Читать онлайн Чары любви, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чары любви - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чары любви - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чары любви - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Чары любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Стивен осторожно спускался вниз по черной лестнице, предназначенной для слуг и выходящей к кухне, и слабый запах овечьего жира от единственной горевшей сальной свечи щекотал ему ноздри. После того, что называлось ужином, поданным в библиотеке, он лежал без сна, размышляя о Фиби и ее наследстве, включая слуг, и вдруг услышал за дверью тихие шаги. Стивен насторожился и, он мог бы в этом поклясться, уловил запах трубочного табака. Точно зная, что Уинстон с Элизабет уже в постели, Стивен удивился и немедленно вышел из комнаты.
Добравшись до нижнего этажа и задержавшись в проеме двери, он внимательно посмотрел во все стороны, но не заметил никакого движения и, прислушиваясь, не раздастся ли какой-либо шум, снова задумался о Фиби и ее новых проблемах. Поместье Марсден было несчастьем; чтобы отреставрировать его, требовалось астрономическое количество денег и к тому же дополнительная рабочая сила.
При всем своем стремлении человека приобрести титул он должен быть круглым дураком, готовым на самопожертвование, чтобы решиться вкладывать средства в этот мавзолей. Скалистый берег поместья Марсден, непригодный для использования мореплавателями, и отсутствие у Фиби какой-либо финансовой поддержки не сулили поместью светлого будущего и делали для Фиби задачу найти мужа практически неразрешимой. В этом свете предложение Стивена обретало гораздо больший смысл, чем прежде. Но как ни странно, его не радовало нынешнее положение вещей, он нисколько не сомневался, что, невзирая на все его предупреждения, Фиби до сих пор надеется женить его на себе. Однако это абсолютно исключено, он уже погубил двух жен и не станет связывать себя с Фиби узами брака.
Перед Стивеном возник образ его первой жены Эмили, доверчивой и мягкой женщины. Она попросила у него такую малость – добавить к первоначально построенному особняку Бэдриков балкон, который соединил бы ее и его комнаты, и Стивен с радостью согласился. Балкон стал ее любимым местом, там она сидела, читала, наслаждалась утренним солнцем. Если бы он мог все предвидеть!
Эмили и их ребенок погибли, когда он, удобно расположившись в своем кабинете, потягивал бренди и читал идиотскую газету. Они нашли свою смерть, пока он размышлял над предстоящими скачками в Аскоте. Его первый брак оборвался, кажется, целую вечность назад, но и по сей день боль кинжалом пронзает его сердце. «Господи, почему нельзя похоронить свое прошлое?» – взмолился Стивен и изо всех сил сжал в кулаке подсвечник.
Скрипнула дверь, и из бывшей музыкальной комнаты, которую он уже обследовал ранее, в коридор упал тусклый луч света. Пламя свечи заколебалось, и порыв холодного воздуха обдал Стивена. Сейчас тайный преступник будет схвачен на месте преступления! Стивен крадучись, стараясь не издать ни звука, двинулся вперед и заглянул внутрь – трудно поверить, но в комнате никого не оказалось.
– Проклятие, – пробормотал Стивен.
Вторично выругавшись, чтобы отвести душу, он застыл на месте, услышав тихие шаги. «Интересно, кто-нибудь спит в этом проклятом доме?» – подумал он и неслышно подошел к арочному проему. Навстречу ему на цыпочках двигалось подозрительно знакомое привидение, закутанное во что-то белое. К величайшему удивлению Стивена, призрачная фигура, споткнувшись о сломанную доску пола, выругалась, как сошедший на берег матрос. В два огромных шага оказавшись рядом с Фиби, он схватил ее за запястье и, повернув к себе, зажал ей рот рукой, прежде чем она успела закричать и разбудить кого-нибудь еще.
– Вы что, не в своем уме? Какого черта вы здесь делаете?
– Я? – сердито прошептала Фиби, отвернувшись в сторону. – Я обезумела от страха.
– Отвечайте на мой вопрос.
– Я никак не могла уснуть, а потом услышала, что внизу кто-то ходит.
– И решили проверить? – Фиби молча кивнула, и Стивен чуть не застонал. Не хватало еще, чтобы кто-то устраивал засады в коридорах. Эта женщина, как своенравный ребенок, всегда шла куда ей вздумается и когда ей заблагорассудится, нисколько не заботясь о последствиях. – Это чертовски глупо!
– А как же вы?
– Я мужчина. Мне положено бороться е врагами, защищать женщин, дом и все прочее.
– Чепуха. – Но, заметив, как напряглись все мускулы его лица, Фиби закрыла рот обеими руками. – Итак, о великий хранитель очага, что же вы нашли?
– Шнырявший тут субъект юркнул в музыкальную комнату и исчез. Вряд ли это можно назвать нормальным приходом и уходом. – При этих словах Стивена глаза у Фиби округлились, и она испуганно оглянулась по сторонам, как человек, оказавшийся темной ночью на кладбище. – Не волнуйтесь, Фиби. Я не верю, что ваш предок заходил за ночным колпаком. Привидения имеют привычку проходить сквозь препятствия, наш же посетитель воспользовался дверью. Он, должно быть, проскользнул мимо меня.
– Как вы это допустили?
Стивен хотел было уже ответить, но потом решил оставить при себе грубое замечание и подавил желание прочитать ей назидательную лекцию о здравом смысле, на которую она, несомненно, обиделась бы. Не выпуская руку Фиби, он быстро развернулся и, указав головой в сторону холла, спросил:
– Где Ди? И не говорите мне, что она отпустила вас бродить здесь в одиночку.
– Она не слышала, как я ушла. Если она спит, полный сарай петухов не сможет разбудить ее до восхода солнца.
Ни его мозг, ни его тело не оставили без внимания это интересное сообщение. Не сдвинувшись с места, Стивен окинул Фиби взглядом – на ее халате от шеи до самого низа шел ряд перламутровых пуговиц, но три верхние она забыла застегнуть, и там проглядывало нежно-розовое кружево, а рыжеватые волосы волнами ниспадали на спину девушки.
– Не самая благоразумная вещь сообщать такие сведения мужчине, который старается вас соблазнить, – произнес он, понизив голос.
– Могу заверить вас, лорд Бэдрик, меня соблазнят, только когда я сама решу, что хочу быть соблазненной, – парировала она, быстро сглотнув, стянув потуже халат у шеи и вздернув вверх свой маленький дерзкий носик. – По всей вероятности, этого не произойдет до моей брачной ночи.
Стивен едва слышно хмыкнул и, сильнее сжав руку Фиби, потащил девушку за собой, не желая в этот ночной час вступать в обсуждение вопросов супружества.
– Куда мы идем?
– В музыкальную комнату. Там должно быть что-то, что ускользнуло от меня.
– Например, дедушка Август?
– Сомневаюсь.
Дождь не прекращался, и ледяная сырость словно саваном окутывала дом. Потоки холодного воздуха, проникавшие сквозь щели в окнах, танцевали по всему холлу, напоминая Стивену, что на нем только тонкая рубашка, второпях заправленная в бриджи; да и на Фиби было надето не многим больше. Они были здесь одни среди ночи, полуодетые, без провожатых, и он тащил ее по темному, вонючему коридору. «Я определенно сошел с ума», – решил Стивен.
– Эта кухарка рассказала что-нибудь полезное?
– Нет, – с сожалением ответила Фиби.
– Не важно, завтра у вас будет время задать вопросы Хэмпсону. Мы пришли.
Музыкальная комната располагалась в дальнем конце первого этажа, и, когда Стивен со свечой в руке шагнул в комнату, на ее стенах, требовавших безотлагательной покраски, ожили причудливые тени. Один угол комнаты занимала арфа, на столе стояли маленький графин и несколько рюмок, а возле стола пристроился одинокий стул.
– Мы не можем подождать до утра? Тогда будет дневной свет и все такое. – Вырвав у Стивена руку и став на цыпочки, Фиби через его плечо взглянула в темноту.
Сквозь тонкую ткань рубашки он спиной почувствовал прикосновение ее груди. Будь see проклято, он же не святой! Как может мужчина придерживаться лучших намерений, когда к нему прижимаются некоторыми частями тела, восхитительными частями тела? Он повернулся, собираясь честно предупредить ее, и, обняв одной рукой за шею, взял в плен.
– Теперь у меня сон совсем пропал, вероятно, я не смогу уснуть, даже если буду стараться. Так что, если хотите, мы могли бы возобновить наш разговор, начатый раньше. Я даже не прочь продемонстрировать пару способов. Не вернуться ли нам в уютную библиотеку и… – Он почувствовал, как внутри у Фиби разгорается пламя, ее ноздри затрепетали, а глаза стали огромными. – А, черт, – буркнул он и прижался губами к ее губам, красноречиво выражая свои чувства.
Она почти не дышала, а ее пульс под его пальцами бешено стучал. Это было то самое приглашение, которое ему было нужно, и он, не раздумывая, прижался к ней всем телом – бедро к бедру, грудь к груди. Обхватив руками мягкие округлости ягодиц, он скользнул языком в ее рот. Это был не робкий поцелуй, а страстный и обжигающий, манящий и обещающий, и Стивен оторвался от губ Фиби, только чтобы взглянуть на родинку у нее под правым ухом, которая доводила его до безумия каждый раз, когда Фиби появлялась с аккуратно заплетенной косой.
– Не думаю, что это очень разумно, – удалось ей произнести между вздохами удовольствия. – Я хочу сказать, возможно, мы не одни. – Повернувшись к нему спиной, она снова прижалась к его телу. – Во всяком случае, не помешало бы сделать поярче свет.
Не сдержавшись, он громко застонал и отошел к ближайшей стене, а она последовала за ним, как и ее тонкий аромат духов, и мимолетная струйка теплого воздуха долетела до чувствительного места у него за левым ухом. Подавив в себе желание сжать Фиби в объятиях, которому он старался стойко сопротивляться, Стивен принялся осматривать пространство над деревянными резными украшениями.
– Что мы ищем? – спросила Фиби.
– И сам не знаю. Если кто-то вошел в комнату, он должен был выйти через какой-то другой выход.
– Вроде тайного хода? Как интересно!
Медленно обходя комнату, Стивен тщательно проверял каждую стеновую панель, периодически постукивая по дереву. Фиби время от времени повторяла его действия, но чаще шла за ним по пятам почти вплотную и болтала на ходу.
– Вам известно, что Уиболт служит в поместье Марсден три года? – спросила Фиби. – А Хэмпсон был здесь всегда. Но как бы то ни было, Уиболт, по его словам, ничего не знает о финансах, кроме того, что денег очень мало. Он упоминал каких-то мужчин и нескольких капризных женщин, имевших обыкновение приходить и уходить. Я так и не могла понять, что он имел в виду. А когда я начала расспрашивать о Хэмпсоне и о дедушке, которого, как заявляет Уиболт, он видел своими глазами, с ним стало твориться что-то ужасное.
– Фиби, – со вздохом промолвил Стивен, – вы говорите о старике, с которым только что познакомились и который может быть виноват во всем этом хаосе? Вас тоже трудно понять, вы перескакиваете с одного на другое.
– Это помогает мне отвлечься от того, чем я сейчас занимаюсь. Я не привыкла искать привидения среди ночи. – Она немного помолчала. – Тем не менее однажды вечером но дороге в кухню на нижнем этаже в южной части дома Уиболт увидел Августа с коробкой в руках, курившего трубку и насвистывающего. Дедушка исчез прямо в стене с фамильными портретами в западном крыле. Вы думаете, этот ход связывает разные части особняка?
– Возможно. – Стивен в последний раз постучал по панели. Казалось, ничего необычного не было, но, черт побери, кто-то же вошел в эту комнату! А в привидения он не верил, во всяком случае, в те, что восстают из мертвых. – Ну вот, поднимается ветерок, – заметил он, несколько раз проведя пальцами по усам.
– С какой стати кому-то разгуливать в такую ночь? Подойдя к окну, Фиби стала коленями на стоявшую рядом банкетку и выглянула наружу.
– Хм-м… – Стивен размышлял над тем же вопросом.
Он зажег еще одну свечу, нашел одинокий хрустальный графинчик на маленьком столике, вытащил бронзовую пробку и, понюхав содержимое, удовлетворенно улыбнулся. – Рано или поздно, но мы это узнаем.
Молния прорезала небо, и фигура Фиби в ночном одеянии, открывшаяся в этот момент Стивену, оживила его настроение гораздо быстрее, чем предвкушаемый бренди. Наполнив две рюмки, он тоже подошел к окну. Последовала еще одна белая вспышка молнии, от которой кожа Фиби как бы засветилась.
Кремовый щелк ночной рубашки и халата облегал ее тело, подчеркивая все его изгибы, которые Стивен уже хорошо представлял себе и помнил, а рыжие волнистые волосы были рассыпаны но спине – одним словом, это был соблазн в чистом виде, и Стивен без труда представил себе, как она нагая лежит под ним, по окнам барабанит дождь, а он отдает ей жар своего тела. Сначала он расстегнет скользящие перламутровые пуговицы халата, а затем неторопливо снимет с нее одежду и, коснувшись губами ближайшего к себе плеча, двинется к ее груди. Господи, он готов был вобрать в себя всю эту женщину целиком!
Фиби языком слизнула капельку бренди в уголке рта, в ее глазах, туманных от выпитого спиртного и от позднего часа, светилось нечто сродни преклонению; такой взгляд берет в плен сердце мужчины и заставляет верить, что нет ничего невозможного, что могут исчезнуть даже цыганское проклятие и мучительное прошлое. «Черт побери, – мысленно упрекнул себя Стивен, тряхнув головой, – что это еще за выдумки?» Он чувствовал, что благодаря Фиби у него в голове зародились несбыточные мечты, и был этим страшно напуган.
– Не смотрите на меня так. – Отодвинувшись на край сиденья, Стивен скрестил руки и положил ногу на ногу.
– Простите, что вы сказали? – Фиби была поражена грубостью его тона.
– Вы слышали. Нечего смотреть на меня с этаким выражением «поди сюда», от которого мужчинам в голову приходит Бог знает что и они превращаются в жизнерадостных идиотов. Я попался на эту удочку только из-за того, что расстроен, кстати, тоже по вашей вине. Будь на вашем месте любая другая женщина, она уже лежала бы навзничь, и не важно, каковы были бы последствия. – Он пересек комнату с грацией дикого зверя, которая привела Фиби в восхищение. Его движения, довольно резкие и нервные, были вызваны отчаянной внутренней борьбой, о чем Фиби не догадывалась.
– Кажется, я оказалась на спектакле после антракта, – язвительно отозвалась она.
– Значит, вы не собираетесь отказываться от своего нелепого плана? – спросил Стивен, остановившись у двери, и на его лицо набежала тень.
– У меня нет выбора, – пожала плечами Фиби, пытаясь понять причину смены его настроения.
– Откажитесь. Задача, стоящая перед вами, неразрешима.
– О какой именно задаче вы говорите, сэр? – с притворной наивностью спросила Фиби. – В эти дни у меня их много. – Она понимала, что Стивен прав. Она и сама не могла думать ни о чем другом с тех пор, как прибыла сюда, с тех пор, как закончился скудный ужин, состоящий из картошки и того, что с большой натяжкой можно было назвать ветчиной, который приготовила миссис Поттер, вздрагивавшая каждый раз, когда где-нибудь в доме раздавался шум, и который подал им на выщербленных фаянсовых тарелках Уиболт, одетый в поношенную ливрею. Да, поместье Марсден было петлей палача у нее на шее.
– У вас остается всего три недели, чтобы найти мужа, но если добавить к этому еще дом-чудовище, то шансы найти супруга, который не превратит вашу жизнь в ад на земле, становятся для вас ничтожно малыми.
– Я прекрасно понимаю, насколько трудна моя задача.
– Хм… – саркастически усмехнулся Стивен. – Ну и какой же мужчина, по-вашему, женится на вас? Или вы солжете ему?
– Как вы смеете?! – Все ее притворство как ветром сдуло, и Фиби, вскочив со своего места у окна, бросилась к Стивену, так что ее халат шлейфом развевался позади. – Я намерена быть абсолютно честной. Если ему нужен титул, он получит его. Если он скажет, что его ноги здесь не будет, ну и черт с ним. Неужели вы думаете, что я не понимаю своего положения? Или вы считаете меня бессовестной интриганкой с головой, набитой горохом вместо мозгов? Уверяю вас, я сделана из более прочного материала. Я работала прежде и буду работать снова, если понадобится, но я твердо настроена сохранить поместье Марсден, даже если мне придется пользоваться всего одной комнатой. Да и зачем мне сорок восемь комнат! – Фиби засунула руки в карманы халата, чтобы не сделать какой-нибудь глупости, прекрасно понимая, что оскорблениями ничего не выиграешь. Выбежав из музыкальной комнаты, она сделала четыре шага, все еще тяжело дыша от гнева, и обернулась к Стивену. – Я пообещала себе, что больше не допущу такой вспышки, как сегодня днем. Неужели вы ничуть не верите в возможность осуществления моих планов?
– Если быть совершенно честным, нет, – ответил Стивен, догнав ее в коридоре.
– Это потому, что вы мужчина. Ваши мечты слишком прозаичны, а женщины мечтают сердцем.
– Мы поступаем абсолютно правильно, иначе мир потерпел бы финансовый крах. Но все же скажите мне, почему вас так притягивает Марсден? Ведь до сегодняшнего дня вы никогда и не видели этого поместья.
Если бы ей удалось растолковать ему, насколько важен для нее Марсден, он, возможно, понял бы ее настойчивость. Фиби сделала несколько шагов по коридору, украшенному тремя великолепными резными панелями, чувствуя, что Стивен идет за ней, и, остановившись возле одной из панелей, провела пальцами по пыльным выпуклостям словно живых фруктов и цветов, перевитых гладкими ленточками.
– Боже мой, я знаю, что здесь масса дел, но моя мать родилась и выросла здесь, она любила море и холмы, у нее в спальне на комоде стояла миниатюра со здешним пейзажем. Когда я была маленькая, я забиралась к ней в комнату и воображала, что живу здесь. Это поместье представлялось мне сказочным замком, надежной гаванью, великолепным местом, где принцесса может ждать, когда за ней придет ее принц.
– Не ожидайте, что появится принц, если только не найдется такой, у которого есть лишние две тысячи фунтов и страсть к неудобствам, беспорядку и скверным обедам. Я думаю, вы вряд ли найдете такого принца среди кандидатов, рыщущих, как паршивые шавки, вокруг вас и вашего титула.
– Ах, вы… – Она проглотила готовое вырваться ругательство. – Как, наверное, приятно быть мужчиной и править миром, иметь столько денег, чтобы, не задумываясь, исполнять все свои фантазии и никогда не беспокоиться, хватит ли средств оплатить счета и не окажется ли проданным имущество, когда вы в один прекрасный день вернетесь домой. Поверьте мне, поместье Марсден будет моим. Я никому его не отдам. Все дальнейшее будет зависеть только от моих действий.
Дикий крик пронзил темноту и замер в наступившей жуткой тишине; Фиби прижала руку к груди, и все ее мысли относительно упрямства Стивена мгновенно улетучились.
– Боже праведный, что это?
– Станьте за мной, – приказал Стивен. – Я не представляю, что это может быть.
Ему не пришлось повторять дважды. Фиби спряталась за его спину, и Стивен, взяв ее за руку, быстро повел по коридору. Добравшись до деревянного поручня, они замерли, прислушиваясь к единственному звуку – своему учащенному дыханию, и тут еще один душераздирающий вопль эхом отразился от голых стен.
– Кухарка! – воскликнул Стивен. Очевидно, то, что происходило до этого, было только прелюдией к предстоящим событиям. «Ну что ж, видимо, спать мне сегодня не придется», – решил Стивен.
Пока они добирались до комнаты кухарки, зловещая тишина больше ничем не нарушалась. Дверь в комнату была приоткрыта и легко отворилась. Миссис Поттер с пепельно-серым лицом лежала, скорчившись, возле спинки кровати, а у ее ног валялся веник.
– Думаете, она мертва? – Фиби крепче сжала руку Стивена, так что ее ногти вонзились ему в кожу.
Нахмурившись, Стивен быстро высвободил руку и поднес два пальца к носу женщины.
– У нее обморок, – успокоил он Фиби.
– Что произошло?
– Подождем, пока она придет в себя, – ответил Стивен, укладывая кухарку в постель. – Посмотрите, не найдется ли еще одной свечи. И может быть, у вас есть нюхательная соль?
Всем своим видом ясно показав, что считает этот вопрос оскорбительным, Фиби разыскала на ночном столике тряпку и кружку с водой.
– О Боже, в чем дело? – появившись на пороге комнаты в сопровождении Хэмпсона, воскликнула Ди.
– Кричала кухарка, – ответил Стивен.
Следом за ними в комнату рука об руку вошли Элизабет и Уинстон. Они были так спокойны, что могли бы подавать чай в этой чертовой неразберихе.
– Матерь Божья, кого здесь убили? – поинтересовался Уинстон.
– Никого. Кухарка потеряла сознание, – ответила Фиби и пояснила: – Как и вы, мы услышали крик, прибежали сюда из библиотеки и нашли миссис Поттер в глубоком обмороке.
– О дорогая, – пробормотал Хэмпсон с непроницаемым лицом.
– Ну-ка, дай сюда. – Ди забрала у Фиби тряпку и подошла к лежащей женщине. Вытирая лоб миссис Поттер, она бросила на Стивена вопросительный взгляд: – Не будете ли добры сказать мне честно, почему вам обоим не спится среди ночи?
– Не буду. – Стивен решил, что сейчас как раз подходящий момент проявить свою герцогскую волю.
– Может быть, расскажешь мне? – предложила Элизабет, ища на лицах Фиби и Стивена какие-либо признаки ссоры.
– Нет, – отрезал Стивен.
– Не хочешь ли ты сказать… – Уинстон, убедившись, что непосредственной угрозы ни для кого нет, прислонился к спинке кровати, и его губы растянулись в улыбке.
– Ничего особенного, – перебила его Фиби, наступив пяткой на ногу Стивену, чтобы он не сказал лишнего, – мы услышали шум и решили пойти проверить, вот и все.
– Похоже, Уиболт единственный, кто не участвует в этой маленькой вечеринке. Как вы думаете, где он может быть? – спросил Уинстон, зная, что его друга интересует то же самое.
– Уверен, он еще в постели, – ответил Хэмпсон, став на добрый дюйм выше оттого, что засунул руки глубоко в карманы своего фланелевого халата.
Миссис Поттер пробормотала что-то бессвязное, дважды глубоко вздохнула и открыла глаза, но, очевидно, еще не придя окончательно в себя и испытывая панический ужас, потянулась к ручке веника.
– Он… ушел?
– Кто? – Стивен успокаивающе похлопал женщину по руке.
– Их высочество. Он собственной персоной стоял там. – Она указала пальцем в угол. – На расстоянии шага от моей кровати. Он до смерти напугал меня. После этого я уже никогда больше не смогу готовить вкусную еду.
Стивен воздержался от замечания насчет того, что миссис Поттер, по-видимому, вообще не знала, что значит готовить, решив, что сейчас не самое подходящее время критиковать ее кулинарные способности, так как она все еще дрожала, как флажок на ветру.
– Уверяю вас, лорд Марсден сегодня ночью не появлялся, вам просто приснился страшный сон.
– Ну да! Я говорила мистеру Хэмпсону, что буду готовить, но больше ни за что не останусь здесь ночевать.
– Ш-ш, – успокоил ее Стивен. – Такая умная женщина, как вы, конечно, не может верить в привидения. Во всяком случае, на остаток ночи вы можете расположиться вместе с мисс Рафферти в ее комнате. – Вопросительно взглянув на Фиби, которая кивнула в ответ, Стивен отошел к спинке кровати и обратился к остальным присутствующим: – Решено. Элизабет, будь добра, помоги миссис Поттер собрать вещи, а мы с Уинстоном тем временем кое-что проверим. Идите к себе, Фиби. Завтра мы разберемся с этой несуразицей.
– Пойдем, детка, пойдем спать, – позвала ее Ди.
Заметив, какими взглядами обменялись Ди и Стивен, Фиби пожалела, что не ушла из комнаты пять минут назад. Ей совсем не хотелось ни отвечать на вопросы, ни выслушивать наставления или предостережения от кого бы то ни было, особенно сегодня ночью. Стивен дал ей богатую пищу, для размышлений. Не имея сил спорить, Фиби просто круто развернулась и направилась к лестнице, отчетливо представляя себе вопросы, вертевшиеся в голове Ди.
– Должна тебя успокоить, – бросила она на ходу, – иначе ты всю ночь будешь ворочаться и метаться и не дашь мне спать. Поэтому скажу тебе вот что: ничего не произошло, во всяком случае, того, о чем ты думаешь.
Проворно поднимаясь с Фиби по лестнице, Ди взяла ее за руку.
– Я это знаю, Сладкий Горошек. – Она сжала руку девушки. – Я просто проверяю этого мужчину.
Фиби улыбнулась в ответ на это признание, хотя оно ни в коей мере не удивило ее. Зевнув, она сняла халат и, забравшись на бугристый соломенный матрац, потыкала его там и сям, но, бросив бесплодные попытки разровнять его, в конце концов улеглась.
– Что ты хмуришься? – Ди заботливо натянула одеяло до самого подбородка Фиби.
– Ди, я стараюсь, правда, очень стараюсь, но сейчас трудно найти даже радугу, а не то что горшок с золотом. Как же я смогу найти приличного мужчину, который женится на мне с таким приданым, как это поместье?
– Не сдавайтесь, мисс Фиби. – Ди убрала завиток со лба Фиби, как делала это тысячу раз прежде. – Чудеса, большие и малые, происходят каждый день. Спи, детка. При дневном свете все будет выглядеть не так мрачно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чары любви - Уэйд Пегги



Роман явно недооценен. Реально тянет на 9 баллов. Главный герой - мрачный романтик. Главная героиня - эксцентричная американка. Читала с удовольствием и Вам советую.
Чары любви - Уэйд ПеггиВ.З.,65л.
4.06.2013, 8.53





Согласна. Хороший, интересный роман. Советую
Чары любви - Уэйд ПеггиЕлена
1.05.2016, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100