдварда. – Я только что вернулся домой и обнаружил записку, в которой говорится, что она уехала в Париж. Вот я и подумал, может, тебя она предупредила.
– Нет! О Боже мой! Эдвард, я немедленно еду…
– Нет, не сейчас, – остановил он жену. – В этом нет никакого смысла. Сейчас уже третий час ночи, и до утра нам все равно ничего не удастся предпринять. А утром, если она не вернется, я тебе перезвоню.
Пол мгновенно проснулся и озабоченно прикоснулся к ее руке.
– Что случилось?
– Джулия уехала в Париж. Какой ужас, Пол, я так боюсь за нее! Она же совсем ребенок!
Он привстал на кровати, обнял Николь и погладил ее по голове.
– Послушай, пока нет никаких оснований предполагать худшее.
– Пол, мне нужно наведаться домой…
– Но Эдвард отговаривал тебя, не так ли? Постарайся немного отдохнуть, а утром отправишься к нему.
Николь упрямо покачала головой:
– Нет, Пол, какой там отдых! Я даже думать об этом Не могу.
Застывшая у нее в глазах горечь, сменившая только что светившийся счастьем взгляд, вызывала у него двоякое чувство. С одной стороны, ему было безумно жаль Николь, а с другой – разбирала злость за ее склонность впадать в панику по любому случаю. Этот сукин сын специально позвонил посреди ночи, чтобы как можно сильнее расстроить бывшую жену. Ведь совершенно ясно, что сейчас нельзя ничего поделать и нужно дождаться утра.
А Николь тем временем стала лихорадочно одеваться.
– Ника, успокойся, пожалуйста, – безуспешно пытался образумить ее Пол, – не надо никуда ездить. Не исключено, что он сейчас не один.
Николь на какое-то мгновение застыла, а потом устало плюхнулась в кресло, своей беспомощностью и ранимостью напомнив ему брошенного матерью ребенка. Пол соскочил с кровати и уселся рядом, положив руку ей на плечо.
– В комнате очень холодно, любовь моя, – тихо сказал он, прижимая ее к себе. – Пойдем в постель.
– Извини, что разбудила тебя, – виновато потупилась она, все еще сопротивляясь его настойчивой просьбе. – Тебе сегодня предстоит очень напряженный день.
Если ты хоть немного отдохнешь, то и мне удастся поспать, – продолжал настаивать он, подталкивая ее к кровати. Уложив любимую в постель, он улегся рядом и крепко обнял ее за плечи. Николь подождала, пока он уснет, и осторожно выскользнула из теплой постели. Дурные мысли роились в ее затуманенной голове. Она чувствовала, что дочь оказалась в беде и нуждается в помощи. А кто еще может помочь ей, кроме матери? Она давно подозревала, что с Джулией происходит что-то ужасное, но невзирая на материнский инстинкт почему-то позволила Полу и Эдварду разубедить себя в этом. Она вспомнила тот вызывающе аляповатый наряд, в котором дочь щеголяла дома во время ее последнего визита. Она все видела, все знала и ничего не сделала, чтобы спасти Джулию. «Одна из нас должна наконец повзрослеть!» – прозвучали в ее ушах слова, брошенные девушкой в порыве гнева.
Поначалу Николь не поняла, что она имеет в виду, а теперь все стало на свои места. Речь шла о приобретении сексуального опыта. Можно себе представить, в какую историю вляпалась Джулия, если решила уйти из дома и уехать на край света!

***

– Но, Эдвард, как ты мог не замечать того, что творится у тебя под носом? – почти кричала Николь на пороге детской.
– И ты еще смеешь меня обвинять? – парировал он с не меньшей злостью. – Считаешь, что это я во всем виноват? Черт побери, да ты сама во всем виновата! Думаешь, Джулии было приятно встречаться с друзьями, зная, что ее мать выставила себя на посмешище в качестве легкомысленной любовницы? Я и так сделал все возможное, чтобы смягчить удар, но ты же знаешь, что отец не всегда и не во всем может заменить ребенку мать. Мне казалось, что у нее все нормально…
– Эдвард, сейчас не время препираться и ссориться, – сказала Николь примирительно, принимая на себя тем самым часть вины за случившееся. – Как мы теперь найдем ее? С кем она туда поехала? Хватит ли ей денег, чтобы вернуться домой? – Все эти вопросы она задавала скорее себе, чем мужу. Одна мысль о том, что ее дочь находится за океаном в чужом европейском городе, приводила ее в ужас. Она снова, наверное уже в десятый раз, прочитала записку Джулии.
– Мы, несомненно, очень быстро отыщем ее, – спокойно заявил Эдвард. Его самоуверенный, не терпящий возражений тон немного успокоил Николь, хотя раньше эта манера всегда бесила ее. – Я уже дал поручение своим людям.
– Каким еще людям? – нетерпеливо переспросила Николь, желая получить дополнительные заверения в том, что с Джулией все будет в порядке.
– Частным детективам. Попросил их выяснить, какие именно занятия она посещала в колледже, с кем дружила в последнее время, с кем отправилась во Францию…
– А тебе не приходило в голову, что она специально упомянула про Париж, чтобы сбить нас с толку? – не унималась Николь. – Самое ужасное, что она сейчас может быть где угодно и с кем угодно!
Уймись! – отмахнулся от нее Эдвард. – У меня неплохие связи почти во всех городах Европы, и я готов заплатить любую сумму за полезную информацию. Самое лучшее, что ты можешь сейчас сделать, так это вернуться домой, чтобы я сообщил об этом дочери, когда отыщу ее. Думаю, это будет для нее самая приятная новость, как, впрочем, и для меня.
– Нет, Эдвард. Это было бы слишком фальшивое обещание с моей стороны.
– Черт возьми! – гневно проговорил он. – Если с Джулией случится что-нибудь ужасное, Николь, – он сделал паузу и ткнул в нее указательным пальцем, – это будет на твоей совести!

***

С тех пор Николь никак не могла сосредоточиться на своей работе. Уже третий раз за сегодняшний день она звонила в офис Эдварда и наконец-то застала его на месте.
– К сожалению, пока никаких новостей, – сухо ответил он. – Прошло еще очень мало времени. Но мне все же удалось выяснить, что она посещала лишь утренние занятия в колледже.
– Ты хочешь сказать, что все это время она нам врала? – оторопела Николь, до боли сжав телефонную трубку.
– А что тут удивительного? Ведь ты сама подала ей хороший пример.
– Нет, я никогда не врала ей.
Как сказать! – ехидно заметил он. – Ты просто не сообщила ей правду с самого начала. Да и мне, кстати, тоже. Значит, Джулия не врала нам, она просто не захотела сказать правду, вот и все. Она не сказала, сколько пропустила занятий, где проводила все это время и так далее И тому подобное. И вообще, я сейчас очень занят, так что перестань трезвонить мне каждую минуту и отрывать от работы. Если будут какие-то новости, я дам тебе знать.

***

Энн пришла на премьеру Пола вместе с его отцом. Николь поначалу обрадовалась, увидев подругу в толпе поздравлявших, но потом сникла, вспомнив, что от прежней их дружбы не осталось и следа. Том и Джанет Маркхэм перехватили ее грустный взгляд и решили немного успокоить.
– Думаю, она примет твои поздравления, – тихо прошептал ей на ухо Том, но Николь имела все основания сомневаться в этом. Уж слишком далеко она зашла в своих отношениях с Полом, чтобы Энн с легкостью простила ее.
Все места в зале были заняты, правда, на сей раз не присутствовал никто из светил, которых обычно приглашала Энн. В основном здесь были молодые музыканты, коллеги Пола и его самые близкие друзья, среди которых самое почетное место отводилось Фреду Феликсу, довольно известному композитору, учителю Пола и преподавателю музыки Йельского университета.
Когда прозвучали первые ноты, Николь позабыла обо всем на свете. Конечно, она много раз слышала отдельные части композиции, но всю целиком слушала сейчас впервые. Чарующие звуки мелодии поглотили все ее внимание, а в душе подсознательно росла гордость за любимого человека.
Финал пьесы публика встретила восторженно: все встали и долго аплодировали музыкантам, не давая им возможности покинуть сцену. Николь тоже аплодировала до боли в ладонях, радостно обнимала Тома и Джанет, но при этом наотрез отказалась выйти на сцену, так как опасалась столкнуться там со своей бывшей подругой.
А когда зрители стали медленно покидать концертный зал, она краешком уха уловила обрывки разговоров.
– Нет, что ни говори, он настоящий композитор, а не просто исполнитель!
– Какая колоссальная энергия! Именно поэтому его пьеса звучит так грандиозно.
– А сколько в ней сюрпризов… какое разнообразие звуков… какая чудная гармония!
После концерта они отправились на квартиру одного из друзей Эла, где тот решил устроить небольшой ужин по поводу успешного выступления сына. Николь все время держалась с Томом и Джанет, довольствуясь теплой улыбкой Пола, которой тот то и дело одарял ее. Они еще раньше договорились о том, что она будет находиться поодаль, чтобы не возбуждать любопытство некоторых гостей.
Между тем Эл, улучив момент, подошел к Николь и обнял ее за плечи.
– Ну как, малышка, что ты думаешь о своем парне?
– Восхитительная композиция, Эл! Слушай, если Энн увидит, что ты разговариваешь со мной…
– Не увидит, – заверил ее тот. – Она слишком занята обольщением Сэма Райта из «Тайме».
Спустя какое-то время Пола уговорили выступить с короткой речью. Николь слушала его с замиранием сердца и жадно впитывала каждое слово, но внезапно ее охватило горькое чувство обиды. Если бы они были ровесниками, то она сейчас сидела бы рядом с ним и открыто восхищалась его талантом.
– …а еще я хочу сказать большое спасибо своей бабушке Генриэтте, а также родителям, которые проявили недюжинное терпение и, по-моему, передали мне свой почти безупречный музыкальный вкус…
Николь украдкой взглянула на Энн и увидела, что та побагровела от столь расплывчатой благодарности. Ей, конечно, хотелось бы, чтобы сын выделил ее заслуги особым образом, а не просто упомянул о матери вкупе с остальными.
– И наконец, я хочу выразить особую признательность человеку, которые вдохновлял меня все последние месяцы и который достиг еще большего совершенства в своей области. Человек этот всегда понимал меня, во всем поддерживал и, как я уже сказал, вдохновлял на новые творческие искания. Это мой верный и преданный друг Николь Ди Кандиа!
Когда комната взорвалась громкими и на удивление единодушными аплодисментами, Николь густо покраснела и смущенно потупила взгляд. К счастью, Пол сразу же переключил внимание гостей на своего учителя Фреда Феликса, и Николь, справившись с собой, посмотрела по сторонам. Оказалось, что в глубине комнаты застыла в гневе монументальная фигура Энн. Пунцовая от негодования, она, казалось, готова была стереть с лица земли свою бывшую подругу.

***

– Пол, ты же обещал мне, – жалобно говорила Николь, когда они уже готовились ко сну. Мысли ее мешались, а от выпитого шампанского голова и вовсе шла Кругом. – Неужели ты не понимаешь, что любая демонстрация романтической связи со мной сослужит тебе дурную службу?
– Прекрати сейчас же! – с наигранной строгостью произнес он и нежно обнял Николь за талию. – У меня с тобой действительно романтическая связь, и я чрезмерно горжусь этим.
– Да, но твоя мать так посмотрела на меня, что…
– Тем хуже для нее. Она пожала десятки рук и с удовольствием купалась в лучах славы своего сына. И потом, без денег моего отца ни о какой премьере и речи быть не могло. – Пол расстегнул рубашку и стал медленно раздеваться. – Она не такая уж бескорыстная, какой хотела казаться все эти годы.
– А кто может похвастаться абсолютным бескорыстием? – тихо произнесла Николь и понуро опустила голову, неожиданно вспомнив свою размолвку с Джулией.
Пол пристально взглянул на нее.
– Выше голову, Ника. Не надо портить мне настроение в такую чудную ночь. Присутствовавшим действительно понравилась моя музыка, разве не так?
– Разумеется, дорогой, а мне больше всех. Все было чудесно и, главное, доступно даже для такого далекого от мира музыки человека, как я.
– Я очень надеялся на это. В разговоре с Сэмом Райтом я сказал, что мне не хотелось бы играть только для самого себя и для небольшой группы сведущих в музыке людей. Поэтому аудитория для меня – главный стимул.
Николь и впрямь была рада, что все удалось и что Пол снова заявил о себе, как о талантливом и подающем надежды композиторе. Однако в постели на нее вновь нахлынуло неистребимое чувство вины за все, что случилось с Джулией. Она отсутствовала уже больше недели, и, несмотря на все усилия Эдварда, никакой путной информации о ней из Европы не поступало. Николь не в состоянии была наслаждаться сексом, в то время как ее дочь, возможно, страдала от одиночества, голода или, не дай Бог, подвергалась опасности. Возможно, она больна и взывает о помощи или находится на грани смерти. О самом худшем Николь просто старалась не думать.
Пол, словно догадавшись о тайных мыслях любимой, перестал ласкать ее и перевернулся на спину.
– Прости меня, Пол, – виновато прошептала Николь, – ты здесь ни при чем. Просто Джулия не выходит у меня из головы.
– Я знаю, – мягко промолвил тот, целуя ее пальцы. – Мне бы очень хотелось помочь тебе, но я ума не приложу как. Остается только надеяться на лучшее и ждать.
В ту ночь Николь приснилось, что она поехала в Париж и без устали бродила там по улицам, спрашивая прохожих, не приходилось ли им видеть ее дочь.
– Толстая грязная корова! – зло бросила ей вслед одна женщина, которая чем-то напоминала ее бывшую подругу Энн. И вдруг она увидела дочь на высоком холме Монмартра. Николь крикнула ей, чтобы Джулия остановилась, но та продолжала свой путь, не обращая никакого внимания на крики матери. Николь попыталась догнать ее, но ноги отказывались подчиняться. А потом фигура дочери стала быстро удаляться, пока совсем не исчезла за горизонтом. Ее маленькая трехлетняя Джулия исчезла навсегда, не оставив и следа. Николь же изо всех сил карабкалась на вершину холма и наконец достигла ее. Перед ней зияла черная тьма. «Джулия, Джулия!» – что есть силы закричала она и проснулась в холодном поту.
Пол нежно погладил ее по щеке, утирая горючие слезы. Николь еще крепче прижалась к нему и лежала так до самого утра.
Утром она первым делом позвонила Эдварду, но в офисе ответили, что он уехал в Париж.

***

Эл громко зачитывал Энн отрывки из газетного сообщения:
– «…в высшей степени волнующая премьера молодого композитора и флейтиста Пола Лурье… чарующая мелодия… насыщенные эмоциональными тонами композиции… бескомпромиссно романтическая музыка без какой бы то ни было тени подражания…»
Энн сидела на кухне, поглощая чашку за чашкой черный крепкий кофе и куря сигарету за сигаретой. Ее несказанная радость по поводу несомненного успеха сына омрачалась лишь тем грустным обстоятельством, что в своем публичном признании он выделил именно Николь в качестве главного вдохновителя. Так несправедливо обойтись с матерью, которая воспитывала его с пеленок и все силы отдавала его музыкальному образованию! Да, его музыка была поистине прекрасной, но только благодаря матери, а не какой-то там шлюхе.
– Ты слушаешь меня, дорогуша? – вернул ее к действительности Эл. – Райт называет его одним из самых одаренных молодых композиторов, музыка которого пронизана определенной эмоциональной напряженностью и в то же самое время отличается поразительной элегантностью…
Энн была так возмущена поведением сына, который поставил ее на одну доску с отцом, что даже не нашлась с ответом. И это после того, как она поднялась к нему за кулисы, по-матерински обняла его и поцеловала, прощая ему все-все, хотя, конечно, его извинения были совершенно неадекватны проступку.
Интересно, а что бы написал по этому поводу Бернард Лэсситер, если бы присутствовал на премьере? К сожалению, он проигнорировал приглашение и даже не ответил на ее письмо с многочисленными извинениями.
Кроме того, Энн была крайне расстроена тем обстоятельством, что Том и Джанет, которых она всегда считала своими лучшими друзьями, подошли к ней с поздравлениями, несмотря на то что две минуты назад мило ворковали с этой мерзавкой Николь. Правда, они предпочли деликатно не упоминать о ней, но это дела не меняет. Энн давно уже подозревала, что они тайно подмазываются к этой так называемой знаменитости, надеясь, видимо, что какая-то ничтожная часть ее славы рано или поздно перепадет и им.
Она видела, как Николь посмотрела на нее, надеясь, видимо, что Энн улыбнется, простит ее и по-дружески поцелует со словами: «Все нормально, дорогая». Как бы не так! Уж Николь-то никогда не видать такого триумфа, как бы она ни старалась.
– Она выглядела просто ужасно! – неожиданно прервала она бывшего мужа. – Я, конечно, не желаю бедной Джулии никаких несчастий, но если Николь никогда больше не увидит свою дочь, это послужит ей хорошим уроком. Откровенно говоря, она недостойна иметь дочь.
– Боже мой, Энн, что ты плетешь?! – изумился Эл после некоторого оцепенения. – Никогда не думал, что ты можешь быть такой черствой и жестокой. Вспомни свои слова, сказанные совсем недавно. Ты говорила, что Николь нанесет непоправимый урон музыкальному творчеству Пола, а вышло все наоборот, в чем совсем нетрудно было убедиться на премьере. Неужели она не заслужила хотя бы малейшего снисхождения?
Энн, вскочив с места, побагровела от ярости.
– Если ты намерен защищать ее, то можешь убираться ко всем чертям!
Эл обиженно поджал губы и с шумом скомкал газету.
После выступления Пола на ужине Энн просто обезумела от ненависти и обиды. Она была так оскорблена подобным обращением, что улизнула оттуда, даже не попрощавшись с неблагодарным сыном. Будь проклята эта предательница, которая увела от нее фамильную гордость и внесла раздор в их семью! Ничего, она еще поплатится за это Джулией. Николь, похоже, получит прекрасную возможность ощутить невыносимое горе от того, что ребенок падает в пропасть, а она ничем не может помочь ему.

***

– Пол, я должна ехать в Париж. По крайней мере я хоть что-то буду делать. Не могу больше сидеть сложа руки и слушать, как тикают часы.
– Даже если ты найдешь ее, – пытался образумить ее Пол, – она все равно убежит от тебя. Неужели ты не понимаешь, что весь этот трюк направлен прежде всего против нас с тобой?
– Понимаю, но если я туда поеду, она, может быть, поймет, что мне небезразлично…
– Да, чтобы бросить меня и вернуться в семью, – сухо прервал ее Пол. – Именно этого она и добивается. Ты хочешь уступить ей? Думаешь, это достаточно разумный повод, чтобы пожертвовать нашим счастьем?
С каждой минутой решимость Николь заметно ослабевала под напором неопровержимых аргументов Пола.
Да и чему тут удивляться? Ведь ясно было с самого начала, чем все это может обернуться. Она была готова на все и считала, что у нее достаточно сил, чтобы вынести злоключения последнего времени.
Пол, заметив ее колебания, усилил натиск.
– Если ты уступишь Джулии, это еще больше укрепит ее в мысли, что наша любовь гроша ломаного не стоит. Прекрасное будет доказательство того, что ты в нее изначально не верила.
– Нет, это не так! – запротестовала Николь. – Я всегда верила в нашу любовь, но мне нужно убедиться, что моя дочь цела и невредима.
– Николь, ты совершенно не понимаешь Джулию. Если ты отправишься туда с единственной целью проверить, все ли с ней в порядке, она сразу же поймет, что ты сделала это ради себя самой, а не ради нее. Ей станет ясно, что ты хочешь облегчить свою материнскую участь и совершенно не берешь в расчет чувства дочери.
– Но я действительно переживаю из-за нее!
– В таком случае, по ее мнению, ты должна оставить меня и вернуться в дом. Неужели ты еще не осознала, что она ведет себя, как террористка? Она хочет получить все сразу и сейчас, а на меньшее не согласна и готова бороться до конца. Джулия хочет, чтобы ты вернулась домой и продолжала жить с ее отцом, вот и все. Вряд ли ее устроит Даже самый разумный компромисс.
Николь прекрасно понимала, что Пол всеми силами старается сохранить ее и не допустить разрыва их отношений. В этом смысле он выступал в качестве конкурента Джулии и тоже был готов бороться до конца.
– Но если Эдвард все-таки найдет ее, – продолжал развивать свою мысль Пол, – то весь ее хитроумный план полетит к черту, после чего она, возможно, оставит свои попытки разрушить наши отношения.
– Только не надо называть это планом, – воспротивилась Николь. – Ты же не видел ее в последнее время, а я видела. Она страшно переживает из-за распада семьи, как, впрочем, и мои родители. Неужели ты и их причислишь к заговорщикам?
– У твоих родителей, Ника, есть по крайней мере религиозные основания для недовольства, хотя я все равно их не оправдываю. И вообще ты должна раз и навсегда решить главный вопрос: что тебя волнует больше – моя любовь или безупречная репутация среди окружающих? И если ты все-таки выберешь последнее, то в этом случае ты ничем не лучше моей матери, своего бывшего мужа или любого другого человека, которому не по душе наши отношения.
– Я уже сделала свой выбор, Пол, и ты прекрасно знаешь об этом. Но Джулия… – Ее слова утонули в глубоком и страстном поцелуе.
– Никаких «но», – прошептал Пол. – Если ты по-прежнему любишь меня, то должна остаться здесь.
– Да, я люблю тебя, очень люблю, но… – Она уткнулась лицом ему в плечо и на какое-то время затихла. – Я… я не могу, Пол.
В этот момент на пороге появился заметно озабоченный Фред Феликс.
– Пол, мы можем поговорить с тобой наедине?
Николь воспользовалась временным замешательством и бросилась к чемодану.
– Я уезжаю, Пол…
– Нет, черт возьми, – раздраженно воскликнул Пол, – подожди минутку! Фред, что стряслось, черт побери? Говори быстрее, ты же видишь, я занят! К тому же у меня нет от нее никаких секретов.
– Превосходно. В таком случае взгляни вот на эту оркестровку.
Раздраженный неожиданным вторжением учителя, Пол небрежно взял протянутые листы бумаги и стал быстро просматривать их. В ту же секунду лицо его вытянулось от удивления.
– Где ты это взял? Это же моя композиция, то есть один из ее первоначальных вариантов! Чуть позже я слегка изменил партию виолончели и гобоя и немного переработал партию флейты. – Просмотрев написанное до конца, он снова вернулся к началу. – «Фантазия в голубой дымке». Автор – Айвор Льюис. Что это, Фред? Чья-то глупая шутка?
– Боюсь, что нет, – мрачно ответил тот. – Все это вручили мне в издательстве. Если ты обратил внимание, эта вещь вышла в свет больше месяца назад.
– Но это же моя музыка! Никто не имеет права издавать ее без моего ведома!
– А Айвор Льюис взял и издал. Пол, я знаю, что это твоя музыка, и все музыканты твоего оркестра тоже знают об этом, но ты же понимаешь, что дело пахнет керосином. – Фред наклонился вперед и жестом попросил Пола успокоиться, увидев в его глазах дикую ярость. – Некоторое время назад мой издатель Джон Уитч получил от кого-то анонимное приглашение на твой концерт. Судя по всему, аналогичные приглашения получили также и другие музыкальные критики. Уитч сразу же позвонил мне, так как мы давно уже знаем друг друга и между нами нет никаких секретов. Но и он сейчас бессилен что-либо сделать. Впрочем, может быть, мне еще как-то удастся убедить его не подавать на тебя в суд. Что же касается этого Айвора Льюиса, то он сейчас в Париже и связаться с ним невозможно. Самое же страшное для тебя, Пол, заключается в том, что твоя пьеса отныне считается плагиатом.
Николь мгновенно забыла про Джулию и бросилась к Полу, чтобы хоть как-то смягчить этот жестокий удар судьбы, способный раз и навсегда разрушить всю его музыкальную карьеру.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовники - Валенти Джастин



Роман очень интересный жизненный советую прочитать 10 из 10
Любовники - Валенти ДжастинЛюбовь Владимировна
26.03.2014, 20.24





Жизненный роман. Не могла оторваться. 10/10
Любовники - Валенти ДжастинОльга
15.08.2015, 23.15





Жизненный роман. Не могла оторваться. 10/10
Любовники - Валенти ДжастинОльга
15.08.2015, 23.15





Такое чувство,что в романе нехватает несколько глав.Нет концовки.
Любовники - Валенти ДжастинЛюся
21.08.2015, 10.33





Прекрасный роман о любви,самопожертвовании,предательстве.Советую всем не пожалеете!!!
Любовники - Валенти Джастинсонька
9.12.2015, 16.39





Все книги автора высший класс! Надрывно, эмоционально, актуально.
Любовники - Валенти ДжастинИда
12.12.2015, 0.02





Понравилось.Сюжет довольно-таки интересный и необычный,ей 39,а ему 22.Многие их любовь приняли в штыки!Вот если мужчина старше,то совсем другое дело!Хотя как правильно?Только на небе знают!Что-то подобное читала у русского автора,правда фамилию ее не помню,хотелось бы перечитать...
Любовники - Валенти ДжастинНиколь
14.12.2015, 21.20





Прекрасный роман, замечательный перевод. rnВ романе есть все , что может происходить в реальной жизни. Герои выписаны очень ярко , а в диалогах мне казалось , что я слышу интонации и голоса героев. Очень рекомендую . Лея
Любовники - Валенти ДжастинЛея
28.09.2016, 2.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100