Читать онлайн Свидетели на свадьбе, автора - Уэверли Шеннон, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэверли Шеннон

Свидетели на свадьбе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Они нашли Рут в приемном отделении «Скорой помощи»: сидя в кресле, в больничном халате, она силилась выглядеть безмятежно. Рядом с ней, держа ее за руку, сидел Филип.
— Бабуля! — кинулась к ней Кейла. — Что с тобой, дорогая? Врач тебя смотрел?
— Успокойся, девочка, думаю, это проявление гастрита.
— Папа, это так? — спросил Мэт.
Филип поднял глаза, и только теперь Кейла заметила, какие они встревоженные, как он измучен и бледен.
— Врач говорит, что она, вероятно, права.
Но для полной уверенности сделал анализы.
— По твоему настоянию, — с притворным возмущением припомнила ему Рут, глядя на него с ласковой теплотой.
— Сейчас мы ждем результатов ЭКГ, — добавил Филип.
— Вы бы присели оба, — мягко предложила Руг.
Мэт пододвинул Кейле стул, но сам не сел.
— Кейла Мэри Брейтон, — усмехнулась Рут, — глазам своим не верю: как это ты в таком виде появилась в общественном месте!
Кейла смущенно оглядела свои помятые шорты и майку со следами кетчупа после обеда: расходящиеся по ней мокрые круги неопровержимо доказывали, что купальник еще не высох.
— Да-а, бабушка, но мне это сейчас безразлично. Главное — я здесь, с тобой.
Вошел врач — невысокий, коренастый, седой, с толстой папкой, которую он прижимал к груди.
— Здравствуйте! — приветствовал врач вновь пришедших.
Когда он открыл свою папку, Кейла поразилась: какая огромная работа проделана за такой короткий промежуток времени, и это только ради одного больного! Тревога ее усилилась.
— Итак, что со мной? — Рут приподняла подбородок, намереваясь, видимо, мужественно принять любой приговор.
— С вами все прекрасно, миссис Брейтон. Я не обнаружил никаких признаков нарушения сердечной деятельности.
Рут не удержалась от радостного возгласа. Донельзя обрадованная, Кейла бросилась к ней с объятиями, но ее уже обнимали другие руки — Филипа. Глаза его были закрыты, лицо напряжено, на тонких ресницах блестели слезы. Кейле стало ясно теперь, в ком больше всего нуждается бабушка. А сама она… ощутив вдруг сильные руки Мэта на своих плечах, вздохнула и прислонилась к нему, благодарная за тепло, за то, что в трудное мгновение он радом.
— Дело в том, — продолжал терапевт, — что состояние вашего здоровья, миссис Брейтон, просто удивительное, если учесть данные медицинской карты, которую вы нам предоставили.
Огромный прогресс по сравнению с тем, что было в прошлом августе, когда случилась ваша история.
Вот это да! Рут привезла с собой медицинскую карту?
— Все очень просто, доктор. — Лицо Руг расцвело в улыбке. — Любовь вот лекарство.
Именно оно помогло мне почувствовать себя лучше так быстро.
Кейла смутилась было, но удивительно — врач слушал с явным интересом.
— Да, это часто помогает, — подтвердил он. — У меня были пациенты, которые с помощью положительных эмоций справились с очень серьезными недугами. — И он весело подмигнул пациентке.
— Значит, я свободна и могу идти?
— Несомненно, мадам. Советую вам зайти в аптеку и купить антацид или бикарбонат соды.
Хорошо помогает также теплое полотенце или бутылка с горячей водой прикладывать к животу. А в будущем старайтесь избегать острой пищи, договорились?
Поздним вечером Филип, заботливо уложив Рут в постель, присоединился, со своей тонкой сигарой, к Мэту и Кейле, сидевшим на веранде.
Мужчины тихо разговаривали, сидя за столом; рядом с ними, в глубокой задумчивости, полулежала в шезлонге Кейла.
— Филип, не могли бы вы кое-что для меня прояснить? — наконец, словно очнувшись, спросила она. — Причина инфаркта у бабушки — стресс?
— В основном — да. И еще — непроходимость сосудов. Она не снижала активности, в семьдесят один работала так же напряженно, как в сорок.
Кейла вздохнула, не в силах оторвать взора от темно-синего небесного свода с яркими звездами. Ее терзали сомнения: а что если это она сама спровоцировала своими возражениями против брака Рут эти проблемы с желудком…
— Но я не из тех, кто осуждает привычку к работе. — Филип приподнял сигару и уставился на ее горящий кончик. — Сам после смерти жены получил бы инсульт, если б не работал — старое, испытанное средство лечения.
— У тебя утомленный вид, папа.
Филип передернул плечами, но тут же поднялся — сын прав.
— Мне пора, если вы не возражаете.
— Спокойной ночи, Филип. — И, проглотив гордость, Кейла добавила: — И спасибо вам.
— За что? — Медленно, устало шагая к двери, он явно не ждал ответа.
— Спасибо за все ваши хлопоты и заботы о Рут. Знаю — это нелегко.
Филип ответил не сразу, тронутый ее капитуляцией:
— Вот в этом вы, дорогая, ошибаетесь. Нет ничего в мире легче, когда любишь. Спокойной ночи.
Мэт пересел к Кейле в шезлонг — он двойной, легко разместиться обоим. Кейла обрадовалась исходящей от него силе, спокойствию и возникшему между ними чувству товарищества — результату совместных переживаний.
— Ну как ты? — нежно спросил он.
— Так себе. — Она вздохнула, руки их соприкоснулись — ее шелковая, слегка загоревшая кожа с его жесткой, покрытой волосами, с ясно проступающими мышцами. — Трудно во всем этом разобраться.
— А что тебя смущает?
— Рут, Филип. Мои обвинения… ну, что он все делает ради денег.
Мэт кивнул понимающе.
— Знаешь, и я чувствую себя неловко. Тоже ведь бубнил — мол, она его использует, чтобы уйти из-под контроля твоего отца. — Он пошевелился, и она почувствовала прикосновение его обнаженной ноги.
— Мэт, он сегодня так переживал за нее — по-настоящему.
— Да, я знаю, видел. Да и она… как услышала, что с ней все в порядке, — прямиком кинулась в его объятия. — Он тяжело вздохнул. — Может, мы зря переживаем — не понимаем ни черта, а приходится вмешиваться…
Она робко улыбнулась.
— Может быть, Мэт. И я об этом думаю.
Мэт подставил свою левую обнаженную ступню под ее правую, маленькую, тоже обнаженную. Опять это неописуемое ощущение от его прикосновения слишком сладкое… Мысли ее спутались, она молчала.
— У меня вопрос. — Мэт надавил пальцами на ее ногу.
— Какой? — Голос у нее дрожал, она не дышала.
— Не относишься ли ты уже по-другому к их плану пожениться?
Кейла повернула голову, чтобы видеть его; он сделал то же, и глаза их встретились.
— А ты как относишься к их плану, Мэт?
— Ну, я… сам теперь не знаю. Видела ты, как они смотрели друг на друга?
Сам он с той же нежностью смотрит сейчас на нее. При лунном свете рот его притягивает, как тайна, а глаза бездонны, как небо.
Мэт взял ее руку, и она не отняла — прикосновение его непередаваемо приятно.
Мэт очень отличается от Фрэнка. Раньше ей и в голову не приходило задуматься о степени чувственности Фрэнка — как он воспринимает мир. Зато теперь, когда она проводит время и живет в одном доме с Мэтом, есть с кем сравнивать — явно не в пользу человека, с которым она собирается связать свою жизнь. Но это и не имеет большого значения — у них с Фрэнком много, очень много общего, что объединяет их.
И все же в эти минуты она чувствует себя обманутой, обделенной… Какие ночи, счастливые, незабываемые, могла бы она проводить в будущем — могла бы, но они никогда не наступят — с тем, с кем лежит сейчас в шезлонге под звездами, с тем, кого… да что там, обожает до потери сознания!
И она вздрогнула от этой мысли, как от удара. Обожает до потери сознания? Его, Мэта Рида, мечту своей юности? Мэт Рид — необыкновенно обаятельный мужчина, зрелый, притягательный для любой женщины. Вполне естественно для нее по-женски реагировать на него.
Но это вовсе не значит, что она обожает его.
Так почему же она чувствует себя обманутой и обделенной? Только потому, что не обожает Фрэнка до потери сознания? Но она и раньше это знала, не маленькая, и для нее это ничего не определяло, не влияло на ее решение выйти за него замуж. И раз ее так задел вопрос Рут, любит ли она Фрэнка, видимо, все же ее женское существо не примирилось с тем фактом, что она обязала себя идти по жизни… с кем?
Она покусывала губу, мучаясь самоанализом, когда услышала хриплый шепот Мэта:
— О чем задумалась? Поделись…
Кейла нащупала, как ей показалось, вполне безопасную тему:
— О новой философии моей бабушки — жить сегодняшним днем. Теперь я понимаю, что она имела в виду. Бабушка уже на своем этом горьком опыте внезапной болезни познала, как коротка жизнь.
— Да, я тоже испытывал нечто похожее, когда мы приехали в больницу. Наблюдая за отцом, видел, как он за нее боится, и невольно стал смотреть на вещи его глазами.
— Твой отец морально помогает Рут избавиться от давления моего отца, не думать о возрасте, болезни. Как бы то ни было, а они любят друг друга, живут друг для друга.
Мэт приподнял руку Кейлы, ритмично ее покачивая.
— В настоящий момент это все, что у них есть. Прошлое есть прошлое, а будущее так неопределенно. С нашей стороны самонадеянно, жестоко… да нам просто не дано права отговаривать их.
— От намерения пожениться? — Кейла жадно глотала воздух.
— Ммм… — Он в последний раз качнул ее руку и положил в промежуток между ними в шезлонге — туда, где соприкасались их бедра.
Она задрожала, а он спросил:
— Тебе холодно, Кейла?
— Да нет, просто думаю: какую такую причину я распишу отцу?
Мэт посидел молча, неподвижно.
— Скажи, ты всегда так переживаешь, что скажет твой отец?
Первое ее побуждение — отбиться, наговорить резкостей — тотчас растаяло. Ведь это сущая правда; да, всегда, и еще как переживает.
— Как тебе сказать… Ну да, конечно, кому не приятна похвала родителей?
— С этим я согласен. — Мэт встал, опустил спинку шезлонга и устроился в нем так, чтобы видеть ее лицо. — Но у тебя это потребность, Кейла, и она сжирает тебя. — У него вырвался неожиданный смешок. — Интересно, как поступал с тобой Ллойд, когда ты была ребенком?
Обвинял тебя в смерти матери?
Как он сумел задеть ее, растревожить, раскрыть в ней все, что она таила долгие годы…
Она лежала тихо-тихо, скованная, как броней, вперив взор в ночное небо, и изо всех сил старалась не пустить наружу неудержимые слезы.
Нет, эта битва проиграна — звезды расплылись перед глазами…
— Кейла? — Мэт приподнялся на локте. — Эй, что такое? Я не хотел, прости! Мне только казалось… любой родитель, кто делает такие вещи… в общем, это нечеловечно, я и не ожидал…
— Шшш… все в порядке, Мэт. Мой отец никогда ничего подобного не произносил… ну, таких слов. Это лишь ощущение, которое я пронесла через годы. И не знаю почему, разве только… мне, кажется, никогда не удавалось угодить ему. А вот Гордон — он всегда безгрешен: никаких ошибок. Мой брат и правда умнее меня, удачливее. Для меня было вполне естественным расти с ощущением, что я хуже, никогда не дотянусь до него.
Мэт гладил ее по волосам с такой нежностью, что для нее это было почти равносильно гибели.
— Так вот почему ты провела последние пять лет в разных городах, расшибаясь изо всех сил, чтобы создать эту сеть розничных магазинов? Делала то, чего не сумел Гордон? Чтобы поразить отца?
Будто завеса спала вдруг с ее глаз, обнаружив такое, чего она раньше в себе не замечала.
— Ну так как, я прав? — не отставал Мэт.
Что и говорить, приятного мало в том, что вышло на свет Божий для нее самой о себе.
Мэт сумел расположить ее к себе, она не опасается его, не боится быть с ним откровенной.
— Да, пожалуй, прав, — с непривычной мягкостью уступила Кейла.
Теперь они лежали молча — глаза в глаза, сердце к сердцу.
— Расскажи мне об этом, — тихонько попросил Мэт.
Кейла немного успокоилась. Нет нужды говорить, как ненавидит она эти вечные переезды.
Не стоит разглашать тайну, как много ей приходится работать, чтобы поддерживать магазины на должном уровне, и как она разочарована и обижена, что отец ни разу так и не посетил их.
О ее усилиях Ллойд судил лишь по финансовым отчетам. Но для отца она неудачница, и все тут. Нет, не стоит во все это углубляться, ни в коем случае.
Она вздохнула, вдруг осознав, что палец ее лежит на нижней губе Мэта. Пораженная, она не отрываясь смотрела на его рот — на эти слегка приоткрытые губы. Мысли приняли совсем другое направление: у него самый замечательный рот, самая прекрасная смуглая кожа, самые чудесные волосы, какие она когда-либо видела… Безоглядно они изучали друг друга, признаваясь во взаимном интересе, бесстыдно предаваясь запретному влечению. Чувственные воспоминания о вчерашнем поцелуе пронзили ее тело, маленькие жаркие вспышки возникали то здесь, то там и, казалось ей, отражались в ударах сердца Мэта…
Они играли с огнем, и оба это знали. Неприлично, неуместно ей лежать здесь, рядом с ним, в шезлонге и допускать, чтобы переплетались их души, их жизни. Ведь она встречается с удивительным мужчиной, и он ничем не заслужил такого поведения с ее стороны. А этот, по которому она сходит с ума, — убежденный холостяк, повенчан со своей работой, разочарован в любви. Сейчас для нее — и для него тоже — самое время спасать свою честь, если она еще не окончательно утеряна.
— Уже поздно, Мэт, — прошептала она.
— Прежде чем ты уйдешь и мы оставим то, о чем говорили… — Мэт притронулся пальцем к внутренней стороне ее запястья — простейшее прикосновение, однако она почувствовала, что тает от него.
— Да?.. — задыхаясь, прошептала она.
— Я вот что думаю, Кейла: ты должна жить своей собственной жизнью, а не той, которая, по твоему мнению, произведет впечатление на отца.
И только? Кейла была разочарована. Уж не ожидала ли она, что он скажет что-то другое?
— Знаешь, твоя бабушка права: жизнь — это не генеральная репетиция. У тебя, как у всех нас, только одна жизнь, и, может быть, пришло время взять ее, как говорится, за рога и — изменить в корне. Это непросто, конечно, но овчинка стоит выделки. А иначе… иначе ты рискуешь никогда не стать по-настоящему свободной и счастливой. — Он сел прямо, опустив ноги на кафельные плитки.
Оба молчали; тишину нарушал только шелест пальмовых ветвей да еще биение их сердец.
Воздух между ними был наполнен взаимным влечением, страстным желанием… и громадным напряжением — преодолеть это. Мэт проглотил ком в горле и отвел от нее взгляд. Нет, они бы не поцеловались, не смогли бы, не теперь: чтото изменилось между ними. Вчера еще она могла бы истолковать его порыв как жест дружбы.
Но такая страсть пылает сейчас в его глазах — слишком подлинная, чтоб не заметить… Итак, что-то перевесило его колебания.
Ее охватил стыд: быть связанной словом с Фрэнком — и цепляться к Мэту, флиртовать с ним; замирая, ждать его прикосновений, прижиматься к нему под звездами… Какое же она все-таки бессовестное создание!
Кейла поднялась — злая и печальная, расстроенная и смущенная.
— Я пойду, Мэт. Страшно устала.
— Да. И я тоже. — Но не встал, не последовал за ней.
Спустя полчаса она выглянула в окно: все еще сидит в шезлонге, посеребренный лунным светом Багам, затерянный в своих мыслях…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон



Идея хорошая.Жаль не нашла достойного воплощения.Скучный.
Свидетели на свадьбе - Уэверли ШеннонОльга
23.07.2012, 23.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100