Читать онлайн Чары любви, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чары любви - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чары любви - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чары любви - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Чары любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Поднимаясь по черной лестнице дома своей тети Хильдегард и предпринимая все меры предосторожности, чтобы не заскрипели деревянные ступени, Фиби старательно придумывала причину, чтобы в дальнейшем избежать встреч с лордом Бэдриком. Он взбудоражил ее чувства так, как не удавалось до этого ни одному мужчине, внутри у нее все трепетало, сердце никак не мело успокоиться и даже сейчас при воспоминании о том, как его язык путешествовал у нее во рту, ее пульс начинал бешено стучать. Надо же, чтобы мужчина и женщина так целовались! Она себе такого не представляла, но попробовать еще разок не отказалась бы, однако Фиби содрогнулась при мысли, что обменяется подобным поцелуем с лордом Мильтоном или сэром Леммером. «А еще раз поцеловать лорда Бэдрика, – призналась она себе, – очень заманчиво».
Прикусив нижнюю губу, Фиби погрузилась в размышления. Ее пугало, что Стивен был склонен делать поспешные выводы; он уже дважды неправильно истолковал ее поступки, но вряд ли стоило винить в этом только его, ведь она сама тоже в какой-то степени была виновата. Разве не она заявила, что он может стать ее мужем?
Несомненно, то, что он твердо настроен следовать своим путем, уже было поводом избегать этого человека. Он не отступит и не сдастся без борьбы. Была эта его черта пороком или добродетелью? Фиби сомневалась, что он женится на ней и позволит ей жить собственной жизнью в поместье Марсден, Фиби села на ступеньку и, подперев рукой подбородок, продолжила свои размышления над его самонадеянностью и своеволием, граничившим с надменностью; она призналась себе, что ей нравятся сильные мужчины, знающие, чего они хотят. К сожалению, его и ее желания были диаметрально противоположны. Герцог, увы, не признавал необходимости присутствия любви в отношениях между мужчиной и женщиной. Его поведение говорило о том, что он все для себя решил. Проблема зашла в тупик: ему нужна любовница, а ей нужен муж, она хотела любви, а ему хотелось физического наслаждения. Да, к сожалению, так все и есть. В таком случае она не должна больше видеться с ним. Твердо настроенная выбросить его из головы, Фиби встала, удивляясь, как она могла так волноваться из-за того, что никогда не стояло у нее на первом месте.
Прислушавшись, что происходит наверху лестницы, и убедившись, что там никого нет, Фиби на цыпочках пробежала по коридору в свою спальню. Там у окна, глядя вниз на улицу, стояла Нэнни Ди, служанка Фиби; ее черная кожа поблескивала на солнце, руки упирались в стройные бедра, а концы красного шарфа, покрывавшего голову, болтались из стороны в сторону. Заметив, что Нэнни чем-то взволнована, Фиби, пройдя по деревянному полу, тоже выглянула в окно из-за плеча служанки.
– Доброе утро, Нэнни Ди. Что-то случилось?
– Не говори мне «доброе утро», детка. – Ди быстро повернулась и погрозила Фиби пальцем. – Ты опоздала, а эта женщина уже встала и звала тебя.
– Тетя Хильдегард? О Боже!
– Конечно. Она уже один раз приходила за тобой. Тебе лучше поскорее сбросить с себя этот мальчишеский наряд и одеться во что-нибудь более приличное, пока она снова не пришла.
Быстро сняв кепку, куртку, бриджи и рубашку и схватив, чистую одежду, Фиби прошла к белому фарфоровому умывальнику. Пока она мылась, Ди запихивала снятую одежду для верховой езды на дно корзины под кроватью, все время бормоча и приговаривая что-то по привычке, с которой Фиби давно свыклась.
– Что хотела тетя Хильдегард?
– Испортить мне день. Она это умеет, ты знаешь. Я никогда еще не видела никого с таким отвратительным характером. Эта женщина собирается распрямить мои волосы, а если ей это не удастся, то она поручит это тебе. И каждый день что-нибудь подобное.
Надев чистую одежду, Фиби подошла к туалетному столику красного дерева и, скривившись при виде своих волос, выдернула шпильки.
– Боже правый, детка, оставь свои локоны. Дай мне гребень. – И Фиби улыбнулась, когда Ди быстро и умело справилась с задачей.
С того дня, как Фиби появилась на свет, Ди то в одном, то в другом помогала ей, и Фиби считала, что без Нэнни не пережила бы смерти отца. Будучи свободной женщиной, Ди могла остаться со своим мужем Тобиасом, но решила поехать в Англию. Она сказала, что будет присматривать за Фиби, пока не передаст ее на попечение в надежные руки, вот поэтому-то она и оказалась здесь.
– Почему ты так поздно сегодня? – спросила Ди, заплетая развившиеся локоны в аккуратную косу.
– Я виделась сегодня с лордом Бэдриком. – Фиби встретилась в зеркале со взглядом Ди и широко улыбнулась, вспомнив возбуждение, охватившее ее при встрече с герцогом в Гайд-парке, но тут же нахмурилась при воспоминании об их разговоре.
– Ты имеешь в виду того герцога, о котором говорила после бала?
– Угу-у, – пробормотала Фиби и кивнула, отметив явное неодобрение Нэнни Ди, которая без особого почтения относилась к положению, занимаемому человеком в обществе.
Она не уставала напоминать Фиби, что человека нужно оценивать по его характеру, а не по имени или какому-то фантастическому титулу, но у Фиби было ощущение, что Нэнни Ди понравился бы Стивен Бэдрик, будь он с титулом или без титула, во всяком случае, пока она не услышала бы о его предложении.
– В чем дело? У тебя такой вид, как в тот день, когда отец отдал твоего первого пони. – Ди прошла в кладовую и из шкафа, отделанного украшениями из дерева, золота и стекла, достала персиковое муслиновое платье, а из комода пару чулок такого же цвета. – Как, расскажешь мне сама или хочешь, чтобы я угадала?
Прикусив нижнюю губу, Фиби на мгновение заколебалась, но Ди всегда давала ей советы и никогда не осуждала, а, кроме всего прочего, Фиби необходимо было с кем-то поговорить, чтобы не сойти с ума.
– Он предложил мне стать его любовницей.
– Молюсь Богу, чтобы ты сказала ему «нет», – сказала на это Ди.
– Конечно, – успокоила ее Фиби и, нервно покрутив косу, принялась тянуть и загибать пальцы на руках.
– Иди сюда, детка. Надевай это платье и выкладывай, что именно этот герцог сказал и чем так расстроил тебя.
Фиби рассказала обо всем, кроме поцелуя, и Ди, дождавшись, когда Фиби закончила одеваться и каждая сборочка и оборка на платье заняли свои места, шлепнула ее по заду.
– Садись, надевай чулки и признавайся, что еще ты мне не рассказала.
– Он поцеловал меня, – вздохнула Фиби. Она никогда не могла провести эту женщину.
– А ты что сделала?
– Я тоже поцеловала его. Это было совсем не так, как в тот раз, когда меня поцеловал Джимми Рей. Мне было приятно. – Чулок выскользнул у нее из рук. – Это означает, что я распутница?
– Это означает, что ты взрослая женщина, которая впервые в своей жизни познала, что такое объятия настоящего мужчины. Теперь некоторые мужчины точно знают, как нужно целовать женщину, но лишь иногда происходит нечто особенное, доставляя такое блаженство.
– Это очень странно, ведь я только два дня назад познакомилась с этим человеком.
– Тебе нужен муж, но кроме этого, ты могла бы получить удовольствие от его ухаживаний.
– Нэнни Ди, он совершенно ясно сказал, что ему нужна любовница, а не жена. – Невеселый смех Фиби наполнил комнату.
– Большинство мужчин не разбирается в своих желаниях, – немного поворчав себе под нос, наконец сказала Ди. – Это наша, простых женщин, забота помочь им найти правильный путь. Чтобы погонять мула, не нужна большая палка. С мужчиной то же самое. Ты должна решить, что делать. Если он тот мужчина, на которого ты положила глаз, я считаю, тебе лучше всего дать ему понять, что ты именно та, кто ему нужен – как жена, разумеется, а не как любовница. Ты поняла меня? При твоем упрямстве, думаю, у него нет никаких шансов.
– Здесь все не так просто. Он высокомерный и властный. Если я выйду за него замуж, он не согласится жить по-своему и предоставить мне полную свободу. Кроме того, я не думаю, что ему нужны деньги.
– Я уже говорила тебе, что в твоих планах еще больше пробелов, чем в мечтаниях моего Тобиаса.
– Я вынуждена и твердо намерена извлечь из этой ситуации все, что в моих силах. Итак, если я не могу найти мужчину, которого бы любила, я могу найти такого, кто женится на мне ради моих денег и оставит меня в покое.
– Детка, тебе нужно не спеша тщательно все обдумать. Если ты откажешься от своей мечты о семье, то будешь очень одинокой.
Фиби снова вспомнила, как приятно ей было в объятиях герцога Бэдрика, вспомнила, как он отверг ее предложение, и реальное положение вещей стало для нее абсолютно очевидным: она осталась без дома и без гроша в кармане, могла надеяться только на милосердие великодушных родственников, была вынуждена взять в мужья незнакомого мужчину и никогда не знать любви, о которой всегда мечтала.
– Ох, ну почему же его нисколько не влечет брак? – Белый, день померк для Фиби, на глаза навернулись слезы, но она не дала им пролиться. Слезы не помогли ей в день смерти отца и, конечно же, не помогут и сейчас. Фиби почувствовала, как Ди ласково обняла ее за плечи, и благодарно прижалась головой к груди доброй женщины.
– Давай поплачь, мой Сладкий Горошек, у тебя для этого достаточно причин. Иногда слезы помогают очистить душу.
Фиби позволила себе роскошь на несколько минут отдаться своим эмоциям, упиваясь жалостью к себе из-за несправедливости всего, что с ней происходит, и ее плечи вздрогнули от рыданий.
– Ну, довольно, – глубоко вздохнув, решила Фиби.
– Послушай, детка. – Ди взяла Фиби за подбородок. – Жизнь – это странная штука, она никому не дает гарантий, но ты красивая женщина с отзывчивым сердцем, и я не верю, что Господь уготовил тебе безрадостное существование. Он такого не сделает. Тебе придется нелегко, но если ты будешь упорной, я уверена, найдешь счастье, которого заслуживаешь. Крепко держись обеими руками за свои мечты. Тот, кто выпускает их, остается ни с чем. А теперь вытри нос и крепись. Я уже, кажется, слышу, как эта женщина требует тебя.
Во всем, что сказала Ди, был определенный смысл. Фиби пробыла в Лондоне всего неделю и познакомилась только с несколькими мужчинами; у нее впереди еще много возможностей, и скоро лорд Бэдрик станет далеким воспоминанием.
– Пойдешь со мной? – пошутила Фиби, чувствуя себя гораздо лучше.
– Услужить этой женщине не в моих силах. При одном взгляде на меня она начинает задыхаться и кашлять.
– Никто в этом не виноват, кроме тебя самой. – Фиби расправила плечи, словно собиралась сделать строгий выговор. – Расскажи ей о Карибах, рабах и вуду, и тебе удастся моментально убедить ее, что в ее же интересах оставить тебя в покое.
– Да, понятно, – буркнула темнокожая Ди, сверкнув белыми зубами. – А теперь иди.
Выйдя в холл и направляясь в столовую, Фиби бросила быстрый взгляд на гипсовую вазу высотой почти с нее. По мнению Фиби, ее тетя была несколько излишне склонна к экстравагантности. Три стены столовой были украшены тщательно вырисованными сияющими колесницами, изображениями мифических богов и сверкающими молниями. Золоченый карниз обрамлял красный потолок. Ковер с цветочным рисунком покрывал почти весь мраморный пол. Сотни каплевидных хрустальных подвесок люстры искрились в лучах утреннего солнца, падавших сквозь одно огромное окно. Непомерно большой стол красного дерева, инкрустированный черным деревом и медью, казалось, занимал всю комнату. С одной стороны этого стола сидела Хильдегард, с другой – Чарити, но они не разговаривали друг с другом, так как это потребовало бы повысить голос, что, с точки зрения леди Гудлифф, было недопустимо.
– Доброе утро. – С самой сияющей улыбкой, на какую только была способна, Фиби подошла и села к столу.
Оторвавшись от своей утренней газеты и выразительно взглянув на часы, Хильдегард скривила губы, а Чарити едва кивнула, занятая поглощением яйца и тоста. Повар, подав серебряное блюдо с жареным мясом и сыром, ждал, пока Фиби выберет себе еду.
– Удивляюсь, что сегодня утром вы встали так рано, тетя Хильдегард, – сказала Фиби, положив себе немного окорока и круглый хлебец с черносмородиновым джемом.
– Одна чрезвычайно неприятная вещь нарушила мой распорядок. А именно: я нашла упоминание о тебе в «Таймс», в разделе светской хроники, и хочу, чтобы ты знала, что мне это не нравится.
По кивку Хильдегард слуга положил рядом с Фиби сложенную газету, и та, найдя нужный раздел, прочитала вслух:
– «Кто будет тем удачливым мужчиной, который выиграет приз, предлагаемый очаровательной американкой, мисс Ф. Р.?»– «Ну и ну, неужели у людей нет ничего более интересного, чем сообщать о прибывших и покинувших лондонское общество», – нахмурившись, подумала Фиби. – Я отлично поняла вас, тетя Хильдегард, вы высказались абсолютно ясно, и мне все это не нравится так же, как и вам, но я не могу запретить газете печатать то, что ей хочется. А что касается всего остального, то я могла бы найти работу и жить где-нибудь в другом месте.
– Хм… И подлить масла в огонь любителям смаковать сплетни? Думаю, это лишнее. Я не могу допустить, чтобы твое плачевное положение лишило мою дочь возможности сделать достойную партию.
– Конечно, нет, – согласилась Фиби, зная, что Хильдегард настроена получить приличную компенсацию из наследства Фиби. – Чарити, у тебя есть на сегодня какие-нибудь определенные планы? – обернулась она к кузине.
– Думаю, можно было бы пойти в музей, – немного насмешливо, с лукавой улыбкой предложила Чарити.
– Тебе лучше бы поучиться тому, что должна уметь каждая женщина, а не набивать голову всякой легкомысленной чепухой, – посоветовала Хильдегард, взглянув на дочь поверх стоявшего на столе букета маргариток. – Ты останешься дома и займешься вышиванием.
– Хорошо, мама, – пробормотала Чарити, мгновенно утратив свою веселость.
Фиби не удивляло, что Чарити стремилась как можно скорее, выйти замуж, ведь Хильдегард постоянно помыкала ею, как прислугой. Фиби хотелось, чтобы девушка встала из-за стола, швырнула салфетку и отправилась бы в музей.
– Фиби, – обратилась Хильдегард к племяннице, не скрывая своего раздражения, – все утро приходят письма и приглашения. Я надеюсь, ты будешь соблюдать надлежащий этикет в ответах, в отличие от своей матери, которая проявляла грубость и непочтительность, в результате чего не получила ни единого пенни семейных денег.
– Мой дедушка, очевидно, считал иначе. – Стиснув зубы, Фиби подавила растущее возмущение. – Иначе я не стала бы наследницей поместья Марсден.
– Что ж, верно. Но я никогда не могла понять, из каких побуждений он это сделал. Он всегда с нежностью относился к твоей матери, несмотря на то, что она разбила его сердце.
– Хм… – Фиби вилкой подцепила кусок мяса. – Кажется, день обещает быть погожим.
– Откуда ты знаешь? Ты же только что встала. Твой отец тоже предпочитал валяться по утрам в постели и ждать, куда его кривая вынесет. Я с самого начала видела, что этот человек не подавал…
– Тетя Хильдегард, – остановила ее Фиби с неожиданной для самой себя резкостью.
– В чем дело? – грубо спросила Хильдегард, недовольная тем, что ее перебили.
Разумеется, тетя была так добра, что предложила Фиби крышу над головой, но этим все и закончилось. С момента своего приезда Фиби изо дня в день только и слышала наставления и ворчание завистливой и желчной женщины, но сегодня у нее не было настроения выслушивать нотации; аппетит у Фиби пропал, она отодвинула тарелку и, сложив салфетку вчетверо, накрыла ладонью квадратик зеленой ткани.
– Тетя Хильдегард, – снова начала Фиби на сей раз гораздо спокойнее, – я ценю все, что вы для меня сделали, это правда. Но думаю, нам лучше не затрагивать моих родителей.
– Ты мне указываешь, о чем я могу и о чем не могу говорить в моем собственном доме?
– Я совсем не это имела в виду. Просто я любила маму и папу, и мне очень жать, если вы относитесь к ним по-другому. Но что бы вы о них ни сказали, это не изменит ни мои мысли, ни мои чувства, и я не стану выслушивать, как топчут их добрые имена. Надеюсь, вы сочтете мое поведение вполне уместным; если же нет, у меня не остается другого выхода, кроме как найти себе жилье в другом месте.
Лицо Хильдегард покрылось красными пятнами, ее лоб прорезали глубокие морщины, так что лицо стало походить на лоскутное одеяло, а глаза превратились в щелки. Чарити же, сидя совершенно неподвижно, напротив, широко раскрыла глаза.
– Вы для чего-то еще хотели меня видеть, тетушка? – Фиби, улыбнувшись, похвалила себя за самообладание.
Скованными движениями Хильдегард отодвинула стул и встала из-за стола, вздернув подбородок так, что Фиби испугалась, не переломится ли у тети шея, как кукурузный стебель.
– Для тебя есть почта, – сухо ответила тетя, – советую тебе задуматься над приглашением сэра Леммера. Мы выезжаем на бал к Хольстену в восемь. Пойдем, Чарити.
Глядя вслед своим родственницам, Фиби заметила, что Чарити украдкой оглянулась, словно для того, чтобы убедиться, что она на самом деле видела и слышала то, что сейчас здесь произошло. У самой двери мать и дочь чуть не столкнулись с Сиггерсом, дворецким, который держал перед своим круглым животом огромный и очень красивый букет цветов.
– Цветы для мисс Рафферти, – объявил он, гордо улыбаясь и держа кончиками пальцев левой руки небольшой кусочек бумаги.
Хильдегард бесцеремонно схватила не предназначенный ей конверт, вскрыла и, задохнувшись от злости, повернулась к Фиби, которая безошибочно поняла, кто прислал цветы. Птичка попалась в западню. Фиби, прикинувшись непонимающей, стояла у своего стула и ждала, что будет дальше.
– Я это всегда знала, – прошипела Хильдегард, – ты в точности такая же, как твоя мать.
– Спасибо.
– Хм… – Хильдегард двинулась к Фиби, сжимая трясущейся рукой записку. – Объясни, что это значит.
– Могу я сначала прочитать ее? – спросила Фиби, решив, что ее ответ будет зависеть от того, что написал лорд Бэдрик, и Хильдегард положила записку в протянутую руку девушки.
«Пусть победит лучший, мужчина или женщина. До завтрашнего утра. Ваш самый горячий поклонник». Все было сказано коротко и по существу. Не желая еще больше ухудшать и без того дурное настроение тети, Фиби лихорадочно искала правдоподобное объяснение или убедительную ложь.
– Мой самый горячий поклонник? – Она похлопала запиской по руке и придала своему лицу выражение, не раз обманывавшее даже ее отца. – Откуда же я знаю, кто послал цветы? Он даже не потрудился написать свое имя.
– А что это за утреннее рандеву?
– Я в таком же неведении, как и вы. Возможно, цветы предназначались другому человеку.
– Сиггерс, – крикнула Хильдегард, – кто доставил цветы?
– Уличный мальчишка, мадам, – с непроницаемым лицом ответил дворецкий.
– Сиггерс, избавьтесь от них. – Прежде чем дать такое указание, Хильдегард несколько раз перевела взгляд с Фиби на дворецкого и обратно, как будто они были заговорщиками, и даже мельком с недоверием посмотрела на Чарити.
– Тетя Хильдегард, – спокойно, но решительно вмешалась Фиби, желая сохранить подарок, – цветы доставили мне, и, по-моему, только я вправе решать, оставить их или выбросить.
– Истинный джентльмен не посылает цветы без надлежащего представления, а истинная леди никогда их не станет принимать.
– Кто знает, тетушка? Я не стала бы так говорить. – Фиби забрала цветы у дворецкого, понимая, что пока они у него в руках, он должен исполнять волю своей хозяйки. – Если вы не хотите наслаждаться приятным запахом, я с удовольствием отнесу их к себе в комнату.
– О мама, – вступилась за цветы Чарити, – они такие чудесные.
– Иди наверх. – Она прогнала Чарити, словно горничную, и все свое внимание сосредоточила на Фиби. – Позволь мне внести в это дело полную ясность. Я разрешу тебе оставить эти цветы, потому что я так хочу. Если и когда ты узнаешь, от кого они, то немедленно скажешь мне.
– Конечно, – согласилась Фиби, подумав про себя: «Ну и ведьма!»
– И, – Хильдегард наклонилась к ней, – ни на секунду не думай обмануть меня.
Фиби проводила, взглядом Хильдегард, которая, подняв подбородок и расправив плечи, стремительно пронеслась по мраморному полу, и, утомленная и подавленная, подумала о еще пяти неделях, которые ей предстояло провести в этом доме.
– Спасибо, что не выдали мою тайну. – Фиби подошла к Сиггерсу, продолжавшему стоять у арочного проема, и положила руку ему на локоть.
– Не понимаю, на что вы намекаете, мисс. – Он наклонил голову и вышел.
Но Фиби все понимала – за короткое время своей неизменной вежливостью и просто добротой она заслужила преданность слуги.
Зарывшись лицом в букет, она упивалась нежностью цветов и их тонким ароматом. Боже праведный, этот мужчина умел действовать быстро – ведь они расстались не больше часа назад, а она уже получила цветы, роскошный букет. Не разделяя ее желания, он решил прислать ей приглашение, и Фиби, не разбираясь, хорошо это или нет, почувствовала себя бесконечно счастливой, но, вспомнив о мерзкой обязанности, нахмурилась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чары любви - Уэйд Пегги



Роман явно недооценен. Реально тянет на 9 баллов. Главный герой - мрачный романтик. Главная героиня - эксцентричная американка. Читала с удовольствием и Вам советую.
Чары любви - Уэйд ПеггиВ.З.,65л.
4.06.2013, 8.53





Согласна. Хороший, интересный роман. Советую
Чары любви - Уэйд ПеггиЕлена
1.05.2016, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100