Читать онлайн Цена успеха, автора - Валенти Джастин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цена успеха - Валенти Джастин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 111)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цена успеха - Валенти Джастин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цена успеха - Валенти Джастин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Валенти Джастин

Цена успеха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10



Стоило Алексе переступить порог своей квартиры, как ее оглушил грохот рок-музыки, доносившейся из комнаты Брайана. На диване в гостиной валялись куртка Брайана и несколько школьных учебников. Алексу разобрала злость. Она не раз просила племянника — просила по-хорошему, как ей казалось, — убирать за собой вещи. Тот не отказывался, нет, просто не обращал внимания на ее просьбы. И это здорово действовало на нервы.
Собрав вещи племянника, Алекса понесла их ему в комнату. Стук мальчик, естественно, расслышать не мог, и она замолотила в дверь кулаком.
Громкость была убавлена, дверь открыта.
— Прошу тебя, вешай одежду в шкаф и не разбрасывай в гостиной учебники.
Брайан молча взял вещи и остановился, дожидаясь, пока она уйдет. Быстро оглядев комнату, Алекса поразилась невероятному беспорядку, но, заставив себя говорить спокойно, поинтересовалась, как прошел день.
— Нормально.
— Знаешь, Брайан, по-моему, слушать такую громкую музыку очень вредно.
Выслушав ее объяснения, что повреждения слуха могут быть необратимыми, Брайан пожал плечами. От Алексы не укрылось насмешливое выражение, промелькнувшее в его глазах. Ладно, если не боится оглохнуть, дело хозяйское, только пусть слушает этот грохот через наушники.
Внизу, на кухне, Алекса обнаружила стакан из-под молока и полупустую пачку печенья. Кругом было полно крошек, и вдобавок подошвы прилипали к полу.
Да уж, после паршивого дня на работе ей только этого и не хватало! Миссис Радо ушла стирать, терпеть грязь до ее прихода Алекса просто не могла, поэтому пришлось взяться за уборку.
Ребенка необходимо держать в рамках, но Алекса предчувствовала, что сделать это будет не так-то просто. Что, если она его накажет, а парень начнет прогуливать занятия и воровать в магазинах? Вдруг убежит из дома, пристрастится к наркотикам или еще что-нибудь в этом роде? Или впадет в депрессию и совершит самоубийство? Алекса пообещала сестре заботиться о Брайане и чувствовала себя за него ответственной.
Алекса не торопилась рассказывать Филиппу о том, как на нее действует неряшливость Брайана, потому что муж никогда не замечал шума или беспорядка. Для него окружающая обстановка была не так важна, как для Алексы, фактически в начале их совместной жизни он стал приучать себя к аккуратности только ради жены. Кроме того, известно, что дети часто бывают неряшливыми и обожают включать музыку на полную мощность. Вероятно, Пейдж, особенно в последний год, разрешала Брайану все. В таком случае вряд ли можно винить мальчика за то, что он на свой лад протестует против новых правил.
Алекса прошла в гостиную, сбросила туфли и легла на диван. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться, но это оказалось невозможным: слишком тяжелый выдался день.
Она так рассчитывала на заказ от «Нью уорлд инвесторс»! И вот, пожалуйста, заказ уплыл из-под носа, и даже не по ее вине… Конечно же, не по ее, разве нет? Просто клиент передумал, посовещавшись с коллегами. В архитектуре подобное скорее правило, чем исключение. Однако от этого было не легче, особенно если учесть, что до сих пор дела у нее шли хорошо.
Алекса вздохнула. Она еще никогда так остро не ощущала свою неполноценность. А где-то внутри угнездилось еще и беспокойство из-за ребенка, которого она согласилась иметь. Может быть, по глупости, как ей теперь начинало казаться.
Все опасения, связанные с материнством, вдруг стали реальностью. Конечно, Брайан не сын ей, и обстоятельства далеки от идеальных, но где гарантия, что жизнь с собственным ребенком будет намного легче? Все ли последствия она обдумала? Как ни крути, первые несколько месяцев никуда не деться от недосыпания, грязных подгузников, срыгивания молока… А ведь еще нужно время на кормление, купание, уход, нужно подыскивать подходящую няню.
С появлением детей отношения между мужем и женой меняются, даже присутствие Брайана уже что-то нарушило. Они с Филиппом стали не так свободны, как прежде, приходится следить за речью, даже заниматься любовью потише.
«Никто не даст тебе никаких гарантий, — так, кажется, говорила Бинки, когда Алекса пожаловалась ей на проблемы с Брайаном. — Дети — это как работа на полную ставку, потому что когда их нет рядом, ты все равно о них думаешь. Если супруги не готовы к заботам и тревогам, им лучше не заводить детей. Зачем плодить кандидатов в психушки? То есть я хочу сказать, что люблю своих детей, поскольку они у меня есть, но честно признаться, если бы я раньше знала, как… Нет, забудь, что я сказала. Одно могу посоветовать: прежде чем рожать, убедись, что ты действительно этого хочешь».
Беда в том, что уверенность Алексы с каждым днем таяла, в то время как Филипп, похоже, не испытывал ни малейших сомнений по этому поводу.
Хлопнула входная дверь. Увидев мужа, Алекса удивилась не меньше, чем он, застав ее дома.
— Почему ты так рано? — одновременно спросили оба.
Филипп рассмеялся, она тоже, но потом вдруг расплакалась.
Филипп обнял ее, и Алекса со слезами рассказала о неудаче с последним проектом. Он произнес все слова, какие полагалось говорить в таких случаях:
— Не вини себя, дорогая, это не твоя ошибка. Просто нужно было угодить слишком многим. Главный администратор должен считаться с мнением большинства в совете директоров. Ты же знаешь, такое случается сплошь и рядом. Любовь моя, взгляни на ситуацию с другой стороны. Ты же еще не выбыла из игры, но на этот раз ты точно знаешь, что им нужно, так что шансы на выигрыш только увеличиваются.
Алекса вытерла слезы. Она немного успокоилась, и ей стало стыдно. Плакать было не в ее характере.
— Прости, что повела себя как ребенок, но я так рассчитывала на этот заказ…
— Знаю, дорогая, и в твоем разочаровании нет ничего детского. Тебе предстоит предстать перед коллегами и грозным боссом — от такой перспективы кому угодно станет не по себе.
Алекса устало улыбнулась и обняла мужа.
— Лучше уж разреветься здесь, чем в офисе. Кажется, я выплакалась. Спасибо тебе. Надеюсь, до завтра я приду в норму.
И она действительно пришла в норму, но только отчасти. Беспокойная ночь в объятиях Филиппа и кошмарные сны не улучшили ее состояния, но Алекса проснулась с решимостью не сдаваться.
Труднее всего было позвонить Карлу и сообщить плохую новость. Как и следовало ожидать, босс пришел в ярость.
Клиент, естественно, всегда прав, а виновата во всем она. Карл словно забыл, что одобрил ее проект, сделал все от него зависящее, чтобы продать его «Нью уорлд инвесторс», и теперь он разговаривал с Алексой ледяным тоном.
— Без промедления приступайте к работе и посоветуйтесь с Марком и Нельсоном… Черт, я хочу, чтобы к этому заказу подключились все, рассматривайте его как первоочередной. И выясните, с кем нам предстоит конкурировать.
Как ни старалась Алекса воспринимать реакцию Карла стоически, чувствовала она себя отвратительно. Трудно было винить его за то, что он не желал упустить из рук контракт стоимостью шесть миллионов долларов, к тому же очень престижный.
Грег отпросился с работы к стоматологу удалить зуб мудрости, поэтому ей предстояло объясняться только с Иганом. К немалому облегчению Алексы, Иган встал на ее сторону.
— Этот ди Лоренцо-Браун — просто надутый болван. Взять хотя бы его двойную фамилию. Ты знаешь, что он был самым обыкновенным Раймондом Брауном, пока не женился на ди Лоренцо и не вообразил, что двойная фамилия придаст ему особый шик?
— Нет, не знаю, но что в этом плохого? Я хочу сказать, объединение имен позволило жене сохранить девичью фамилию.
— Неужели? Тогда почему твой муж не добавил к своей фамилии твою?
Алекса задумалась.
— Потому что мне это не приходило в голову, и я его не просила.
«Но если у нас будет ребенок, могу и попросить, — добавила она мысленно. — А что, неплохо, ребенок будет носить фамилию Кейтс-Джером».
Иган взял ее за руку.
— Алекса, пойдем-ка перекусим. Если тебе не хочется есть, не важно, можешь по крайней мере выпить. Я бы и сам не отказался глотнуть чего-нибудь покрепче.
Алекса редко пила в обеденный перерыв, но сегодня ей это было необходимо. Через час ей нужно вернуться на работу, поэтому они решили зайти в итальянское кафе неподалеку.
— Нелегкая тебе досталась задача, Алекса: проектировать здание, которое не в твоем вкусе. Как там говорил ди Лоренцо-Браун? «Солидное, прочное, традиционное»? Бр-р-р, звучит, как описание мавзолея.
Алекса слабо улыбнулась:
— Верно, только мне все время приходит на ум Федеральный резервный банк — прекрасное здание для своего времени, но не для нашего. Я имею в виду, что исключить стекло было бы… возвратом к прошлому, регрессом, что ли.
— Вот именно! — Иган презрительным тоном развил ее мысль: — Я прекрасно понимаю, почему тебе не приходят в голову идеи в постмодернистском духе, этакое тяжеловесное каменное сооружение, будто пришедшее из прошлого. Помяни мое слово: пройдет еще лет десять или около того, и такие здания будут выглядеть динозаврами. Скажи, тебе никогда не приходила мысль уйти от Линдстрома и пойти своим путем, скажем, стать компаньоном в другой фирме?
— Нет, мне бы этого не хотелось. Это означало бы опуститься на уровень доморощенной архитектуры…
— Вовсе не обязательно, — мягко прервал ее Иган. — С какой стати? У тебя большой опыт работы над крупными проектами…
— Большой, но недостаточный, Иган. И я хочу строить крупные здания, мечтала об этом даже в детстве, с тех пор как впервые увидела в журнале силуэт Нью-Йорка на фоне неба. Я должна получить этот заказ и доказать Карлу, что обладаю гибким мышлением и у меня нет недостатка в идеях.
— Хочешь начистоту? Карл — не такой человек, каким был его отец, и никогда таким не станет. Да, у клиентов могут быть свои требования, но проект должен оставаться творением архитектора. Когда стиль начинает диктовать дилетант, который носит итальянские костюмы и двойную итальянскую фамилию, беды не миновать. Карлу следовало бы решительнее отстаивать твою точку зрения.
Алекса вздохнула:
— Слышал бы ты, как он со мной разговаривал.
— Представляю. И наверняка велел обратиться за советом к Марку и Нельсону, хотя эти ребята явно из низшей лиги. Ты — лучший из всех его архитекторов, а он беснуется, как сутенер, когда одна из его шлюх не удовлетворила клиента. А ди Лоренцо-Браун, если уж на то пошло, ведет себя, как этот самый клиент. Мое мнение, Алекса, что тебе следует просто выйти из проекта. Скажи Карлу, что ты не станешь проектировать нечто безобразное только ради того, чтобы потрафить клиенту, напрочь лишенному вкуса. На твоем месте я никогда бы не смирился с таким унижением.
«Но ты-то не на моем месте, — подумала Алекса. — Я еще не готова сдаться». Скорее наоборот: Раймонд бросил перчатку, и она собиралась принять вызов. У Алексы в запасе множество идей, нужно только взглянуть на задачу под другим углом зрения. Может, именно из-за своего нежелания меняться Иган отошел от проектирования и занялся административной работой. Но она… она архитектор и всегда им останется, ей следует быть гибкой.
— Я не могу все бросить, — тихо сказала она. — И насчет Раймонда я с тобой не согласна. Он не самодур какой-нибудь и, по-моему, искренне в меня верит и желает, чтобы я добилась успеха.
— Господи, Алекса, как же ты наивна!
— Не думаю. Не забывай, что ты судишь обо всем только с моих слов. Да, я расстроилась и разозлилась, но все равно не могу поверить, что Раймонд желает мне зла. Поэтому я остаюсь. А ты?
Некоторое время они с Иганом молча взирали друг на друга. Алекса сознавала, что в ее вопросе прозвучал вызов, и успела заметить ответный вызов в глазах Игана. Наконец он улыбнулся.
— Конечно. Куда ты, туда и я. Раз уж ты настроена так решительно, постараюсь помочь, чем смогу. Мы же все-таки одна команда. Если им нужно здание из гранита — так тому и быть, постараемся сделать все как можно лучше.
Алекса почувствовала угрызения совести за то, что подумала о нем плохо. Пытаясь загладить вину, она погладила его по щеке.
— Ты настоящий товарищ, Иган.


«Настоящий товарищ». Иган криво усмехнулся, перебирая бумаги на своем рабочем столе. Сью Тоуни вошла в кабинет ссутулившись, чуть ли не на цыпочках, с таким видом, словно чувствовала себя недостойной ступать по этой земле. В телячьих глазах, устремленных на Игана, застыло ожидание.
— Ты сегодня хорошо выглядишь, такая свежая. — Он смотрел ей в глаза до тех пор, пока на бледных щеках девушки не выступил румянец. — Сью, мне нужна твоя помощь.
И стал рассказывать о конкурсе, недвусмысленно намекая, что Алекса впала в немилость, но не говоря этого напрямую. Иган отлично знал, что под внешней кротостью девушка таит в душе злобу на Алексу, которая хотя и не сделала Сью ничего плохого, но не принимала ее всерьез как архитектора.
— Итак, Сью, мне нужно, чтобы ты принесла фотографии этих зданий и спецификации на них, — заключил Иган, протягивая ей список. — Попытайся найти элементы старой архитектуры, которые можно использовать в современном здании, внеси их в свой проект и проследи, чтобы я увидел его первым.
Глаза Сью загорелись от возбуждения.
— Хорошо, Иган, я все сделаю. Как вы считаете, у нас правда есть шанс победить?
Иган снова улыбнулся ей с таким видом, словно девушка была его любимицей.
— Мы попытаемся, дорогая моя, обязательно попытаемся.
По правде говоря, для его цели — слепить нечто безвкусное — Сью подходила лучше, чем кто-либо другой в фирме. Иган обещал Алексе помочь, и он ей поможет — упасть в грязь лицом.


Сью вышла из его кабинета в приподнятом настроении. Наконец-то Алексе Великой придется уяснить, что она не такая уж всезнайка, и произойдет это скоро. Ни один самый талантливый архитектор не может обходиться без чьей-либо помощи, а Алекса всегда держалась с ней пренебрежительно, словно ее проекты никуда не годятся.
Миссис Джером была слишком занята собственной персоной и боялась конкуренции, вот в чем все дело. Алекса — типичный образчик женщины, которая сумела добраться до вершины и теперь, чтобы удержаться, сталкивает вниз своих сестер. И совершенно зря. Вместо того чтобы на каждом шагу чинить препятствия Сью, этой гордячке следовало бы взять над ней шефство.
Вот Иган — совсем другое дело, он лучше всех. В последнее время Иган всерьез заинтересовался Сью — и поощряет ее проявить свои способности. А как на нее смотрит, как разговаривает — просто чудо! Конечно, Сью старалась не грезить о нем наяву, ей ли не знать, что мистер Бауэр не может себе позволить стать объектом офисных сплетен, заведя роман с начинающим архитектором. Однако Сью было ясно, что она его любимица, и ее распирало от гордости. Многие женщины в фирме Линдстрома сохли по нему: дизайнеры интерьера, чертежницы, секретарши, особенно те, кому перевалило за тридцать и чьи биологические часы неумолимо отсчитывали время. Иган — очень подходящий кандидат и определенно интересуется женщинами.
Если он и приглашал Алексу в ресторан, то их встреча была деловой. Сью замечала, что менеджер всегда говорил об Алексе в несколько снисходительном тоне, даже когда хвалил ее работы.
Сью держалась из последних сил, чтобы не влюбиться в Игана, но с каждым днем чувствовала, как ее сопротивление слабеет. С кем бы она ни встречалась, в чьей бы постели ни оказывалась, Сью всегда представляла себе, что занимается любовью с Иганом.
Она вздохнула. В данный момент ей надо сделать то, что велел Иган и что поможет ей со временем подняться до уровня старшего архитектора. Сью представила себе, что уже стала им, а Иган руководит ее проектом, они проводят совещания, встречаются за деловыми обедами и официальные отношения постепенно перерастают в нечто более личное… А совместные поездки в Бостон или Вашингтон… В конце концов, ей ведь только двадцать шесть, а мужчин в его возрасте тянет к молоденьким.


Алекса заглянула в кабинку Грега.
— Как самочувствие? Выглядишь ты отлично, может, только чуточку не таким мудрым, как раньше, — поддразнила она, намекая на удаленный зуб мудрости.
Грег осторожно улыбнулся:
— Половина ума лучше, чем ни одного. Еще болит, но готов поспорить, тебе гораздо больнее.
— Вижу, дурные новости разносятся быстро. Ты был прав: Раймонду проект понравился, но фирме он не подходит. В результате им все-таки нужен дом из гранита. — Она резко втянула воздух.
— Мне очень жаль. Первым делом тебе нужно выкинуть из проекта Игана и Сью и заменить их Доном и, может быть, Эми…
— Я не могу. Иган хочет нам помочь.
Грег нетерпеливо выслушал ее объяснения.
— Ты не веришь ни единому слову, — заключила Алекса.
— Точно, не верю. Я уже сказал тебе, что думаю по этому поводу. Иган падает и собирается утянуть тебя за собой…
— Ладно, давай не будем больше об этом. Сейчас я хочу только одного: сотрудничества. От всех. Мне нужны идеи, и чем больше, тем лучше. Я просто не имею права проиграть…
— Ты слышала, с кем нам предстоит конкурировать?
— Пока нет. Но ты, конечно, уже знаешь.
Грег знал. Когда он перечислил названия фирм-конкурентов, у Алексы сердце ушло в пятки: им предстояло соревноваться со светилами современной архитектуры. И Раймонд еще говорил, будто им не нужна архитектура «от кутюр». Черта с два не нужна!
Грег попытался ее ободрить:
— Может, все не так страшно, как кажется.
— Неужели? В любом бизнесе знаменитости имеют большой вес.
Это был серьезный удар для Алексы, но она старалась видеть во всем хорошие стороны. Южная Парк-авеню — не самое престижное место, во всяком случае, пока. Ей предстояло спроектировать нечто величественное, внушительное, что задаст тон всему кварталу, она должна стать первым современным архитектором, которого в районе «Фларитона» воспримут всерьез.
Алекса использовала обеденный перерыв, чтобы прогуляться. Она довольно долго простояла, рассматривая здание фирмы «Фларитон». Алексу всегда восхищала его уникальная треугольная конструкция, возвышавшаяся на участке Двадцать третьей улицы, где Бродвей встречается с Пятой авеню. Присмотревшись к другим старым зданиям, она, кажется, поняла, почему Раймонд решил, что ее проект не подойдет.
Следующие несколько дней Алекса проработала в библиотеке, углубляясь в историю района и его архитектуры, изучая фотографии и отдельные детали ныне существующих зданий.
К тому времени когда она стала чувствовать себя лучше, из Осло вернулся Карл, и его резкость снова ввергла ее в депрессию.
Рабочий стол Алексы был завален предварительными набросками, представленными на ее рассмотрение другими архитекторами фирмы, и Алекса чувствовала, что тонет в море информации. Она не могла думать ни о чем другом, даже дома все ее мысли были только о проекте, и каждую свободную минуту Алекса проводила в своем кабинете.
Брайан был, как всегда, угрюмым, и она отказалась от попыток сблизиться с племянником. Да на это и времени не было.
Долгожданную передышку ей принесло только ток-шоу Филиппа. В воскресенье, посмотрев интервью с пессимистично настроенным борцом за охрану окружающей среды, мрачно предрекавшим катастрофические изменения климата, Алекса с облегчением увидела, что следующий гость ток-шоу — очень привлекательная женщина, устраивающая аукционы в поддержку искусства.
— Кажется, она нетипичный гость твоей программы, — заметила Алекса в перерыве.
— Вовсе нет. Брук прочитала ее письмо, побеседовала с ней и решила, что неплохо пустить это интервью после активиста по охране окружающей среды — для равновесия.
По мере продолжения интервью Алексе стало ясно, почему Брук предложила участвовать в программе именно Гейл Даулинг. Она оказалась интеллигентной дамой с правильной речью, живыми манерами и говорила о своей частной коллекции живописи и о предстоящем благотворительном аукционе.
— Как ты думаешь, Филипп, нас пригласят? Все же ты сделал ей отличную рекламу…
— Я так понимаю, что придется платить за билет, а три тысячи долларов — чересчур круто, и это только начало. Ты правда хочешь заплатить шесть тысяч долларов за роль без слов?
— Нет, но от гастрономического тура по южной Франции я бы не отказалась. — И добавила: — Все-таки она очень красива.
Филипп что-то нечленораздельно промычал в знак согласия и уткнулся в «Таймс».


Через неделю за обедом Филипп пожаловался Алексе:
— Черт, ну и интервью у меня было с Койном! Естественно, я заранее прочитал четыре его триллера, но можешь себе представить, единственная книга, которую я не брал в руки, оказалась его самой любимой, а Койн пожелал говорить именно о ней. Мне было страшно неловко. Он все время упоминал какого-то Риса — Рис то да Рис се, а я даже не имею понятия, то ли этот Рис герой, то ли главный злодей.
— Герой, — вмешался Брайан, — Он раскрыл шпиона, внедренного в спецслужбы Великобритании.
— Верно! — воскликнул Филипп. — Так ты читал «Опасную переправу»? И как тебе понравился роман?
— Хорошая книжка.
Филипп с воодушевлением принялся выуживать у Брайана его мнение.
— Эх, жаль, я не поговорил с тобой перед интервью, — от души пожалел он.
В ответ на комплимент на лице Брайана появилось некое подобие улыбки. Что касается Алексы, то она в это время сидела, уставившись в пространство и думая о своем.
Филипп подавил раздражение. Жена снова работала на износ, вечера и выходные напролет, и это начинало его беспокоить. Невозможно было не сравнивать этот обед с ленчем, проведенным несколькими часами раньше в обществе Гейл и Венди.
Выходя со студии, он наткнулся на улице на маму с дочкой — они возвращались из магазина, нагруженные покупками. Гейл пригласила его перекусить, Венди тут же запрыгала от радости, и Филиппу не хватило духу отказаться. Тем более что Гейл хотела отведать блюд китайской кухни, а они стояли как раз напротив ресторана «Сычуань».
Гейл была полна энтузиазма по поводу прошедшего ток-шоу и предстоящего аукциона.
— Ты не представляешь, насколько лучше пошли дела после передачи! — сказала она за едой. — Я имею в виду не тех, кто покупает билеты, с этим проблем никогда не было. Но раньше мне бывало довольно трудно найти то, что можно выставить на аукцион, а теперь предложения посыпались как из рога изобилия. И все благодаря тебе. Я очень, очень тебе благодарна!
Филиппу было приятно, что его заслуги так высоко оценены, и он вдруг осознал, что дома в последнее время стал чувствовать себя несколько заброшенным.
— Надеюсь, ты и твоя жена будете гостями моего аукциона, — мягко проговорила Гейл улыбаясь.
— Спасибо за приглашение, но меня в это время не будет в городе, — пробормотал Филипп и тут же покраснел от собственной лжи.


— Алекса! — В голосе Филиппа послышались резкие нотки. — Ты где-то далеко от нас.
Она вздрогнула и посмотрела на мужа.
— Ой, прости, задумалась. У меня просто голова пухнет от идей и проектов. Сегодня день был кошмарный. Карл упустил в Копенгагене выгодный заказ, на который очень рассчитывал, и, вернувшись в офис, разошелся не на шутку: устроил всем разнос, сыпал оскорблениями направо и налево, потребовал, чтобы ему срочно представили отчеты по всем проектам, находящимся в работе.
У Филиппа возникло ощущение, что все это он уже слышал. И не в первый раз за последнее время он поймал себя на мысли, что было бы неплохо, если б жена имела не такую сложную работу. Временами Алекса уходит в нее с головой. Он изо всех сил старался проявлять максимум понимания, но последнее время раздражение и протест стало сдерживать все сложнее. У всех бывают трудности в работе, у него их тоже достаточно, но отношение Алексы к своему проекту теперь напоминало одержимость.
— …оказалось, что фактически единственный проект, с которым все в порядке, — это музей Пеннингтона в Вашингтоне. Там уже началось строительство…
Вашингтон. Это слово живо напомнило о тех временах, когда Филипп ухаживал за женой, разрываясь между двумя городами. Они поочередно проводили выходные то в Вашингтоне, то в Нью-Йорке, и каждая встреча превращалась в счастливое, волнующее воссоединение. Тогда у Алексы было для него время. А сейчас, даже когда они занимались любовью, у Филиппа порой возникало ощущение, что любимая находится с ним только телом, но не душой.
Оставалось надеяться, что она не превратится в законченного трудоголика. Такой вариант несовместим с их планами завести ребенка. Никто не спорит, сочетать серьезную карьеру и материнство — дело нешуточное, но ведь другие женщины как-то ухитряются все совместить, Бинки, например.
— Прости. — Алекса улыбнулась. — Я знаю, со мной сейчас скучно, пожалуйста, потерпи еще немного.
Филипп кивнул. Да, это временные трудности. Ему просто нужно набраться терпения и немного подождать.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цена успеха - Валенти Джастин



Очень хороший роман всем советую почитать 10 из 10 Все романы писателя классные
Цена успеха - Валенти ДжастинЛюбовь Владимировна
29.03.2014, 19.43





Очень жизненно.
Цена успеха - Валенти ДжастинКэт
22.10.2014, 15.09





Супер!!!
Цена успеха - Валенти ДжастинЮлия
27.04.2015, 0.30





Хороший роман, задевает много вопросов,важных для людей-любовь,верность,дети,карьера.
Цена успеха - Валенти ДжастинТесса
9.09.2015, 11.08





Отличный роман.советую всем!!!
Цена успеха - Валенти Джастинсонька
10.12.2015, 11.57





Не могла оторваться,пока не дочитала до последнего слова. Роман захватил,зацепил и сказать "супер"- значить ничего не сказать. ЧИТАЙТЕ!!!!!
Цена успеха - Валенти ДжастинМиа
10.12.2015, 2.34





С первых глав не захватило и поэтому дальше не стала читать.
Цена успеха - Валенти Джастинтатиана
15.12.2015, 4.33





Роман затрагивает много проблем, а самое главное, что создавать женщине, творение из стекла и бетона, или из плоти и крови? После прочтения осталось чувство грусти, несмотря на хеппи энд.
Цена успеха - Валенти ДжастинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.12.2015, 22.40





Серьезный роман , жизненный .Мне понравился .
Цена успеха - Валенти ДжастинMarina
3.01.2016, 17.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100