Читать онлайн Чары любви, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чары любви - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чары любви - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чары любви - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Чары любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Вы уверены, что мы не сбились с пути? – Фиби всматривалась в извивающуюся серпантином дорогу, затененную зарослями деревьев, росших по обе стороны от тропы.
– Да, – уверенно ответила Элизабет и добавила: – Во всяком случае, надеюсь, что не сбились. По-моему, уже недалеко. – Она заглянула в нарисованную от руки карту, которую держала на коленях, и указала на лесистый склон слева от коляски. – Вон там в скалах установлен каменный крест, а как сказан тот фермер, от этого места остается проехать всего около мили.
– Тогда поехали, – бодро отозвалась Фиби. Ее идея найти цыганский табор выглядела гораздо привлекательнее из лондонской гостиной Элизабет. «Ладно, – решила она, – теперь поздно идти на попятную». Чтобы объехать глубокую рытвину прямо на их пути, Фиби направила коляску вправо и в награду за свои старания услышала громкий дребезжащий звук и вслед за ним почувствовала сильный толчок, от которого экипаж опасно наклонился на левый бок. – Боже милостивый, – пробормотала Фиби, выглянув за бортик коляски, – у нас, кажется, сломалось колесо.
Было очевидно, что экипаж не мог двигаться дальше, и обе женщины с тоской смотрели на грязную дорогу, ставшую еще более негостеприимной, чем минуту назад.
– Если мы едем в правильном направлении, то скоро найдем стоянку цыган. – Фиби выбралась из коляски, чтобы осмотреть поломку. – Мы просто наймем кого-либо из мужчин починить колесо. Вы можете идти? – Фиби была твердо настроена довести начатое до конца и помочь Стивену.
– Я беременная, а не калека, – огрызнулась Элизабет, но тут же извинилась: – Простите меня за грубость, но мне уже так надоело чувствовать себя по утрам больной, что просто нет сил. Своими расспросами и постоянной заботой Уинстон просто доводит меня до бешенства. А что с лошадью? – спросила Элизабет, выбравшись из экипажа на землю.
– Она понадобится, чтобы дотащить коляску до табора. – Фиби распрягла Флэш и, отведя ее на обочину, привязала к большому вязу, который уже совсем распустился.
Набираясь храбрости, Фиби потрогала лежавший з сумочке маленький пистолет – она с ранних лет умела обращаться с оружием и не задумываясь пустит его в ход, если возникнет необходимость, – и обе женщины рука об руку и плечо к плечу двинулись по дороге, стараясь избегать колдобин, корней деревьев и канав с грязью. Переходя через старый полуразрушенный мост, Элизабет споткнулась о валявшийся камень и подвернула ногу. Фиби почувствовала себя виноватой: ведь если бы не она, Элизабет здесь не было бы. Когда Фиби поделилась с Элизабет своим планом, та решила, что не может остаться в стороне. Они вместе разузнали о расположении цыганского табора, сообщили служанке Элизабет, куда отправляются в действительности, а Ди, Стивену и Уинстону сказали, что собрались за покупками. И вот теперь они застряли.
Ну да ничего страшного.
С несколькими короткими передышками они добрались до вершины следующего невысокого холма и, к своей радости, увидели в лежавшей внизу долине расставленные по кругу ярко разукрашенные повозки со странными округлыми крышами. В таборе шла своя жизнь: несколько мужчин чистили лошадей; в центре у костра три жен-шины готовили еду; два мальчика с собакой гонялись за маленькой девочкой, которая, повизгивая от восторга, пряталась то в одну, то в другую кибитку, ловко спасаясь от своих преследователей.
– Вы не передумали, Фиби? – Элизабет смотрела на открывшуюся их глазам сцену, крепко сжимая ручку зонтика, который не захотела оставить в экипаже. – А что, если они действительно ненавидят англичан?
– Глупости. К тому же что еще остается нам делать? Если кто-нибудь не возьмется починить нашу коляску, мы не сможем добраться обратно. Мы должны обеспечить себе возвращение. – Упрямо вздернув подбородок, Фиби зашагала вниз по склону, и Элизабет, прихрамывая, неуклюже последовала за ней.
Лагерь моментально затих и замер, словно позируя для картины художнику.
– Добрый день, – приветливо поздоровалась Фиби, но никто не издал ни звука, даже собака.
– А что, если они не говорят по-английски? – шепнула Элизабет.
Ну и ну, этого Фиби совсем не предусмотрела.
– Конечно, говорят. Как же иначе они торгуют лошадьми? – Улыбнувшись самой располагающей улыбкой, Фиби обратилась к цыганам: – По дороге у нашего экипажа сломалось колесо, и мы хотели узнать, не сможет ли кто-нибудь починить его и установить на место. Мы заплатим за работу. – В ответ она получила ничего не выражающие взгляды и тихие переговоры между цыганами на непонятном для нее языке. – Извините, кто-нибудь здесь говорит по-английски?
Ответом была тишина.
– Ну и что теперь? – Элизабет, у которой начала распухать и болеть лодыжка, присела на большой камень.
Подолы платьев обеих женщин были в грязи и листьях, обувь почти разваливалась, и теперь выяснялось, что целый час, если не больше, был потрачен впустую.
– Вы вряд ли сможете идти, а я ни за что не потащусь по этой грязище обратно к коляске, а потом в деревню за помощью. Я пришла сюда получить ответы на вопросы и не уйду без них.
Когда лохматый пес, размером с небольшого пони, зарычал, здоровенный мужчина с густыми бровями и заросшим щетиной лицом прикрикнул на собаку, и она, удрав к ближайшей кибитке, улеглась там, положив голову на лапы, но больше никто не пошевелился и не нарушил тишины. Фиби подумала, что пес, похоже, поступил правильно, вероятно, разумнее всего было бы отступить. Однако она проделала весь этот путь не просто так, и один враждебно настроенный ворчливый цыган громадного роста не заставит ее убежать от страха.
Но вдруг все оживились и громко заговорили, глядя куда-то мимо Фиби. Она повернулась и увидела позади себя цветущую молодую девушку с черными как смоль волосами, в яркой цветастой юбке и белой блузке, дразняще приспущенной с левого плеча. Легкой походкой цыганка приближалась к Элизабет и Фиби с каким-то надменным и даже презрительным выражением на лице.
– Добрый день. – Фиби снова приветливо улыбнулась, но цыганка, даже не взглянув на женщин, прошла мимо них, таща за собой Флэш.
– Извините, но что вы делаете с моей лошадью?
– Я нашла ее, когда она бродила без присмотра, – пожала плечами девушка, – и теперь она моя.
Фиби не могла понять, что больше поразило ее: то, что девушка объявила Флэш своей собственностью, или то, что она говорила хоть и с сильным акцентом, но на абсолютно правильном английском языке.
– Я думаю, все не так. Я оставила свою лошадь привязанной возле коляски.
– Ты смеешь называть Ариану воровкой? – Глаза девушки вспыхнули от гнева.
– Ни в коем случае, Ариана. Могу я тебя так называть? – При таком повороте событий Фиби, как настоящий дипломат, решила истолковать сомнения в пользу девушки. – Во всяком случае, если Флэш гуляла на свободе, значит, кто-то отвязал ее. Спасибо, что ты поймала ее для меня.
Ариана, сверкнув темными глазами, просто прошла дальше через поляну, обменявшись с другими цыганами замечаниями, которые вызвали несколько смешков, и привязала Флэш рядом. с великолепной белой лошадью.
– Боже милостивый, – пробормотала Фиби.
– Что дальше? – шепнула Элизабет.
– Я вовсе не собираюсь позволить этой девице забрать мою лошадь. – Фиби решительно подошла к Ариане и хлопнула ее по плечу. – Извини, ты, очевидно, не расслышала, что я сказала. Эта лошадь моя. Если ты ответишь мне на несколько вопросов, я возьму Флэш и мы уйдем.
– Хватит, красавица. Я устала от вас, идите.
Их отпустили так величественно, как, в представлении Фиби, мог отпускать подданных король Англия. Желая, даже горя желанием преподать этой черноволосой ведьме наглядный урок хороших манер, Фиби решительно шагнула вперед, но в этот момент земля неожиданно задрожала, и Фиби с Элизабет, обернувшись, увидели, как молодой мужчина верхом на лошади, точно такой же, как та, рядом с которой остановилась Ариана, галопом влетел в лагерь. Подъехав к тому месту, где стояли обе женщины, он легко и красиво спрыгнул с жеребца, как человек, давно привыкший к верховой езде, и окинул взглядом сперва Ариану, стоявшую позади Фиби и Элизабет, а потом остальных, с жадным любопытством наблюдавших за разворачивавшимися событиями.
– Добрый день, – поклонился он с улыбкой, которая, несомненно, вскружила голову не одной молоденькой девушке. – Меня зовут Райс. Я не знал, что у нас сегодня гости. Что вы здесь делаете?
Фиби уже устала от объяснений, однако этот человек говорил на чистейшем английском языке, если не считать лишь небольшого акцента, и его манера поведения явно требовала от нее ответа. К тому же не исключено, что он мог помочь им.
Рассказывая, что Ариана забрала ее лошадь, Фиби бросила на девушку укоризненный взгляд, но та, продолжая чистить Флэш, только вскинула голову. Хотя наглость этой цыганки уже стала возмущать Фиби, она, постаравшись улыбнуться, добавила в заключение:
– Итак, если вы будете добры ответить нам на несколько вопросов и убедить эту девушку вернуть мне лошадь, мы уйдем отсюда.
Скрестив руки на груди, Райс пристально рассматривал Фиби, а затем пальцем убрал ей со лба выбившийся завиток.
– Мне нравится твоя храбрость, малышка.
– Вы… Я… Из всего… – В горле у нее зашипело, как в пересохшем фонтане. – Можете называть меня мисс Рафферти. А это леди Пейли. – Она особо выделила слово «леди». – Как вы смеете позволять себе такие вольности!
– Смею, потому что вы, прекрасная дама, очевидно, вхожи в самые изысканные салоны Лондона и явились в мой лагерь одна, без охраны и без мужчины. Раз вы здесь, я должен сказать вам, что привык брать то, что мне хочется.
– Нет, вы совершенно не справедливы ко мне. Наши спутники отстали, вот и все. – «Да, – подумала Фиби, – Стивен был самонадеянным, но его наглость ничто в сравнении с этой развязностью».
– Если бы вы были моей женщиной, – Райс хмыкнул, его голос потеплел и стал почти ласковым, – я никогда не отпускал бы вас одну.
– Веселенькое дело. Я тогда умерла бы от тоски, и притом очень скоро.
Райс все еще продолжал посмеиваться, когда Ариана пулей подлетела к нему – другими словами трудно описать ее движение, – и они на глазах у Фиби стали на повышенных тонах объясняться друг с другом. Затем Ариана, тряхнув кудрями, двинулась на Фиби, которая, не успев узнать намерений девушки, уже опрокидывалась на землю, чтобы с неподобающим для леди шлепком приземлиться зеленым полотняным платьем прямо в грязь.
Вопль Фиби и испуганный вскрик Элизабет наполнили долину, а Райс, процедив сквозь зубы что-то, видимо, не очень нежное, оттащил Ариану в сторону. Но она, нисколько не смутившись, сложила руки под грудью и с вызовом посмотрела на него.
– Не ревнуй понапрасну. – Он угрожающе шагнул к ней. – Как бы не пришлось пожалеть.
– Ревную? Ха-ха. Я беру только свое, ни больше ни меньше.
– Прошу прощения, – покачав головой, обратился он к Фиби. – Ариана часто напрашивается на наказания за свое поведение. Пойдемте, мы подберем вам другую одежду.
– Нет.
– Святые небеса! – Он воздел руки к небу. – Избавьте меня от упрямых женщин. Не спорьте. – Он протянул Фиби руку: – Пойдемте.
Отказавшись от его помощи, Фиби поднялась на нога и отряхнула руки. «С меня довольно», – решила она. Ей не нужна новая одежда, ей нужно получить ответы на свои вопросы, вернуть свою лошадь и уйти – желания располагались именно в таком порядке. Фиби стало ясно, что теперь следовало действовать совершенно по-другому, и, достав из сумочки пистолет, она навела его на лоб Райса. О Боже, если бы кто-нибудь сделал хоть малейшее движение, она всадила бы пулю ему между глаз. И наградой ей была оглушающая тишина.
И Райс, и Ариана были совершенно ошеломлены и растеряны, во всяком случае, так считала Фиби, пока истинное отношение к происходящему не выразилось сначала в насмешливой улыбке Райса, а потом и в его громком раскатистом хохоте.
– Клянусь, я умею с ним обращаться, и не думайте, что я им не воспользуюсь. А теперь отдайте мне мою лошадь.
– Я не могу этого сделать, малышка, – сказал Райс, смахнув выступившие от смеха слезы. Фиби не успела ни моргнуть, ни охнуть, как он, сделав резкий выпад вперед, прижал ее руки к бокам и выхватил у нее пистолет, а когда она стала сопротивляться, отпустил ее и отступил назад. – А ты, красавица, непредсказуема. К сожалению, Ариана уверена, что лошадь должна принадлежать ей. Я не имею права вмешиваться. Нужно изыскать другой путь для решения этого дела.
– Мы не уйдем без нашей лошади. – Элизабет встала рядом с Фиби. – Вы можете мучить нас и морить голодом, можете завести в лес и бросить там навсегда, но, предупреждаю, мой муж из-под земли вас достанет и голыми руками вырвет ваше сердце.
Фиби не представляла себе, что ее подруга может настолько образно выражаться, но их выбор сократился так, что дальше некуда, и, сжав руку Элизабет, она повернулась лицом к этому давящемуся от смеха неотесанному варвару, чье поведение в глазах Фиби было ничем не лучше поведения Арианы.
– Ну и что же именно вы задумали?
– Фиби, – воскликнула Элизабет, – вы же не собираетесь…
– Я не хочу ничего иного, кроме как задать несколько вопросов и убраться отсюда. Но мы можем полагаться лишь на самих себя, так что нам остается только договариваться.
– Лошадь моя, – подбоченившись, заявила Ариана, нагло подтверждая свое требование, – и только я буду заключать сделку.
– Ха! – возмущенно хмыкнула Фиби. – Ты воровка, и я не дам тебе ни гроша за мою собственную лошадь.
– Спокойно, Ариана, – удержал девушку Райс.
– Это почему? Потому что она леди в красивом платье?
– Для твоей ревности нет причин. Предупреждаю, веди себя прилично. Пойдемте со мной, мисс Рафферти.
– Не надейтесь, что леди Пейли или я пойдем куда-нибудь с вами. Мне нужна моя лошадь, и я хочу получить ее немедленно. Вы сказали, что есть способы разрешать подобные споры. Что это за способы?
– Цыгане очень ревностно относятся к своим ценностям. Они обладают достоинством и гордостью, которые проявляются везде, будь то какие-либо сделки, драки или бега, особенно если это бега. Уверен, что они не очень, симпатизируют таким, как вы. – Он стоял, сцепив пальцы рук, и смотрел на всех трех женщин так, словно готов был их задушить.
– Что это за гонки? – Фиби едва сдерживала возбуждение; правдами или неправдами, но она отвоюет свою Флэш, а если он думает, что напугал ее, то пусть подумает еще.
– Мы скачем на лошадях, глупая англичанка! – выкрикнула Ариана с победоносной улыбкой.
– О-о-о, – прошептала Фиби, поблагодарив небеса за существующее мнение, что леди совершенно беспомощны за пределами гостиных. – И насколько это трудно?


– Они обе совсем спятили. Клянусь, я… – От ярости Стивен не закончил фразу; то, что они с Уинстоном нашли брошенный экипаж со сломанным колесом, мало способствовало успокоению.
– Тут я полностью с тобой согласен, дружище, – поддержал его Уинстон, пнув ногой разлетевшуюся вдребезги деревяшку. – Элизабет и Фиби – это пара, с которой не соскучишься. Единственное утешение, что Райс не причинит им вреда и не допустит со стороны цыган никаких выходок, пока дамы находятся в его владениях.
– Верно, но что собой представляет сам Райс? У него черт знает какая репутация. Бог мой, я видел, как этот человек ведет себя. Ему достаточно сказать пару фраз по-цыгански, и женщины, теряя голову, прыгают к нему в постель.
– А, теперь я понял. – Глаза Уинстона насмешливо блеснули. – Никогда не думал, что снова замечу в тебе чувство собственности по отношению к женщине.
– К черту чувство собственности, я просто слишком зол, чтобы думать о таких вещах. А кроме того, я дал ей взаймы деньги и беспокоюсь о своем капитале.
– Правда?
– Ну конечно. Хильдегард мало волнует благополучие Фиби, но кто-то же должен оберегать ее.
– Не исключено, что Райс был бы счастлив взять на себя эту обязанность. Я слышал, он окончательно решил вернуть себе свой титул. Вероятно, ему потребуется и жена.
– Проклятие, – снова выругался Стивен. Он знал Райса с тех пор, когда им было по четырнадцать лет, и считал его порядочным человеком, одним из немногих, кого он мог назвать своим другом. Райс, безусловно, будет хорошим мужем для любой женщины, но, черт бы его побрал, пусть он найдет себе другую женщину. Эта внезапная волна ревности еще больше разозлила Стивена, но он постарался быстро оправдать ее затянувшимися поисками дам и, без особой радости уловив насмешку в голосе друга, пустил Кавалера в галоп, оставив Уинстона в облаке пыли.
Поднявшись на холм, они, не останавливаясь, легким галопом направились в лагерь, где кипела бурная деятельность. Разглядывая кибитки в поисках признаков присутствия Фиби или Элизабет, Стивен увидел Райса, который стоял, широко расставив ноги и скрестив на груди руки.
– Где они, черт возьми? – заорал Стивен, спрыгнув с лошади.
– Это так-то ты приветствуешь старого друга? – Райс усмехнулся и крепко обнял Стивена. – Из твоего вопроса я делаю вывод, что ты приехал за рыжеволосой. Какая жалость! Она загадочное воплощение женственности, заключенное в совершенно восхитительном теле.
– Полегче, Стивен защитник этой девушки, – предупредил Уинстон, тоже обнявшись с Райсом.
– Ты опять женишься? – Райс приподнял бровь.
– Да нет же, черт возьми. Ты лучше всех знаешь мое положение. Это просто… ну да ладно.
– Я понял. Она твое «наказание». Я познакомился и с твоей женой, Уинстон. Должен сказать, друзья, день был интересным. Я думал преподать обеим леди урок, но шестилетние дети были бы лучшими учениками, чем эти дамы.
– Где Фиби?
– В данный момент она готовится к скачке.
– Она – что?
– Советую рассказать все сразу, – покачал головой Уинстон.
Выслушав всю историю, Стивен не мог решить, наградить ли Фиби медалью за храбрость или прочитать лекцию о ее глупости; скорее всего она заслужила и то и другое. Но одно Стивен знал совершенно точно: он хотел ее видеть, и сейчас же.
– Фиби Рафферти! – Его голос громом прокатился над долиной, и собаки попрятались под повозками, дети уткнулись в материнские юбки, а Райс и Уинстон молча забавлялись происходящим.
Выглянув из-за ближайшей кибитки, Фиби быстро спряталась, но Стивен успел ее заметить.
– Фиби Рафферти, нет смысла прятаться.
– И тебе тоже, дорогая, – поддержал друга Уинстон.
– Тьфу, – буркнула Фиби. Разумеется, она была рада видеть Стивена, даже счастлива, но его свирепый вид не предвещал ничего хорошего.
– Что будем делать? – спросила ее Элизабет.
– Перейдем в наступление. – Фиби подбежала к Стивену, ответив на его взгляд таким же твердым взглядом. – У меня был неудачный день, Стивен Ламберт, и я сказала бы, что в этом есть и ваша вина, так что не смейте на меня кричать.
– Это относится и к тебе, Уинстон. – Элизабет, стоя позади Фиби, старалась сохранить достоинство, пуская в ход все свое искусство, потому что ее лодыжка уже была похожа на бревно.
Из уст Райса вырвался звук, подозрительно похожий на смех, и молодой человек, хлопнув друзей по спинам, отошел от них, качая головой, а Фиби почувствовала себя так, словно швырнула камень ему в голову; точнее сказать, она чувствовала себя так, будто поколотила вообще всех мужчин на земле.
– Элизабет, ты отдаешь себе отчет, что могла серьезно пострадать?
Фиби никогда прежде не слышала, чтобы Уинстон говорил таким тоном. «Гром и молния, и он тоже сердит», – сделала вывод Фиби.
– Элизабет не виновата, – вступилась она за подругу, – это я заставила ее сопровождать меня.
– Хм… – проворчал Уинстон. – У нее, как и у вас, хватает ума и здравого смысла, когда она хочет ими воспользоваться, но сегодня вы обе, кажется, напрочь лишились и того и другого.
– Я повредила лодыжку. – Глаза Элизабет наполнились слезами, и Уинстон со вздохом раскрыл жене объятия, и она, подмигнув Фиби, прильнула к его груди.
В течение двух секунд Фиби прикидывала, не воспользоваться ли и ей такой же уловкой, но один взгляд на грозное выражение лица Стивена убедил ее, что это будет пустой тратой времени.
– Если вы намерены поучать меня, можете просто оседлать лошадь и вернуться в Лондон, – объявила она Стивену.
– Знаете, я так и сделаю. Уеду и предоставлю вас самой себе. Не понимаю, почему я так беспокоюсь.
«Потому что вы добрый», – подумала Фиби про себя, понимая, что он посмеется над ней, если она предложит такое объяснение, и вместо этого сказала:
– Во всяком случае, во всем виноваты вы.
– Вы вините меня в своей неудаче? Святая Дева Мария, я весь день никуда не выходил из дома. Что я совершил?
– То, что вы существуете, – выпалила Фиби, а Стивен, ничего не понимая, сделал большие глаза и сжал челюсти. Зная, что ей неизбежно придется все объяснить, Фиби вздохнула. Даже если она не сделает этого, Элизабет наверняка поделится с Уинстоном, а тот все передаст Стивену. – Я приехала сюда ради вас. Я считаю, если цыгане могли наложить на вас проклятие, то цыгане могли бы и снять его с вас.
– Я… – Он резко оборвал себя и стремительно пересек разделявшее их пространство, но в последний момент неожиданно свернул, отошел к торчавшему рядом пню и принялся расхаживать около него, топая, как разъяренный тролль; потом шагнул к Фиби и, взяв ее за подбородок, впился в приоткрытые губы, а затем так же резко отпустил ее.
– Но только не воображайте, что мы на этом закончили. Будьте осторожны, – напомнил он ей напоследок и, быстрыми шагами подойдя к Райсу, стоявшему на краю поляны, и скрестив на груди руки, приготовился наблюдать за скачками, с удовлетворением отметив про себя, что Фиби так и осталась стоять молчаливая.
Опомнившись и обнаружив, что она замерла и смотрит на Стивена, как испуганный заяц, Фиби нахмурилась и поспешила к своей лошади, решив, что он совсем потерял рассудок, если вот так то набрасывается на нее, то целует.
По правде говоря, уже много дней у Стивена было ощущение близкого счастья. Но когда непрошеные и неосуществимые мечты о супружеских радостях вторглись в его мозг, ему на память пришел образ Эмили, ее скорченное, изувеченное тело и переломанные кости. Мысль, что тело Фиби будет таким же обмякшим и искалеченным, была невыносима, его решение сделать ее своей любовницей еще более окрепло, и он мысленно в который раз поклялся себе, что не будет жениться. Со смешанным чувством беспокойства и восхищения Стивен следил, как Фиби седлала Флэш, а когда она задрала юбки выше колен и заткнула их между ног, он чуть было не бросился к ней через поляну, чтобы снова опустить платье до лодыжек. Отвернувшись, он стал разглядывать лошадей и место состязаний.
Наездницы должны были объехать долину, подняться по северному склону холма, а затем снова спуститься вниз и сделать последний бросок к финишу, где их ожидало большинство зрителей. На пути наездниц было три препятствия: небольшой ручей, поваленное дерево и деревянный прицеп к повозке.
Белая кобыла, на которой скакала Ариана, была великолепна – сильная и резвая, со стройным поджарым телом и пышной гривой, украшенной разноцветными ленточками. Словно понимая, что она выступает перед зрителями, лошадь размахивала хвостом с таким же высокомерием, с каким Ариана встряхивала своими распущенными кудрями. Флэш же была сама грация и элегантность; с этой чистопородной кобылой никто не мог соперничать там, где требовались целеустремленность, выносливость и скорость.
– Это одна из твоих испанских лошадей? – Стивен кивнул на лошадь Арианы.
– Бесподобное животное. – Стоя со сложенными на груди руками, Райс улыбнулся, как гордый отец. – Она и ее брат дадут породистое потомство. Между прочим, насколько уверенно держится в седле мисс Рафферти?
– У меня не было случая самому это оценить, но она утверждает, что профессионально. Во всяком случае, не сомневаюсь, что во время скачки она сделает все, чтобы пощекотать мне нервы.
– Знаешь, – усмехнулся Райс, – мужчины и женщины похожи на лошадей. При удачном подборе пар можно получить великолепное продолжение рода.
– Не начинай заново, – предупредил Стивен друга.
– Не смотри на жизнь так мрачно, дружище. Мисс Рафферти – это сверточек, который стоит беспокойства. Вот так. – Райс подал знак Торио, отцу Арианы, который стоял между двумя женщинами, держа в вытянутой руке синий платок.
Обе всадницы внимательно следили, когда платок опустится вниз, и как только его уголок коснулся земли, Фиби, почти прижав голову к шее лошади, пустила Флэш галопом. Копыта кобылы подбрасывали в воздух комья грязи, ее мышцы вздулись, она старалась изо всех сил для своей хозяйки. Ариана с сосредоточенным видом шла наравне с Фиби, и Стивен невольно залюбовался искусством обеих женщин, зная, что лошадь отдает свое сердце только тому наезднику, который умеет найти к ней подход.
Зрители заметно оживились, когда обе наездницы одновременно преодолели ручей; теперь впереди был холм. Лошади, зарываясь копытами в мягкую землю, исчезли среди деревьев и, к большому сожалению Стивена, скрылись из его глаз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чары любви - Уэйд Пегги



Роман явно недооценен. Реально тянет на 9 баллов. Главный герой - мрачный романтик. Главная героиня - эксцентричная американка. Читала с удовольствием и Вам советую.
Чары любви - Уэйд ПеггиВ.З.,65л.
4.06.2013, 8.53





Согласна. Хороший, интересный роман. Советую
Чары любви - Уэйд ПеггиЕлена
1.05.2016, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100