Читать онлайн Чары любви, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чары любви - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чары любви - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чары любви - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Чары любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Дома, на хлопковых полях, это вечернее время бывало для Фиби намного приятнее, чем здесь. Там ей не нужно было следить за своим поведением, за своей одеждой, за каждым своим движением, за тем, что и как она говорила. Постоянные загадки этикета и искусственно подогреваемое возбуждение в попытке найти мужа утомляли, даже угнетали ее. Будущее представлялось ей унылым и мрачным, а ведь она, юная дебютантка, многого ждала от сегодняшнего вечера.
До самого обеда, изысканного, великолепно сервированного и тянувшегося целую вечность, лорд Тьюксбери был предупредительным хозяином, а сейчас все мужчины, включая и Стивена, уединились в кабинете со своим драгоценным бренди и секретными разговорами, не предназначенными для женских ушей. Фиби, дожидаясь окончания званого вечера, мучилась от злобного, неусыпного надзора Хильдегард и бесплодных попыток завести светскую беседу. Чарити, вертевшаяся поблизости, явно скучала, как и Фиби: ее мысли были заняты Юстасом Элвудом, также принимавшим участие в мужском собрании. Когда молодая особа рядом с Фиби в очередной раз хихикнула, та почувствовала, что сойдет с ума, если сейчас же не уйдет куда-нибудь. Стараясь не привлечь внимания Хильдегард, она направилась к оранжерее в надежде, что, спрятавшись за кустом или каким-нибудь растением в кадке, найдет несколько мгновений тишины и покоя.
Пройдя по мощенной булыжником дорожке, обсаженной роскошными пальмами, Фиби увидела двух пожилых дам, сидевших рядом на каменной скамье, втиснутой между огромной мраморной скульптурой, изображавшей птицу в полете, и кустом роз. Фиби подумала, что ей удастся пройти незамеченной, но одна из дам помахала ей рукой. С единственным желанием вырваться на волю, Фиби неохотно подошла и села на скамейку, ожидая, что произойдет дальше.
Леди Остлин, как она назвала себя, обладала мощной грудью, на которую можно было рискнуть поставить небольшой чайный сервиз. Она откусила кусочек пирога с ягодами и некоторое время изучающе смотрела на Фиби, а затем, кивнув своей сестре, леди Типлер, положила руку в желтой перчатке на руку Фиби.
– Мисс Рафферти, до нас дошли слухи, что вы ищете мужа. Хотя леди Гудлифф доводится вам тетей, я подозреваю, что она больше озабочена помолвкой Чарити, чем вашей судьбой. Мы с сестрой чувствуем себя обязанными помочь вам, вы ведь иностранка и нуждаетесь в поддержке.
– Да, иностранка, – подтвердила леди Типлер, тонкая, как тростинка, женщина с птичьими чертами лица и соответствующим им высоким чирикающим голосом.
– Вам очень повезло, – добавила леди Остлин. – Сегодня вечером здесь такое разнообразное общество, и все джентльмены великолепны.
И именно в это мгновение появился сэр Леммер с небольшой тарелочкой в руках; очевидно, ненавистное Фиби послеобеденное закрытое заседание мужского клуба закончилось.
– Добрый вечер, дамы. Должен сказать, леди Остлин, сегодня вы просто прелестны. А ваше очарование, леди Типлер, вызывает зависть у молодых девушек. Я подумал, что вам было бы приятно отведать чего-нибудь вкусного. – Он предложил им пирожные, которые обе леди приняли с радостными улыбками одобрения, явно упиваясь расточаемой Леммером лестью. – Очень приятно вновь встретиться с вами, мисс Рафферти. – Когда он обратился к Фиби, она постаралась придать своему лицу вежливое выражение. – Не хотите ли выпить со мной что-нибудь до начала концерта?
– Прошу прощения, сэр, но мы вели весьма увлекательный разговор. Во всяком случае, благодарю вас.
– Тогда увидимся позже. – Заложив одну руку за спину и прижав другую к талии, Леммер слегка склонил голову набок и отвесил поклон.
– Обратите внимание на этого молодого человека, дорогая, – спустя не более двух секунд после ухода Леммера сказала леди Остлин, похлопав Фиби по колену. – Сэр Леммер – это крупный выигрыш, будьте уверены. И если мой инстинкт меня не обманывает, а он обычно меня не подводит, у сэра Леммера есть определенные намерения.
– Вполне определенные, – согласилась леди Типлер, качнув головой сверху вниз.
Фиби не стала опровергать мнения леди Остлин; сестрам, очевидно, нравился красивый и щеголеватый сэр Леммер. «Ну и пусть сами выходят за него замуж», – решила Фиби и принялась изучать своих собеседниц. Леди Типлер, по-видимому, не могла связать двух слов, и все ее мысли принадлежали ее сестре. «Странная пара», – подумала Фиби, однако ей хотелось кое-что разузнать, а сестры, казалось, были расположены к разговору.
– Кто-то упоминал, что здесь, возможно, присутствует и лорд Бэдрик. Я слышала, он неотразимо красив. – Фиби обратилась к леди Типлер, просто чтобы проверить, способна ли эта женщина ответить.
– Он не позволит себе этого. – Леди Остлин раз десять поохала, потом вытащила из-за пазухи белый кружевной платочек, обильно надушенный фиалковой водой, и протерла им брови. – Избегайте его, и не важно почему. Лорд Бэдрик опасный человек.
Боже правый, здесь все было настолько примитивно, что Фиби с трудом устояла против желания закатить глаза и предложить женщине немножко своих мозгов. Но она только вежливо улыбнулась:
– Не может быть, чтобы один человек вобрал в себя все дурные качества.
– Его дед убил молодую девушку, и после этого все пошло прахом. Если мне не изменяет память, смерть по меньшей мере шести жен на совести мужчин рода Бэдриков. Это ужасно. А что до молодого герцога, то он убил своих жен собственными руками. Это чудовище в полнолуние стоит голым в лунном свете и молится духам ночи.
– Чудовище, – подтвердила леди Типлер, на этот раз тоже кивнув головой.
– А еще он подбирает маленьких мальчиков, – продолжила леди Остлин, – преимущественно темноволосых, отрезает у них пальцы ног и развешивает на деревьях в своем поместье. И все это для того, чтобы отвадить от своих владений цыган, это надоедливое племя, хотя мог бы просто повесить какой-нибудь знак.
– Знак, – эхом отозвалась леди Типлер.
Фиби сидела, не шевелясь, ошарашенная этими обвинениями, становившимися все абсурднее с каждым произнесенным словом. Эти две женщины разделяли взгляды Хильдегард, их заблуждения были им дороже, чем правда. У Фиби вдруг запульсировало в голове, пальцы стали непроизвольно сжиматься и разжиматься, она испугалась того, что может произойти, если она останется сидеть и слушать эту нелепую и злобную ложь, однако не могла просто встать и уйти.
– Вы были свидетельницей этих событий и поступков? – обратилась Фиби к леди Остлин, прямой, как дворцовая колонна.
– Конечно, нет.
– Значит, ваш муж видел все своими глазами и подробно рассказал вам? – Фиби резко повернулась к леди Типлер.
– Он видел, сестра?
– Конечно, нет, – ответила леди Остлин.
– Я все поняла. – Фиби хотелось вытрясти из этих женщин их тупость, разрушить предубеждения, засевшие в их мозгу прочнее, чем пчелы в банке с медом, но она глубоко вздохнула, стараясь обуздать гнев, и забарабанила пальцами. – Вы как-то связаны с лордом Бэдриком и вычитали все это в его семейной хронике.
– Ну что вы, – мягко возразила леди Остлин. – Просто это общеизвестно.
– Общеизвестно, – подтвердила леди Типлер и качнула головой на цыплячьей шее.
– Вот оно что. – Фиби не желала больше слушать грязные сплетни. – Общество, как и вы, непогрешимо. Но как можно принимать на веру, а тем более говорить подобное? Неужели вы, старые любительницы совать нос в чужие дела, не понимаете, что это намеренно злобные слухи, призванные больнее ранить, а распространяются они завистниками, которые не могут найти себе лучшего занятия?
– Вы неблагодарное создание, – оскорбилась леди Остлин и, гордо выпятив тяжело вздымавшуюся от возмущения грудь, протянула руку, за которую уцепилась ее сестра. – Сомневаюсь, что мы когда-нибудь еще предложим вам свою помощь. – Сестры рука об руку удалились, гордо неся на расправленных плечах наполненные самомнением головы и выставив вперед подбородки.
Боже, что она наделала? Фиби, нервно оглянувшись по сторонам, чтобы проверить, не было ли свидетелей ее выходки, быстро выбежала через ближайшую дверь в темноту.
Ночь накрыла ее, как щитом, и Фиби, увидев свет в конюшне, направилась туда, словно на огонь маяка, чтобы найти успокоение среди животных. Проскользнув в открытую дверь, она вдохнула знакомый запах лошадей и сена, приятно отличавшийся от запаха духов, и, закрыв глаза, представила, будто стоит в своей конюшне в Джорджии, где когда-то видела, как родилась ее собственная лошадь, и где Тобиас научил ее щелкать кнутом и заряжать ружье – этим двум вещам, необходимым для защиты женщине, управляющей плантацией.
Видение исчезло и сменилось другим, относящимся к более позднему времени, когда солидный дом на плантации Риверз-Бенд наконец прославился отменным хлопком и усилия Фиби были вознаграждены. Потом увидела свое залитое слезами лицо, когда она прощалась с Геркулесом перед тем, как его увел новый хозяин, и ощутила удушающую летнюю жару, когда, лежа на сеновале, она оплакивала смерть отца и его последнее предательство. Она вспомнила тот день, когда пришла в полупустую конюшню, чтобы сказать последнее прощай людям, с которыми работала бок о бок, с которыми веселилась и которых любила.
Воспоминания, то приятные, то грустные, смешивались между собой, пока Фиби старалась осмыслить свое нынешнее положение. Одно было для нее совершенно очевидно – она никогда не хотела быть зависимой от прихоти мужчины и не хотела снова испытать чувство безнадежности. Тихое конское ржание и тоненький голосок нарушили размышления Фиби и вернули ее к настоящему. Вот это да, оказывается, она здесь не одна. Пока она прикидывала, стоит ли оставаться или лучше уйти, снова раздался нежный детский голосок. Крадучись добравшись до последнего стойла, Фиби обнаружила в нем маленькую девочку со светлыми локонами, одетую в нарядную красную бархатную накидку, к которой сейчас прилипла солома. Девочка возилась с небольшой вороной лошадкой.
– Она просто очаровательна, – мягко заговорила Фиби, и взгляд девочки испуганно метнулся за спину Фиби.
Девочке – несомненно, дочери лорда Тьюксбери – было лет шесть-семь, и, по всей вероятности, в это время она должна была спать у себя в комнате. Помня, как в детстве не раз испытывала терпение отца, Фиби прекрасно поняла опасения девочки и прошептала, словно делясь величайшим секретом:
– Пожалуйста, не говори никому, что видела меня. Я только вышла подышать свежим воздухом.
– Вам не нравятся праздники? – Девочка большими голубыми глазами вопросительно взглянула на Фиби.
– Как правило, нравятся, но иногда у меня от них начинает болеть голова. – Фиби вспомнила свой пренеприятнейший разговор с леди Остлин и леди Типлер. – Можно мне побыть с тобой?
– Вы так смешно говорите, – кивнув, заметила девочка. – Как вас зовут?
– Фиби Рафферти. А говорю я не так, как все, потому что я из Америки.
– А мое имя Мередит, но можете называть меня Блисс. Я живу здесь. Вам нравятся лошади?
– Я люблю лошадей, – объяснила Фиби и, не заботясь о своем платье, села рядом с Блисс. – Отец подарил мне моего первого пони, когда мне была шесть лет.
– Мне уже семь, – с гордостью объявила Блисс, живая копия своего отца. – Это моя лошадь, ее мать умерла, и я помогаю ухаживать за ней.
– Твой папа должен гордиться тобой, не все дети столь сознательны.
– Вот и я говорю папе то же самое. Но он считает, раз моя мама умерла, мне нужна новая мама. Он поэтому и устроил праздник, я слышала, как он говорил об этом бабушке. Но если он ищет новую маму для меня, то я должна сама ее выбирать.
– А он, между прочим, не сказал тебе, что подслушивать нехорошо? – Фиби рассмешила дерзость Блисс.
– Нет, но это сказала моя няня. Она недовольна всем, что я делаю.
На этот раз Фиби не смогла сдержать смех. Очаровательный ребенок! На мгновение Фиби представила себе, что сидит вот так же и делится секретами с темноволосым, темноглазым малышом, похожим на Стивена, но, выпрямившись, она быстро прогнала от себя эту картину.
Господи! Фиби вдруг подумала о детях, но не вообще о детях, а о детях ее и Стивена, однако, помня его отказ жениться на ней, сочла свои мечты пустыми. По-видимому, поперек ее хорошо продуманной дорога в будущее пролегла новая канава. Фиби не сомневалась, что на все просьбы о том, чтобы после свадьбы ее оставили в покое и отпустили в поместье Марсден, ей будут даны лживые обещания. Гром и молния! Она ведь хотела всего: собственных детей, свою семью и поместье Марсден, а заодно и Стивена.
– Добрый вечер, леди, Я что-то не заметил, чтобы праздник перенесли куда-то из дома.
– Лорд Бэдрик. – Витавшая в облаках Фиби второй раз за сегодняшний день была напугана неожиданным вторжением. – Разрешите представить вам леди Тьюксбери. – Она встала, а Блисс спряталась за ней.
– Весьма польщен, миледи. – Стивен поклонился и поцеловал руку вышедшей из укрытия Блисс, а девочка в ответ рассмеялась, но не искусственным, заученным смехом, а естественно и непосредственно.
– Фиби сказала, – продолжая смеяться, пояснила она, – что в помещении у нее иногда начинает болеть голова, поэтому ей нужен свежий воздух. А у вас тоже болит голова?
– Нет, я просто нуждаюсь в обществе двух очаровательных умных женщин. Не знаете, где бы мне таких найти?
Всего полчаса назад Фиби готова была выпрыгнуть из окна и задушить двух несносных надменных женщин, но одна улыбка Стивена – и все в мире стало по своим местам.
– По-моему, – Фиби заговорщически подмигнула Блисс, – мы могли бы помочь вам, уважаемый сэр.
– Великолепно, – улыбнулся Стивен.
– Вообще-то мне пора идти. – Блисс подтолкнула солому носком правой ноги. – Няня может проверить постель, а она очень сердится, когда меня нет там, где я должна быть.
Попрощавшись с ней, Фиби принялась нервно вертеть металлическую петлю на дверце стойла, ожидая, пока Стивен снова заговорит, но он лишь молча смотрел на нее.
– Фиби, Фиби, Фиби. – Качая головой, он наконец несколько раз повторил ее имя, словно наставник, готовящийся отчитать непослушного ребенка. – Вы когда-нибудь будете меня слушаться? Вы снова решили погулять там, где не следует, и опять одна. И это после ваших приключений в кабинете Уаймена и в парке. Я-то думал, что тот урок пошел вам на пользу.
– Стивен, Стивен, Стивен, – отозвалась она в тон ему. Фиби не могла поверить своим ушам: этот негодник решил все-таки заговорить с ней и осмелился читать ей нравоучения. – Вы всегда не замечаете женщин на людях, а потом разыскиваете их, когда они уединяются? Я хочу сказать, что вам успешно удалось не замечать меня весь вечер.
– Это мы уже проходили. – Стивен вздохнул и прислонился к косяку двери. – Я для вас не самая подходящая компания, когда вокруг джентльмены, особенно если вспомнить, что о нас уже дважды упоминала «Таймс».
– Мне наплевать на эту старую вздорную газетенку. Но как вы отыскали меня?
– Вы оставили такой же след, какой оставляет на воде маленькая лодка. Я начал поиск с Хильдегард, которая была, как всегда, неприступной, и закончил двумя разгневанными леди. Чем вы так взвинтили эту пару пугал?
– Вам не обязательно знать. – Фиби шла вслед за Стивеном, надеясь убежать от него раньше, чем он заставит ее выложить все неприглядные подробности..
– Совсем наоборот. – Он сжал ее локоть, не давая уйти. – По их словам, мы с вами подходим друг другу, но в их устах это прозвучало не как комплимент.
– Если вам так хочется знать, я назвала их старыми любительницами совать нос в чужие дела. Они говорили о вас такое, что невозможно слушать, и я вышла из себя. Неудивительно, что вы избегаете этих людей. И не вздумайте сердиться на меня, иначе я больше не буду с вами разговаривать. Кто-то же должен за вас заступиться.
От этих слов, произнесенных с неимоверной серьезностью, стена, окружавшая его чувства, стала намного тоньше, но Стивен предупредил себя, что нельзя терять голову и стремиться к несбыточному. Он понимал, что Фиби – это настоящее сокровище, которое он сам должен оберегать любой ценой. И все же выступление Фиби в его защиту поразило его в самое сердце, желание близости, которое он считал надолго похороненным, возродилось, как Феникс из пепла.
– Может быть, это и глупо. – Он наклонил голову и поцеловал Фиби в лоб. – Но я не нуждаюсь в вашей защите. Я вообще не уверен, достоин ли я ее.
– Как не стыдно вам, Стивен Ламберт, даже думать такое, вы же умный человек.
– Фиби, вы многого обо мне не знаете.
– А чья в этом вина? – Она переступала с ноги на ногу, ожидая, какое объяснение он может предложить, но Стивен не произнес ни звука. – Вижу, вы не собираетесь отвечать на мои вопросы, – проворчала она. – Тогда нам лучше вернуться в зал.
– Я гораздо охотнее поцеловал бы вас. – Стивен сделал шаг к ней, ко она отступила назад. Он преследовал ее таким образом, пока они не оказались в полутемном углу. – Фиби, дорогая, в чем дело? Вы боитесь меня?
– Нет. Просто я считаю, что это ни к чему.
– А я думаю, боитесь. – Его взгляд медленно проследовал от одного плеча цвета слоновой кости через грудь к другому плечу, потом опустился к талии, потом еще ниже и, в конце концов, возвратился обратно. – Боитесь того, что может произойти между нами.
– Вздор. Я бы хотела вернуться и обсудить кандидатов в супруги. Помнятся, вы предлагали назвать имена и дать совет.
– Я бы хотел, чтобы вы принадлежали мне. – Его пальцы играли тонким золотым ожерельем на ее грациозной шее.
– А я бы хотела, чтобы вы рассказали мне о лорде Пенбрайте. – Ноздри у Фиби затрепетали, и воздух с трудом вырывался из полураскрытых губ.
– Бедняга и штаны поменять не может без разрешения матери. Выйдя замуж за него, вы выйдете замуж за нее. – Рука Стивена потянулась к небольшой грозди жемчужин на груди Фиби, а его взгляд замер на ложбинке. – Скажите мне, Фиби, вам приятны мои прикосновения?
– Истинная леди никогда не получает удовольствия от наглого натиска мужчины. – Ее грудь высоко поднималась и опускалась при каждом вздохе. – Что скажете о лорде Хемсли?
– Он большой любитель выпить и часто напивается до потери сознания, а потом буквально выбрасывает деньги, чтобы заслужить прощение. – Стивен считал сиротский приют Святой Анны близ Сент-Жиль очередным филантропическим проектом Хемсли. – А вы снова наслушались рассказов Хильдегард. – Наклонившись, он нежно обвел кончиком языка ее изящное ушко. – Вы не ответили на мой вопрос. Вас интересует, что еще делают любовники?
– Я… – Она склонила голову к плечу, чтобы ему было удобнее. – Расскажите мне о лорде Тьюксбери.
От досады у Стивена перехватило горло, ибо он не мог сказать ничего плохого об этом человеке и даже уважал его.
– Он скучный зануда, – буркнул Стивен и, оставив ее ухо, двинулся к губам, – и никогда не воспламенит вас.
– Что?! – К величайшему удовольствию Стивена, ее кожа приобрела восхитительный розовый оттенок, и кончиками пальцев он ощутил неуловимую дрожь.
– К черту Тьюксбери, – шепнул Стивен, накрывая ее рот своим, и разговор на этом закончился, разумные мысли улетели прочь на трепетных крыльях желания.
Стивен собирался обольщать Фиби только разговорами, но чтобы она выбросила из головы всех прочих мужчин, нужны – нет, просто необходимы – ласки, и он не выдержал, страсть одержала верх. И когда Фиби прильнула к нему всем телом, дразня его воображение, он в знак одобрения прошептал что-то невразумительное и вздохнул. Уху Фиби стало щекотно. Она слегка отодвинулась. Стивен медленно повел свою руку вверх и, накрыв ею грудь Фиби, почувствовал, как у нее затвердел сосок в ответ на его прикосновение. Забыв о времени и месте, где они находились, слыша только ее прерывистое дыхание и вздохи наслаждения, Стивен, приспустив платье с плеч Фиби, стал покрывать нежными, быстрыми поцелуями ее разгоряченную кожу. Каждый новый дюйм этой бархатной кожи, к которой он прикасался, возбуждал его все больше и больше.
Когда он чуть отстранился, чтобы обозреть открывшееся перед ним великолепие, Фиби поймала напряженным взглядом такой же напряженный взгляд Стивена, направленный на ее налившуюся грудь, натянувшую тонкую шелковую ткань, и подняла руку, чтобы прикрыться.
– Не нужно, – качнув головой, едва слышно попросил он и спустил платье до талии.
Фиби не была уверена, сказал ли он что-то еще, не знала, ответила она ему или нет; ее обнаженная грудь, доступная его медленному, внимательному изучению, смущала и возбуждала ее, одновременно делая совсем беззащитной. Фиби положила руки на плечи Стивена, и его пальцы, тонкие и смуглые, поглаживали ее затвердевший сосок. От этой ласки огненная стрела насквозь пронзила ее, а где-то в желудке возник поток желания, стремительно вырывавшийся наружу и разливавшийся по коже и всему телу. Фиби прогнулась, не заботясь, пристойно ли такое движение: этого требовало ее тело.
– Вы безумно прекрасны! – Он обеими руками накрыл ее грудь, и его признание, произнесенное хриплым шепотом, польстило ее женскому тщеславию.
С каждым мгновением ее возбуждение все нарастало, а когда Стивен взял губами один упругий бугорок, она явственно ощутила, что провалилась в глубокую яму, и закричала. Она не могла остановиться, ее тело изнывало от нетерпения, и все ее мысли, казалось, сосредоточились на одном желании. Было это распутно или нет, но она, теснее прижавшись к Стивену, подняла вверх его голову, движимая незнакомой ей доселе потребностью целовать его, прижимать к себе все его тело.
Стивен, объятый желанием, с силой прижался к Фиби бедрами, и она тихо вскрикнула от неожиданности, а затем громко застонала от потрясения. Стивен начал производить медленные круговые телодвижения, доводя и себя и Фиби до безумия. Ему хотелось, чтобы она, сбросив с себя на пол все до последней нитки, оказалась перед ним совершенно голой. Эти бредовые мысли были не то что опасны, а недопустимы. Осознав это, Стивен сделал еще несколько отчаянных движений, последний раз прижался к ней изо всех сил и замер, а Фиби, выдохнув его имя, вцепилась в плечи и положила голову ему на грудь.
Секунды складывались в минуты, запах любви наполнял воздух, тело Стивена настоятельно требовало удовлетворения. Фиби, по-видимому, чувствовала то же самое, хотя он и не был уверен, понимала ли она, что происходит. Эта непостижимая женщина не представляла себе, чего стоило ему сдержаться. Его нельзя было назвать неопытным юнцом, неспособным контролировать свои физиологические потребности, но сейчас он был, как никогда, близок к тому, чтобы овладеть женщиной – нет, девственницей, поправил он себя – в конюшне во время званого вечера, на котором собралось больше сотни человек. Подняв голову, он неохотно стал натягивать платье Фиби на положенное место. Проклятое благородство!
Ему нужны свечи и постель с атласными простынями, когда он в первый раз будет заниматься с ней любовью, а кроме того, ее безоговорочное согласие, если он доживет до того момента, потому что затянувшееся состояние возбуждения не могло пойти на пользу ни его здоровью, ни его рвущемуся в бой петушку. Господи, его, страсть, наверное, до смерти напугала Фиби! Стивен хотел было еще немного подождать, а затем объяснить отношения мужчин и женщин, но, черт побери, неужели он должен извиняться?! «Конечно, нет, – решил он, – раз она со стоном произносила мое имя, готовясь впервые на опыте познать, что такое блаженство».
Все это время Фиби старательно прятала от Стивена лицо, а когда в конце концов набралась мужества взглянуть на него, он был уже почти спокоен. В ее глазах не было ни осуждения, ни смущения или стыда, только удивление и что-то похожее на благоговейный страх. Господи, Стивену стало стыдно за себя.
Фиби хотела что-то сказать, но он приложил палец к ее губам, понимая, что, если она произнесет хоть слово, подтверждающее то, что светилось в ее глазах, он будет не в состоянии отвечать за свои действия.
– Ш-ш, радость моя, ничего не говорите. – И, не дав ей возможности возразить, схватил за руку и потащил из конюшни, потому что только среди людей, среди множества людей она могла быть в безопасности.
От яркого света звезд и свежего воздуха чувства Фиби особенно обострились; нежный ветерок касался кожи, напоминая ей ласки Стивена и ее невольный вскрик, похожий на взрыв восторга. Теперь она гораздо лучше понимала, почему некоторые женщины делали то, что они делали, и представляла себе, что существует еще очень много, такого, что стоило бы испробовать, и если бы Стивен сам не остановился, она, похоже, никогда не попросила бы его об этом. Этот мужчина, его прикосновения и поцелуи лишили ее разума.
Едва они переступили порог оранжереи и оказались внутри, Фиби мгновенно почувствовала, как Стивен отодвинулся от нее, но, вспомнив свой недавний разговор с теми ужасными женщинами, ничуть не удивилась, что он избегал людей своего круга, воздвигая стены вокруг личной жизни и своих переживаний. Она прекрасно понимала, что невозможно изменить человека за один вечер. Чтобы вырос новый хлопковый куст, сначала нужно посадить семя и дождаться, чтобы оно пустило корни. Точно так же благодаря легкому толчку с ее стороны люди, возможно – всего лишь возможно, – стали бы по-другому относиться к Стивену; конечно, небольшая помощь с его стороны тоже не помешала бы.
– У вас вид как у трактирщицы, пытающейся нацедить пинту из пустого бочонка, – пошутил Стивен. – О чем вы думаете?
– Об усадьбе Марсден, – солгала Фиби, понимая, что он не станет обсуждать с ней свои отношения с обществом. Со своей стороны, она не хотела обсуждать недавний небольшой эпизод в конюшне и сомневалась, что Стивен сейчас настроен заниматься вопросами ее замужества.
– Если захотите, мы можем продолжить наши уроки завтра по пути на побережье. – Он поцеловал ее пальцы.
– Полагаю, – она наклонила набок голову, – вы предлагаете оказать мне помощь в поисках мужа?
– Подумайте еще, дорогая, – шепнул он, наклонившись к самому уху Фиби, и слабое дуновение воздуха коснулось ее затылка, заставив девушку затрепетать от макушки до кончиков пальцев.
Она все поняла правильно, кашлянув, притворилась, что ее это не волнует, так как сейчас был неподходящий момент разбирать подобные темы. А что касается поездки в Марсден, то на этот счет у нее были свои планы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чары любви - Уэйд Пегги



Роман явно недооценен. Реально тянет на 9 баллов. Главный герой - мрачный романтик. Главная героиня - эксцентричная американка. Читала с удовольствием и Вам советую.
Чары любви - Уэйд ПеггиВ.З.,65л.
4.06.2013, 8.53





Согласна. Хороший, интересный роман. Советую
Чары любви - Уэйд ПеггиЕлена
1.05.2016, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100