Читать онлайн Цена успеха, автора - Валенти Джастин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цена успеха - Валенти Джастин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 111)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цена успеха - Валенти Джастин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цена успеха - Валенти Джастин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Валенти Джастин

Цена успеха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



Ленч с Иганом оставил в душе Алексы неприятный осадок. Казалось бы, для одного дня отрицательных эмоций вполне достаточно, но, как выяснилось, это было еще не все. Из Сиэтла позвонила мать и предупредила, что у нее дурные известия. От такого вступления по спине Алексы пробежал холодок. Отец недавно перенес сердечный приступ. Ему было за семьдесят, и в таком возрасте можно ожидать чего угодно.
— Пейдж положили в больницу в Лондоне, — сказала мать. — У нее был нервный срыв, врач сказал, это из-за стресса.
Алекса слушала с тревожно бьющимся сердцем. По-видимому, состояние сестры было гораздо хуже, чем ей представлялось. На Рождество Пейдж не дала о себе знать, но это не было такой уж редкостью. Однако сейчас Алекса почувствовала себя виноватой. Нужно было приложить больше усилий и все-таки постараться встретиться с сестрой.
Одной из причин, почему она этого не сделала, было нежелание навязываться. Очень трудно удержаться на тонкой грани между навязчивостью и невниманием. Более того, эта проблема существовала всегда. Алекса была лишь маленькой сестренкой, помехой. У них с Пейдж не было даже стычек, какие бывают между сестрами. Если Алекса пыталась ее спровоцировать, Пейдж всегда просто уходила.
В каком-то смысле все осталось по-прежнему и сейчас. Алекса поймала себя на мысли, что, погрузившись в воспоминания, перестала слушать мать.
— …Брайан. Ты можешь взять к себе Брайана? — спросила та.
— Ну… наверное, смогу, — пробормотала Алекса. — На какое время?
— Не знаю. Врачи не говорят, сколько Пейдж пробудет в больнице. Я никак не могу взять мальчика к себе, твой отец нуждается в постоянном внимании. Он снова стал писать музыку, получает от этого огромное удовольствие, просиживая за нотами день и ночь, а мне приходится делать все по дому и ходить за покупками…
— Мама, если бы ты позволила помочь… Денег у нас достаточно, вы могли бы нанять экономку, и тебе было бы гораздо легче…
Мать, как всегда, отказалась. Ее родители соглашались принимать только те подарки, которые имели отношение к музыке. В свое время Алекса с Филиппом покупали им пластинки, современную стереосистему, проигрыватель для компакт-дисков — вот от этого они не смогли отказаться.
— Мы могли бы взять к себе Брайана на пару недель, — продолжала мать, — но дольше… Честно говоря, не думаю, что у меня получится. Мы ничего не знаем о двенадцатилетних мальчиках. Чем он будет заниматься целыми днями?
Твоему отцу нужно сосредоточиться на музыке, шум будет ему мешать.
Алекса знала, что это правда. Музыка для ее родителей — это все, и было бы нереально рассчитывать, что на старости лет они вдруг возьмут на себя заботу о внуке.
— Так и думала, что случится нечто подобное, — призналась мать. — Я ведь говорила Пейдж, не стоит выходить замуж за военного.
— Мама, что толку сейчас вспоминать об этом? И профессия Тима тут ни при чем, ведь он не погиб на войне…
Но мать продолжала стоять на своем:
— В его семье все — военные. Брата Тима подстрелили в Корее, его родителей нет в живых, вот и получается, что Брайана некому взять. Если уж тебе так хочется защитить свою сестру, как это всегда бывало, возьми да и забери мальчика к себе.
Алекса опешила:
— Конечно, заберу. Разве я отказывалась? По-моему, ты слишком сурова к Пейдж, ей и без того несладко.
— Сурова? Да я, наоборот, слишком мягка с ней. Вместо того чтобы предлагать ей приехать к нам после смерти Тима, мне следовало потребовать этого. Живи Пейдж с нами, ничего подобного бы не случилось.
Алекса глубоко вздохнула.
— Мама, я возьму Брайана и позвоню в больницу. Постарайся не волноваться, — ободряюще закончила она.
Однако саму Алексу одолевали тревожные предчувствия. Перспектива получить в дом гостя на неопределенный срок, да еще в такой сложный период жизни, не вселяла оптимизма.
Филипп был на встрече, и Алекса не откладывая позвонила в Лондон.
В больнице подтвердили, что Пейдж замкнулась в себе, подолгу спит, а просыпаясь, плачет или впадает в истерику.
Алекса хотела поговорить с сестрой, но ей ответили, что больная отказывается с кем-либо видеться или разговаривать по телефону. Ее лечат антидепрессантами и физиотерапией, но прогноз пока не ясен.
Алексе хотелось плакать. Бедная Пейдж! Она никак не могла пережить потерю мужа и ни к кому не обратилась за помощью — ни к ней, ни к матери. Пейдж всегда была одиночкой по складу характера. Выйдя замуж, она объездила с Тимом всю Европу и Ближний Восток. Покойного зятя Алекса помнила довольно смутно, знала только, что он был очень похож на Пейдж: немногословный, сдержанный.
Алекса училась в старших классах, когда ее сестра вышла замуж. Помнится, тогда у нее мелькнула мысль, что Пейдж, к тому времени бросившая колледж, нарочно вышла за военного, чтобы уехать из Сиэтла от родителей, которых разочаровала.
Порой Алексе казалось, что мать затаила на старшую дочь какую-то обиду, но она так и не смогла до конца разобраться, в чем дело. Алекса знала, что была любимицей матери, и от этого всегда чувствовала себя немного виноватой.
Зазвонил телефон.
— Алекса, можете зайти на минутку?
Голос Карла прозвучал взволнованно, и она поняла, почему, когда вошла в его кабинет. На столе красовался акриловый макет здания «Нью уорлд инвесторс», и он выглядел… что уж там говорить, потрясающе.
— Не считая Сола, мы первые, кто его видит, — сказал Карл, награждая ее одной из своих редких улыбок. — Признаюсь, Алекса, я очень доволен.
— Благодарю вас, — пробормотала Алекса.
Ее сердце забилось чаще. Все-таки она это сделала! Архитектура двадцать первого столетия — вот как это называется. Слова Игана только подстегнули ее. Алекса верила: у нее получится именно то, что нужно.
Здание буквально излучало энергию. Прямые линии решительно устремлялись в небо. Иган ошибался, проект вовсе не вялый. Чем дольше Алекса ходила вокруг макета, тем больше крепло ее убеждение. Глядя на это здание, никто не подумает, что его проектировала женщина.
В кабинет один за другим вошли еще несколько партнеров и стали рассматривать макет. Сев на кожаный диван, Алекса наблюдала за их реакцией. На лицах появились улыбки, здание выглядело очень стильно, им просто нельзя было не восхититься.
Узнав от Карла, что ей предстоит участвовать в презентации, Алекса пришла в восторг. Это была большая честь, настоящее признание ее заслуг. «Ради такого случая нужно будет купить новый костюм», — подумала она.
Возвращаясь к себе, Алекса испытала искушение заглянуть к Игану и сказать, как он ошибался, однако сдержалась, поскольку терпеть не могла мелочности. И делиться с Грегом Алекса тоже не собиралась, но тот, разумеется, уже все знал и даже ухитрился заглянуть в кабинет Карла и мельком увидеть макет.
— Ну, что ты думаешь? — спросила Алекса. — Макет сильно отличается от плоского чертежа, правда?
Он замялся.
— Давай, Грег, начистоту.
— Ну хорошо. По-моему, ты слишком стараешься дать заказчику то, чего он хочет, а не то, что должно быть. Я тоже пытался внести свой вклад и хотел, чтобы проект вышел как можно лучше, и он мне даже нравится, но это не годится для той улицы и для «Нью уорлд инвесторс». Думаю, мы могли сделать кое-что и получше.
— А я не согласна.
Мнение Грега обеспокоило Алексу, но она не собиралась впадать в уныние: главное, что проект понравился Карлу, а он гораздо опытнее, чем ее помощник.


За обедом она рассказала Филиппу про болезнь сестры. Он отнесся к положению Пейдж с пониманием и согласился, чтобы Брайан пожил с ними. Алекса знала, что его реакция будет именно такой. Какой же он все-таки хороший, добрый, отзывчивый, как она его любит! И как высоко он ставит семейные ценности — окажись на месте Пейдж сестра Филиппа, он был бы уже на пути в больницу.
После недолгого раздумья Алекса отвергла мысль навестить сестру. В конце концов, врачи пока не советовали приезжать, и сейчас у нее очень много работы. Кроме того, нужно еще подготовить комнату для племянника.
Филипп попытался ее успокоить:
— По-моему, с Пейдж все не так уж страшно. После нервных срывов большинство людей благополучно выздоравливают. В наше время лекарства творят чудеса.
— Я знаю, — вздохнула Алекса.
— Давай попытаемся найти в этом деле положительную сторону, — продолжал Филипп. — Мы познакомимся с Брайаном. Думаю, будет интересно проводить с ним выходные.
Энтузиазм Филиппа оказался заразительным. Удача с проектом так окрылила Алексу, что она чувствовала себя способной справиться с любой задачей. К тому же Брайан — ее единственный племянник, а она искренне хочет помочь сестре.
В настоящее время мальчик находился на попечении государственных чиновников, они же должны были посадить его на самолет. Алекса согласилась с матерью, что Брайану лучше всего сразу лететь в Нью-Йорк, чтобы как можно быстрее продолжить занятия в школе.
Приготовив все к приезду мальчика, Алекса написала теплое письмо сестре, в котором просила не волноваться и заверяла, что ребенку будет с ними хорошо и он может оставаться, сколько потребуется.


В ночь накануне презентации Алекса почти не сомкнула глаз. Проснулась она даже раньше обычного, и, когда отправилась на ежедневную пробежку, Филипп еще спал.
Дорожка для джоггинга пролегала вокруг заросшего травой участка неподалеку от Гудзона. Утро было холодным и хмурым. Пробегая вдоль реки, Алекса заметила на воде отдельные льдины. С криком кружились чайки, ветер срывал с волн барашки, и, если постараться, можно было представить, будто бежишь по берегу океана.
Алексе нравилось ощущение власти над своим телом, нравилось дышать полной грудью и тренироваться до пота. Она думала о предстоящей презентации, планируя, как себя вести и что говорить.
Дома Алекса приняла душ и надела новое платье-костюм из шелка в черную и белую полоску. Она уходила из дома спокойная и уверенная в себе.
Перед самой презентацией Грег заглянул в ее кабинку пожелать удачи:
— Постарайся держаться на заднем плане, чтобы твое платье не затмило твое творение.
Алекса бросила в него зажим для бумаг, но он увернулся.
Презентации проходили в просторном конференц-зале с кремовыми стенами, бежевым ковровым покрытием на полу и большим выдвижным экраном. По залу были расставлены хромированные стулья. Автоматические черные шторы на окнах были опущены, отсекая тусклый свет зимнего дня, зал мягко освещали скрытые источники.
Карл был одет, как всегда, безукоризненно, бабочка на этот раз была красная в белую крапинку. Из нагрудного кармана выглядывал белый льняной носовой платок, его кончик гордо торчал вверх.
Рядом с Карлом стояли двое коллег: инженер, в задачу которого входило отвечать на возможные технические вопросы, и администратор, занимавшийся финансовой стороной дела. Игана в зале не было. Однако она не очень удивилась: он говорил, что не сможет присутствовать на презентации из-за каких-то проблем в Стамфорде. Алекса надеялась, что производит впечатление спокойной и уверенной в себе женщины, но холодные как лед руки выдавали ее волнение.
Появился Раймонд ди Лоренцо-Браун. Он приехал в сопровождении троих руководящих работников «Нью уорлд инвесторс», в том числе привлекательной молодой женщины. Пока Карл произносил вступительную речь, Алекса, сцепив дрожащие пальцы, ждала, когда сдернут покрывало с макета. И вот этот момент настал. Не смея вздохнуть, она украдкой взглянула на лица заказчиков: удивление, приподнятые брови, легкие улыбки, одобрительные кивки.
— Надеюсь, вы согласны, — говорил между тем Карл, — что это будет не просто административное здание, а настоящее произведение искусства.
Раймонд заметил, что здание отличается безупречностью пропорций и выглядит легким, воздушным и очень современным.
— Очень стильно, — кивнув, сказала женщина.
— Остроумное решение, новаторский проект, — добавили представители заказчика.
На экране стали один за другим появляться чертежи, Карл комментировал слайды и объяснял, что проектом предусмотрены ландшафтная площадка площадью семь тысяч квадратных футов, внушительный четырехэтажный вестибюль, мансарда, оздоровительный клуб и ресторан на крыше.
В конце презентации было пожато немало рук и произнесено немало добрых пожеланий. Алекса вернулась домой в прекрасном настроении.


Субботним утром она ехала на такси в аэропорт, и настроение было уже не столь радужное. Сейчас, когда встреча с Брайаном была близка, Алекса очень нервничала, отдавая себе отчет в том, что Брайан пробудет у них как минимум четыре месяца. Она уже договорилась с директором частной школы, что мальчик доучится у них до конца семестра, то есть до мая.
Алекса очень жалела, что Филипп не смог поехать с ней, как собирался. К сожалению, в последний момент он помчался на студию: уже записанную воскресную передачу пришлось срочно заменять другой.
Она беспокоилась из-за того, как сложатся отношения с Брайаном и как повлияет его приезд на привычный распорядок их жизни. Вот уже четыре года Алекса, так же как и Филипп, часть работы выполняла дома по выходным. Но теперь это вряд ли получится. Во всяком случае, первое время мальчика не стоит предоставлять самому себе. Алекса надеялась, что он быстро заведет друзей на новом месте.
Вообще страшновато брать на себя ответственность за ребенка. Что она знает о двенадцатилетних подростках? В большом городе, особенно в Нью-Йорке, их поджидает немало опасностей и искушений. Впрочем, Брайан запомнился Алексе таким же тихим, как его родители. Вряд ли он из тех, кто может связаться с дурной компанией или начать употреблять наркотики. Она строго приказала себе не паниковать понапрасну.
В аэропорту было многолюдно, но Алекса сразу заметила его среди прибывших, так как он был единственным мальчиком, тащившим чемодан. Худенький Брайан был бледен, его легкая куртка выглядела неуместно в январе. Когда он подошел ближе, Алекса увидела, что к куртке приколота табличка с буквами «UM».
l:href="#n_10" type="note">[10]
Ее захлестнуло горячее сочувствие. Она выступила вперед:
— Брайан! Это я, твоя тетя Алекса.
Она обняла его и поцеловала в лоб. И то и другое Брайан стоически вытерпел, но не ответил. В такси Алекса говорила без умолку, чтобы скрыть нервозность.
— Когда же мы в последний раз виделись? Кажется, это было в Сиэтле, правда? Ты со своими родителями приезжал в гости к моим… то есть к твоим бабушке и дедушке.
— Не помню, — буркнул Брайан.
Он не помнил ни поездку в Сиэтл, ни дом, ни бабушку с дедушкой. Мальчик не пытался поддержать разговор, когда возникали паузы, и от его холодности Алексе становилось все больше не по себе. Она посмотрела на часы, думая о делах, которые бросила ради того, чтобы встретить Брайана. Впрочем, это не его вина, вполне естественно, что он чувствует себя не в своей тарелке.
На вопрос, навещал ли он мать в больнице, мальчик молча замотал головой. Алекса снова затараторила, выражая сожаление по поводу смерти Тима и болезни Пейдж. Брайан не произнес ни слова, и она решила сменить тему на менее болезненную:
— Ты будешь ходить в школу «Карнеги-Хилл», это недалеко от нашей квартиры, по другую сторону Центрального парка. Надеюсь, тебе там понравится. Школа не самая знаменитая, но лучшая из всех, куда можно было записать тебя за такой короткий срок. Кстати, у них есть футбольная команда.
Брайан молчал.
— Если ты предпочитаешь другие виды спорта, там есть корт, велотрек и плавательный бассейн.
Брайан пожал плечами:
— Мне все равно.
Он говорил со странным акцентом — не британским, но и не американским. Алекса искренне надеялась, что мальчик впишется в новый коллектив. А также в их с Филиппом существование.
Брайан остался равнодушным и к дружелюбию привратника, и к роскоши двухэтажной квартиры.
— Вот твоя комната. — Алекса отворила дверь, гордясь тем, что сумела так хорошо все подготовить за неделю.
Брайан молчал, его лицо ничего не выражало.
Она почувствовала разочарование. В конце концов, обставить комнату за минимальный срок было нелегко. В комнате было две кровати (вторая — на случай, если Брайан захочет пригласить кого-нибудь в гости с ночевкой), телевизор, стереопроигрыватель с наушниками. На полке располагалась целая коллекция пластинок и кассет, подобранных, исходя из результатов хит-парадов молодежной газеты. У двери стоял велосипед.
— Английский гоночный, — пояснила Алекса.
— Вижу, — бросил Брайан со скучающим видом.
— Надеюсь, он тебе нравится. Я думала, тебе будет приятно напоминание о доме.
— Отличный велосипед, — произнес Брайан безо всякого энтузиазма, а потом буквально выпроводил ее из комнаты, сославшись на то, что хочет распаковать вещи.
Алекса покраснела от унижения и… да, так и есть, от гнева. Ей пришлось напомнить себе, что, несмотря на взрослый вид, Брайан, в сущности, еще ребенок, а под маской холодности, вероятнее всего, скрываются растерянность и неуверенность.
Алекса закрылась в своем кабинете и попыталась работать, но сосредоточиться не удавалось. В довершение всего из соседней комнаты загрохотала рок-музыка. «Придется попросить Брайана убавить звук или слушать через наушники», — подумала Алекса. Однако ей не хотелось начинать с замечаний.
Вскоре позвонил Филипп. Он обратил внимание, что у нее какой-то странный голос.
— Что случилось, милая? С Брайаном все в порядке?
— Надеюсь. Постарайся прийти сегодня пораньше, ладно? Мне нужна небольшая помощь, чтобы сломать лед.
В действительности ей требовалась не просто «небольшая помощь» — чтобы сломать этот лед, нужен как минимум лом. Не зная вкусов Брайана, она приготовила на ужин то, что считала любимой едой подростков: гамбургеры, жареную картошку, капустный салат с майонезом, кока-колу, шоколадный кекс и мороженое.
— Надеюсь, тебе понравится. Если хочешь, могу предложить зеленый салат, арахисовое масло и желе.
Подняв глаза, Алекса встретила неодобрительный взгляд миссис Радо. Может, она смущает мальчика, предлагая слишком большой выбор?
Брайан помотал головой и принялся за еду, точнее, стал ковыряться в тарелке. Алекса тоже попыталась есть гамбургер и салат, но кусок не шел в горло. От напряжения ее даже немного подташнивало.
Мальчик сидел, уткнувшись в тарелку и избегая смотреть на нее или миссис Радо. Наконец он поднял голову и холодно взглянул на Алексу:
— Все очень вкусно, но я больше не хочу.
Глядя на его тающее мороженое, Алекса чуть не расплакалась, хотя понимала, что напрасно реагирует слишком остро и принимает все на свой счет. На что она рассчитывала? Что Брайан бросится ей на шею? Станет рассыпаться в благодарностях? Мгновенно проникнется любовью к тетке, которую едва помнит? Конечно, Алекса посылала мальчику ко дню рождения подарки и денежные чеки, но никогда не звонила лично ему. Разве она хоть раз приглашала его к себе без мамы? Для Брайана Алекса — посторонний человек.
Мальчик выглядел усталым и подавленным. «Бедняжка, ему нужно время, чтобы свыкнуться с переменами в жизни», — подумала Алекса и попыталась улыбнуться.
— Ну… если тебе что-нибудь понадобится…
Смысл взгляда, брошенного на нее Брайаном, не оставлял сомнений: он хотел только одного — чтобы его оставили в покое.
Насколько было бы легче, если бы Филипп пришел сегодня пораньше! Он обладал талантом общения с детьми, который у Алексы, по-видимому, отсутствовал.
Однако когда муж вернулся, недолгое облегчение Алексы сменилось тревогой. Брайан держался и с ним так же холодно. «Странно, что племянник все время отводит взгляд, — думала Алекса. — Что он скрывает? Злость? Презрение?» Филипп, как всегда, естественный, спокойный, доброжелательный, очень старался установить с ним контакт, но мальчик оставался настороженным и недоверчивым.
Когда Филипп предложил показать, как обращаться со стереосистемой, Брайан отрезал:
— Я уже сам разобрался.
За столом повисло молчание.
— Брайан, ты, наверное, устал. Может, хочешь поспать? — предложила Алекса.
Вместо ответа он молча встал из-за стола и ушел в свою комнату.
— У-у-ф! — вздохнула Алекса. — Боюсь, нам придется нелегко.
— Да, похоже. Ему нужно время к нам привыкнуть, начать доверять. Мы и сами немного взвинчены. Давай-ка выпьем.
Спиртное помогло Алексе и Филиппу расслабиться. На обед они решили сводить Брайана в китайский ресторан, надеясь, что ему там понравится. В ресторане супруги снова пытались разговорить мальчика, но он упорно не желал идти им навстречу.
Алекса стала опасаться, что Брайан напрочь лишен чувства юмора. «По-видимому, беззаботность — не наша фамильная черта», — подумала она и сразу же устыдилась этой мысли. Ребенок остался без отца, мать лежит в больнице, есть от чего замкнуться в себе. Он слишком мал, чтобы справиться с горем и неопределенностью.
Алекса была рада, когда они вернулись домой и Брайан опять ушел к себе. Оставалось только утешать себя тем, что со временем все образуется.
В воскресенье они втроем отправились в универмаг, чтобы купить одежду к школе. Но Алексу и Филиппа снова ждало разочарование. На все, что ему предлагалось, Брайан реагировал двумя стандартными фразами: «Нормально» или «Мне все равно» да еще равнодушно пожимал плечами.
После очередного такого ответа Филипп обнял мальчика за плечи и сказал:
— Послушай, Брайан, если тебе что-то не нравится, так и скажи.
— Да, правда, — вставила Алекса, — ведь эти вещи предстоит носить тебе, мы хотим, чтобы одежда тебе нравилась.
Брайан отмолчался.
Алекса впала в уныние. Что за радость покупать Брайану одежду, когда его ничто не трогает?
Однако они не сдались так легко. Отвезя покупки домой, взяли напрокат лимузин с шофером и повезли племянника на экскурсию по городу — он был в Нью-Йорке впервые. Они проехали из Чайнатауна в морской порт, потом отправились в Центральный парк, затем на мост Джорджа Вашингтона, побывали на Мэдисон-авеню и, проехав мимо его школы, показали ему из окна лимузина музей Метрополитен (Брайан не изъявил желания его посетить). В заключение двинулись на запад, к музею авиации и флота «Интрепид».
Отправиться в этот музей было идеей Филиппа. Тщетно пытаясь определить, что может вывести Брайана из «летаргии» — казалось, ни спорт, ни искусство его не интересовали, — Филипп решил сводить его в музей, в котором сам давно мечтал побывать.
Корабль «Интрепид» был отреставрирован. Стоя на палубе авианосца, на котором когда-то принимали возвращающихся из полета космонавтов Гаса Гриссома и Скотта Карпентера, Алекса почувствовала гордость за свою страну. Они прикоснулись к частице американской истории. В помещениях, расположенных ниже палубы, была развернута экспозиция, рассказывающая о развитии авиации и освоении космоса.
На Алексу самое сильное впечатление произвел дизайн корабля, Филиппа же больше интересовала история. Он попытался заразить своим энтузиазмом Брайана, и отчасти это удалось. Во всяком случае, парень стал чуть более общительным и даже задал несколько вопросов.
— По-моему, он интересуется техникой, — заключил Филипп позже, когда они с Алексой остались одни в гостиной. — Это уже что-то.
В девять вечера Алекса позвала Брайана в гостиную:
— Сейчас начнется передача Филиппа, не хочешь посмотреть? Ты знаешь, что он ведет на телевидении ток-шоу?
Брайан не ответил и молча плюхнулся на диван рядом с Филиппом. Алекса включила телевизор и вставила кассету в видеомагнитофон. У мужа, конечно, были записи всех его передач, но Алексе хотелось иметь собственную коллекцию, и каждый раз, когда смотрела новое ток-шоу мужа, записывала его на кассету.
Глядя на экран, она в который раз поразилась фотогеничности Филиппа. В белом льняном костюме и темно-голубой рубашке, оттенявшей приобретенный в Рио загар, он был невероятно красив. Первым шло интервью с сексапильной бразильской актрисой Литой Луис. Она прекрасно говорила по-английски и оказалась интересной собеседницей.
Минут через пять после начала интервью Брайан поднялся и без единого слова вышел из комнаты. Было слышно, как он громко хлопнул дверью. Алекса искоса взглянула на Филиппа, думая, что ему, наверное, так же обидно, как ей за него. Черт бы побрал этого оболтуса! Конечно, никто не ждал, что он спокойно просидит целый час, но мог хотя бы дождаться рекламной паузы! Неужели так трудно было сказать несколько вежливых слов, а не демонстрировать свою грубость?
Алексе не верилось, что Пейдж не учила сына хорошим манерам. И куда смотрели в лондонской частной школе? Английское воспитание немыслимо без вежливости.
Филипп промолчал, и Алекса решила до поры до времени не обращать внимания на грубость племянника. Позже, поднявшись пожелать Брайану спокойной ночи, она обнаружила, что дверь в его комнату заперта. Мальчишка погасил свет и лег спать, не удосужившись сказать им ни слова.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цена успеха - Валенти Джастин



Очень хороший роман всем советую почитать 10 из 10 Все романы писателя классные
Цена успеха - Валенти ДжастинЛюбовь Владимировна
29.03.2014, 19.43





Очень жизненно.
Цена успеха - Валенти ДжастинКэт
22.10.2014, 15.09





Супер!!!
Цена успеха - Валенти ДжастинЮлия
27.04.2015, 0.30





Хороший роман, задевает много вопросов,важных для людей-любовь,верность,дети,карьера.
Цена успеха - Валенти ДжастинТесса
9.09.2015, 11.08





Отличный роман.советую всем!!!
Цена успеха - Валенти Джастинсонька
10.12.2015, 11.57





Не могла оторваться,пока не дочитала до последнего слова. Роман захватил,зацепил и сказать "супер"- значить ничего не сказать. ЧИТАЙТЕ!!!!!
Цена успеха - Валенти ДжастинМиа
10.12.2015, 2.34





С первых глав не захватило и поэтому дальше не стала читать.
Цена успеха - Валенти Джастинтатиана
15.12.2015, 4.33





Роман затрагивает много проблем, а самое главное, что создавать женщине, творение из стекла и бетона, или из плоти и крови? После прочтения осталось чувство грусти, несмотря на хеппи энд.
Цена успеха - Валенти ДжастинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.12.2015, 22.40





Серьезный роман , жизненный .Мне понравился .
Цена успеха - Валенти ДжастинMarina
3.01.2016, 17.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100