Читать онлайн Чары любви, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чары любви - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чары любви - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чары любви - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Чары любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Радуясь прогулке и возможности сбежать от тети, Фиби, удобно устроившись на красном кожаном сиденье коляски, направлялась по Парк-лейн вдоль пронизанных солнечными лучами деревьев к Темзе. Два дня ей пришлось выслушивать бесконечные тетушкины нападки на лорда Бэдрика и выдерживать выступления гостей-мужчин в защиту осады Британией Нового Орлеана, так что она вполне заслужила это небольшое развлечение; а кроме того, до конца дня ей необходимо было получить ответы на кое-какие вопросы. Однако на самом деле главной причиной ее радужного настроения было то, что она увидит Стивена.
– Глядя на вас, можно подумать, что вы приобрели целый мир, – заметила Элизабет.
– Признаться, это такое счастье – вырваться от этой женщины. – Упоенная чувством свободы, Фиби непроизвольно высказала вслух свои мысли, но тут же спохватилась: – Это не тетя Хильдегард… – Конечно, она испытывала неприязнь к тете, но открыто высказывать мнение о своей родне Элизабет, с которой только что познакомилась, было ужасно бестактно. – Я имела в виду… – Она выпрямилась, словно стараясь этим движением придать правдоподобие своим словам. – Она и святого достанет, но…
– Не стоит так переживать. – Нежный смех Элизабет наполнил экипаж, и ее лицо под соломенной шляпой с большим розовым бантом осветилось доброй улыбкой. – Ваша тетя не самая любезная женщина.
– Верно, но она моя родственница, которая приняла меня в свой дом. Я должна быть ей благодарна.
– Как загнанная лошадь, которой дали корм. – Элизабет рукой в белой перчатке быстро прикрыла рот, но, пожав плечами, убрала руку и добавила: – Я в своем репертуаре. Давайте лучше оставим разговор о вашей тетушке.
Фиби согласно кивнула, ей и самой не хотелось вспоминать о неприветливой тете, наслаждаясь хорошим днем.
Их коляска свернула к Сент-Джеймс-парк и влилась в поток нелепых парных экипажей и обыкновенных повозок. Люди размахивали руками и смеялись, несколько шутников в толпе пытались оседлать друг друга, и вся атмосфера вокруг была словно наэлектризована.
– Мой Бог, они все идут на гонки? – Всеобщее приподнятое настроение захватило и Фиби.
– Конечно. Но не бойтесь, Стивен и Уинстон поехали вперед, чтобы занять для нас места. Мы скоро увидим их.
– Захватывающее зрелище и напоминает праздники у нас дома, которые были просто потрясающими. Там устраивали пикники, скачки, лодочные гонки и танцы. Мой отец больше всего любил состязания по поеданию арбузов. – Зная, что она никогда больше не разделит с отцом таких веселых минут и, возможно, никогда не вернется домой, Фиби взгрустнула и умолкла.
– Я знаю, как это тяжело. – Элизабет положила изящную маленькую ручку на руку Фиби. – Когда умер отец, я ужасно тосковала по нему, и мать сказала, что я всегда буду о нем думать, но однажды боль уйдет и на смену ей придут приятные воспоминания. Так и было. А потом я встретила Уинстона. Уверена, в Англии вы найдете свое счастье.
– Надеюсь.
– Великолепно. И довольно мрачных мыслей. Расскажите, что вы делали утром.
– Это была сплошная скука. Стоило распространиться молве о моем положении, как меня завалили приглашениями. Хильдегард стала еще более злой, Чарити ушла в себя, как маленький птенчик, боясь ошибиться, сделать что-нибудь не то, а моя нянюшка, сидя в уголке, ворчала и хмурилась. Я просто устала от всей этой кутерьмы. Никогда не представляла, что столь многим не хватает титула или капитала.
– Пожалуйста, не поймите меня превратно, но некоторые из мужчин приходят, вероятно, просто из любопытства. – Солнечный луч пробрался под розовый зонтик Элизабет, который она вертела в руке. – Вы сейчас, так сказать, последний крик моды.
– Вот ерунда. Вчера вечером на балу я танцевала с лордом, который все время пыхтел и говорил исключительно о своей собаке. А потом сделал предложение. Я не поняла только одного – обращался он ко мне или к мраморной статуе, возле которой стоял. Чарити сказала, что ему пятьдесят два года. Представляете? А вот сегодня я по меньшей мере раз четырнадцать обсуждала погоду. Пользуются популярностью беседы о моих любимых карточных играх и о том, какие цветы я предпочитаю: Я сделала непростительную ошибку, упомянув как-то Наполеона, – началась такая мышиная возня.
– Господь запрещает нам обсуждать такие темы, чтобы мы не смущали самих себя, – заметила Элизабет.
– Боюсь, что совершила еще более ужасную ошибку: я призналась, что читала «Ад» Данте. Тетя Хильдегард чуть не упала со стула, но я не хочу играть роль невежественной курицы.
– Браво! Слава Богу, Уинстон в отличие от многих мужчин любит содержательные разговоры. Был ли кто-нибудь, кто особенно привлек ваше внимание?
– Да, но не в том смысле, как мне хотелось бы, просто я была совершенно обескуражена. К бесконечному удовольствию тети Хильдегард, сэр Леммер постоянно вертелся около меня. А сегодня утром он ни за что набросился на беднягу сэра Элвуда, который вообще-то пришел навестить Чарити, и молодой человек, не пробыв и пяти минут, ушел без всяких возражений, а сэр Леммер оставался еще битый час. – Воспоминание о том, как сэр Леммер с видом рассерженного мужа-ревнивца сидел рядом с ней, бросило Фиби в дрожь. Возможно, она предвзято относилась к этому человеку, но его поведение выводило ее из себя.
– У сэра Леммера весьма неприятный характер. – Элизабет рассеянно помахала рукой паре в проезжавшем мимо экипаже. – Я точно знаю, что и Уинстон, и Стивен не любят этого человека, а сэр Леммер не выносит Стивена. Очень советую вам подыскать для супружества кого-нибудь другого. – Элизабет обернулась к Фиби., – Пусть я влезаю не в свои дела, но скажу, что, по-моему, вы со Стивеном подходите друг другу. Ему нужно жениться.
– Уверяю вас, что, судя по нескольким нашим встречам, он с этим не согласен.
– Уже много лет он не был так увлечен женщиной. – Элизабет наклонилась к Фиби, и тень ее зонтика накрыла обеих женщин. – Он хочет вас, но не решается воспользоваться случаем. Этот дурной упрямец и мой лучший друг обрек себя на изоляцию и одиночество, причем совершенно добровольно. Но я убеждена, что он заслуживает счастья, которое может дать ему жизнь.
Биг-Бен двумя мощными ударами возвестил о начале нового часа, и Фиби, залюбовавшись высившимися вдали готическими башнями Вестминстерского аббатства, прикидывала, стоит ли продолжать разговор о Стивене. Она понимала, что лучшей возможности разузнать о нем может не представиться, но не могла вот так напрямик взять и спросить, действительно ли он убил двух своих жен. «Если, конечно, у него было их столько», – напомнила она себе.
– Откуда вы так хорошо знаете Стивена?
– Наши поместья были рядом. И хотя он на десять лет старше меня, в детстве мы много времени проводили вместе. После смерти отца я переехала к матери в доставшееся ей по наследству имение, но изредка еще виделась со Стивеном. Кстати, это он познакомил меня с Уинстоном, и я у него в неоплатном долгу, во всяком случае, до той поры, пока не окажу ему подобную любезность.
«Сейчас или никогда», – решила Фиби. Ей на память пришли все грязные сплетни Хильдегард. Но сердце Фиби отказывалось верить всему услышанному и надеялось, что Элизабет, близкий друг Стивена, откроет правду.
– Стивен был когда-нибудь женат?
– По правде сказать, был, и дважды.
– А как это было?
– Мне было тринадцать, когда Стивен женился на Эмили, – после недолгого размышления над вопросом Фиби ответила Элизабет, откинувшись на спинку сиденья и провожая взглядом стаю голубей над головой. – Я думаю, Стивен любил ее за все то доброе и хорошее, что она внесла в его жизнь. Вскоре после его женитьбы мы уехали, а на следующий год Эмили умерла. Два года спустя он женился на Луизе, которая умерла следующей весной.
– Он убил их? – Покусывая нижнюю губу и набрав побольше воздуха, Фиби потихоньку двинулась к цели, а Элизабет округлила глаза от изумления. – О, мне очень жаль, что я спросила, не подумав, но я совсем запуталась и… ну… моя тетя рассказывала всякие ужасы.
– Представляю, какими глупостями Хильдегард набила вашу голову. – Придя в себя и сжав губы в тонкую полоску, Элизабет серьезно посмотрела на Фиби. – Иногда мои собственные родственники доводят меня до того, что я готова наброситься на них. К сожалению, когда дело касается пикантных подробностей жизни других, общество способно долго помнить то, чего, возможно, никогда и не было. Стремление Стивена к уединению порождает всякие домыслы, которые разгораются с новой силой всякий раз, как он появляется в Лондоне.
– Прошу вас, мне нужно знать правду.
– Сомневаюсь, что могу вам помочь. Стивен не очень любит рассказывать о своем прошлом.
– На ум приходят слова «упрямица» и «молчунья».
– Дорогая Фиби, я так рада, что мы познакомились. – Удивленно посмотрев на спутницу, Элизабет в конце концов рассмеялась.
– Обычно я веду себя чуть-чуть приличнее, но мне действительно нужно это знать. Так он убил своих жен?
– Конечно, нет.
«Слава Богу», – с облегчением подумала Фиби, инстинкт не обманул ее – Стивен не способен на убийство, значит, должна быть какая-то логическая причина для всех этих слухов.
– Но Эмили все же умерла?
– Вскоре после того, как Эмили родила Бэдрику наследницу, произошел какой-то несчастный случай. Стивен нашел ее и ребенка мертвыми то ли в детской, то ли в спальне. – Элизабет разглядывала кончик своего пальца.
– А что случилось с Луизой? Хильдегард сказала, что она тоже погибла при каких-то трагических обстоятельствах.
– Да, это так. Лично я верю, что однажды ночью она упала с лестничной площадки. Простите, я не многим могу вам помочь, в то время меня не было в городе, а Стивен отказывается говорить на эту тему.
– А еще Хильдегард упоминала о каком-то проклятии.
– Глупости. Стивен говорит об этом еще меньше, чем о своих двух мертвых женах.
– Значит, у вас все же есть более точная информация, чем у моей тети, – настаивала Фиби, чувствуя, что Элизабет неохотно отвечает на ее вопросы, и не понимая, действительно ли та ничего не знает или просто защищает Стивена.
– Это как-то связано с прадедом Стивена и цыганкой, которая прокляла всех мужчин из рода Бэдриков и их браки.
– И Стивен всерьез верит этим небылицам?
– Когда мне было восемь лет, Стивен показал мне прядь волос с ленточками, хранившуюся в охотничьей сумке, и сказал, что это его наследство. Насколько мне известно, отец Стивена верил во все это и превратился в жестокого и злого человека. А что касается Стивена, то если человека день за днем, из года в год преследуют несчастья, то он невольно начинает верить чему угодно, даже если во всем остальном это неглупый человек. Во всяком случае, существует проклятие или нет, но Стивен уверен, что обе женщины были бы живы, если бы не он, – вздохнув, добавила Элизабет.
– Ну и ну. А вы верите в это проклятие?
– Я твердо знаю, что ни одна семья не заслуживает такого количества несчастий. Скорее всего я не верю, потому что желаю Стивену только самого хорошего. – Элизабет покрутила ручку зонтика. – Раз уж у нас пошел такой откровенный разговор, не расскажете ли и вы мне кое-что?
– Если смогу.
– Вы его любите?
– Разве можно любить того, кого едва знаешь? – Пряча руки в сборках своей голубой льняной юбки, Фиби снова задумалась над вопросом, который сама задавала себе в последние дни, но по тому, как Элизабет махнула рукой, сделала вывод, что ее собеседница считает такой вопрос нелепым.
– В тот момент, когда я увидела Уинстона, мне захотелось с ним познакомиться. – Глаза Элизабет стали мечтательными, а улыбка томной, перед Фиби была по уши влюбленная женщина. – После трех танцев, четырех бокалов пунша и одной партии в вист я была от него без ума.
Фиби попробовала разобраться в себе. Она вспомнила, как почувствовала в Стивене родственную душу при первой же встрече в кабинете Уаймена; вспомнила теплоту, разливавшуюся у нее внутри от одного только взгляда его блестящих темных глаз; вспомнила, как у нее чуть не остановилось сердце, когда он впервые поцеловал ее; вспомнила, как огорчилась, когда он сказал, что никогда не женится. Еще ни один человек, кроме него, не заставлял ее пульс так бешено стучать и не занимал так много места в ее мечтах.
– Этот человек безумно влечет к себе и в то же время раздражает. Он высокомерен и загадочен, любезен и умен. Он ни днем, ни ночью не выходит у меня из головы. Я люблю его глаза. Боже, я даже все время слышу, как он произносит мое имя. – Фиби хлопнула руками по коленям. – Это будет глупо, если я попытаюсь завоевать его сердце?
– Надеюсь, вы добьетесь успеха, но скажу честно – Стивен будет сопротивляться. Не важно, как вы будете действовать, но даже если вам удастся влюбить его в себя, я не могу дать гарантии, что вы поженитесь. В отношении брака он упрямо стоит на своем, и, если все же женится на вас, то это еще не будет означать, что он позволит себе любить вас. Но если вы сможете разорвать железный обруч на его сердце и он разрешит себе наслаждаться счастьем, Стивен подарит вам весь мир. – Элизабет мягко улыбнулась. – Я буду помогать вам изо всех сил. Через две недели Уинстон устраивает загородный прием, Стивен, конечно же, будет там, и вы сможете весь уик-энд посвятить тому, чтобы доказать этому мужчине, что сделаете совершенно… – Элизабет не закончила фразу, экипаж резко остановился, и обе женщины качнулись вперед на сиденье.
Все движение остановилось из-за того, что дорогу преградил изможденный старый осел, впряженный в деревянную повозку с безделушками и провизией, а маленький мальчик, не старше шести-семи лет, тянул за длинную веревку и делал все, чтобы уговорить животное сдвинуться с места. Собравшаяся толпа, которую раздражало упрямое животное, ругалась и давала ценные советы, а какой-то мужчина рукой размером с блюдо шлепал осла и выкрикивал ругательства в адрес мальчика.
– Ну разве этот дурень не понимает, что ослу не под силу везти такую тяжесть?
– Он, вероятно, хотел обслужить весь этот народ, направляющийся на гонки.
С возрастающим возмущением Фиби наблюдала, как торговец с тяжелой кожаной плеткой в руке подскочил к мальчику, а тот с текущими по щекам слезами бесстрашно бросился между ослом и человеком, приняв на себя удар, предназначавшийся животному. Это происшествие напомнило Фиби о незаслуженном наказании плетью, которое получила у нее дома молодая рабыня Нельда, и она как бы снова ощутила ту боль, которую почувствовала, став на пути следующего удара, предназначавшегося рабыне.
От негодования внутри у Фиби все сжалось. Забыв обо всем на свете, она выскочила из коляски и подбежала к мальчику до того, как на него готов был обрушиться еще один удар.
– Фиби! – крикнула ей вдогонку Элизабет и выпрыгнула за ней следом.


– Как ты думаешь, куда они запропастились? – Держась одной рукой за луку седла, Стивен хлопнул себя по бедру кожаными перчатками, зажатыми в другой руке. – Уже минут пятнадцать, как они должны были бы быть здесь.
– Очень рад видеть, что ты чего-то ждешь. – Уинстон прищурился от яркого солнечного света, отраженного поверхностью воды. – Я давно не видел тебя в таком состоянии, оно вселяет в меня надежду.
– Прекрати, Уинстон. – Стивен скрестил руки, не желая вступать в беседу, которую уже на протяжении часа пытался затеять его друг.
– Это твоя обычная манера завлекать женщин в свою постель?
– Каких женщин?
– Вот именно, никаких. – Уинстон ухмыльнулся, явно довольный, что ему удалось найти подход. – Ты же практически ведешь жизнь отшельника и монаха. Если бы ты не вел себя слишком напористо, то, возможно, не так легко отпугивал бы от себя людей. – И, посмотрев в лицо Стивена, Уинстон добавил: – В том числе и мисс Рафферти.
– Предоставь мне заботиться о Фиби. – Со все возрастающим беспокойством Стивен принялся прохаживаться туда-сюда, по временам останавливаясь, чтобы взглянуть на прибывающие экипажи.
– Я так и собираюсь сделать, просто предлагаю свою помощь. Мое искусство дипломатии и красноречие могут тебе пригодиться. Как ты будешь рассказывать о своих знаменитых предках? До Фиби непременно дойдет пара каких-нибудь сплетен.
– С твоими уловками может соперничать только хитрость Элизабет, и я думаю, что все известное ей – а это, к счастью, не так уж много – она выложила Фиби, как только они остались вдвоем. Она с увлечением примет участие в том, что считает грандиозным планом, – в моем будущем.
– Правда, она любит вмешиваться в чужие дела. – Стивен, бросив быстрый взгляд на Уинстона, хотел было указать другу на различие ролей мужчины и женщины, но какой в этом смысл? Его друг был безнадежно влюблен. Еще раз оглядев дорогу и ближайшие окрестности, Стивен нахмурился и, взявшись за поводья, с непринужденной легкостью уселся в седло.
– Оставайся здесь, а я вернусь назад и постараюсь отыскать дам. Вероятно, по дороге что-то стряслось.
К счастью, Стивен был верхом, а не в экипаже, и, натянув поводья жеребца, он стал медленно продвигаться сквозь толпу; примерно через полмили узкая дорога стала свободной, а за поворотом взору Стивена открылся царивший на дороге хаос. Проезжая часть была запружена застрявшими экипажами, рассыпавшиеся фрукты покрывали землю, а тележка, опасно накренившаяся на один бок, казалось, вот-вот потеряет равновесие. А в центре всей этой сутолоки стоял осел, выглядевший так, будто он был у небесных врат. Лорд Элбальд, напыщенный обыватель, отпускал грубые замечания в адрес кого-то, стоявшего возле осла, вызывая хихиканье и дополнительные комментарии зрителей.
– Благодарю вас, сэр, но я не помню, чтобы я просила у вас совета. Пожалуйста, займитесь своим делом.
От этого голоса – несомненно, женского – у Стивена на затылке волосы встали дыбом. Он подтолкнул Кавалера ближе к месту ссоры и увидел, конечно же, Фиби. Держа в руках кожаную плетку, она стояла возле осла, между маленьким мальчиком, спрятавшимся за ее юбкой, и огромным мужчиной, и этот озверевший грубиян готов был наброситься на нее. Что, черт возьми, затеяла эта глупая девчонка? Ее могли затоптать или побить, не говоря уже о том, что она выставляла себя на посмешище перед половиной лондонского общества, и знатные горожане, сидя в своих каретах, развлекались тем, что заключали друг с другом пари. Боже, ее нельзя никуда отпускать одну!
Ярость, как лихорадка, охватила Стивена, он на мгновение зажмурился, резко выдохнул, подавив вскипавшее раздражение, соскочил с лошади и, быстро шагнув вперед, увидел Элизабет, стоявшую неподалеку и комкавшую в руках носовой платок. При его появлении эта леди имела наглость помахать ему рукой. Да, Стивену определенно следовало бы догадаться, что она тоже где-то тут поблизости. Черт возьми, видимо, этим обеим женщинам нужен надзиратель. Но где же этот проклятый кучер Косгелл?
Внезапно осел сдвинул свою тележку, зацепив ею Фиби и мальчика, запутавшегося в ее юбке. Фиби упала на колени, а торговец ринулся вперед, вытянув мускулистую руку. Толпа мгновенно смолкла, и Стивен приготовился любой ценой защитить Фиби.
С проворством, не свойственным большинству женщин и присущим почти всем мужчинам, Фиби вскочила на ноги, одновременно щелкнув плеткой у левого уха торговца. Ошеломленный Стивен застыл на полпути, но крики и гиканье окружающих привели его в чувство, и в три широких шага он оказался позади Фиби.
– Не поверю, что леди хочет, чтобы мальчик или осел получили удар кнутом, – отчетливо и холодно произнес он.
– Лорд Бэдрик. – Фиби повернулась к Стивену, и гнев на ее лице сменился удивлением, перешедшим в радость, но Стивен не сомневался, что это последнее выражение скоро исчезнет.
– Мисс Рафферти, – невозмутимо поклонился он, ничего больше не добавив, так как понимал, что сейчас не время делать выговор, так и вертевшийся у него на языке. – Пойдемте в экипаж.
– Сначала я должна взглянуть, что с мальчиком. – Она склонилась осмотреть раны на руке малыша, успокаивая его, как заботливая нянька.
– Задержитесь на минутку. – Торговец кашлянул. – Эта леди должна принести мне извинения и возместить ущерб. – Его бочкообразная грудь вздымалась от негодования. – Она испортила мой товар и покалечила животное.
– Ах ты, никчемный хулиган! – Фиби встала перед ним, подбоченясь сжатыми кулаками и быстро притоптывая носком правой туфли; и будь это в человеческих силах, ее глаза метнули бы в него стрелы. – Если бы я не была леди, я бы…
– Задайте ему чертей, мисс, – подзадорил ее пассажир ближайшего экипажа.
– Пять фунтов за то, что он даст леди пощечину, – выкрикнул другой голос.
– Пять фунтов за то, что лорд Бэдрик влепит оплеуху парню, а потом пощечину леди, – объявил еще один любитель спорить, подняв в воздух банкноту.
Шквал новых пари охватил зрителей, пока Фиби пыталась разыскать тех, кто выкрикивал оскорбительные предложения. Один из них под строгим взглядом Стивена счел за лучшее закрыть рот и сесть на место. Удовлетворенный таким исходом, Стивен наклонился к самому лицу Фиби и тихо прошептал:
– Я вам советую, и при этом очень настоятельно, побыстрее исчезнуть отсюда и занять место в этом проклятом экипаже, пока я не сделал чего-нибудь такого, о чем мы оба пожалеем. – Он молча ждал, а Фиби пыталась что-то сказать; ее глаза округлились, лицо покрылось краской.
– Пойдемте. – Элизабет, почувствовав, что опасность миновала, шагнула вперед и потянула Фиби за руку. – Сейчас не время для дискуссий. Этот тон мне знаком: Стивен очень сердит на нас.
– Не просто сердит, Элизабет, – огрызнулся Стивен, – а чертовски зол.
– Ну ладно, все, – пробормотала Фиби. – А как же мальчик?
– Я позабочусь о нем.
Словно решая для себя задачу величайшей важности, Фиби задумалась ненадолго и кивнула. Гордо расправив плечи и прикрываясь своим достоинством, как плащом, она, бормоча что-то себе под нос, направилась вслед за Элизабет к экипажу. Часть собравшейся публики разочарованно вздохнула, сожалея, что представление окончилось без дополнительных оскорблений; эти зеваки, вероятно, потеряли свои ставки. Другая часть зрителей аплодировала вслед девушке. Иногда, когда кто-нибудь обращался непосредственно к Фиби, она останавливалась, приветливо улыбалась, а затем шла дальше. Какой-то отвратительного вида господин, довольный представлением, даже поцеловал ей руку. Тут же состоялись денежные расчеты между игроками, заключавшими пари во время происшествия, затем мужчины выправили тележку и, убрав ее с середины дороги, освободили место для проезда.
– Бить детей и женщин у вас в обычае? – Убедившись, что Фиби отошла на безопасное расстояние, Стивен снова повернулся к торговцу.
– Она влезла не в свое дело.
Кровь у Стивена все еще кипела, сейчас ему ничего не хотелось так, как отдубасить этого невежу за то, что он все сваливал на Фиби. Однако Стивен стиснул зубы: разыгравшемуся здесь спектаклю не требуется дополнительных сцен.
– Как тебя зовут? – спросил он у мальчика.
– Найлз, сэр.
– Что произошло, Найлз? – опустившись на одно колено, ласково обратился Стивен к мальчику, который нервно переступал с ноги на ногу.
– Я и моя мама помогаем иногда Джейксу, когда нам нужны деньги. А сейчас они нам очень нужны, моя сестра заболела. Мама готовит, а Джейке продает ее стряпню, но осел мой. Ангус устал, а Джейке стал его бить. Эта леди помешала ему избить нас, она ангел, настоящий ангел.
– Да, ты прав. А теперь послушай меня. Иди на Парк-лейн, двадцать, и спроси Дейвельмена. Скажи ему, что тебя прислал лорд Бэдрик и попроси послать за своей мамой и сестрой. Оставайтесь там, пока я не вернусь. Ты понял?
– Да, сэр. А как же быть с моим ослом?
– Пожалуй, тебе лучше всего взять его с собой. – Поднявшись с колена, Стивен потрепал мальчика по волосам.
– Да, сэр! – просияв, воскликнул Найлз.
– Эй, господин. – Торговец хлопнул Стивена по плечу. – Вы не имеете права так поступать.
Ответная реакция последовала немедленно – Стивен так крепко схватил его за воротник поношенной куртки, что тот чуть не задохнулся.
– Но я так поступаю. А теперь, недотепа, постарайся понять, что я скажу. Мне очень хочется выбить тебе пару зубов, но я не стану этого делать. И советую запомнить на будущее, если тебе придет охота наброситься на кого-нибудь, выбирай себе в жертву человека таких же размеров, а не женщин, детей или безответных животных.
С этими словами Стивен отшвырнул торговца, как ненужный хлам, и взял поводья лошади. Глядя на поверженного, лежавшего на земле и судорожно хватавшего воздух, Стивен надеялся, что тот разразится бранью и даст ему повод осуществить свое безрассудное желание – пустить в ход кулаки, но не дождался.
Привязав лошадь к задку экипажа, в котором сидели Элизабет и Фиби, Стивен сел в коляску напротив обеих женщин, откинулся на спинку и, скрестив руки, молча ждал объяснений.
– Что вы сделали с мальчиком? – Фиби ответила ему таким же требовательным взглядом.
– Отправил его ко мне домой.
– Для чего?
– Мальчик пошлет за своей матерью и сестрой, а затем я дам им работу в одном из своих поместий, – пояснил Стивен, заметив, что Фиби подозрительно прищурилась и ее лицо приобрело совершенно иное выражение, чем минуту назад. – Вы удовлетворены?
– Да, полностью. А теперь могу я поблагодарить вас за то, что вы публично унизили меня?
– Конечно, нет. – О Господи! Ему хотелось задушить эту женщину. Сначала она, подвергая себя опасности, устраивает публичный скандал, а затем обвиняет его в своем поведении. – Вам удалось все сделать самостоятельно, и я очень доволен. Ваше сегодняшнее поведение, вероятно, добавило еще один камень в мой огород, поэтому, думаю, извинение с вашей стороны было бы вполне уместно. – Вздор, вы самонадеянный…
– Фиби! – в испуге воскликнула Элизабет.
– Все нормально, Элизабет. – Тон Стивена оставался сдержанным и холодным. – Мне любопытно узнать, что еще она скажет.
– А вы хотели бы, чтобы я сидела и спокойно смотрела, как мальчика бьют плеткой? – Фиби с обворожительно порозовевшим личиком наклонилась вперед.
– Я бы хотел, – Стивен тоже наклонился вперед, почти коснувшись носом ее носа, – чтобы вы использовали свою очаровательную головку не только для того, чтобы носить шляпу. Я бы хотел, чтобы вы не пострадали.
– Как все эти негодяи, сидевшие в своих каретах и наблюдавшие, как верзила, громадный, как тюк хлопка, избивает маленького мальчонку?
– Она права, Стивен, – вступилась Элизабет, легонько похлопав его по руке своей затянутой в перчатку рукой. – Похоже, неприятность, в которой оказался мальчик, волновала их только как досадная задержка по пути на гонки.
– Побереги свои объяснения для Уинстона. Не сомневаюсь, он скажет пару слов по этому поводу.
– Ради Бога, не впутывайте сюда Элизабет. – Фиби чуть ли не к небу задрала подбородок и зажмурилась, очевидно, стараясь совладать со своими эмоциями. – Я знаю, что такое несправедливое наказание, не понаслышке. Ни этот мальчик, ни его бедное животное не заслужили порки, а я сама испытала, что такое удар плеткой, как это больно. Я знаю, какой после этого остается рубец.
Это последнее признание вызвало у Стивена прилив нежности, погасивший его гнев и отбивший охоту читать нравоучения. Ему захотелось снять с нее одежды, найти эти ужасные отметины и поцелуями стереть тяжкие воспоминания.
– Я понимаю, почему вы вмешались. – Он потер ладонями лицо. – Я даже восхищаюсь вашим мужеством. Только немногие способны стать на защиту справедливости, но вы должны думать, прежде чем встревать во что-нибудь подобное, ведь так можно и покалечиться. А что вы собираетесь сказать своей тете, когда до нее дойдет молва об этом происшествии? Уверяю вас, слухи перелетают из уст в уста гораздо быстрее, чем распространяется зараза на чумном корабле.
– Я знаю, – с тяжелым вздохом согласилась Фиби и отвернулась в сторону, глядя на оживившееся движение. В экипаже воцарилась тишина.
Стивен понимал, что бессмысленно приводить еще доводы. Фиби знала, какие последствия ее ждут, но сделанного не изменишь. У нее было огромное сердце и чуткая совесть, но, черт возьми, пока они не будут в согласии со здравым смыслом, Фиби бесконечно будет попадать в нелепые и опасные ситуации. Что ж, он проследит за тем, чтобы она училась осмотрительности. Это решение вернуло его к первоначальной идее – ей нужен страж, и он возьмет на себя эту обязанность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чары любви - Уэйд Пегги



Роман явно недооценен. Реально тянет на 9 баллов. Главный герой - мрачный романтик. Главная героиня - эксцентричная американка. Читала с удовольствием и Вам советую.
Чары любви - Уэйд ПеггиВ.З.,65л.
4.06.2013, 8.53





Согласна. Хороший, интересный роман. Советую
Чары любви - Уэйд ПеггиЕлена
1.05.2016, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100