Читать онлайн Бароны и баронессы, автора - Уэй Маргарет, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бароны и баронессы - Уэй Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бароны и баронессы - Уэй Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бароны и баронессы - Уэй Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэй Маргарет

Бароны и баронессы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Почти весь день ушел на взвешивание животных. Стив уже запирал ворота двора, когда подъехала Мередит. Еще не оборачиваясь, он понял, что это она. Ее присутствие он чувствовал издалека. Весь день она занималась тяжелой работой. Слишком тяжелой для женщины, думал Стив. Но ее невозможно отговорить – она Маккендрик. Большинство молодых парней на станции были влюблены в нее, но безнадежно. Она – единственная дочь Герцога и Герцогини – Эвена и Джоселин Маккендрик.
– Как много успели сегодня, – удовлетворенно сказала она за его спиной.
– Ты делаешь больше, чем должна. Есть новости от Кэла? – Она спешилась, он принял у нее поводья и привязал коня к загородке.
– Масса.
Мередит, как и он, была в джинсах и хлопчатобумажной рубашке. У него на шее красовалась красная бандана, у нее голубая, подходившая к рубашке, но цвет не мог соперничать с сапфировой синевой ее глаз. Оба носили кепки с большими козырьками, чтобы защитить глаза от яркого солнца.
– Новости секретные? – Ему было жаль, что она не улыбнулась в ответ своей чудесной улыбкой.
Дивная улыбка: прекрасной формы рот, сверкающие белизной красивые зубы. Настоящая аристократка, никакого тщеславия, никакой рисовки.
– Кое-чем могу поделиться. Скоро все станет известно, но ты не рассказывай.
– Конечно.
Она кивнула, зная, что он очень сдержан и всегда лоялен.
– Пойдем к ручью, хорошо?
Стив молча пошел за ней. А что он мог сказать? Я с тобой готов идти на край света. Он больше двух лет на Коронационных Холмах, и минуты не было, чтобы он о ней не думал. Незачем себя обманывать, он безнадежно влюблен в мисс Мередит Маккендрик.
Стив с детства научился скрывать свои чувства. Что он мог предложить такой женщине, как Мередит Маккендрик? У него не было даже достойного имени. И все из-за Ланкастера! Смуглый, с черными как смоль волосами, он рос в семье, в которой у всех были светлые волосы. Его же глаза вместо лазурно-голубых, как у всех Локхартов, были золотисто-карими. Глаза выдавали происхождение. У Мередит синие, как у ее отца, у Кэла зеленые, как у их матери. В десять лет Стив понял, что его чужая окраска не от родных по женской линии, как говорила мать. Его внешность непосредственно от Гевина Ланкастера.
В детстве он не раз случайно слышал, как тайком рыдала мать. Слышал, как Джим Локхарт в бессильном гневе проклинал ее, когда секрет раскрылся. Никто не мог тронуть Гевина Ланкастера. Он был слишком могуществен. А Гевин Ланкастер легко мог превратить жизнь обычного скотовода вроде Джима Локхарта и его семьи в ад. В семье Локхартов у Стива было два брата и сестра. По матери. Все они уехали в Новую Зеландию, чтобы быть подальше от территории Ланкастера и от его мести.
Все, кроме Стива. Он не боялся, поэтому остался. Никто не в силах заставить его покинуть любимую землю. А уж тем более его биологический отец.
Он шел за Мередит к ручью. Шел и любовался ею – стройной фигурой, роскошными волосами цвета шампанского. Она заплетает их в косу. Очень хотелось распустить их, чтобы они вольно струились по плечам и спине. Его мечта…
Она уселась на траву, он опустился рядом, вытянув длинные ноги. Они были одни. У него перехватывало дыхание только потому, что она рядом. Он почувствовал капли пота на бровях.
Мередит задумчиво смотрела вдаль.
– Я говорю тебе это, Стивен, потому что полностью доверяю. И Кэл тоже абсолютно верит тебе.
Она единственная называла его Стивен. Ему очень нравилось собственное имя в ее устах.
– Ты же знаешь, все, что ты мне говоришь, остается между нами.
Она кивнула.
– И, тем не менее, как-то случайно становится известно всем.
– Что-нибудь не так у Кэла?
– Очень надеюсь, что все будет хорошо. Это связано с женщиной.
– Почти всегда так.
– Для Кэла существует только одна женщина. Это началось четыре года назад. Часть семьи отдыхала на острове Барьерный Риф. Это роскошный курорт примерно для тридцати человек. Курорт принадлежит приятелю моей тети. Обычно там, кроме семьи, отдыхают только наши друзья. На острове была изумительно красивая женщина, Джинна. Она устроилась на работу на время университетских каникул. Работала горничной, официанткой – ну, словом, делала все, что требовалось. Кэл влюбился в нее безумно, без памяти. Могу поклясться, что и она была страстно влюблена в него. Вместе они выглядели потрясающе.
– Звучит так, будто это плохо кончилось, – сказал Стив.
Непонятно, как может что-то плохо кончиться у Кэла Маккендрика?
– Очень плохо. Джинна уехала с острова, ни слова не сказав Кэлу. Он был убит. Она и мне ничего не сказала, хотя мы были в прекрасных отношениях. Но, однако, она поговорила с моей тетей.
Ох-хо-хо, подумал Стив, глядя на противоположный берег ручья. Эта чванливая и наглая тетя Лоринда. Жуткий сноб, как и все в их семействе, кроме Кэла и Мередит. Они оба совсем лишены такого качества.
– Джинна сказала моей тете, что Кэл ее последняя шалость перед замужеством. Тогда мне это показалось каким-то непонятным недоразумением. Но Кэл не смог ни простить, ни забыть ее, – продолжала Мередит.
– Однако он обручился с Ким Харрисон? – Мередит вздохнула.
– Да. Это была большая ошибка. На него так давили.
– У него достаточно широкие плечи, – с восхищением заметил Стив.
Мередит внимательно посмотрела на него. Стивен Локхарт очень красивый парень: золотистые глаза, иссиня-черные волосы, правильные черты лица. В нем чувствуются врожденная сила и уверенность. Это от Ланкастера, хотя он бы любому расшиб нос за такие слова.
– Кэл тоже о тебе очень высокого мнения.
– Я рад. Зато твой отец, по-моему, предпочел бы, чтобы меня здесь не было.
Что она могла ответить? «Не знаю, почему папа такой, какой есть»? Может быть, отец перехватил ее неравнодушные взгляды на управляющего?
– Это не важно, пока здесь Кэл. Он хозяин на станции. Папа понемногу самоустраняется. А Кэл очень доволен твоей работой. Он ведь оставил тебя за главного?
Стив, улыбаясь, искоса посмотрел на нее:
– Я думал, ты главная?
– Я? – она скептически рассмеялась, хотя и такой ее смех звучал для него музыкой. – Я ни за что не отвечаю. Нет, пожалуй, неправда. Я делаю все в офисе. Много работы.
– Ты делаешь все великолепно, – он невольно вторил Кэлу. – Ты легко управляешься с делами, и людям кажется, что это и не работа вовсе. Все принимают твой тяжелый труд как должное. Ну, продолжай. Кэл несчастлив на личном фронте?
– А кто счастлив? Ты счастлив, Стивен? – неожиданно серьезно заговорила она.
Я счастливее, чем когда-либо, с тех пор как встретил тебя. Сказать это Стив не мог и ограничился словами:
– Я счастлив, сидеть рядом с тобой. Или я не то говорю?
– На твоих плечах большая нагрузка, Стивен Локхарт.
– На обоих плечах, поэтому я в равновесии. Значит, поездка Кэла связана с Джинной?
– Да. Он упорно хочет привезти ее сюда.
– На Коронационные Холмы?
– Здесь его дом.
– Они воссоединились?
– Все сложнее.
– Конечно, все всегда намного сложнее. – Он ловким движением бросил плоский камень, заставив его прыгать по поверхности воды.
– У Джинны есть сын Роберт, – Мередит вновь представила себе, в каком потрясении был ее брат, обнаружив это.
– Ребенок Кэла? – предположил Стив.
– Мальчик – копия Кэла в этом возрасте, даже глаза зеленые. Кэл убедил Джинну, что они должны пожениться.
– Ну, так тому и быть, мы же знаем Кэла. А что ваши родители? – Стив прекрасно знал, что Маккендрики все еще надеются на брак сына с Ким Харрисон.
– Они пока ничего не знают. Придут в ужас. Кэл мне по телефону все рассказал. Мы ведь с ним большие друзья.
– Я знаю. А ты как к этому относишься? У тебя неожиданно появился племянник.
Она легла на спину и, мечтательно глядя в небо, сказала:
– Жду не дождусь, когда увижу его. Малыш, которого я буду горячо любить. И Джинну буду любить. Кэл все время любил и любит только ее. Он способен на глубокие чувства. Он, конечно, был ошеломлен новостью, но в его голосе и радость звучала.
Стив сжал руками голову. Он болезненно ощущал рядом с собой ее хрупкое тело, округлости груди, изгибы бедер, длинные стройные ноги. Он думал лишь о том, как ему обуздать свои чувства, а то все полетит в тартарары. Она что, не понимает, какая это опасность для него, когда она лежит рядом с ним на спине? Он очень свободно общался с женщинами, никогда не было никакого напряжения, но с Мередит он чувствовал себя как кошка на раскаленной крыше. Чтобы ослабить напряжение, Он заговорил:
– Почему же она ему не сказала? Кэл не отвернулся бы от своего ребенка. – Именно так поступил Ланкастер, но Кэл Маккендрик – никогда.
– Такое трудно простить женщине, она лишила его многого. Ведь мальчику примерно… три года?
– Им придется многое выяснить друг у друга, – голос Мередит немного дрожал.
– Джинна из семьи итальянских эмигрантов. Итальянское происхождение видно, она необычайно красива.
– Более красива, чем ты? – Не следовало так говорить, он старался не переходить грань, это было табу.
– Да, никакого сравнения.
Она ощущала возбуждение от его близости.
Стивен Локхарт ей очень нравился, она давно разобралась в своих чувствах к нему. Стиву приходилось быть борцом в этой жизни. В двадцать восемь лет он стал управляющим одной из самых значительных в стране мясопроизводящих станций, это было нелегко. Он прекрасно зарабатывал. Его ждало хорошее будущее, если только ее отец не испортит что-нибудь. Плохое слово Эвена Маккендрика может нанести вред человеку в любой сфере деятельности. Правда, как у незаконнорожденного сына Гевина Ланкастера у него не было будущего. Ланкастер не признавал его.
Она закрыла глаза, и Стив беспрепятственно мог рассматривать ее удивительное лицо. Чудесная кожа, нежный цвет лица, мягкая ямочка на подбородке и прекрасно очерченный рот. Как хочется поцеловать. Боже, как хочется! И распустить косу, уложить волосы вокруг лица, как он часто делал в мечтах.
– Ты не хочешь слышать, что ты очень красива? – неожиданно для себя спросил он, и голос выдавал его волнение.
– Не от тебя, Стивен, – тихо ответила она.
– Понятно. Меня отодвинули в сторону.
Он ощущал в себе темную силу, движущее мужское начало. Пока он в состоянии контролировать себя, но, черт, насколько ему хватит терпения?
– Извини, Стивен, я никак не хотела тебя обидеть, неловко получилось. Мы редко бываем одни, и я нервничаю. Я хотела сказать, что нам негде скрыться.
Его золотистые глаза сверкнули.
– Боюсь, негде.
– Я обидела тебя?
– Ну что ты, это невозможно. Спокойней, Мередит, я спрятал мужчину, подавил его в себе. Я снова спокойный наемный работник. Когда они приедут? – сменил он тему.
– Кэл вернется в субботу, а Джинна и Робби приедут позже.
Учитывая, что Герцог и Герцогиня ничего не знают… Только Кэл Маккендрик может себе такое позволить.
– Надеюсь, что все пройдет нормально, – он очень хотел этого, ведь Кэл ему не просто босс, он друг, хороший друг, который его всегда поддерживает.
– Спасибо, Стивен, – ласково сказала Мередит.
Она вдруг почувствовала, что ей хочется плакать. Она не плакала никогда. Очень рано научилась не плакать.
– Я хороший мальчик, – с усмешкой сказал Стив.
– Нет, – Мередит засмеялась, – ты хороший человек, а это разные вещи. Ты сложный человек.
– А ты не сложная? Знаешь, многовато мы обо мне сегодня говорим.
Она внимательно смотрела на него. Ей хотелось говорить с ним о нем, узнать его, понять его.
– Наверное, тебе было очень трудно в детстве и юности. Когда ты узнал о Ланкастере? – мягко спросила она.
Стив не мог удивиться вопросу, ведь все знали эту историю. Он долго молчал, и она решила, что он не хочет отвечать.
– Прости, что я вторгаюсь в такую личную область. Ты не хочешь говорить об этом?
– Удивительно, что ты хочешь слышать об этом. – Почему-то его мозг нарисовал картинку, что у них с Мередит есть ребенок.
– Хочу. Ты мне нравишься, Стивен.
– Я польщен, мисс Маккендрик, – он не сдерживал своего сарказма.
– Тебе приятно дразнить меня?
– Немного помогает. Не позволяет забыть сложность нашей ситуации. Отвечу на твой вопрос: я узнал, что Ланкастер мой отец, только в десять лет. Джим Локхарт, которого я считал своим отцом, всегда относился ко мне как-то неопределенно. Мама говорила, что цвет моих волос и глаз – от ее семьи. Она-то блондинка. Ланкастер, не такой уж любитель женщин, обратил на нее внимание. Она говорила, что он ее изнасиловал. Но я думаю, это была сказка для бедняги Джима Локхарта. Но и его это не могло одурачить. Ланкастеру не надо было насиловать. Он мог заполучить любую женщину. Мама любила Джима, отца ее троих детей, но спать с Ланкастером – все равно, что спать с богом. Проклятье! Не предполагалось, что она забеременеет.
– Но это произошло.
– Ну да. Я же здесь. Я так похож на него, что никакого анализа ДНК не надо. Все Локхарты уехали в Новую Зеландию, у Джима там родственники. Время от времени они дают о себе знать. Джим не смог смириться с моим присутствием, хотя очень старался.
– И с какого времени ты сам по себе?
– С четырнадцати. Мог поехать с ними, но это было бы слишком тяжело для Джима и плохо для их брака. И на три года меня послали учиться. Наверное, они сделали все возможное, потому что школа была одной из самых лучших. Там учились ребята из самых больших владений. И теперь я управляющий станцией.
– Ты очень быстро поднялся на самый верх. А с Ланкастером ты пытался поговорить?
– Боюсь, не сдержусь. Я его презираю. Предполагается, что Гевин Ланкастер – большой человек, коровий барон. А по мне, так он безвольный, робкий, безответственный. Когда-нибудь мы столкнемся лицом к лицу. Однажды… – даже с ней он не мог говорить о Ланкастере без гнева.
– Ты не нуждаешься в нем, Стивен. Ты сам всего добьешься.
– Постараюсь, – он чувствовал, что способен на большие дела. – Знаешь, у меня много полубратьев: один Ланкастер, два Локхарта и еще маленькая прелестная сестренка. Но я ни к кому из них не чувствую привязанности. Ближе всех мне Кэл.
История Стива так драматична – тяжелое, безрадостное детство.
– Дай руку, – нежно сказала Мередит, потянувшись к нему.
Его высокое сильное тело напряглось.
– Не думаю, что это удачная идея, – предупредил он; костяшки его сжатых кулаков побелели.
– Я хочу, чтобы ты считал меня другом. – Голос у нее был умоляющим. – Пожалуйста, Стивен. Я говорила, ты мне очень нравишься. Я… – ей не удалось закончить фразу.
Он резко приподнял ее, и она оказалась на его груди. Ей пришлось глядеть в его горящее страстью лицо.
– Зря ты меня дразнишь, Мередит. Со мной нельзя так. Только не со мной.
Дразнить? Но у нее и мысли такой не было.
– Нет, Стивен, ты неверно меня понял. – Она так разволновалась, что говорила с трудом.
– Тогда нужно быть осторожней, – пробормотал он, отводя глаза.
Сердце Мередит билось так, что, казалось, сотрясало тело. Она понимала причину своего трепета, ждала чего-то подобного, но не думала, что это столь волнующе. А когда он стал целовать ее, у нее перехватило дыхание от возбуждения, она была близка к обмороку.
Он не мог оторваться от ее губ. Его объятия укачивали ее, щетина на лице колола нежную кожу, но это было восхитительно! Он покрывал поцелуями ее лицо и шею, как будто это могло утолить его голод, унять боль. Он держал в руках ее лицо, снова и снова целовал в губы, проникая языком внутрь.
Все было удивительно, как будто в замедленном кино. Их тела так стремились друг к другу, что одежда казалась им какой-то нелепостью. Рубашка Мередит соскользнула с одного плеча. Она была сильно прижата к Стиву, ее грудь упиралась в стену его груди, тесное объятие затрудняло дыхание, но бороться с этим не было ни сил, ни желания. Она ощущала его запах, чудесный мужской запах.
– Знаешь, как ты красива? – бормотал он.
– Ох, постой. – И он распустил ее косу.
Взяв толстый пучок волос, Стив поцеловал их, потом зарылся в них лицом, вдыхая травяной запах ее шампуня и кожи, чудесной и свежей после целого дня трудной работы.
Мередит никогда не ощущала себя такой слабой. Как будто ее тело стало бескостным. Казалось сейчас она не могла бы стоять, чувство равновесия куда-то ушло. Она не пыталась остановить его движущиеся руки. Не хотела. Все было так волнующе. Его рука попала за ворот ее рубашки и двигалась вниз, к груди, длинные сильные пальцы нашли сосок, гладили и слегка сжимали его, вызывая в ней немыслимое волнение. Перед ее закрытыми веками взрывались звезды, целый калейдоскоп красок.
Затуши огонь, прежде чем он превратится в пожар.
Голос внутри старался остановить ее, но слишком разыгрались чувства, трудно было противиться желанию.
Мередит, ты теряешь себя. Стоп! Снова голос, но на сей раз он кричал. Пора внять ему! Она может забеременеть. Она давно не принимала таблетки.
Кое-как Мередит остановила его руку:
– Пожалуйста, Стивен…
Прошло мгновение или вечность, прежде чем ему удалось откликнуться на ее просьбу. Они зашли слишком далеко. Но это было как электричество. И не только в нем. И в ней тоже – только для него. Он спрятал лицо на ее душистой шее, стараясь прийти в себя.
– Не знаю, что сказать, – глухо проговорил он.
– Не надо ничего, – у нее было чувство, что они одни в целом свете.
– Я напугал тебя?
– Может быть. Но я и сама себя напугала, – ей не хотелось скрывать от него правду.
Он сдавленно рассмеялся.
– Видишь, что получается, когда ты просишь дать руку.
– Это все началось давно. Знаешь, как говорят: предупрежден значит вооружен, – она пыталась шутить, но эмоции не отпускали. – Она оперлась своим лбом о его лоб. – Ты мне не безразличен. Ты мне очень, очень нравишься, Стивен.
Он верил. Такой взрыв страсти не изобразишь. Эта дрожь была настоящей. Он чувствовал, что она позволила бы ему делать с собой все, что он захочет. Он мог раздеть ее, исследовать языком каждый кусочек ее шелкового тела, узнать каждую спрятанную жилку.
– А если нас кто-нибудь видел и доложит твоему папе? Я вылечу отсюда мгновенно, даже Кэл меня не спасет, – сказал он, думая, что все это того стоит.
– Я тебя спасу, – сказала она, чувствуя себя вдруг необычайно сильной и уверенной. – Отец часто портил мои отношения с друзьями, бог знает почему. Кэл – любимец моих родителей, не я.
– Они глупые. Такая удивительная дочь. – Она поцеловала его в угол глаза и в щеку.
– Пора идти, Стивен.
Жизнь продолжалась, восторг вытиснился реальностью. Ей нужно было подумать и решить, могут ли эмоции, которые налетели на нее как ураган, превратиться в серьезные, глубокие чувства, в настоящую, не только сексуальную, но и духовную близость. Она хотела ее со Стивеном Локхартом, ей казалось, с ним это возможно.
Поцелуй может изменить жизнь. Странно, но, правда.
– Ты испортил мою прическу, – она поправляла волосы, застегивала блузку перед тем, как покинуть это чудесное место.
– Если бы ты видела себя сейчас, ты бы так не сказала. Что будем делать, Мередит? Ты видела мои чувства. Все изменилось. Как нам с этим справиться?
Она перекинула косу за спину.
– Я хочу… Я хочу тебя, Стивен.
Он серьезно кивнул, как будто она сообщила ему что-то важное.
– На станции поговаривают, что твои родители хотят тебя выдать за младшего Макдермота. Что ты об этом думаешь?
– Нет.
– Он может много предложить, – продолжал Стив.
Макдермоты – очень богатая семья, а молодой Шейн Макдермот – приятный малый, прекрасный игрок в поло.
– Много, но не любовь. – Она не сказала, что Шейн Макдермот уже дважды делал ей предложение.
– Куда же ты меня отправишь, в ад или в рай?
– А как насчет звезд?
– Достал бы для тебя.
– Запомню. Мне не важно, если нас будут видеть вместе. Я не хочу притворяться, – она со страхом ждала его ответа, ведь ему-то было что терять.
– Как скажешь, – ответил он. – Твоей семье будет не до тебя, приедут Джинна и маленький внук.
Она вскочила на лошадь, и, когда уже отъехала, он услышал внутренний голос:
Не забывай, кто она, Стив.
И все же она охотно, не сопротивляясь, пришла в его объятия. Ее так же влекло к нему, как его к ней. Но как быть с правилами Маккендриков? Кэл нарушил их. Но даже ему теперь нелегко.
Мередит спустилась вниз минут за пятнадцать до обеда. Обедали ровно в семь вечера, к столу надо было выходить непременно в платье, ни в коем случае не в джинсах или брюках.
– Вот ты где, дорогая, удели мне минутку, – Джоселин повлекла ее в библиотеку, любимую комнату Мередит.
– Что-нибудь не так, ма?
– Ну почему не так! Я думаю пригласить Ким на уикенд, может быть, ты позовешь Шейна. Чтобы была четверка. – Мать изящно уселась в удобное кресло, тронула пальцами свое роскошное жемчужное ожерелье, с которым почти не расставалась, и ободряюще улыбнулась дочери.
– Время идет, моя дорогая. Надо заводить семью. Детей хорошо заводить молодыми. Мы с твоим отцом так и сделали.
– Мне нет и двадцати шести, мам.
– Скоро двадцать шесть.
– Ты же знаешь, как отец отпугивает всех моих поклонников.
– Не смеши меня. Это не поклонники, а охотники за приданым. Шейн не из их числа. – Джоселин рассматривала свои лодыжки. Она сохранила чудесную девичью фигуру и очень гордилась ею.
– Да, он один из нас. Но с Шейном у меня ничего не выйдет. Прости, что разочаровала тебя. Я его не люблю и никогда не полюблю.
– А кто здесь говорит о любви? В браке есть более серьезные вещи. Любовь может вылететь в окно так же быстро, как влетела. Общие ценности, интересы, предпочтения и склонности, а главное, дружба – вот что важно в браке.
– А ты любила папу, когда вы женились? – прервала ее Мередит, размышляя, можно ли любить такого деспотичного человека, как ее отец.
– Что ты такое говоришь! Мы и сейчас любим друг друга.
Наверное, любят по-своему, подумала Мередит.
– Послушай, ты ведь очень красивая молодая женщина или могла бы ею быть, если бы не ходила все время в джинсах. Посмотри, как элегантно одевается Ким.
– У меня очень много работы на станции. Тебя удивит, возможно, но Ким много раз говорила мне, что отдала бы что угодно, чтобы выглядеть в джинсах так, как я. И не надо подбирать нам с Кэлом пары.
– Что ты говоришь? Шейн великолепно тебе подходит, а Ким – Кэлу.
– Они тебе подходят. Кэл в субботу вернется, у него для вас сюрприз.
– Что такое?
– Потерпи до субботы. У Кэла есть новости, но это его новости. Не надо приглашать Ким и Шейна на уикенд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бароны и баронессы - Уэй Маргарет

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Бароны и баронессы - Уэй Маргарет



Супер!!!!
Бароны и баронессы - Уэй Маргаретирина
13.03.2012, 17.36





скучно
Бароны и баронессы - Уэй МаргаретАлина
4.04.2012, 13.35





правда, очень скучно
Бароны и баронессы - Уэй Маргаретatevs17
30.04.2012, 19.16





Ничего сказка, хотя все было предсказуемо
Бароны и баронессы - Уэй МаргаретЛена
10.08.2013, 18.40





хорошая задумка, две влюбленные пары со своей трагедией, но автор скомкал так, что получилось породия на роман даже рассказом не назовешь. диалоги скучные и не раскрытые. больше понравилось про стива и мередит. можно было такой роман написать и так его раскрутить((( жаль идея такая пропала...
Бароны и баронессы - Уэй Маргаретийлина
25.08.2013, 9.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100