Читать онлайн Чары любви, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чары любви - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чары любви - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чары любви - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Чары любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Перебежав через лужайку, Фиби взлетела вверх по ступенькам, на мгновение остановилась, повернулась и присела в изящном реверансе. Стивен был совершенно ошеломлен и мог поклясться, что по пути к дому эта девчонка продолжала хихикать. Он выругался, не в состоянии понять, как мог стать кандидатом в женихи. Ему нужна была любовница, а вовсе не жена. После смерти двух жен он был совершенно не намерен снова вступать в брак: род Бэдриков, так же как и тяготеющее над ним неизвестное проклятие, должен окончиться на Стивене Рональде Ламберте.
Решив, что должен побольше узнать о мисс Фиби Рафферти, Стивен бросил сигару на землю, раздавил ее каблуком и неторопливым шагом направился к дому, чтобы разыскать своего ближайшего друга Уинстона, который был дипломатом и наверняка что-нибудь знал о девушке.
Его друг с широченными квадратными плечами, стоящий у мраморной колонны в дальнем углу зала, казался очень недовольным.
– Ты скверно выглядишь. – Подойдя сзади, Стивен коснулся плеча Уинстона. – Я предупреждал тебя, что любовь и женитьба приносят страдание.
– Хм… – Уинстон еще больше помрачнел. – Я стану намного счастливее, когда Уаймен произнесет свой тост за наше безоблачное будущее и я смогу увезти Элизабет домой. А ты где пропадал?
– По разным местам, – уклончиво ответил Стивен.
– Другими словами, ты нашел, где спрятаться. Я тебя за это не виню. Пересуды, связанные с твоим именем, не перестают изумлять меня. Я подслушал, как леди Тисдейл рассказывала лорду Пельтмену, что ты расставил черепа зверей вокруг своего поместья, чтобы отвадить цыган. А тебе известно, что, кроме этого, ты спишь с ожерельем из лука и укропа на шее? Слава Богу, ты больше не отрубаешь головы смуглым мальчикам с черными волосами и темными глазами. Господи, неужели Элизабет собирается танцевать с этой жабой?
Стивен с любопытством посмотрел на того, к кому относилось это замечание, и признал, что лорда Хэдлина действительно можно было причислить к этой категории. Рассеянно слушая болтовню Уинстона, Стивен внимательно разглядывал заполненный гостями зал в поисках мисс Рафферти, но ее нигде не было видно.
– Мне очень жаль, что я просил тебя прийти сегодня, – извинился Уинстон.
– Гм… – «Куда, черт возьми, запропастилась эта девушка?» – задался вопросом Стивен.
– Эта колонна, пожалуй, лучший собеседник, чем ты. – Переводя взгляд то на жену, то на друга, Уинстон хлопнул Стивена по плечу. – Ты пойман за руку. Что с тобой происходит?
– Я слушал тебя, Уинстон. – Стивен не был готов вдаваться в подробные объяснения и несколько раз пригладил усы. – Ты извинялся, но ты не виноват. Ничего страшного не случилось. Хотя я и предпочитаю уединенность, я давным-давно привык к великосветским сплетням. Это не мешало мне в прошлом делать то, что я хотел, и тем более не помешает в будущем.
– Если бы ты проводил в Лондоне больше времени, кривотолки уменьшились бы. Люди любят тайны.
– Вероятно. – Стивену не терпелось сменить тему разговора. – Ты, случайно, не знаком с Фиби Рафферти?
– С наследницей? – Уинстон приподнял брови, и по его голубым глазам было видно, как он старается, что-то вспомнить.
– Что ты подразумеваешь под словом «наследница»? – Для Стивена его ответ оказался приятным сюрпризом.
– Ну, понимаешь, большое, богатое, необычайно заманчивое приданое. А почему ты спрашиваешь?
– Значит, ты знаком с ней?
– Не совсем так. Элизабет услышала, как рассказывали о какой-то девушке, приехавшей в город с наследством в обмен на предложение, как говорится. Но ты же знаешь Элизабет: она сегодня поговорила с Чарити Гудлифф, а Хильдегард Гудлифф доводится тетей этой американке, приехавшей на прошлой неделе.
– Более чем прискорбно. – Стивен печально скривил губы, ибо, к сожалению, был знаком с леди Гудлифф, так как когда-то вел дела с ее теперь уже покойным музеем.
– Я тоже так думаю. А ты знаешь эту американку?
– Что еще Элизабет выудила из разговора с Чарити?
– Я отказываюсь отвечать на дальнейшие вопросы, пока ты не объяснишь, в чем дело. – Уинстон, оттолкнувшись от колонны, замер, сложив руки на груди.
Меньше всего Стивену хотелось чужого вмешательства, но он должен был получить ответы на свои вопросы, поэтому, поджав губы и тщательно подбирая слова, объяснил:
– Я познакомился с мисс Рафферти сегодня вечером и просто хочу узнать немного больше об этой девушке.
– В самом деле?
– Не ищи то, чего нет, – мрачно предупредил Стивен, заметив на лице Уинстона нетерпеливое выражение и зная желание друга видеть его снова женатым.
– Расслабься, дружище, я не собираюсь приглашать викария. – Уинстон свел брови. – Пока не собираюсь. Сначала мне нужно познакомиться с девушкой. Я не заметил, чтобы ты с кем-нибудь разговаривал, ты исчез, едва успев появиться. Где ты с ней встретился?
– В личном кабинете Уаймена.
– Шутишь, конечно.
Когда же Стивен отрицательно покачал головой, Уинстон открыл рот от изумления, и при виде растерянности друга Стивену стоило большого труда не рассмеяться.
– Однако должен признаться, тебе удалось разжечь мое любопытство. Что ей понадобилось в библиотеке Уаймена? И аналогичный вопрос тебе: что ты делал в библиотеке Уаймена? Мой Бог, я джентльмен, но нахожу, что тот кабинет чересчур…
– Вульгарен? – подсказал Стивен.
– Точно.
– Я был уверен, что только в той комнате найду уединение до момента, когда ты объявишь об окончании бала. Очевидно, ей тоже хотелось остаться одной, но она заблудилась и попала в кабинет случайно.
– Неудивительно, что ты хочешь побольше узнать об этой девушке. Нужно поговорить с Элизабет. – Уинстон от удовольствия потер руки, а Стивен схватил его за локоть, чтобы не дать ситуации вырваться из-под контроля.
– Послушай хорошенько. Я познакомился с этой девушкой. Мы просто беседовали. Больше ничего не происходило. Она сделала весьма странное заявление, и я хотел бы выяснить ее истинное материальное положение. Ничего больше. Ты понял?
Уинстон громко расхохотался. При этом несколько лордов, стоявших неподалеку, обернулись, а Стивен, снова нахмурившись, кивком приветствовал их и набросился на друга:
– Боже, Уинстон, я же предупреждал тебя. Твоя последняя попытка сводничества чуть не погубила меня. Знаю, ты считаешь, что мне нужны жена и сын или двое сыновей. Но я этого не хочу. Титул исчезнет вместе со мной.
– Это проклятие полнейшая чушь, и ты это понимаешь.
– Проклятие или не проклятие, с любовью и без любви, но я уже дважды испытывал судьбу и научен на своих ошибках. У меня нет намерения повторять их снова. Никогда.
Уинстон энергично потер подбородок, видимо, прикидывая, не сменить ли тему.
– Уинстон, с меня довольно, оставим этот разговор.
– Согласен, – кивнул Уинстон, решительно оглядывая бальный зал. – Пора спасать Элизабет. Похоже, она вынуждена танцевать с каждым, кто ее приглашает. Этот негодяй Леммер дожидается своей очереди.
При упоминании имени брата своей первой жены Стивен проглотил насмешливое замечание, хотя презирал этого человека. Будучи внешне истинным джентльменом, тот становился тщеславным маленьким монстром в погоне за титулом, да и сексуальные наклонности Леммера Стивен определил бы как разврат. Эти два человека люто ненавидели друг друга еще со времени смерти Эмили, и, судя по стремительным шагам Уинстона, друг Стивена испытывал то же чувство.
В одно мгновение Уинстон пересек зал – все расступались перед этим великаном, давая дорогу, – и оказался рядом с Элизабет, крошечной женщиной, имевшей огромное сердце. Она просияла при его приближении, и на его лице отразилось такое же счастье. «Боже праведный, – подумал Стивен, – любовь превращает людей в дураков и идиотов». Но своим друзьям он желал только счастья, независимо от того, какое отвращение сам питал к женитьбе.
Уинстон вклинился между Леммером и Элизабет, выставляя напоказ право собственника, видимое даже невооруженным глазом, а Стивен стал по другую сторону от женщины. На долю секунды глаза у Леммера вспыхнули, и показалось, что он возмущен, но затем он просто кивнул головой в знак приветствия.
– Вы уже уходите? – обратился Уинстон к Леммеру и невинно пожал плечами в ответ на вздох и недоуменный взгляд Элизабет.
– По правде говоря, мы с вашей женой собирались потанцевать. – Леммер протянул Элизабет руку.
– Мне кажется, она излишне разгорячилась, – извинился Уинстон. – Ты не находишь, Стивен?
– Чтобы не рисковать, – проговорил Стивен, подавив смешок, – леди лучше отдохнуть с Уинстоном и со мной. – Он явственно услышал, как Леммер заскрежетал зубами.
– Не ожидал увидеть здесь вас, Бэдрик, – наконец вымолвил Леммер. – Я думал, в Лондоне для вас слишком людно и слишком много разговоров о цыганах, убийствах, мертвых женах и тому подобном.
– Многим нечем заняться, кроме как бесконечно упражняться в остроумии за чужой счет. Но меня это мало заботит, и вы лучше других в курсе дела.
– О да, невозмутимый герцог Бэдрик. Вы здесь ищете еще одну женщину, желающую попытать счастья в вашем поместье?
– Отнюдь.
– Простите мою нескромность. – С деланной искренностью Леммер прижал руку к сердцу. – Я забыл, что найти новую супругу будет затруднительно при вашей репутации и двух мертвых женах.
– Репутация весьма забавная штука. Она очень легко разрушается, когда некоторые секреты становятся достоянием гласности. Но я забылся, здесь не место обсуждать такие вещи, вы согласны со мной? – Отказавшись таким образом доставить Леммеру удовольствие, Стивен щелчком сбросил с рукава маленький зеленый листик.
– На данный момент. – Леммер скривился и покраснел. – Всего доброго, леди Пейли, – попрощался он с Элизабет.
– О чем это вы толковали? – Уинстон уставился на Стивена.
– Этот человек не выносит моего присутствия с тех пор, как я женился на Эмили, и ее смерть не внушила ему любви ко мне. Но как бы то ни было, мы избавились от его общества. А что касается тебя, моя дорогая, – шепнул Стивен Элизабет, взяв ее руку в свои, – мы еще могли бы отправиться на край земли и жить в вечном счастье.
– Над этим стоит поразмыслить. – Слегка склонив голову, Элизабет переводила взгляд сияющих ореховых глаз с одного мужчины на другого.
– Лучше скажи «нет», дорогая. – Уинстон забрал у Стивена руку жены. – Иначе мне придется убить его.
– Я об этом не подумала. – Она взглянула на Стивена. – Просто нужно будет найти жену и для него.
– На самом деле… – Глаза Уинстона вспыхнули озорством, и он потер подбородок.
– Уинстон! – Стивен, кашлянув, произнес это предупреждение с такой интонацией, что только идиот мог его не понять.
– Что? – переспросила Элизабет.
– Ничего. – Стивен усомнился, не совершает ли он ошибки, пытаясь получить информацию у Элизабет, может быть, не стоило давать Уинстону союзника для осуществления его сватовских планов?
– Я знаю тебя с четырехлетнего возраста, и мне знаком этот тон. – Элизабет посмотрела на Стивена. – Пять минут наедине со мной и Уинстоном – и все станет ясно.
– Что ты знаешь о мисс Рафферти? – Понимая, что надеяться не на что, Стивен сдался.
– Об американке?
– Да.
– Он познакомился с ней сегодня вечером, – шепотом пояснил Уинстон, наклонившись к плечу Элизабет. – Ничего не произошло. Он не хочет брать ее в жены, так как вообще не хочет жениться. Девушка сделала весьма странное заявление, и он просто хотел бы выяснить ее истинное материальное положение. – Уинстон принял вид простака, которым, как было известно Стивену, время от времени пользовался при деловых беседах. – Я просто повторил то, что ты сказал мне. – Уинстон подмигнул жене.
– Понятно. – Элизабет задумчиво взглянула на Стивена. – Я видела девушку издали, она прехорошенькая.
– Я тоже так думаю, – с обычной бесстрастностью заметил Стивен, отвернувшись к кружившим парам.
– Могу сказать, ты не готов открыться. – Элизабет расстроенно натянула перчатку и немного помолчала. – Тогда послушай меня. Ей нужно получить капитал, хотя у нее есть что подать на стол. Тот, за кого она выйдет замуж, унаследует титул Марсдена.
«А, тогда понятно, почему девушка недовольна своей судьбой, – подумал Стивен. – Однако она, кажется, настроена выполнить все, что необходимо». К сожалению, у Стивена не было желания участвовать в ярмарке женихов, чтобы спасти девушку от богадельни: брак для него был абсолютно неприемлем.
– Стивен, – позвала Элизабет.
– Да? – рассеянно откликнулся он.
– Я уверена, что сэр Леммер намерен сделать ей предложение.
– Только через мой труп. – Стивен почувствовал, что все его тело напряглось, как натянутая струна, и едва справился с желанием разыскать Леммера и как следует вразумить его.
– Как я понимаю, это означает, что ты намерен снова увидеться с мисс Рафферти?
– Уверен, что так или иначе, но непременно увижусь. – Образ улыбающейся Фиби с обворожительной ямочкой на левой щеке заполнил его мысли, а воспоминания о матово-кремовом теле над вырезом платья и искорках смеха в ее глазах дополнили картину – бесспорно, она была редким сокровищем, и Стивен улыбнулся озадаченным Элизабет и Уинстону.


Зажмурившись от яркого сияния солнца, безмятежно поднимавшегося над верхушками деревьев Гайд-парка, Стивен еще раз подумал, не лишился ли он здравого смысла, но рассвет был неподходящим временем для принятия решений. В течение двух дней он со своим обычным расчетливым прагматизмом взвешивал все аспекты своего плана и в итоге пришел к выводу, что его идея достойна похвалы. Стивен не собирался допустить, чтобы Фиби, выскользнув из его рук, попала в руки другого мужчины, тем более такого, как Леммер. Сидя верхом на Кавалере, вороном жеребце, вприпрыжку бежавшем по песчаной дорожке Роттен-роу, Стивен высматривал карету или какой-то другой экипаж, в котором могла бы ехать маленькая колонистка, но ему на глаза попадались только грумы или дворяне, совершавшие свою утреннюю прогулку. Неожиданно топот копыт привлек его внимание; огромная кобыла, тяжело дыша, резко остановилась возле него и встала на дыбы, затем передние ноги лошади опустились в лужу, разбрызгав во все стороны грязь, а наездник рассмеялся, и этот смех мелодично зазвенел в свежем утреннем воздухе. Черт возьми, Стивен не мог не узнать этот голос!
Он повернулся в седле, убеждая себя, что ошибся, но, к его ужасу, перед ним, прижавшись к кобыле и любовно похлопывая животное, предстала Фиби Рафферти. Шалунья восседала верхом на громадной рыжей лошади без седла, но и это еще не все – на ней были бриджи, настоящие мужские бриджи! Надвинутая на лоб шерстяная кепка прикрывала восхитительное богатство рыжих волос, которые он оценил уже раньше, а глаза, темно-зеленые, как сочный клевер, искрились озорством, и на первый взгляд, девушку можно было принять за молодого грума.
Стивен осмотрелся в поисках ее компаньонки и, не увидев никого из сопровождающих, почувствовал необычное желание, вернувшее его к балу в доме Уаймена, прочитать Фиби лекцию о хороших манерах или, скорее, об отсутствии таковых. Но читать женщине наставления за минуту до предложения стать любовницей показалось ему нелепым.
– Обычно принято подъезжать к другому наезднику более аккуратно, – заметил Стивен, стряхивая со своей перчатки комок грязи.
– Простите Флэш. – Глянув на многочисленные пятна грязи, прилипшей к его брюкам и сапогам, Фиби обняла шею лошади. – Мы уже много дней не выезжали с ней.
– Я обращался к вам.
Откинув голову, Фиби рассмеялась и заставила лошадь станцевать шимми, демонстрируя искусство великолепного наездника и незаметно управляя животным. «Интересно, – пришло вдруг в голову Стивену, – будет ли она с такой же непринужденностью ездить верхом на мне?» Но он тотчас пожалел о непрошеной идее, потому что теперь его возбуждение уляжется не скоро, и, вернув свои недисциплинированные мысли к настоящему, пустил Кавалера шагом. Флэш спокойно последовала за ним.
Стивен горел желанием немедленно перейти к делу, но, зная, что женщины любят бессмысленную болтовню и фривольные разговоры, обозревал окрестности в поисках темы, доступной для женского ума. В близлежащих вечнозеленых зарослях громко щебетали птицы; собаки жадно хватали еду и время от времени погавкивали на белок, без умолку трещавших на соседнем дубе; нежный ветерок поднимал с земли запах почвы и пропитывал им утренний воздух.
– Приятное утро для верховой прогулки, признаюсь, не могу припомнить, когда я таким образом встречал рассвет. Флэш очень хороша.
– О, благодарю вас, ваша милость. Я тренирую ее, – ответила Фиби с гордостью, но Стивен недоверчиво посмотрел на нее, как бы напоминая о недавней оплошности лошади.
– Это несправедливо, – засмеялась Фиби. – Геркулес, лошадь, которая была у меня дома, мог бы броситься на землю, если бы в том была нужда, а Флэш принадлежала моему дяде и еще мало объезжена, но дайте время, я уверена, она всему научится.
– Хвалю ваши способности. Такую преданность у лошадей трудно завоевать. А где теперь Геркулес?
– Он считался частью собственности моего отца и тоже был продан. – Она опустила взор к шее лошади, но Стивен успел заметить промелькнувшую в нем печаль. – Ваше появление для меня приятный сюрприз, – вздохнув, перевела Фиби разговор на другое, – я не ожидала увидеть вас так скоро.
– Похоже, мы оба просчитались. – Она смотрела на него и ждала, что он еще скажет. – Когда вы сказали, что по утрам катаетесь в Гайд-парке, я представил себе нечто совершенно иное, – добавил Стивен, не сводя глаз с ее мужской одежды.
– Я езжу верхом каждое утро еще с тех времен, когда была ростом не выше нашего парадного крыльца. Знаете, я еще раз вызывающе пренебрегла вашими английскими правилами, но я не выношу дамских седел. Все эти штуки, которые женщины выбирают для верховой езды, не практичны. Я опять удивила вас своим поведением?
– Не то слово; вероятно, я просто этого не ожидал. Во всяком случае, я последним брошу в вас камень. Меня только интересует, почему вы настолько не уважаете правила, что одеваетесь как мальчик-конюх!
– О святые небеса! Если это откроется, моя тетя упадет в обморок и очнется, только чтобы прочитать мне двухчасовую лекцию по поводу нарушения приличий. Она всерьез считает меня невоспитанным беспородным сорванцом. Пока я не освобожусь из-под ее надзора, разумнее всего скрывать свое поведение.
– Беспородным? В каком смысле?
Фиби остановила лошадь и, воздев руки к небу, покачала головой из стороны в сторону. Стивен понял, что она копирована свою дорогую тетушку, и про себя решил, что девушка не лишена актерских способностей.
– Во-первых, из-за происхождения моего отца: он был ирландцем, – медленно, почти нараспев принялась объяснять Фиби. – Отсюда следует, что мои волосы слишком рыжие, а глаза слишком блестят. Мне следует двигаться медленнее и не так напористо, а это совершенно невозможно, потому что у меня слишком длинные ноги. Но если бы я умела красиво двигаться, это пошло бы мне на пользу, потому что тогда моя чрезмерно большая грудь не так бросалась бы в глаза.
Стоя рядом с Фиби, Стивен взглядом отмечал все называемые ею недостатки, насколько это позволяла закрывавшая их одежда. Он вспомнил Фиби, одетую в шелк, вспомнил рыжие локоны, поблескивавшие при свете свечей, вспомнил свое страстное желание заключить ее в объятия, которое почувствовал в тот вечер, и решил, что из нее получится великолепная любовница.
– Ваша тетя или завидует вам, или нуждается в очках, – понизив голос, заметил он и, почти благоговейно взяв ее за подбородок, ощутил нежность девичьей плоти.
Фиби вдруг стало трудно глотать, словно кто-то рукой сжал ей горло, она облизнула губы, откашлялась и охрипшим голосом с резко выраженным акцентом спросила:
– Я упоминала о своем небольшом, но ужасном недостатке высказывать свое мнение?
– Уверен, что помню кое-что об этом еще с того вечера, но не сомневаюсь, что тактичность часто перехваливают. Пройдемся?
– Если желаете.
В настоящий момент его величайшим желанием было почувствовать, как все ее восхитительное маленькое тело до последнего дюйма скользит по его телу, но он понимал, что выданных обстоятельствах это было бы не самым подходящим.
– Я помог бы вам спуститься с лошади, но, боюсь, со стороны может показаться странным, что я помогаю своему слуге.
Свернув с дорожки в небольшую рощицу вязов и кленов и привязав Кавалера к ближайшему дереву, Стивен набрал букетик фиалок и, поджидая Фиби, наблюдал, как она ловко спустилась с лошади на землю. Он по достоинству оценил, ее изумительную фигуру, которая особенно эффектно выглядела благодаря мужским бриджам. Стивен всегда считал женское тело одним из высших наслаждений в жизни, игравшим чрезмерно значительную роль в дни его юности. Теперь, став старше и мудрее, он научился управлять своими страстями и, как правило, ограничивал свои сексуальные связи любовницами или вообще обходился без них. Тем не менее незваное видение мягких холмиков, нежащихся в его постели и обнаженных только для его глаз, пронеслось перед его мысленным взором, и его брюки вдруг стали ему чуть тесноваты.
– «Фиалки бледные, они нежнее, чем веки Джуно или дыхание Сайтери». – Он протянул цветы подошедшей Фиби.
– Шекспир. «Зимняя сказка», – усмехнулась девушка, принимая подарок.
– Вы знаете нашего уважаемого драматурга?
– Вы удивлены? Но к вашему сведению, сэр, я прочитала все его пьесы.
«Увлекательный и возбуждающий разговор. Пора кончать пустую болтовню». Стивен прошелся взад-вперед, нервно похлопывая себя по ноге кожаными перчатками. Его предложение имеет вполне определенный смысл, и он должен четко и ясно сформулировать свои намерения, чтобы не быть превратно понятым. Так почему же он чувствует себя как собирающийся напроказничать школьник?
– Мне кажется, у вас что-то вертится на языке, – поглаживая Флэш по шее, заметила Фиби. – Я обычно просто выкладываю все начистоту.
Остановившись возле большого куста лавровишни и следя за малиновкой, игравшей с червяком в «перетягивание каната», Стивен решил, что Фиби права, пустой тратой времени он ничего не добьется, и, словно готовясь произнести речь в парламенте, заложил руки за спину, расставил ноги, а затем коротко и нагло провозгласил:
– Я хочу, чтобы вы стали моей любовницей.
Глаза у Фиби округлились, увеличившись до размера дрезденских тарелок, а рот открылся так широко, что туда могла залететь птичка, потом он закрылся и еще несколько раз безмолвно открывался и закрывался.
– Кажется, я лишил вас дара речи.
– Ну и ну, не знаю, что и сказать.
– Тогда не говорите ничего, пока не выслушаете моего объяснения. У вас будет собственный дом, соответствующая прислуга и нормальное ежемесячное содержание. Вы выберете по своему вкусу экипаж и пару лошадей для увеселительных прогулок. Словом, вы ни в чем не будете нуждаться.
– Как вы добры. – Фиби, не глядя на него, сосредоточенно вертела в руках кожаную уздечку, и ее голос, сейчас лишенный былого воодушевления, походил на робкий шепот.
Все прекрасно, милая девочка была ошеломлена его щедростью, она, вероятно, никогда прежде на получала такого грандиозного предложения.
– Когда бы мы ни решили расстаться, вам останутся дом, прислуга и все, что вы получите за прожитое со мной время, Я гарантирую вам назначенное содержание, пока вы не выйдете замуж или не найдете другого покровителя. – Не дождавшись от нее больше ни слова, Стивен поспешил изложить свое предложение до конца.
– А в обмен вы хотите, чтобы я…
Стивен представил себе, как Фиби в красном шелковом одеянии, стоя на коленях у спинки большой пышной кровати, будет ожидать его прихода, а он покроет поцелуями все ее тело, начиная с восхитительной маленькой родинки под правым ухом… У него на губах заиграла улыбка.
– …принимала меня, когда я пожелаю. – Его голос понизился до одурманивающего мурлыканья.
– Понятно. – В действительности Фиби ничего не понимала и не видела перед собой никого, кроме мужчины, которого считала красивым и обворожительным, способным соблазнить любую женщину; мужчины, высокомерно гордящегося собой, с задранным вверх подбородком и самоуверенной улыбкой на лице; мужчины, который одновременно интриговал ее и приводил в бешенство. Что дало ему повод решить, что она согласится стать его любовницей?
– Мы едва знакомы друг с другом. Почему вы думаете, что такие отношения вообще возможны? – Она нервно теребила уздечку.
– Все очень просто – я хочу вас.
Фиби не знала, как реагировать на такое заявление. Стивен, очевидно, считал, что этого единственного довода вполне достаточно, чтобы убедить ее. Практика заводить любовниц не была для Фиби новостью. Хотя у ее отца их не было, многие владельцы плантаций брали себе в любовницы рабынь. Некоторые рабыни шли на это охотно, некоторые нет. В детстве Фиби водила дружбу с женщинами, работавшими на их плантации, и слушала их разговоры. Глупых рабынь не интересовали сами мужчины, их, как бездомных щенков, больше привлекали всякие подачки, по которым определялась их собственная ценность. Фиби вздрогнула при мысли о том, что опустится до исполнения мужской прихоти. Здравый смысл подсказывал ей, что нужно оседлать коня и бежать, но любопытство взяло верх, а кроме всего прочего, у нее вряд ли будет еще возможность получить ответы на интересующие ее вопросы.
– Требуется ли, чтобы любовница имела определенный опыт?
– Этому не сложно научиться. – Стивен ухмыльнулся кривой улыбкой, как человек, уверенный в своих способностях.
«Увы, нет сомнения, что он может многому обучить женщину», – подумала Фиби, и внутри у нее что-то странно задрожало.
– Премного благодарна вам за ваше щедрое предложение, но я от него отказываюсь. – С подходящей к случаю улыбкой Фиби посмотрела прямо на него, ей нужен был муж, а не содержатель.
– Прошу прощения? – переспросил Стивен.
– То, о чем вы просите, совершенно невозможно.
– Что за игру вы затеяли, Фиби? – Он повернулся к ней.
– Я не играю. – Она гордо выпрямилась.
– Так какого черта вы дали мне понять, что мое предложение заинтересовало вас?
– Я в самом деле так вела себя?
– Да, – отрубил он.
В стремлении удовлетворить свое любопытство она, очевидно, оскорбила мужские чувства, но об извинении не могло быть и речи. Тем не менее Фиби готова была объяснить свое поведение, потому что, несмотря ни на что, ей нравился этот человек, и она не хотела видеть его расстроенным.
– Я искала для себя ответ. – Фиби, обойдя герцога, привязала Флэш рядом с Кавалером. – Никогда прежде ни один мужчина не предлагал мне стать его любовницей.
– Послушайте, Фиби. – Стивен прищурился, так что его глаза превратились в узкие щелочки. – Вы прибыли из Америки, где, по вашим словам, имели неограниченную свободу делать все, что вздумается. Ежедневно вы по-дружески проводили время с мужчинами, да и по вечерам тоже не гнушались обществом черт знает каких Тедди и Тимоти. Вы говорите, что репутация не имеет для вас значения; вы явно не горите желанием выйти замуж; питая отвращение к морали, вы высмеиваете и презираете ее; потом назначаете мне свидание и встречаетесь со мной в одиночку, без всякого сопровождения в этот страшно ранний утренний час. Боже, вы же откровенно делаете мне предложение! А что же еще мне остается думать? – Он впился в нее свирепым взглядом.
– Что я добиваюсь своей цели. – Она в раздражении подошла ближе к Стивену, не желая признавать, что он, возможно, отчасти правильно расценил ее роль в возникшем недоразумении, и понимая, что злиться бессмысленно. – Вы, очевидно, приняли мою дерзость за что-то совершенно иное. Так вот, я вела хозяйство на плантации и проводила время с мужчинами – моим отцом и его работниками, меня с детства приучили иметь собственное мнение. Моим соседям, Тедди и Тимоти, было по четырнадцать лет. А что до стоящей сейчас передо мной дилеммы, то я не позже чем через шесть недель должна выйти замуж за английского дворянина, иначе я лишусь своей единственной недвижимости, поместья Марсден, а также всех остальных доходов и буду бедна, как церковная мышь.
– Я это знаю, – буркнул он, все еще сердясь.
– Знаете? Как? – Это признание совсем сбило ее с толку.
– Что «как»?
– Как вам удалось узнать обо мне так много, в то время как я почти ничего не знаю о вас. Это несправедливо.
– После вашего исчезновения с праздника я навел справки. Ваше сложное положение уже стало предметом обсуждения всего города. Я предлагаю вам выход: как моя любовница вы получите финансовую независимость.
– Нет, финансовую зависимость. Я буду больше привязана к вам, чем если бы была замужем, – Фиби не знала, что вызывало в ней большую досаду: его высокомерие, характерное для мужчин, считающих, что женщины созданы для того, чтобы ублажать их, или то, что ее проблема больше не была тайной.
– Это нелепо. Когда вы выйдете замуж, все перейдет к нашему мужу.
– Не обязательно.
– Тогда, моя дорогая, вам удалось бы изменить ход истории с того момента, когда Адам был еще мальчиком, – покровительственным тоном объявил Стивен.
– Моя цель – выйти замуж за человека, соответствующего моим запросам. – Фиби злилась и старалась заставить Стивена понять ее правильно, а он смотрел на девушку так, словно у нее выросло третье ухо. – Если вам известно мое положение, вы должны знать, что я приношу на алтарь титул. Если я не смогу найти человека, которого полюблю, я найду человека, жаждущего получить этот титул и стабильный доход. Как и вы, я намерена быть очень щедрой. В обмен на все это я попрошу личной свободы. Он сможет вести свой образ жизни, а я – свой.
– И где же вы думаете найти такую партию?
– Как говорит моя тетя, есть несколько подходящих мужчин. Например, лорд Мильтон и сэр Леммер проявляют интерес.
– Держитесь подальше от Леммера. – Стивен произнес это одними губами, его тело словно окаменело, и даже дыхание замерло; резкость его слов не вызывала сомнения в их смысле.
Хотя Фиби и сама не очень симпатизировала Леммеру, ей не хотелось, чтобы лорд Бэдрик узнал об этом, поэтому она просто пожала плечами, втайне завидуя его невероятному самообладанию и желая оставаться такой же спокойной, как он.
– Я знаю, что он ищет титул и деньги. А у меня есть и то и другое.
– Брак потребует определенных обязанностей. Как вы предполагаете поступить?
– Этого я еще не продумала.
– Я скажу вам, Фиби Рафферти. Ни один из этих мужчин, тем более сэр Леммер, не сделает вас счастливой.
– А вы обожаете, когда у вашей двери стоит толпа влюбленных женщин? – От этого разговора у нее начало портиться настроение; по всей вероятности, Стивен был прав, и сама возможность этой правоты приводила ее в замешательство.
Впервые за последние несколько минут Стивен расслабился, явно довольный этой специфической темой разговора, и на его лице появилась хитрая улыбка. Он направился к Фиби, неторопливо оттесняя ее назад, пока она не оказалась у ствола огромного вяза. Флэш с одной стороны и изгородь из кустов с другой надежно отгораживали молодых людей от дороги.
– Уверяю вас, Фиби, – заговорил Стивен, упершись руками в ствол по обе стороны от ее плеч, – женщины, которые попадают ко мне в постель, делают это очень охотно и уходят довольные.
– Я не интересуюсь вашими…
– Способностями? О Фиби, но вы делаете именно это, и теперь я чувствую необходимость продемонстрировать их.
Его карие глаза стали совсем черными, он медленно потянулся губами к Фиби, давая ей массу времени, чтобы увернуться от поцелуя, но вместо этого она закрыла глаза в тот момент, когда их губы соприкоснулись. Однажды сосед сорвал у нее поцелуй, но за это получил такой удар коленом в пах, что остался хныкать на покрытом соломой полу конюшни. Фиби знала, что при желании могла бы устроить Стивену такое же наказание, однако ей не хотелось этого делать. Робко положив руки Стивену на плечи, она приготовилась к поцелую и ощутила, кроме запаха вереска и мыла, еще и мужской запах, принадлежавший только Стивену.
Фиби ожидала грубой атаки, а ощутила нежное прикосновение мягких теплых губ. Его язык прокладывал дорожку по складочке ее губ, прося, чтоб его пустили внутрь, и когда она чуть-чуть приоткрыла рот, поцелуй стал более горячим. Стивен прижался к ней всем мускулистым телом, и Фиби почувствовала, что ее шерстяная куртка превратилась в нежелательное препятствие для исходившего от него тепла. Потом его руки пробрались к корсажу под самой грудью, в которой вдруг возникла странная боль.
– Ну, моя радость, скажите теперь, что моя идея не заслуживает похвалы. – Поцелуй закончился так же нежно, как и начинался. Стивен отстранился, и, на мгновение ощутив утрату, Фиби облизнула губы, как бы желая вернуть себе вкус его губ.
«Но довольно этого безумия, я и так буду сожалеть о том, что вынуждена была сделать, следует как можно скорее прислушаться к голосу разума». Оттолкнувшись от дерева, Фиби направилась к своей лошади, а Стивен с самодовольным видом смотрел ей вслед. Остановившись рядом с Флэш, она зажала в кулак рыжую гриву и взобралась на спину лошади.
– Я всегда хотела любви, – призналась она, обернувшись к Стивену, – но судьба сделала сумасшедший поворот, и оказалось, что мне нужен муж, а с любовью или без любви – это уж как получится.
– Не смотрите в мою сторону, Фиби. Любовь – это для дураков и мечтателей, а я не отношусь ни к тем, ни к другим.
– Как вы можете говорить такое? – По мнению Фиби, любовь обостряла ощущения, связывала мужчину и женщину, давая им успокоение и поддержку.
– Любовь – это незаживающая рана, и мне она не нужна. Мне не нужна жена. Я не женюсь на вас ни сейчас, ни в будущем. Мне нужна любовница.
– Ну, что ж. – Было ясно, что у них разные взгляды на любовь и вообще на возможность ее существования. – Видимо, мы зашли в тупик, но спасибо за урок. Уверена, он мне пригодится в ближайшие несколько недель.
– Что вы хотите этим сказать? – Улыбка мгновенно исчезла, Стивен снова превратился в хищника, насторожился и напрягся.
– Если я не смогу выйти замуж по любви, я сама буду строить свое будущее и сама выберу себе мужа. До нынешнего момента я не совсем понимала значение слов «супружеская постель», но теперь знаю, что должна буду испытать своих кандидатов и в этом смысле тоже.
– Вы хотите сказать, что переспите с каждым, прежде чем выбрать кого-то?
– Боже, нет, конечно, но пара поцелуев поможет мне принять решение.
– Фиби.
– И еще, лорд Бэдрик, относительно моей выходки в тот вечер. – Он сдвинул брови, как будто старался вспомнить, на что она намекает, и Фиби стало его жалко. – О возможности выбрать вас себе в мужья. Я должна взять назад свое заявление. Вы просто не подходите.
– Почему?
– Потому, сэр, что вы никогда не будете покладистым мужем.
Она направила Флэш из рощи на дорожку и, чтобы успокоить биение сердца, пустила ее галопом, мечтая унестись подальше от опасного блеска в глазах этого мужчины. Фиби боялась, что лорд Бэдрик последует за ней, а ее сердце боялось, что он этого не сделает.
Впервые в жизни она встретила мужчину, пробудившего в ней чувства, о которых говорили у нее дома женщины-рабыни. Да вот ведь какая незадача – она выбрала не того мужчину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чары любви - Уэйд Пегги



Роман явно недооценен. Реально тянет на 9 баллов. Главный герой - мрачный романтик. Главная героиня - эксцентричная американка. Читала с удовольствием и Вам советую.
Чары любви - Уэйд ПеггиВ.З.,65л.
4.06.2013, 8.53





Согласна. Хороший, интересный роман. Советую
Чары любви - Уэйд ПеггиЕлена
1.05.2016, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100