Читать онлайн Счастье приходит летом, автора - Уэверли Шеннон, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье приходит летом - Уэверли Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье приходит летом - Уэверли Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье приходит летом - Уэверли Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэверли Шеннон

Счастье приходит летом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Перестань задавать вопросы и садись в машину, — неоправданно резко ответила Джоанна. Кэйси взглянул на нее из-под своих длинных ресниц и повиновался. Джоанна виновато закусила губу. Она ворчала на него за завтраком, прикрикнула, когда он попытался прокрасться в комнату Майкла, — в общем, ругала все утро.
— А куда мы едем? — спросил он, пытаясь завязать шнурки на кроссовках, пока машина, разворачиваясь, выезжала на дорогу.
Она не ответила — не могла ответить, потому что знала, как расстроится мальчик.
Через пятнадцать минут Джоанна уже изучала расписание паромов на пристани. Отлично — паром отплывает в час, за это время она сможет упаковать остальные вещи.
— Мам, зачем мы сюда приехали? — настойчиво спрашивал Кэйси, дергая ее за руку.
Джоанна посмотрела в его настороженное лицо, опустилась на колени и обняла сына.
— Кэйси, нам уже пора домой. Я…
Она еще не успела закончить фразу, как у Кэйси начала дрожать нижняя губа.
— Но мне не хочется уезжать.
— Кэйси, прошу тебя, не надо спорить. Мы ведь не можем остаться здесь навсегда.
— Я понимаю, но мы же только что приехали. Джоанна раздраженно вздохнула.
— Перестань! Мы уезжаем, и дело с концом.
— Нет! — захныкал Кэйси. Несколько человек обернулись и осуждающе взглянули на Джоанну. — Я еще не успел купить бабушке подарок. И на другом острове мы еще не были.
— На острове Нантакет? — спросила она, вспомнив обещание, которое дала перед приездом сюда. — Как-нибудь в другой раз, детка. — Она попыталась его приласкать, но Кэйси увернулся и крикнул:
— Не трогай меня!
Джоанна вспыхнула: Кэйси никогда не устраивал скандалов — ни дома, ни на улице. Что с ним происходит? Что он с ней делает?
Тут она внезапно остановилась. Что он с ней делает? Нет, вопрос в том, что она с ним делает! Она, должно быть, потеряла рассудок, если хочет лишить своего сынишку всего этого — моря, рядом с которым не чувствуешь течения времени, веселых игр в песке, прогулок по лужайкам с полевыми цветами, новых друзей, не напоминающих ему о пережитом горе.
Так зачем она убегает? Джоанна вдруг поняла, что это именно побег. Неужели Майкл до сих пор имеет над ней такую власть, что она готова взбежать на любой корабль и скрыться? Нет! Пусть лучше Майкл Мелоун отправляется к черту! Ни за что на свете она не уедет, пусть он хоть совсем ее измучит. Кэйси гораздо важнее.
— Я могу вам помочь? — спросил кассир.
— Нет, не надо, спасибо.
Он озадаченно взглянул на нее.
— Ладно, Кэйси, — сказала Джоанна, взяв сына на руки. — Иногда мне кажется, что ты разумнее меня.
— Мы едем домой?
— Нет, мы возвращаемся в коттедж.
Кэйси обвил руками ее шею и прижался к ее лицу своей мокрой щекой, смеясь сквозь слезы.
— Я так не хотел уезжать!
Когда они вернулись, на столе лежал большой конверт из оберточной бумаги, адресованный Джоанне. В уголке был адрес матери. Должно быть, Майкл спускался за почтой.
Джоанна налила себе стакан лимонада и открыла конверт. Внутри лежало короткое письмо от матери и местная еженедельная газета, которую Джоанна попросила ей пересылать. Она села и открыла газету на той странице, где были объявления о приеме на работу, как вдруг из дверей послышался хрипловатый голос:
— Доброе утро.
— Нейтан, привет! Заходи.
— Чем занимаешься? — спросил он, рухнув в кресло рядом с ней.
— Да так, просматриваю объявления.
Нейтан нагнулся через стол и, увидев заголовки, спросил:
— Тебе нужна новая работа? Джоанна пожала плечами.
— Да, я подумываю об этом.
— Но зачем? В прошлом году у тебя было столько забот, что ты еще, наверно, не отдохнула.
— Хочешь чего-нибудь выпить? — перевела она разговор.
— Нет, спасибо. Так ты не ответила: для чего тебе новая работа?
Она устало вздохнула.
— Мне нужны деньги. Не пойми меня превратно, мы пока справляемся, но едва-едва. Для Кэйси требуется больше.
Нейтан почесал свою густую бороду и задумчиво посмотрел на Джоанну.
— Тогда работай у меня.
— Что?! — Она чуть не захлебнулась лимонадом.
— Я ищу управляющего для своего магазина в Эдгартауне, и мне кажется, что ты идеально подойдешь. У тебя есть опыт работы, ты хочешь сделать карьеру, и потом — тебе ведь нравится работа в розничной торговле, правда?
— Да, — нерешительно призналась Джоанна. — Но это значит, что мне придется переселиться сюда.
На грубоватом лице Нейтана появилась улыбка.
— В этом-то все и дело.
— Я подумаю, — рассмеялась она.
— Ладно, шутки в сторону, мне действительно очень нужна помощь. У тебя будет хорошая зарплата и медицинская страховка. Компания обеспечивает выплаты в пенсионный фонд и другие льготы. — Он наклонил голову и с улыбкой посмотрел на нее.
— Спасибо. Я вправду очень благодарна, — сказала Джоанна, надеясь, что голос в полной мере передает ее признательность. — Но мне хотелось бы иметь профессию… более серьезную, что ли. Значит, надо пойти на какие-нибудь курсы.
— Ты хочешь снова учиться?
— Возможно. — И, прежде чем Нейтан успел снова возразить, Джоанна поспешно добавила: — А я думала, ты сегодня работаешь.
— Собирался, но слишком уж хороший день выдался. У вас какие планы? Предлагаю морскую прогулку.
— На чем?
— У меня есть небольшая яхта. Она стоит на причале в Менемше.
Ну вот, сегодняшний день можно будет провести вне дома. Джоанна улыбнулась.
— С удовольствием.
— Отлично. Тогда тащи своего сына, и отправляемся в путь.
* * *
— Кэйси! — позвала Джоанна, взбегая вверх по лестнице. Он говорил, что будет сидеть в комнате и играть в «конструктор», но его там не оказалось. И тут Джоанна услышала его звенящий смех из другого конца коридора, и у нее по спине поползли мурашки. Кэйси был в комнате Майкла.
Она толкнула дверь — он и вправду был там, сидел за столом на коленях у Майкла. Ни один из них не слышал, как она вошла.
— Хорошо. Какая буква идет дальше? — спросил Майкл, наклонив голову к мальчику.
— «I», я знаю, знаю, — торопливо и радостно ответил Кэйси. — Только не могу найти. А, вот она! — Он поводил пальцем над печатной машинкой и наконец неуклюже стукнул по клавише. Потом положил голову на плечо Майклу и засмеялся, гордясь своим достижением.
— Дальше идет «J», — подсказал Майкл.
— Знаю, знаю! J, К, L, M, N, О, Р, — протараторил Кэйси.
Интересно, давно ли он здесь? — подумала Джоанна. Хоть бы не проболтался об их поездке на пристань.
— Кэйси, что ты тут делаешь? Он удивленно обернулся.
— Печатаю на машинке, мам. Как дядя Майкл. Джоанна не видела Майкла со вчерашнего дня, но он даже не обернулся. Интересно, он так же смущен вчерашней дракой, как и она?
— Я сто раз тебе говорила: не мешай Майклу, когда он работает. — На мгновение ей захотелось оказаться на месте сына и узнать, в чем же заключается эта работа.
— Ладно. Что ты хочешь, мам? — Кэйси обвил рукой шею Майкла и положил подбородок ему на плечо.
— Я хочу, чтобы ты сейчас же подошел ко мне и перестал ему мешать.
Кэйси не шевельнулся.
— Сегодня Нейтан устроит нам прогулку на яхте.
— На яхте? — Мальчик обдумал предложение, потом соскользнул с колен Майкла и подошел к Джоанне.
— Извини, что он тебя побеспокоил, — бросила она Майклу, так и сидевшему к ней спиной.
— Ну что ты, он мне совсем не мешал. Джоанна широко раскрыла глаза. Майкл сказал это совершенно искренне.
День был чудесным, а яхта — настоящим чудом: роскошное сорокафутовое судно, комфортное, как городская квартира. Именно это и нужно было Джоанне, чтобы забыть о новых неприятностях.
Однако забыть оказалось невозможно. Что бы она ни делала, мысли возвращались к Майклу. Теперь, когда она решила остаться, им придется сталкиваться постоянно, а отношения вышли уже на другой уровень сложности. Вчера вечером внешняя оболочка вежливой отчужденности, которая оберегала их обоих, была прорвана. Теперь чувства обнажились, посыпались обвинения, появились свежие раны от обид. Где же она хранила весь этот гнев и ненависть, пока была замужем? Как она могла так долго игнорировать свою обиду и убеждать себя в том, что ничего не чувствует к Майклу?
Мысль о том, что все шесть лет Майкл тоже был уязвлен и рассержен, поражала ее. В конце концов, это ведь он обманывал ее, а не наоборот. У него нет причин злиться — если только он действительно не думает, будто она развлекалась с ним, собираясь выйти замуж за Фила, или какой-нибудь подобный вздор. Но еще более необъяснимо то, что ею незаметно овладела странная жалость, сочувствие к страданиям Майкла. Откуда они только взялись? И почему? Ведь Майкл этого совершенно не заслуживает.
* * *
Весь день, пока яхта под управлением Нейтана плавала вокруг островов Элизабет и залива Баззардс, Джоанна нежилась в шезлонге на палубе и старалась не думать о Майкле. Они Причалили у старинного городка китобоев Нью-Бедфорд и пообедали в ресторанчике, из которого открывался вид на порт, заполненный современными рыболовными судами. Чуть позже они прогулялись по узким мощеным улицам только что отреставрированного старинного квартала, зашли в антикварную лавку и даже посетили музей китобойного промысла.
— Хотите, поужинаем все вместе? — спросил Нейтан по возвращении в Менемшу. Солнце стояло уже совсем низко над горизонтом.
— Спасибо. Прогулка была чудесная, но нам уже пора домой.
— Что ж, понимаю. Весь день болтаться по волнам — это ужасно утомительно.
Джоанна улыбнулась, довольная, что нашла нужный предлог. На самом же деле она вовсе не ощущала усталости, скорее наоборот: теперь, когда пора было возвращаться в коттедж, ее подстегивали беспокойство и мысли о том, что вчерашнее столкновение может повториться.
И вдруг она нашла выход из положения. Конечно же, не навсегда, но хотя бы так она сможет прожить еще одну ночь и выиграть немножко времени.
* * *
Джоанна и Кэйси поставили в дюнах старую брезентовую палатку, а потом гуляли по пляжу, собирая щепки и куски дерева, выброшенные на берег. А когда розоватые и золотистые облака растворились в ночном мраке, они уселись у костра и стали поджаривать «хот-доги» на длинных палочках. В зарослях дикой сливы и в высокой траве шелестел ветерок, а с другой стороны доносился негромкий шум прибоя.
Говорили они мало. Кэйси сидел, глядя на огонь, а Джоанна смотрела на Кэйси. Как она обожала этого ребенка — даже представить невозможно.
И все же были минуты, когда она осознавала, что сын не может до конца заполнить пустоту в ее душе. Джоанна чувствовала что-то такое, чего и сама толком не понимала, — потребность поделиться с кем-то своими мыслями и проблемами, волнениями и радостями.
Боже, почему Фил умер? Почему ее маленький мир развалился на части? В нем было так удобно, там она ощущала себя в безопасности.
Но в безопасности от чего?
Становилось сыро и прохладно. Джоанна надела на Кэйси свитер и получше закутала его в плащ. Кэйси засмеялся, укорачиваясь от нее, и у Джоанны что-то дрогнуло в сердце. Он так быстро рос, из маленького ребенка превращался в мальчика. С каждым днем она замечала в Кэйси новые перемены: он уже говорил длинными и сложными предложениями и сам становился все более подвижным и ловким.
Но в последнее время эти перемены начали ее беспокоить. Например, его твердый отказ делать отвороты на джинсах, потому что у Майкла их нет. Или то, как он, развалившись, сидел в кресле, вытянув ноги почти до самого подоконника, — так же, как Майкл. За какое же время Майкл успел оказать на ребенка такое влияние? За четыре дня?
Не то чтобы она ревновала Кэйси. Он любил многих взрослых: дедушку с бабушкой, дядю и тетю. Но Джоанну беспокоила его привязанность именно к этому человеку. Майкл ведь почти не уделяет ему внимания, видно, что Кэйси ему только мешает. Майкл называет его не иначе как «мальчик», будто у ребенка нет имени, будто Майклу безразлично само его существование!
Так почему же Кэйси чувствует к нему такое расположение?
— Мам, у тебя «хот-дог» горит! — воскликнул Кэйси.
Джоанна очнулась от своих мыслей и сказала:
— Ничего, Кэйс, так даже вкуснее. Достань, пожалуйста, булочки.
Кэйси поднялся и пошел к корзине с продуктами. Морской ветер играл его волосами.
— Давай скорей, — попросила Джоанна. Ей вдруг ужасно захотелось прижать его к себе, защитить.
Защитить не столько от ветра, сколько от того, что могла принести жизнь. Как она ни старалась оградить себя от воспоминаний, Майкл снова начал занимать главное место в ее жизни. И в жизни Кэйси.
* * *
Кэйси очень устал за день и уснул около девяти, а Джоанна все никак не засыпала — только смотрела в потолок широко раскрытыми, беспокойными глазами. Наконец она выбралась из спального мешка и раскрыла молнию в стене палатки. Ночное небо слегка светилось, все вокруг было наполнено шумом моря. Джоанна обняла руками колени и стала прислушиваться.
Она знала, что на пляже никого нет, но все же ей казалось, будто рядом дышит что-то живое, что-то огромное, прекрасное и вечное. То же самое она испытывала в детстве, когда смотрела на звезды или на горы. Но здесь, на острове, это чувство раскрывалось перед ней во всей своей многогранной, волнующей красоте.
Особенно это проявлялось в Гей-Хеде. Как-нибудь она обязательно отвезет Кэйси в Гей-Хед. Местность там пустынная и невообразимо красивая: заливные луга, холмы, ложбины и, конечно же, знаменитые утесы, которые возвышаются метров на пятьдесят над морем и состоят из розовых, желтых и лиловых пластов.
Они с Майклом любили бродить там по вечерам. Когда Джоанна приехала на остров в их третье, и последнее, лето, они сразу же отправились в Гей-Хед. Они пробрались сквозь дыру в ограждении, поставленном для того, чтобы никто не лазал по выветривающимся утесам. Потом прошли по узкой тропинке и сели на краю обрыва, вслушиваясь, как набегают на берег и снова откатываются морские волны.
— Здесь нельзя находиться, — виновато прошептала Джоанна. — Это запрещено.
— Вот и хорошо. Никто нам не будет мешать.
— Майкл, это что, свидание? — Она еще не была уверена, правда ли то, что он написал в письме.
Он протянул руку и начал ласкать ее длинные мягкие волосы, поглаживать гладкую атласную кожу на шее.
— Если хочешь, то пусть будет свидание, — ответил он тихим, завораживающим голосом.
Джоанна посмотрела в его темные глаза, и ей показалось, будто ее столкнули с утеса. Да, это лето будет принадлежать им — она в это поверила.
— Хочу, — прошептала она.
Майкл улыбнулся, наклонил голову и нашел ее губы. Его поцелуи был нежным, осторожным, ни к чему не принуждавшим. Но тут Джоанну охватило волнение, словно маленькая птичка летала у нее внутри и щекотала своими крылышками. А когда Майкл отстранился, она вдруг смутилась.
Он резко поднялся и, не проронив ни слова, воззрился на океан. Ветер ерошил ему волосы. Она что-то сделала не так? Разочаровала его? Господи, неужели она уже ему надоела?
Майкл засунул руки в карманы и произнес:
— Джоанна, мы неправильно поступаем. Наши родители с ума сойдут.
— Честно говоря, мне все равно.
— Дело не только в этом. Ты… ты еще слишком молода.
— Мне восемнадцать! — Вся любовь к нему отражалась сейчас на лице Джоанны. Но он не обернулся и не увидел.
— Ой ли? — Он сощурился, как будто преодолевал мучительную боль.
— Я знаю, ты привык общаться с девушками, у которых больше опыта…
— Все не совсем так, как ты думаешь. — Он опустил голову. — И все равно я тебя не заслуживаю. Но я ничего не могу поделать, я не могу выбросить тебя из головы…
Он казался таким опечаленным, что Джоанне пришлось рассмеяться.
На этот раз он обернулся. Она опустилась на землю и протянула к нему руки, будто умоляя подойти к ней.
— Майкл, я же не фарфоровая кукла. — Она нежно улыбнулась. Ее длинные светлые волосы разметались по земле. — Я не разобьюсь.
Даже теперь Джоанна помнила, как Майкл посмотрел на нее, как затаил дыхание. Он опустился на колени, и она очутилась в его объятиях. Майкл поцеловал ее снова, и на этот раз пути назад уже не было. Она ответила ему со всей своей неискушенной страстью, так долго сдерживаемые чувства наконец вылились наружу…
Джоанна встряхнулась, чтобы избавиться от нахлынувших воспоминаний. Зачем об этом думать? Конечно, чудесные воспоминания, однако надо вспоминать Майкла как хладнокровного, надменного обманщика, каким он оказался в конце лета, а не как нежного возлюбленного, каким он был в начале…
Вдруг снаружи мелькнуло что-то белое. Джоанна вздрогнула. Что это? Может, чайка слишком близко подлетела к палатке? Но тут вновь что-то мелькнуло, и, она поняла: это носовой платок, привязанный к палке.
— Джоанна!
— Майкл?! — воскликнула Джоанна. Казалось, он материализовался из ее мыслей.
Он положил белый флаг и заглянул в палатку.
— Кэйси спит?
— Да.
— Отлично. Я хочу поговорить с тобой.
— Уходи! — Ночная темень вдруг начала пульсировать, как будто билось огромное сердце. Стало трудно дышать. Джоанна не видела его лица, но поняла, что Майкл раздражен, и ощущала исходящий от него нетерпеливый гнев.
— Джоанна Скотт, вылезай оттуда!
Его тон не допускал никаких возражений, и она решила подчиниться. Холодный воздух сразу же остудил пылающее лицо Джоанны, и, ступая по влажному песку, она подошла к затухающему костру, угрюмо поежилась и получше закуталась в кофту.
— Как ты нас нашел? — спросила она.
— Когда мы с тобой хотели побыть наедине, то всегда приходили сюда, ответил Майкл, подкладывая в огонь щепки. Легкость, с которой он говорил об их прошлом, застала Джоанну врасплох.
Он отряхнул с ладоней песок и сел напротив нее у костра. Отблески огня плясали у него на лице — таком красивом лице, что у Джоанны иногда сердце ныло при взгляде на него. Несправедливо, когда у одного человека столько обаяния.
Майкл поднял воротник на ветровке.
— Ты с ума сошла — расположиться здесь в такую ночь! Синоптики говорят, что может пойти дождь.
— Спасибо за предупреждение, но зря ты сюда тащился, чтобы мне об этом поведать.
— Я не только для этого сюда тащился. — Их взгляды встретились, и у Джоанны перехватило дыхание. Он явно что-то замышлял, но она никак не могла догадаться, что именно.
— Надеюсь, не для того, чтобы устроить еще одну драку. Слушай, Майкл, если ты думаешь, что мне нравится, когда со мной так обращаются…
— Ты можешь помолчать?
— Что?
— Прошу тебя.
Джоанна хотела было что-то сказать, но не смогла — настолько ее удивила неожиданная мягкость, прозвучавшая в его голосе.
— Джо, извини меня за вчерашнее. Я весь день хотел перед тобой извиниться, но то тебя не было дома, то у меня не хватало смелости. Надеюсь, я… не слишком тебя обидел?
Джоанна вдруг поняла, что он нервничает. И покачала головой:
— Нет, ты меня не обидел.
— Отлично.
Больше ничего не сказав, он сел на песок, но ей показалось, будто он ждет чего-то еще. Она кашлянула и произнесла:
— Извинения приняты. Хотелось бы мне сказать «забудь об этом», но…
— Нет, не надо ни о чем забывать. То, что вчера случилось, слишком важно. Не знаю, что на меня нашло. Когда твои друзья ушли, я был так зол на тебя, что не мог больше держать себя в руках. Но обещаю, это не повторится.
Теперь его голос показался Джоанне гораздо более знакомым. В нем была искренность, присущая Майклу, каким она его знала в то лето — такое короткое и бесконечное.
— Понимаешь, — продолжал он, — с тех пор как ты приехала, я изо всех сил пытался оставаться спокойным, но ни о чем другом и думать не мог. А потом услышал твой разговор с Мэг, и это, видимо, стало последней каплей. Но сегодня… — тут он с удивлением рассмеялся, — сегодня мне гораздо лучше. Как-то легче, понимаешь? — Он взглянул на Джоанну, будто прося, чтобы она его поняла. — Этой ночью я избавился от чего-то, что носил в себе долгие годы. Странно, сегодня мне ужасно хочется поговорить с тобой.
— Мы и так поговорили.
— Нет. Мы сказали друг другу кучу гадостей и разбежались. С тех пор как ты приехала, мы толком и не разговаривали.
Золотистые ресницы Джоанны взволнованно затрепетали. Майкл смотрел на нее, глаза у него были полны искренности. Его взгляд был ясным и правдивым, в нем читалась мольба. Джоанна вдруг почувствовала, будто падает в бездонную пропасть. — Расскажи… — Он приподнял плечи и засунул руки в карманы. — Как же ты, черт возьми, жила все эти годы?
Она вспомнила, что он уже много раз задавал ей этот вопрос, а она либо лгала в ответ, либо разражалась гневом. Но теперь так уже нельзя. Несправедливо, что он заставляет ее быть такой открытой, такой уязвимой, особенно после вчерашней ссоры. Но что вообще было у них справедливо? У Джоанны бессильно опустились плечи.
— Я жила ужасно, — призналась она. — Просто ужасно.
Майкл широко улыбнулся, у него даже появились морщинки в уголках глаз, и вдруг Джоанна тоже почувствовала, что не может не улыбнуться. Быть с ним честной оказалось не так уж и трудно — от этого признания стало как-то легче на душе.
— И я тоже, — сказал он.
— Ты не шутишь?
— Нет, не шучу.
Она немного поколебалась, а потом спросила:
— Это… из-за развода?
— Развод… — Он задумчиво вздохнул. — Да нет же! Я почувствовал облегчение, когда Банни ушла из моей жизни. Наш брак был сплошным фарсом. Кроме того, это давняя история — ведь мы уже пять лет как разошлись.
Рука, на которую Джоанна опиралась, вдруг перестала держать ее.
— Значит, вы были женаты всего год?
— Даже меньше. А что, ты действительно так удивлена? Я уж и забыл о ней.
Джоанна недоверчиво рассмеялась.
— Гораздо важнее для меня то, чем я занимаюсь сейчас. Я… я ведь больше не преподаю.
— Ты перестал преподавать? — Джоанна все никак не могла переварить тот факт, что Майкл уже пять лет свободен.
— Ну да.
— А как же академический отпуск?
— Я немножко приврал.
— Тебе не нравилась эта работа? — Вдруг ей стало стыдно, что она питала к нему такие мелкие, низкие чувства, желала ему зла.
— Нравилась, все шло очень хорошо.
— И тебя в самом деле следует называть доктор Мелоун?
— Да.
— И ты декан литературного факультета?
На его губах появилась несмелая улыбка.
— И это тоже.
Как это ни было нелепо, но Джоанна почувствовала гордость.
— Все было отлично, наш литературный журнал становился известным…
— Он издавался под твоим руководством?
Майкл снова кивнул.
— Программа по обмену студентов, над которой я работал, наконец была готова. В следующем году я мог бы поехать в Россию…
Джоанна положила подбородок на согнутые колени и, дав волю фантазии, представила себе Майкла в роли профессора. Наверняка он носил джинсы и твидовый пиджак, а на первой же лекции все студентки были сражены его обаянием. Динамичный, страстно влюбленный в свой предмет, с оригинальным чувством юмора, выдающим интеллектуала… Джоанна так явственно увидела его в аудитории — выражение его лица, жесты, — что почувствовала укол чего-то, странно напоминавшего ревность.
— И ты ушел оттуда?
Майкл бесстрастно кивнул.
— В мае, как только закончился семестр. Это было одно из самых трудных решений в моей жизни. Мне очень нравилось преподавать, но… но писать я люблю больше.
Джоанна выпрямилась. Так вот над чем он работает у себя в комнате!
— Я, наконец, понял, что не могу и писать, и преподавать. Каждое занятие по отдельности требует слишком много времени, так что мне пришлось сделать выбор.
— Ты решил писать?
— Да… я знаю, неразумно было отказываться от карьеры. Потому я и сказал, что взял академический отпуск. Но если подумать, у меня теперь две возможности: успех и провал, а к последнему я отношусь не слишком благосклонно.
Джоанна прыснула.
— Это не смешно, Джо, — сказал он, легонько щелкнув ее по ноге. Понятия не имею, что буду делать, если не добьюсь успеха как писатель. Денег у меня немного, я даже пожертвовал своей квартирой, чтобы не было лишних расходов. И мебель продал. Единственное, что у меня осталось, — это машина и одежда. — Он опустил голову. — Вот поэтому-то мне сейчас так необходим коттедж. А еще мне нужны тишина и покой, чтобы можно было сосредоточиться и писать.
Вдруг ситуация наконец прояснилась.
— Майкл, а я и не знала! Что же ты мне не сказал?
— Все не так уж и плохо. Знаешь, на самом деле… — тут он улыбнулся, на самом деле в это даже трудно поверить. Я могу наконец заниматься тем, о чем давно мечтал, а это не многим удается.
— А над чем ты работаешь?
— Я пишу… повесть. Тебе достаточно этого ответа?
Неожиданно волны тепла разлились по телу Джоанны, и она мягко улыбнулась.
— Как же я не догадалась? Ты всегда чудесно писал.
Она увидела в отсветах от костра, как у него блеснули глаза.
— Я это знаю. — Оба они тихо рассмеялись. — Хотя и не подозревал, что это так трудно. Повесть продвигается очень медленно. Иногда я даже сомневаюсь, смогу ли ее закончить вовремя.
— Вовремя?
— Да, крайний срок — начало августа.
У Джоанны все внутри перевернулось от волнения.
— Так, значит, у тебя есть договор с издательством?
Он кивнул, улыбнувшись еще шире.
— И все потому, что у меня чудесный литературный агент. Ее зовут Джойс Стерлинг, она из агентства «Майлз Карсон». Ты, наверное, о нем слышала, это агентство с большим опытом.
Джоанна настороженно склонила голову набок.
— Это та самая Джойс, с которой ты говорил по телефону про водопроводчика?
— Так ты слышала?
Джоанна покраснела и была очень рада, что под покровом ночи этого не видно.
— Мы с ней познакомились прошлой осенью, на конгрессе писателей. Она тоже отдыхает здесь летом — во всяком случае, по выходным. А в остальное время она в Нью-Йорке, занимается издательскими делами.
Джоанна в странном смятении смотрела на огонь.
— Значит, эта самая Джойс продала права на твою повесть?
— Да, издательству «Гейтуэй букс». И добилась для меня внушительного аванса, хотя я еще даже не закончил.
— Майкл, это же чудесно!
— Не так уж и чудесно, но поможет продержаться, пока мне не начнут выплачивать гонорар. А потом, может быть, я продам еще что-то из написанного.
— Значит, мы с Кэйси нарушили все твои планы, когда вдруг появились откуда ни возьмись. Извини.
Майкл небрежно махнул рукой, но Джоанна поняла, что он этого не отрицает.
— Ничего, все образуется.
— А когда выйдет твоя повесть?
— Примерно через год, если успею ее закончить.
— Я уверена, что успеешь.
— Конечно. — Он погрузился в раздумье. — Но если бы у меня были неограниченные сроки, то я, возможно, написал бы лучше! — Тревога в его взгляде пронзила Джоанну. — Джо, я хороший писатель, и я всем своим существом чувствую, что… — Тут он с внезапным замешательством отвернулся.
— …что у тебя получится?
— Да, вот именно! — Он тяжело дышал от волнения. — Я хочу, чтобы все было написано хорошо — от начала до конца. Но последние главы… Ненавижу чувство, будто кто-то держит у моего виска пистолет. — Он помолчал немного. — Иногда я представляю себе редакторов, которые читают последние главы и покатываются со смеху.
— О чем ты говоришь?! Если уж они купили права, прочитав первые главы…
— Джойс говорит то же самое, — несколько нетерпеливо прервал он, и Джоанна почувствовала, что ее воодушевление моментально улетучилось. — Ее послушать, так через год я стану знаменитым и богатым.
— С каких это пор Майкл Мелоун так сомневается в себе?
— В себе я не сомневаюсь. Если бы сомневался, то не ушел бы из университета. Ведь я уже давно пишу — стихи, рассказы, очерки. И эта повесть не первая.
— Не первая?
— Первая тоже была неплохой, ее даже напечатали, но она так и осталась незамеченной. Тогда я еще не был знаком с Джойс.
Джоанна заставила себя улыбнуться.
— Так ты что же, хотел моментально разбогатеть и прославиться? Не все сразу.
— Я и не надеялся, что стану богатым и знаменитым. Я просто хотел хорошо писать. Но теперь… — Майкл вздрогнул и рассмеялся, как будто эта мысль и напугала, и удивила его в одно и то же время. — В общем, могло бы быть лучше.
— Что ты имеешь в виду? Что значит — лучше?
— Ты взгляни на меня! Мне уже скоро тридцать, а постоянной работы нет. Дома нет, жены, детей, даже собаки и той нет. Хоть что-то у меня есть? Я как корабль без штурвала.
Джоанна засмеялась.
— Это точно, и не говори.
— У тебя то же самое?
Снова эта нерешительная улыбка. У нее быстро lзастучало сердце. Пока они с Майклом разговаривали, Джоанна незаметно погрузилась в теплую атмосферу общности, и откровения Майкла заставили ее отказаться от упорного нежелания поделиться с ним своими проблемами.
— Стать вдовой — это почти то же самое. Вдруг то, что я делала и кем была, утратило всякий смысл. Я потеряла Фила, и теперь мне приходится целиком перестраивать свою жизнь. Конечно, есть еще и Кэйси. — Она сжала кулак, словно держась за невидимую спасительную соломинку.
— И работа тоже.
— Да, но я не сама выбирала для себя эту карьеру. Я пошла туда работать только потому, что это было семейное предприятие, и в том же самом доме, этажом ниже.
— Ясно. — Туман уже успел сгуститься, волосы Майкла были усеяны мелкими серебристыми капельками.
— Но я не хочу и дальше жить в той квартире. С ней связано слишком много воспоминаний, и на Кэйси это плохо отражается.
Майкл понимающе посмотрел на нее.
— Майкл, он меня очень беспокоит.
— Нужно просто подождать.
— Поэтому я и привезла его на Винъярд, — кивнула Джоанна. — Ему… нам нужно отвлечься. — Возможно, эти разговоры и не решали проблемы, но все же ей становилось гораздо легче по мере того, как она делилась с Майклом. — В последнее время я думаю о том, чтобы подыскать другую работу… а может быть, вернуться в колледж и получить диплом.
— Вот и отлично!
— Да нет. Я не могу себе этого позволить, потому что буду редко видеться с Кэйси. Хотя с дипломом Легче найти работу, такую, чтобы жить немного получше.
У Майкла посерьезнело лицо.
— Я раньше и не представлял, что тебе придется тащить на себе семью. Тяжело тебе, Джо?
— Ничего, выкарабкалась, — выпалила Джоанна и сделала ошибку, взглянув Майклу в глаза. — Ну ладно — иногда бывает очень тяжело.
— А что ты будешь изучать, если вернешься в колледж?
— Не знаю. Может быть, программирование? Казалось, Майкл пробуравил ее своим проницательным взглядом.
— Все-таки нужно думать и о рынке труда, — сказала Джоанна в свое оправдание.
— Да я и слова не сказал!
— Зато я знаю, что ты подумал. Ты подумал, что я терпеть не могу математику. Но не все же такие талантливые, как ты. Некоторым приходится заставлять себя. — Джоанна вдруг почувствовала такую неуверенность, что у нее задрожали губы. — Да я и сама не знаю, что делать. Жизнь моя сломана и безотрадна. Поэтому и мне было так необходимо пожить здесь все лето. Мне нужно отдохнуть, навести порядок в мыслях и понять, что же теперь делать с остатком жизни. — Она даже застонала: так велика была тяжесть стоявших перед ней проблем. Она уронила голову на колени и начала горестно раскачиваться из стороны в сторону.
Сидевший напротив Майкл тихо проговорил:
— Да, ну и парочка! Джоанна подняла глаза.
— Пара удальцов.
И оба они засмеялись.
— Что нам сейчас нужно, так это по чашечке крепкого кофе, — сказала она.
— У тебя есть?
— Это первое, что я упаковала.
Джоанна залезла в палатку и вытащила из корзины термос. Вернувшись к костру, налила две чашечки кофе. Подавая Майклу чашку, она случайно коснулась его пальцев, и их взгляды быстро встретились.
— Майкл…
— Что?
— Ты меня тоже извини за вчерашнее. Я наговорила много всяких обидных вещей, просто я от злости была сама не своя. Во мне столько всего накопилось…
— Ничего страшного. Это я виноват. — Он задумчиво потягивал горячий кофе. Джоанна поняла, что он, подобно ей, думает о вчерашнем вечере.
— Мне правда очень жаль, — сказала она. — Надеюсь, у тебя не осталось царапин и шишек.
— Нет. Во всяком случае, не от падения. — Он продолжал пить кофе и смотреть на огонь. Но, видимо, Майкл понимал, что ее любопытство только усилилось, и медленно приподнял край джинсов. Джоанна сжала губы. — Ты просто дикарка, — прошептал он.
Джоанна оторвала взгляд от свежего шрама на его ноге, посмотрела ему в лицо и поняла, что он пытается скрыть улыбку.
— Какая же я дура!
— И вся наша ссора дурацкая. Просто идиотизм какой-то!
Вдруг они оба начали смеяться, и напряжение, еще сохранявшееся после вчерашней ночи, растаяло.
Майкл встал — в искаженных тенях от костра он походил на огромную статую.
— Вот мы и заключили перемирие… Я сейчас вернусь. Не уходи.
Джоанна смотрела, как он взобрался на дюну и растворился в темноте. Через минуту Майкл вернулся со спальным мешком на плече. Он бросил его на землю и сел рядом.
— Вообще-то мне не нравится, что вы тут совсем одни, потому я и пришел.
— Для того, чтобы нас защищать?
На лице у Майкла появилась обезоруживающая улыбка.
— В общем, да. Ты не против? Я уже давным-давно не выходил на природу.
Джоанна пожала плечами.
— Пляж большой.
— Значит, мне придется спать под открытым небом в такую погоду?
— Надо было принести палатку. В прогнозах же говорилось, что может пойти дождь.
— Не смешно. — Майкл взял свою чашку и допил кофе.
Они замолчали и постепенно погрузились в раздумья.
— Джо, я чувствую себя полным идиотом, потому что до сих пор не выразил тебе свои соболезнования. Мне очень жаль, что ты понесла такую утрату.
— Да, конечно.
— Я знаю, ты тяжело переживала болезнь Фила, мне рассказал твой отец. Не хотелось бередить твою рану, только я много думал о тебе и молился, чтобы ты не теряла мужества. — Теперь Майкл говорил тихо, так тихо, что его голос сливался с жалобными вздохами ветра.
— Спасибо за сочувствие. Но я бы хотела, чтобы тебя больше огорчала смерть Фила, чем мои переживания по этому поводу.
— Извини, но ведь я его не знал — если не считать того, что ты мне рассказала. Он… он к тебе хорошо относился, Джо?
— Да. И еще он был очень хорошим отцом.
— Отлично. Я рад, что ты была счастлива. — Уголки его рта поникли. — А мы с Банни никогда не были счастливы. — В костре треснуло полено, и вверх взметнулся сноп желтых искр, озарив все вокруг своим светом.
— Ты не обязан мне рассказывать о своем браке.
— Но мне этого хочется. Мне нужно выговориться. Нам с тобой просто необходимо поговорить. Не хочу, чтобы ты верила в басню, которую я тебе рассказал в прошлый раз. То, что Банни нравилась наша совместная жизнь, это вздор. Мы постоянно ругались из-за того, как мало денег я зарабатываю, а когда я говорил, что хочу быть писателем, она смеялась. Она хотела, чтобы я ушел из университета и стал работать в Бостоне, в брокерской фирме ее отца.
— Майкл, прошу тебя! — Джоанна закрыла глаза. — Не надо о ней говорить. Это все равно что сплетничать о мертвом.
— Но мы с тобой должны об этом поговорить. Мы слишком долго держали в себе гнев, и оба знаем, в чем причина.
— Нет! — решительно воскликнула она. — Не хочу об этом слышать.
Красивое лицо Майкла омрачилось.
— Наверно, ты права.
Он казался огорченным, но Джоанне было все равно. Она ничего не хотела знать об их браке. Как бы спокойно она себя ни чувствовала рядом с ним, гордость заставляла ее сохранять дистанцию. Ей не хотелось, чтобы Майкл успокаивал ее рассказами о том, как он был несчастлив с Банни. Не нужны ей его извинения. Он хладнокровно лгал ей, пользовался ею, а потом бросил ради Банни, и ничто не может этого изменить.
Ей вдруг стало холодно, как будто все тепло костра унес порыв ветра.
— Давай-ка ложиться спать, — предложила Джоанна и встала, прежде чем Майкл успел возразить.
В палатке она забралась в свой мешок и свернулась калачиком, чтобы немного согреться. Кэйси все так же крепко спал. Тут Джоанна услышала, как снаружи Майкл развязал веревку и на землю шлепнулся спальный мешок. Ей вдруг стало ужасно неловко. Майкл расположился у палатки, как часовой у ворот замка. Он волновался за них, извинился за вчерашний вечер, пошел на примирение, в результате чего ей стало намного лучше, а теперь она заставляет его спать на улице в такую сырую, промозглую ночь.
— Эй! — позвала она. — Здесь еще есть место. Через несколько мгновений Майкл оказался в палатке и осторожно разложил свой спальный мешок рядом с Кэйси.
— Обычно я совсем не такой легкомысленный и бываю недотрогой, особенно во время первого свидания, но под влиянием обстоятельств… Обещай, что утром не потеряешь уважения ко мне!
На плотно сжатых губах Джоанны появилась улыбка. Ему всегда удавалось ее развеселить, в каком бы плохом настроении она ни была.
— Замолчи и ложись. Господи, да ты неуклюж, как носорог!
Наконец Майкл с облегчением вздохнул и лег.
Снаружи ветер зачерпывал песок и швырял его в стены палатки, как дождь. Костер уже почти догорел, но Джоанна увидела, что Майкл полулежит, опираясь на руку, и смотрит в лицо Кэйси.
— Джо, я не хочу, чтобы ты уезжала, лишь бы не видеть меня. — Она попыталась возразить, но он протянул руку и коснулся ее губ пальцем. — Я видел сумки с твоими вещами. Ты ведь собиралась уехать? Извини, вчера ночью я наговорил много гадостей. И я очень рад, что, несмотря на это, ты осталась. Без тебя дом совсем пустой.
Он говорил уже шепотом, но у Джоанны перехватило дыхание. Она отвернулась и стала смотреть в потолок, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди.
— Джо, я должен рассказать все до конца. Если учесть, какими мы бываем упрямыми и своенравными, этот шанс может больше никогда не повториться.
У Джоанны ком встал в горле. Она не могла произнести ни слова.
— Джо, я все хотел тебе сказать… Я никогда не любил Банни. Наш брак был сплошным фарсом.
Его слова обрушились на нее со всей тяжестью, и ей стало трудно дышать. И какой же ответ он ожидает услышать? Джоанна отвернулась к стене, и по щеке у нее покатилась слеза.
— Джо, — прошептал Майкл. Его голос прозвучал так, будто она ускользает от него, а он тщетно пытается ее удержать. — Джо, я женился на Банни потому, что она сказала всем, будто беременна. А я был слишком молод и не мог бороться со всеми ними — с отцом Банни, с ее и моей матерями и даже с твоим отцом. Меня загнали в угол. Но мне было все равно. Приложи они даже вдвое больше усилий, я бы не женился на Банни, если бы ты не бросила меня. — Майкл остановился, и Джоанне показалось, что он всхлипнул. — В конце концов я женился, потому что ты вышла за Фила. Мне стало незачем жить. Единственное, чего я не понимаю до сих пор, почему ты вышла за него? Потому, что с самого начала собиралась это сделать? Или… или ты так поступила в отместку? Я все это время терзаюсь догадками, а теперь не знаю, что и думать. Разве ты меня не любила, Джо? Ведь мы были так влюблены друг в друга, что не видели ничего вокруг. Или я все это выдумал?
У Джоанны билось сердце, ныли виски. Она похолодела от ужаса, на лице у нее выступил пот.
— Джо, — настойчиво произнес он, — почему ты вышла замуж за Фила?
Вопрос Майкла, как гигантский валун, раздавил ее. Она не станет отвечать. Поздно. Вся эта ложь зашла слишком далеко.
Джоанна молчала. Тишина становилась гнетущей. Вопрос повис в воздухе.
Майкл, должно быть, подумал, что она заснула. Он покорно вздохнул и тоже отвернулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Счастье приходит летом - Уэверли Шеннон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Счастье приходит летом - Уэверли Шеннон



Ничего так романчик. Читаемо.
Счастье приходит летом - Уэверли ШеннонВалентина
30.11.2014, 16.39





Одноразовая книга. Тема затасканная
Счастье приходит летом - Уэверли Шеннонзлой критик
8.06.2015, 20.04





Хороший роман. Читаешь с удовольствием.
Счастье приходит летом - Уэверли Шеннонсветлана
9.06.2015, 1.33





Где страсть.Где любовь.Одна балтология.
Счастье приходит летом - Уэверли Шеннонтатиана
25.11.2015, 14.36





Стоит почитать, эмоций тут предостаточно и любовь и страсть. Очень понравился, читала допоздна, не могла оторваться.
Счастье приходит летом - Уэверли ШеннонЧитатель
9.02.2016, 8.07





Чего то не хватило.
Счастье приходит летом - Уэверли ШеннонКэт
16.11.2016, 4.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100