Читать онлайн Клуб грязных девчонок, автора - Валдес-Родригес Алиса, Раздел - РЕБЕККА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб грязных девчонок - Валдес-Родригес Алиса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб грязных девчонок - Валдес-Родригес Алиса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб грязных девчонок - Валдес-Родригес Алиса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Валдес-Родригес Алиса

Клуб грязных девчонок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

РЕБЕККА

До начала бейсбольного сезона остается две недели. Все, кто за то, чтобы «Ред сокс»
type="note" l:href="#n_138">[138]
удалились из Фенуэй-парка, поднимите руки. Что это? Вы все согласны, что нет места лучше, чтобы посмотреть игру, чем огромный зеленый монстр в сердце Блек-Бэй? Есть много вещей, которые я люблю в этом городе весной: цветение вишен на Ньюберри-стрит, уличные фестивали, но больше всего – апрель в Фенуэй-парке. Я люблю бодрящий аромат весны в воздухе. Люблю густо смазанные чили и сыром хот-доги. Люблю пиво в пластиковых стаканчиках. Но больше всего – задницу Нормана Гарциапары в облегающих бейсбольных трусах. (Норман, я свободна в любое время, когда тебе удобно, идет?) Троекратное «ура» в честь «Ред сокс», Фенуэй-парка и задниц в облегающих бейсбольных трусах. Иногда лучше всего уйти, если что-то устарело и отмечено усталостью. Но только не в случае нашего парадного парка. В этом случае лучше держаться на месте.
Из колонки «Моя жизнь» Лорен Фернандес
Я повернула ключ в замке, толкнула дверь и окликнула:
– Брэд!
Никакого ответа.
Я повесила красное пальто на медный крючок за дверью и поставила на деревянный пол прихожей сумочку и кейс, затем проверила обычные места: обеденный стол, холодильник, блокнот для сообщений на письменном столе. Он не оставил ни слова. Боль в глазах прошла, шея и плечи обрели подвижность. Я разжала кулаки. Его нет дома. Господи, прости, я испытала облегчение. Брэдане было здесь почти неделю.
Уж слишком хорошо, чтобы походить на правду.
Горячий, как кипяток, душ принес облегчение. Я потянулась, привалилась к плиткам и закрыла глаза. Стала глубоко дышать. Намылила шампунем волосы и ощутила на коже головы свои пальцы – впервые за долгое время почувствовала их. Не спеша вымылась. Сегодня в моей коже электричество. Не могу объяснить, что это такое. Мне хорошо, я помолодела.
Необходимо заниматься собственным имиджем, потому что за нас этого делать никто не станет. Я прокручивала в голове слова своей речи. Я не одна такая. Таких тысячи. Просто им нужен шанс. Я готова. Сегодня вечером все пройдет отлично.
Вымывшись, я вставила в слив белую резиновую пробку, бросила в ванну несколько апельсиновых ароматизирующих кубиков и наполнила ее водой. Добавила в струю красную арбузную пену и включила компакт-диск Тони Брэкстон в стереосистеме ванной. Теперь я знала наизусть все тексты. Я скользнула в пузырьки, опустила голову на подушку персикового цвета и прислушалась к своим мыслям.
Разрыв, разрыв, разрыв.
Сердце затрепетало от предвкушения разрыва с Брэдом.
Я закрыла глаза, съехала вниз и, совсем погрузившись в воду, попыталась смыть все нехорошие мысли. А что, «разрыв» в данных обстоятельствах – негативная мысль? Едва ли.
Я вынырнула, чтобы набрать воздуха, посмотрела на свои высовывающиеся из пены многообещающие красные ногти на ногах и громко рассмеялась. Мне было хорошо. Я знакома с Марион РайтЭдельман, Колином Пауэлом и Кристиной Саралегью. Все удачливые люди, которыми я восхищаюсь, имеют одну общую черту – положительное отношение к жизни. Я стала призывать положительные мысли – все, что могла вообразить. Но что-то бередило в животе и не давало сосредоточиться.
Руки пробежались по коже под водой, нащупали интимные места, которых я давно не касалась. Делая это, я всегда ощущаю чувство вины.
Почему-то за закрытыми веками возникло лицо Андре – улыбающееся, в рябинках. Палец кружил возле тайного места, и ноги охватило восхитительное напряжение. Андре, такой огромный, сильный – как он несет женщину в кровать? Я чуть не произнесла его имя вслух. Он снова позвонил мне на работу и передал новое сообщение через мою секретаршу: «Вы будете танцевать». Прямолинейно и неправильно.
Но меня это возбудило.
За дверью Консуэло чистила пылесосом спальню. Мысли спутались, рука замерла. Я сжала ноги и, боясь, что она меня застукает, лежала так тихо, что слышала, как лопались пузырьки на поверхности пены. Но когда мотор пылесоса стих, я начала снова. Интересно, Брэд считает Консуэло «земной». Негативная мысль. Стоп!
Я снова нырнула в апельсиновую и арбузную воду, и там был Андре. Очень сексуальный. Негативная мысль. Стоп! Мое тело пело ему. Я работала пальцами все быстрее и быстрее, и оно взорвалось миллионами звезд.
Я открыла глаза. Что я делаю? Свет показался мне слишком ярким. Воздух спертым. Меня переполняло чувство вины. И как всегда, я быстро двинулась вперед, стараясь забыть обо всем.
Сменила сцену перед глазами. Теперь это были горы после снегопада. Я вдыхала цвет неба моего родного города – чистую, светлую, успокаивающую голубизну. Потом открыла сток и из горячей ароматной воды перенеслась в объятия хлопкового полотенца, а затем двинулась в свою большую, скрупулезно организованную гардеробную.
Если бы мне не предстояло говорить, я бы надела что-нибудь более искристое, – например, черное платье с бархатным расшитым жакетом. Но сегодня нужно нечто такое, что передавало бы дух силы, достоинства и успеха представительницы меньшинства.
Мой стилист Альберто выбрал свободный черный брючный костюм, но отнес его к портному, чтобы тот добавил мексиканских мотивов, прошив обшлага красной и желтой нитью. И он же предложил туфли и сумочку – игривые и очень сексуальные. И маленькие аксессуары народного творчества – обязательно откуда-то с юга. Прекрасное дополнение.
Наряды иных женщин, приходящих в Деловую ассоциацию меньшинств, ставят меня в тупик. К сожалению, кое-кто из латиноамериканок является в прогулочных платьях. А самый дурной вкус у представительниц Карибского региона: они предпочитают цвета такие же вызывающие, как их голоса, и, видимо, считают разрез деловой принадлежностью. Объясните мне, какодета женщина из ассоциации, и я, не глядя на нее, скажу, к какой этнической группе она принадлежит. Облегающее платье с оборками на заднице – это точно латиноамериканка. Костюмы или платья со шляпками подчеркнуто коробчатой формы и слишком броские броши предпочитают афроамериканки. Строже всего одеваются азиатки. И, как ни печально, облегающий кошачий наряд с будуарными шлепанцами скорее всего увидишь на испаноговорящей женщине. Я не шучу, сама видела таких особ на наших мероприятиях.
Я приехала в гостиницу заранее и поговорила с организатором о программе. Выяснилось, что мое ключевое слово планировалось во время застолья. Это обрадовало меня, поскольку я стесняюсь есть в присутствии других – надоело объяснять, почему не употребляю кофеин, сахар, жирное, мясо и молочное. Организатор сообщил, что я буду сидеть за главным столом с Андре Картье во главе. И что сажают меня туда по его просьбе. При упоминании этого имени у меня участился пульс.
Я заглянула на коктейль в один из маленьких конференц-залов дальше по коридору и стала работать с людьми: обменивалась рукопожатиями, запоминала имена и быстро перемещалась дальше, чтобы познакомиться с другими. Меня удивляет, что многие не способны понять смысл коктейля. На деловой коктейль приходят не для того, чтобы поболтать с друзьями или знакомыми. Не для того, чтобы ублажить себя едой и напитками. И не для того, чтобы, боясь общения, жаться у стены, пока другие разговаривают.
Цель коктейля – обзавестись полезными деловыми связями и познакомиться с нужными людьми. Поразительно, сколько людей являются на коктейли с коллегами по работе и стоят кружком, держа стаканы с холодными напитками в правой руке. Напитки следует держать в левой руке, поскольку правая предназначена для рукопожатий с теми, с кем необходимо познакомиться. Вы произведете дурное впечатление, если им покажется, что у вас холодная, влажная ладонь.
Гости стали прибывать в большой зал и рассаживаться за столами. И я присоединилась к остальным. Многие совершали ошибки, не вовремя разворачивая на коленях салфетки. Или еще того хуже – вообще забывая об этом. Правильный момент – когда это сделал глава стола, а не когда вы уселись сами.
Андре появился вовремя. Естественно – потому-то, я уверена, он и добился всего. Он очень пунктуален. Высокий, кожа очень темная, почти черная, потрясающе красив в классическом смысле слова. Он производил впечатление в смокинге с красным галстуком-бабочкой и поясом-кушаком.
Я заметила его в противоположном конце зала: он шел к столу, обменивался рукопожатиями и улыбался. Превосходные, непринужденные манеры. Как большинство утонченных людей, Андре не сознает своей грациозности, настолько она органична. Все внимание его сосредоточено на других – на тех, с кем он общается. Андре заинтересован в них и старается, чтобы им было легко с ним. Такова его цель: благоприятное впечатление возникает не оттого, что вы навязываете себя людям, а оттого, что им хорошо с вами.
Я встала и поздоровалась с Андре, а он обнял меня и поцеловал в щеку. Так он поздоровался только со мной.
– Как поживаете, Ребекка? – Андре не сводил с меня глаз. Они у него восхитительные – миндалевидные и очень темные. От него исходил аромат корицы, и я ощутила возбуждение.
– Все хорошо, Андре, – ответила я слегка дрогнувшим голосом. – А что у вас?
Мы стояли и некоторое время говорили друг с другом. Андре поздравил меня с недавней статьей обо мне в «Бостон мэгэзин». А я поздравила Андре с тем, что его организация приобрела более мелкую фирму программного продукта, о чем на прошлой неделе сообщалось в газетах. К нам подходили люди, и мы отвечали им уверенно и свободно – как профессионалы.
Мы сели, и все внимание переключилось на оратора. Андре склонился ко мне и прошептал:
– Вы сегодня обворожительны, Ребекка.
Я удивилась и подумала, не сделать ли и ему комплимент – ведь он тоже выглядел потрясающе, но решила, что мне это не к лицу. Любезно улыбнулась, поблагодарила и почувствовала, как вспыхнули мои щеки. А он посмотрел на меня дольше, чем требовали приличия.
После того как приняли несколько новых членов и пришли к решениям по важным вопросам организации, включая найм на работу, перемещения и повышения, объявили перерыв на обед. Официанты подали салат, и гости начали есть. Одна из организаторов подошла и сказала, что мне пора на сцену. Я извинилась перед соседями и последовала за ней. Неожиданно убавили свет и показали на экране в конце зала пятиминутный ролик об успехе моей «Эллы». Я не знала, что это запланировано, и едва сдержалась – так мне хотелось расплакаться. Когда ролик кончился и я поднялась по ступеням, раздались аплодисменты. Стоя перед сотнями людей, я в который раз поняла: все это мое – я достигла цели.
Я произнесла речь. Слушатели смеялись и хлопали в соответствующие моменты. О своей личной жизни я ничего не сказала, только поблагодарила родителей за то, что они привили мне упорство в работе и стремление к профессионализму. С улыбкой поведала невероятную историю о магическом чеке Андре и преподнесла ее как урок тем, кто не страшится подать другим руку помощи. Андре поднялся по моей просьбе и получил заслуженные им аплодисменты. Глядя на него, я внезапно ощутила что-то похожее на удар тока, но собралась с силами и закончила речь.
Мне хлопали стоя. Потом я вернулась к столу и к сияющему Андре. Поела немного салата; к счастью, его не сдобрили жидкой приправой.
Андре предложил выпить шампанского, чтобы отметить наш успех с журналом, но я отказалась: не пью. Он пригубил бокал один и улыбнулся. Сексуальная улыбка. Я поняла, как голодна.
Отвернувшись, я залила желудок водой.
После обеда оркестр заиграл мелодии из Стива Уандера, и гости пошли танцевать.
– На этот раз сдадитесь? – подмигнул Андре.
– Нет, – покачала я головой. – Я не умею танцевать.
– Все умеют танцевать, – возразил он.
– Не то чтобы я не люблю танцевать. Честно – не умею.
– Чушь, – возразил Андре.
Хотя я никогда не рассказываю о себе, но тут призналась, как в колледже пыталась танцевать и только насмешила sucias. Потом Лорен часто говорила, что я индианка, хотя это не так. Мол, твой народ не умеет танцевать. Никогда ей этого не забуду.
– Тоже мне подруги, – заметил Андре.
– Именно подруги, – подтвердила я. – Просто они откровенны. Я невероятно косолапая.
Андре вглядывался мне в глаза. Изогнул бровь и молчал.
– Я не умею танцевать, – повторила я.
– Глупости.
– Выгляжу полной идиоткой. Он встал и протянул мне руки.
– Нет, – запротестовала я.
– Да. – Андре наклонился ко мне и погладил пальцем по щеке.
И вот тебе на – второй раз за один день я испытала вожделение. А ведь забыла, как это бывает. Он нежно взял меня за руку:
– Пойдем. Я встала.
– Не знаю.
– Просто расслабьтесь и все.
– Я предупредила – не моя вина, если наступлю вам на ноги или покалечу.
Андре приблизился, прямо взглянул в глаза и призывно прошептал:
– Думаю, мне понравится, если вы меня покалечите… чуть-чуть.
Я вспыхнула и ничего не ответила.
От Стива Уандера оркестр перешел к чему-то слабо узнаваемому. Андре кружил меня в танце и улыбался. А я вдруг невероятно разнервничалась. Музыка была хороша, оркестр играл превосходно, и я узнала обалденную песню из давних школьных времен с ярко выраженной басовой партией – что-то о землянике. Андре двигался легко и плавно и, я отметила, сексуально. Не специально, просто он из тех людей, кто наделен сильной сексуальной энергией. Умная, волевая личность, уверенный в себе, счастливый человек. Женщины не сводили с него глаз.
– Вот так, – говорил он, поворачивая мои плечи своими большими руками. – Расслабьтесь. Просто почувствуйте музыку.
Я сделала шаг в сторону, приставила ногу, шаг вместе, еще. И сама понимала, что скованна, как на занятиях по аэробике.
– Вот так, – победоносно улыбался Андре. – Вот так. Мне казалось, что я марширую на военном параде.
Тело не подчинялось музыке, во всяком случае, когда на меня смотрели. Нога к ноге. Нога к ноге.
Андре, даже в этой ситуации демонстрируя идеальные манеры, следовал моим движениям, хотя и добавлял от себя. Я вспомнила какие-то стихотворения из давних времен, когда жизнь была проще, и стала произносить слова.
– Правильно, – похвалил он, стараясь перекричать музыку. – Будьте свободной.
Моя голова стала легкой, я наслаждалась. Разве это не грех? Если женщина обвенчана пред Богом и людьми, она должна укротить свое сердце и не чувствовать того, что я чувствовала теперь. Не задыхаться рядом с другим мужчиной. Не представлять, что ты с ним, а не с мужем, не воображать, как вы вдвоем идете весной вдоль реки Чарлз.
Музыка стала медленной. Андре прижался ко мне теснее, я отстранилась, он не возражал, и мы продолжали танцевать. Песня была меланхоличной, и мне, несмотря на все усилия, стало немного грустно. Я приникла к его уху и прошептала:
– Вы полагаете, я земная?
– Земная? – Андре удивленно склонил набок голову. – Нет, это не то, что приходит мне на ум, когда я думаю о вас.
– А как бы вы описали меня? Мне очень любопытно. Он широко улыбнулся, крепче взял меня за плечи, притянул к себе, и мы закружились. На нас глазели – я это чувствовала. Андре ответил мне шепотом:
– Ребекка Бака – блестящая женщина и знает это. Она умна и знает это. Она поразительно красива, но не знает этого. Она очень одинока, но не показывает этого.
Я хотела повернуться и убежать – из этого места, от своего чувства. Попыталась сделать шаг назад, но Андре опять нежно притянул меня к себе. И быстро, тихо и настойчиво продолжал:
– Ребекка Бака – женщина, о которой я мечтаю, когда засыпаю, и о которой думаю, просыпаясь по утрам. Она самая поразительная женщина из всех, каких я знаю.
Мне не удалось сдержать ни сердца, ни зова крови, и она, казалось, до капли выплеснулась на пол. Я ослабела от радости. Не могла придумать, что ответить, – не была готова ни к чему подобному. Мы танцевали до тех пор, пока оркестр не смолк, но я кружила бы еще.
– Знаете, – предложил Андре, когда мы взяли пальто и вышли на улицу, – мы ведь можем продолжить. Вечер пятницы. Я знаю в городе несколько приятных клубов.
– Уже поздно, – возразила я.
– Не очень, – добродушно рассмеялся он, взглянув на свой «Роллекс». – Только одиннадцать.
– Едва ли так будет правильно, – проговорила я. – Вы знаете это.
Его лицо выразило удивление и обиду.
– Андре, я замужем. И я общественный деятель. Вот что я имела в виду, а не…
Он улыбнулся так широко, что обозначились ямочки на щеках:
– Я еще ни разу не видел вашего мужа. Он не появился ни на одном мероприятии.
– Это так.
– Ни за что не поверю, что вы в самом деле замужем, пока не познакомлюсь с ним. – Андре взял мою руку и нежно поцеловал. – Если бы вы были моей женой, я ходил бы повсюду, где отмечают ваши успехи.
– Но я действительно замужем.
– И счастливо?
Я чуть не подавилась и солгала:
– Да. – При этом впервые почувствовала, как непроизвольно дернулись губы.
Андре заметил это и опять улыбнулся.
– Вы говорили мне, что не умеете танцевать. – Он изогнул бровь. – Это оказалось ложью. А как насчет мужа? Вы вполне уверены?
Я подала смотрителю стоянки квитанцию и овладела собой.
– Спокойной ночи. Еще увидимся.
Больше мы не разговаривали, пока не пригнали мою машину. Андре открыл передо мной дверцу. А закрывая, попросил:
– Поклянитесь, что счастливы в браке, и я перестану преследовать вас.
Я отвела глаза, повернула ключ в замке зажигания и, не ответив, тронулась с места. Я не хотела, чтобы Бог слышал мой ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клуб грязных девчонок - Валдес-Родригес Алиса


Комментарии к роману "Клуб грязных девчонок - Валдес-Родригес Алиса" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100