Читать онлайн Свидетели на свадьбе, автора - Уэверли Шеннон, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэверли Шеннон

Свидетели на свадьбе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ожидая, пока ее соединят, Кейла тупо смотрела на свои пальцы, теребившие ковер.
Наконец щелчок:
— Добрый день. Компания Брейтонов.
Она вся подобралась, сосредоточилась; пульс звоном отдавался в ушах. Отец в офисе, сам снял трубку.
— П-привет, п-папа.
— Кейла?
— Да, я.
— Ну, молодая леди, наконец-то вы удосужились позвонить.
Упрек отца мгновенно ее сразил — выработанный рефлекс. Она почувствовала, как пот течет по ребрам.
— Ну?! — требовал он. — Скажешь ты наконец, что там происходит?
Она взглянула на внутренний дворик, куда вежливо удалился Мэт, усевшись под фиговым деревом с книгой в руках, которую, по всему видно, не собирался читать.
— Для этого я и позвонила, отец.
Ллойд воспринял новость ужасающе — куда хуже, чем она ожидала: он просто взорвался.
— Твоя бабушка… она… сделала это? Она посмела?!
Кейла пыталась объяснить, привести доводы в пользу решения Рут. Даже передать отцу радость новоиспеченных супругов, их новый интерес к жизни, пользу для здоровья… Тщетно — для отца все это ничего не значило. Прервав ее сбивчивую речь, он поперчил свою оскорбительным выпадом и закончил с горечью:
— Эх, и почему я не послал Гордона!
Слезы подступили к глазам, но голос не подвел ее:
— В любом случае послезавтра я дома. — Она промокнула рукавом глаза. Бабушка прилетает со мной. Ради Бога, я надеюсь, ты успокоишься, будешь рассудителен и объективен. — И раньше, чем он сумел добавить боли в ее и так уже израненное сердце, она поспешно попрощалась и положила трубку.
Стояла не двигаясь, с опущенными по бокам руками, тупо уставившись на телефон. Скребущее чувство неудачи переполняло ее — неудачи, некомпетентности, отверженности… Она не слышала, как открылась дверь, но почувствовала — это Мэт; в одно мгновение он оказался рядом, притянул к себе, крепко прижал. В горле что-то болело, мешало, но она оцепенела настолько, что была не в состоянии двигаться и… позволила себе заплакать.
— Все в порядке, дорогая, — шептал он, сильнее прижимая ее к груди.
Она уткнулась в его тепло и надежность, сжав зубы и закрыв глаза.
— Ну все же удалось, все получилось, — нежно уговаривал ее Мэт, гладя по спине. — Ты это сделала. А теперь все позади.
Она потерлась горячим лбом о его ключицу.
— Нет, Мэтью, не все получилось и не все позади. Отец… он мною недоволен, так… расстроен.
— Дай ему время, Кейла. Я вот уверен — он подумает над всем этим и увидит другую, светлую сторону.
Она подняла голову и с сомнением взглянула на него:
— Какую… светлую сторону?
Глаза его лукаво блеснули под полуприкрытыми веками.
— Спорю — Ллойд всегда сожалел, что у него нет брата. Знаю, всегда знал.
Кейла нахмурилась, пытаясь сообразить, о чем это он, — и вдруг залилась смехом.
— Бог мой, да ведь вы теперь с моим отцом… сводные братья!
Мэт улыбнулся, но по выражению лица было видно, что обретение такого братца не так уж его обрадовало.
— Да, все это делает нас какими-то там родственниками друг другу… будь я проклят, если б смог вычислить какими.
Он заключил се лицо в свои руки — большие, добрые, какие они теплые, и гладил пальцами щеки. Глаза ее погрузились в его — надолго, глубоко. Мэт прав, они теперь и правда кто-то друг другу, но кто?..
Взгляд ее блуждал по его чертам, отмечал малейшие особенности: гладкость смугло-золотой кожи, маленькая завораживающая ямочка в изгибе верхней губы… Конечно, она и прежде встречала красивых мужчин, даже более красивых, но никогда ни к одному не испытывала такого притяжения. Это не просто реакция на приятное сочетание черт — ее чувство к нему глубже. Она может смотреть на него вечно и никогда не устанет им восхищаться — в этом она убеждена.
Мэт отнял руки от ее лица и отстранился.
— Тебе лучше, Кейла? Отошла?
— Да, все в порядке. Спасибо, Мэт.
Он с облегчением распрямил плечи.
— Ну, так как теперь? Чем бы ты хотела заняться в оставшееся у нас сегодня время?
Кейла, раздумывая, закусила губу: нужны активные развлечения, тогда время их пребывания вдвоем пролетит незаметно. И она щелкнула пальцами:
— У меня есть идея!
— Ты уверена, что тебе этого хочется? — осторожно выяснял Мэт.
Они сидели на стене, ограждающей пляж перед одним из огромных отелей, и заполняли специальный бланк, который по всей форме освобождал мореходную компанию от ответственности — на случай травмы пассажиров, ну и так далее…
— Мы не птенцы, — усмехнулась Кейла, скрывая волнение.
Заполнили бланки, уплатили — и попрыгали в воду, а потом вскочили в моторную лодку; у руля сидели молодые, спортивного вида багамцы. Мгновение — и они уже мчались от берега к движущемся парому, где поджидала небольшая команда.
— Кто полетит первым? — спросил кто-то из членов команды.
Кейла сжалась от страха.
— Полечу я, — спокойно отозвался Мэт.
Ему помогли надеть специальное снаряжение. Тем временем рулевой подплыл в лодке совсем близко. Трос свободно тянулся от кормы к «упряжи» Мэта.
— Готовы? — крикнул матрос.
Мэт поднял большой палец вверх — взревел лодочный мотор. Для разбега в соответствии с инструкцией Мэт сделал два шага назад; мгновение — и он оторвался от судна. В следующий миг его подхватила волна — и он уже в воздухе… Однако Кейла с духом не успела собраться, как время пребывания Мэта в воздухе истекло.
Искусным движением рулевой подтянул трос к корме, и Мэта втянули в лодку; помогли устоять на корме, отцепили трос.
— Ну и как? — теребила она его за плечо, пока молодой багамец сновал вокруг нее, прицепляя теперь уже к ее «упряжи» плавающий в волнах парашют.
— Нечто не от мира сего, — усмехнулся Мэт.
— В самом деле? А не жутко?
Он еще и не ответил, а тот, кто готовил ее, уже пожелал певучим голосом:
— До встречи, до встречи, счастливого плавания! — И помахал рукой.
Кейла вскрикнула, почувствовав, что ее потащило вперед… Когда до нее донесся смех Мэта, она уже взлетала.
— Конечно, жутко! — вдогонку крикнул он. — То-то и здорово!
Впереди нее, одним с ней курсом, неслась лодка. Кейла зажмурилась и покрепче ухватилась за трос у самых своих ушей… Несколько секунд — и она осознала, что ведет себя глупо: теряет ценные мгновения такого краткого полета. Нет уж, она откроет глаза, впитает каждый миг, каждое ощущение свободного плавания в воздухе… Взлет оказался более плавным, чем она ожидала, и подъем в воздух вовсе не страшен. Тонкое, щемящее замирание сродни тому, какое испытываешь в верхней точке «чертова колеса».
Теперь главное — расслабиться; когда это удалось, она уже могла обозревать открывшуюся панораму: громадные пространства пляжей — белый песок и яркие цветные вкрапления загорающих людей. А самое поразительное, конечно, вода: живая, движущаяся, переливающаяся бирюза, такая прозрачная, что просматривается дно залива…
Эх, какая жалость, что не взяла камеру — показать бы отцу эту потрясающую картину. В памяти сразу всплыл телефонный разговор; слова отца, ранящие в самое сердце. Почему он считает — всегда — ее поступки глупыми? Разве она постоянно совершает ошибки? Вовсе она не глупа! А для него — простоватая, не уверенная в себе, а скорее, просто… нелюбимая. Ей еще с давних пор думалось, что в тайных своих мыслях он обвиняет ее в смерти матери. Ну вот, опять слезы подступают… Прочь эти мысли! Мэт прав: это ее жизнь, она сама должна выбирать, как ее прожить, и единственный человек, которому ей надо нравиться, — она сама.
Лодка примерно в трехстах шагах — и прекрасно. Вместо испуга Кейла испытала гордость за себя — сделала хоть что-то вопреки не только земному притяжению, но логике и здравому смыслу. Разведя руки в стороны до предела, она широко улыбнулась от радости. В это мгновение она — птица, огромная, яркая морская птица, подхваченная ветром… Увы — ее уже притягивают к лодке, она снижается.
— Как ты, дорогая? — улыбнулся Мэт, когда она приземлилась.
В ответ она только радостно вздохнула — никакими словами не передать пережитое там, на просторе.
— Давай мы сохраним это, Кейла.
Они обменялись многозначительными взглядами.
Остаток дня они провели, нежась на пляже.
Кейла наконец-то надела на левую щиколотку приобретенный втихомолку браслет из кораллов и даже приняла очередное предложение заплести косички. Ей заплели и украсили несколькими синими, как море, бусинками. Она хитро порекомендовала Мэту сделать то же самое.
Его осчастливили тремя коротенькими косичками и вплели в них черные бусинки.
Дома они нашли на столе пригласительные билеты на обед и рекламный листок с расписанной по всем канонам программой обеда. Пока Мэт чистил зубы, Кейла, устроившись недалеко от двери ванны, торжественно зачитывала эту программу вслух.
— «Традиционные багамские блюда — на любой вкус! К вашим услугам разнообразнейший буфет. Следом за ним вас ожидает зажигательное ревю местные национальные танцы и песни».
— И в котором часу все это великолепие?
— Обед — в шесть тридцать. Ревю — в восемь.
Взглянув на часы, он доложил:
— В принципе я готов, побриться только. А ты?
— Тоже. Преобразиться, конечно, надо.
— Представляю, это будет сногсшибательно.
Кейла деланно застонала, развернулась и удалилась к себе преображаться. Когда она спустилась, Мэт сидел уже во дворе, вытянув ноги и сцепив на затылке пальцы.
— Ну как? — Она сделала шутливый пируэт — мол, оцените и меня, и мой наряд. Среди множества уступок, сделанных ею себе за прошедшую неделю, вот это прелестное, ниспадающее до щиколоток воздушное платье из тончайшего натурального хлопка. В круговом движении густо собранная пониже талии пышная юбка разлетелась и поплыла, а сверкающие ультрамарином бусинки в длинных, волнистых золотых волосах тихонько, призывно зазвенели…
Мэт даже рот раскрыл. Он приподнялся и улыбался как-то странно.
— Мило. Очень, очень мило. Даже… даже слов нет. — И подвинул для нее стул. — Присядь-ка на минуту, Кейла. Хочу тебя кое о чем попросить.
— О чем же, Мэт? — К естественному любопытству примешивалась изрядная доля тревоги.
— Предупреждаю — моя просьба покажется тебе… ну, странной.
— Бога ради, не тяни, что у тебя? И не смотри так торжественно — ты меня пугаешь.
Взгляд его стал напряженным.
— Ты пугаешь меня гораздо больше, дорогая.
— Ну так что же, что? — с трудом выговорила она.
Он потянулся к ней через стол и провел двумя пальцами по ее руке.
— Не снимешь ли ты на сегодня это кольцо?
Она молчала, потрясенная, будто уясняя — не ослышалась ли.
— Этот сапфир подарил тебе Фрэнк. Не окажешь ли ты мне любезность снять его? Только на сегодняшний вечер. Завтра снова наденешь.
— Но зачем? Не понимаю…
— Сегодня вечером я намерен кое-что сказать тебе. И скорее всего, буду вести себя таким образом… лучше, чтобы это говорилось и делалось в условиях, когда ты не связана столь очевидным напоминанием о… об этом человеке.
Ей показалось — все ее существо трепещет от радости. Прошло несколько секунд.
— Мэтью Рид, это же настоящее безумие!
— Кейла, мы всю неделю высекаем искры друг из друга. До сих пор мы делали вид, что ничего необычного не происходит, но больше я не хочу притворяться. — Глаза его горели таким огнем, что и пугали, и радостно будоражили. — Нам бы задуматься над этим и понять, куда это может нас завести.
— О чем тут думать — ни-ку-да.
Он улыбнулся нежно и как-то беспомощно.
— Разве что на небеса и обратно.
Вспыхнув, Кейла задрожала, ослабела — такой сладкий соблазн прозвучал в его голосе, не только в словах.
— Но надолго ли, Мэт? Все так сложно…
— К черту сложности! Расстраиваться из-за них я буду потом. — Он схватил ее руку и сжал пальцы почти до боли. — У нас не так много времени, дорогая. Если не сейчас, то когда?
Действительно — когда? Эта ночь — единственная, когда они вдвоем. Через день они уедут отсюда… Захваченная его страстными и в то же время так сдержанно и серьезно произнесенными словами и этим особым взглядом, Кейла, стараясь быть спокойной, выдохнула:
— Сумасшествие, конечно, но что ж… если это сделает тебя счастливым… — Она сняла кольцо и вопросительно взглянула на Мэта.
Он решительно кивнул на дом. Пожав плечами, Кейла зашла туда и оставила кольцо на кофейном столике с мыслью: «На что я только согласилась?» Но блаженное безрассудство уже захватило ее как знамение того, что в жизни ее вот-вот произойдет что-то поразительное и волнующее.
После такого удивительного по откровенности разговора между ними Мэт больше не старался скрывать свое к ней отношение. Когда говорил, смотрел прямо в глаза; когда улыбался — весь мир принадлежал только им двоим.
Держась за руки, Мэт и Кейла шли медленным шагом. Торопиться им незачем — оба понимали, что уже не минуют друг друга… Поднялись по ступенькам к площадке отеля; в павильон входили под негромкую музыку духового оркестра. Для обеда расставлены столы, покрытые льняными скатертями, на каждом яркие цветы. К сожалению, столы были рассчитаны на четверых и более: сели еще с одной парой.
Как удавалось Мэту во время общей беседы дать ей почувствовать, что они одни в целом мире, — этого секрета Кейла не знала. Он свободно общался с симпатичной парой среднего возраста из Оттавы — и в то же время удерживал Кейлу в поле своего постоянного внимания.
Реклама не солгала — еда и правда была превосходной. Ревю проходило перед Кейлой как во сне: певцы и певицы; пожиратели огня; исполнители танца лимбо; музыканты, играющие на стальных барабанах, — все проплывало перед ней в счастливом розовом тумане.
Только финал полностью захватил их внимание — праздничный парад Джанкэну. Распорядитель церемонии объяснил: Джанкэну — местный праздник, начинается он до рассвета, когда вдруг из-за холмов доносятся звуки барабанов, рогов и свистков. Как раз в этот момент, когда он все это рассказывал, из-за сцены донесся шум. По столам пробежал удивленный шепот.
— Эти звуки все приближаются, — продолжал распорядитель, — и перед вами предстают мужчины в красочных костюмах. И тогда вы понимаете: вот что такое Джанкэну!
Кейла от неожиданности чуть не вскрикнула: ярчайшее шествие шеренги из тридцати мужчин предстало перед ее взором. Танцоры, в фантастических головных уборах, ярко разрисованных бумажных юбках, исступленно, ритмично двигались, сходя со сцены прямо в зал.
— Все встаем! — весело командовал распорядитель. — Образуем живую линию!
Кейла взглянула на Мэта: он взял ее за руку и встал. Вместе с другими они влились в танцующую цепочку, извивающуюся между столами.
Бедро к бедру, свободно расположив руки на спинах друг друга, Мэт и Кейла продвигались вперед, танцуя в ритме барабанов.
Парад протопал через несколько вестибюлей и залов, сотрясая здание отеля и будоража гостей шумом и громом. В главном фойе все остановилось музыканты и танцоры раскланялись во все стороны и удалились через парадную дверь.
— Какой легкий, изобретательный и бесповоротный способ показать — вечер окончен, — с удовольствием констатировала Кейла. — Поднять всех с мест, увести из павильона и оставить в фойе!
Дойдя до лестницы, спускающейся к пляжу, Кейла и Мэт остановились, захваченные открывшимся перед ними волшебным видом.
Аромат цветущих растений подслащивал теплый ночной воздух, смешиваясь с соленым запахом моря. Красота эта опьяняла ее, ритмы, запахи, сам привкус этого дня — все окружающее врезалось в память Кейлы.
Несколько фонарей на дорожке за ними, обращенных к пляжу, подсвечивали воду и песок.
Кейла заметила, что они с Мэтом отбрасывают длинную причудливую тень она простирается по песку и покрывает рябью набегающие волны…
— Если нам суждено вернуться в Штаты, — задумчиво, почти про себя проговорила она, — давай оставим здесь… хоть наши тени.
— В этом что-то есть. — Мэт обнял ее.
Они брели по пляжу, перешептываясь, временами напевая отрывки песен, прозвучавших сегодня вечером. Иногда просто молчали, но молчание не было легким: сладкое волнение будоражило кровь Кейлы, рождало предвкушение, пожалуй сравнимое с… ожиданием рождественского утра в детстве… Вот уже и дом их виден — оба замедлили шаги и наконец одновременно остановились. Мэт повернулся и тесно прижал ее к себе.
— Мэт, я… я не уверена, что это разумно… — прошептала она.
— Ничего не могу с собой поделать — ты околдовала меня. — Мэт прижался губами к ее губам.
Когда он наконец оторвался от нее, то сразу заметил, как сильно бьется жилка у нее на шее.
— Ох, леди, у меня от вас кружится голова.
Она улыбнулась, расслабленная, разгоряченная своей властью над ним.
— Желаете испытать нокаут?
— Не говорите таких вещей, леди, паренек может истолковать их неправильно… — Он не закончил фразу, не смог — просто подчинился непреодолимому зову крови.
Этот поцелуй, более властный, чем первый, казалось, никогда не кончится. Пальцы их запутались в волосах друг друга; он гладил ее по спине, она делала то же, тела их сгорали от желания…
«Мы уже почти на небесах…» — подумала Кейла, а он все глубже проникал своим ртом в ее рот. Но в следующее мгновение она решила: «Нет, это еще не рай…»
К тому времени, когда они отстранились друг от друга, Кейла будто уже вся растворилась в Мэте, в том волшебстве, каким был он для нее, в жаре, пульсирующем внутри ее. Она ощущала себя живой, чувственной, прекрасной как никогда.
— Кейла, Кейла! — хрипло нашептывал Мэт, все крепче обнимая ее. — Ты сводишь меня с ума! Я уже говорил тебе это?
Она улыбалась, воспаряя к небесам от счастья — ни с чем не сравнимое чувство!
— Что же произошло с нами за эту неделю? — шептал он, прижимая ее к себе. — Такого я никак не ожидал, нет, не думал даже…
— В каком смысле? — Она вырвалась и лукаво, даже кокетливо смотрела на него. — Разве я такая уж дворняжка, что нельзя и представить себе, как это можно увлечься мною?
Мэт засмеялся счастливо, обнимая ее еще крепче и покачивая. Ей нравился хриплый выдох, исторгающийся из его груди, лесной запах его лосьона.
— Ты притворяешься? Или в самом деле не знаешь, как ты очаровательна? Взгляд его ласкал, обжигал и пожирал ее.
— Приятно, когда льстят, но на самом деле…
— У тебя неброская красота, Кейла. Кто-то, может, ее и не замечает. Но то слепые мужики и глупые парни. Я горд, что ее увидел, разглядел. Твоя красота проявляется не вдруг. И отдается где-то глубоко внутри, когда меньше всего ожидаешь. И нет здесь никакой ошибки, что ты явилась мне.
Она явилась ему… Кейла вся трепетала под нежной атакой его слов.
— И ты… и ты явился мне, Мэт, — прошептала она наконец — произнесла то, что ей хотелось сказать с тех времен, когда была еще девочкой. — Это навсегда!
Он притянул Кейлу к себе движением почти грубым в своей неожиданной горячности и обхватил ее рот своим. Руки его соскальзывали вниз по ее спине, пока не оказались на бедрах, и он плотно прижимал их к себе, мял тонкую ткань платья.
— Если мы сделаем кое-что еще, — прерывисто дыша, говорил он, — этому платью недолге оставаться на тебе…
Кейла и страшилась этого, и ждала, и хотела, и клялась себе не допустить, но вместо всего ухмыльнулась во весь рот, как Чеширский кот.
— Это обещание?
Глаза его сузились и дьявольски сверкнули.
Когда он метнулся схватить ее, она сильным ударом в грудь оттолкнула его и, смеясь, рванулась в направлении дома. Ей не удалось сделать и двух шагов, как он схватил ее за запястье и потянул назад, крутанув так, что она потеряла равновесие… Он рухнул вместе с нею, они переплелись руками и ногами, смех их прокатился по утоптанному влажному песку у кромки воды.
Лунный свет серебрил его сильные плечи, густые темные волосы, черные бусинки ниспадали на висок при малейшем движении.
Волна прокатилась по ее ногам, залила туфли, поднялась к бедрам.
— Ух, платье намокло! — Кейла напрягла все силы и перевернула Мэта на спину, отчетливо сознавая: если б сопротивлялся, где ей с ним справиться.
Накатила очередная волна, и она почувствовала, что Мэт старается из-под нее вывернуться…
— Ага! Ну как, нравится тебе быть мокрым и поверженным? — быстро проговорила она, задыхаясь, накрывая его своим телом и прижимая к песку.
От лунного света глаза его стали прозрачными, как хрусталь.
— Сырость я еще стерплю, а вот рукоприкладство… — смеялся он.
Кейла подпрыгивала на нем в ритме его дыхания — подъема и спада груди.
— Оно… призывает меня к действию.
— Все призывает тебя, Мэтью.
— Точно! — подтвердил он, перевернув ее так резко, что она стала бездыханной. — Особенно дерзкие, соблазнительные блондинки, с синими бусинками в волосах и губами, созданными для любовных восторгов.
К тому моменту, когда он высказал все это, она больше не улыбалась, и он тоже. Лежали молча, вглядываясь друг в друга; он медленно наклонил голову и поцеловал ее. Она прижалась к нему, ответив на поцелуй.
Мэт поднялся, потянул ее за собой. Платье, намокшее, все в песке, плотно обкрутило, облепило фигуру, Мэт заботливо обнял ее за плечи, и они пошли вверх по пляжу, в направлении дома.
Сердце ее билось сильно и ровно. Сделают ли они то, к чему, в сущности, готовы? А готова ли она?
Когда Мэт закрывал ворота внутреннего дворика, заглушая ночное верещание сверчков и шум прибоя, ей показалось, что звенит звонок — кто-то стоит у входа в дом. Они непроизвольно переглянулись — и оба помрачнели.
— Ох, нет! — Тревога овладела ею. — Не случилось ли что с бабушкой?
Побежали к двери, на ходу вытряхивая из волос песок и приводя в порядок одежду.
Кейла со всех ног мчалась впереди Мэта, но, добежав почти до ворот, вдруг остановилась как вкопанная. Остановилось все: шаги, дыхание, сердце… Там, по ту сторону ворот, со сверкающим как лед взором стоял ее отец…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Свидетели на свадьбе - Уэверли Шеннон



Идея хорошая.Жаль не нашла достойного воплощения.Скучный.
Свидетели на свадьбе - Уэверли ШеннонОльга
23.07.2012, 23.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100