Читать онлайн Лики любви, автора - Уэттерли Шэрон, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лики любви - Уэттерли Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лики любви - Уэттерли Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лики любви - Уэттерли Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэттерли Шэрон

Лики любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– И все же почему на такси? – Констанс неуверенно поерзала на широком сиденье комфортабельного автомобиля.
В наемных экипажах она чувствовала себя неуютно. Привычка быть за рулем и диктовать дороге и окружающим собственные условия заставляла ее нервничать. Но Брижит настояла на том, что в клуб они поедут именно на такси.
– Это правило, общее для всех, – устало произнесла Бри, отвечающая на этот вопрос уже в пятый раз за их недолгую поездку. – В клуб не приезжают на личных автомобилях.
Констанс повернулась к окну. Интересно, к чему такие сложности? Наверняка это Гийом придумал правила, хотя сам никогда не проявлял особого рвения их соблюдать. Вполне возможно, он искренне радовался тому, что может запретить всем приезжать так, как им удобно, а сам по-прежнему пользоваться любимым «Пежо». Порой ему нравилось играть роль этакого тирана и самодура, хотя он стремительно выходил из этого образа, как только понимал, что кому-то по-настоящему неудобно или неприятно.
Она покосилась на точеный профиль Бри, но решила пока повременить с расспросами. В последние несколько дней кузина была очень занята и отмахивалась от любопытства Конни. Кроме того, она частенько ловила на себе испытующий взгляд Бри – словно та прикидывала, насколько ее двоюродная сестра готова к загадочной вечеринке. В назначенный день Констанс уже буквально изнывала от нетерпения – так ей хотелось поскорее попасть в это таинственное место.
Казалось, клуб имени их деда и в самом деле окутан мистикой. Решив серьезно подготовиться к предстоящей вечеринке, мадемуазель Лакомб обнаружила, что официально клуба… не существует! Его адреса не было ни в одном справочнике, о нем не писали в газетах и Интернете, о нем не слышали исполнительные служащие справочного бюро «Les rues de Paris»
type="note" l:href="#n_4">[4]
, которые знали буквально обо всем на свете. О Гийоме Фонтеро было множество сообщений – его вспоминали добрым словом десятки художников, актеров, бизнесменов. Но о том, что он основал элитный клуб, – ни слова, будто вокруг этого факта существовал некий «заговор молчания». В конце концов, после нескольких дней бесплодных поисков, Конни стало казаться, что кузина ее нарочно мистифицирует, правда, она не могла понять, с какой целью. Она была готова к тому, что Бри под каким-то предлогом отменит приглашение на вечеринку, поэтому немало удивилась, когда кузина заехала за ней…
Но что такого таинственного может быть в клубе – пусть даже закрытом и элитном? Это ведь то место, где теоретически должен собираться круг единомышленников, подобранный по определенным критериям. Ну, например, любители литературы, танцев, кино или рыбалки. Или люди, когда-то окончившие один университет, или те, кто ездит ежегодно на один и тот же курорт… Таких клубов полным-полно в каждом европейском и американском городе – и Париж не исключение. На их вечеринках или «заседаниях» собираются посплетничать, обменяться впечатлениями, поругать новые постановления правительства, обсудить очередное платье Первой Леди и скандальный роман, сведения о котором недавно появились в газетах, выпить в теплой компании – в общем, приятно провести время. Конни приходилось бывать на подобных «заседаниях», посвященных ее картинам. Как правило, там все проходило чинно и мирно: небольшая лекция, ряд вопросов, а потом традиционный фуршет с так называемым «неформальным общением», которое она ценила лишь постольку, поскольку оно помогало наладить нужные связи.
Но все, что Констанс Лакомб знала об этих «элитных клубах», настолько не вязалось с характером ее покойного деда, что она попросту терялась в догадках. Гийом ни за что на свете не связался бы с кучкой скучных любителей еженедельных застолий – разве что для того, чтобы в конце концов их высмеять! Нет, его собственный элитный клуб должен быть совершенно оригинальным, неповторимым – и туда должны быть вхожи те, кого сам он считал «элитой». Интересно, что же на этот раз придумал неугомонный Фонтеро?..
– Мы приехали. – Такси затормозило у невысокого особнячка, и Брижит оторвала кузину от размышлений. – Добро пожаловать в Клуб Фонтеро! Идем, времени не так уж много…
Спускаясь за ней по высоким неудобным ступенькам в полуподвал здания, Констанс украдкой бросила взгляд на его фасад. Ни вывески, ни заботливо нарисованных стрелочек, куда надо направляться членам элитного клуба… Да и сам он расположен, оказывается, где-то на окраине Парижа. И это при том, что Гийом обожал пускать пыль в глаза – даже обычные вечеринки обставлял с восточной роскошью. Странно, очень странно! Может, дела у Брижит идут не так хорошо, как она старается показать кузине? Неужели обстоятельства вынудили ее после смерти деда переместить куда-то его клуб?
Металлическая дверь закрылась за спиной Конни с мягким щелчком, и их с Брижит окутал мягкий свет многочисленных бра, создававших в помещении уютный полумрак. Буквально в нескольких шагах от входа обнаружилась еще одна дверь, лукаво поблескивавшая глазком видеокамеры.
– Дамы, пожалуйста, проходите по одной, – произнес «металлический» голос из-за двери.
– Не валяй дурака, Патрик. – Брижит строго сдвинула брови, приближаясь к глазку видеокамеры. – Со мной моя сестра, совладелица заведения.
Еще один едва уловимый щелчок – и дверь гостеприимно открылась. Констанс шагнула следом за кузиной, уверенно прошествовавшей в следующее помещение. Пока Брижит вполголоса отчитывала сотрудника – невысокого, но мощного молодого мужчину, исполнявшего, похоже, роль охранника, Конни с удивлением осматривалась. Она попала в настоящее царство роскоши. Бархатные обои, утопленные в стенах позолоченные светильники, с изысканным вкусом подобранные репродукции импрессионистов, густой ворсистый ковер – все здесь говорило о том, что организатор не поскупился и решил произвести впечатление на любого, кто минует дверь и незадачливого Патрика. Констанс тут же поняла, что клуб, видимо, никогда и никуда не переезжал – настолько здесь все соответствовало вкусу деда. Она не удивилась бы, если бы и сам Гийом неожиданно вышел к ним навстречу, сияя гостеприимной улыбкой.
– Ну как, нравится? – Брижит подхватила кузину под руку и повлекла за собой – сквозь многослойные, но легкие шелковые занавеси, отделявшие первую комнату от длинного коридора. – Это только начало. Пойдем скорее!
– Госпожа Фонтеро, какую маску приготовить вашей сестре? – поинтересовался охранник.
Брижит на секунду остановилась и посмотрела на Констанс.
– Она еще не решила. За масками мы придем позже.
– Я ничего не понимаю. Какие маски? – бормотала Конни, едва успевая за сестрой. – Может, ты остановишься на минуту и объяснишь, что происходит?
– Сейчас у меня в кабинете сядем и обо всем поговорим, – пообещала Бри, снимая оригинальный ключик с длинной деревянной панели, укрепленной на стене и украшенной восточным орнаментом и изысканной росписью.
В кабинете у кузины обстановка оказалась намного строже, чем в богато украшенной «прихожей» и коридоре, в котором почему-то царила темень – единственным хорошо освещенным пятном там была деревянная панель с ключами. Конни по пути ощупывала драпировки на стенах – шелковые и более тяжелые бархатные – и думала о том, зачем они здесь и что прикрывают. Однако через несколько секунд шестое чувство подсказало ей, что с противоположной от кабинета стороны находится большое пространство, отделенное от коридора мутной пеленой, и Констанс предположила, что это матовое стекло, а за ним – комната или зал. И когда в этом зале горят огни, то рассеянного света достаточно, чтобы не заблудиться здесь.
Широкий письменный стол с компьютером, два кожаных кресла и диван составляли все убранство кабинета кузины, громко заявляя о том, что новая распорядительница клуба готова терпеть восточную роскошь, но только до тех пор, пока она не врывается в ее налаженный и обустроенный быт. Ее личный уголок был воплощением рациональности, расчетливости и современности.
– Хочешь кофе? – предложила Брижит, усаживаясь за столом и указывая Конни на кресло напротив.
– Хочу объяснений, – улыбнулась та. – Кофе может и подождать.
Бри несколько секунд помолчала, а потом, словно решившись, начала говорить – уверенно и быстро…
Несколько лет назад Гийом Фонтеро организовал элитный клуб, куда сначала был вхож лишь очень узкий круг людей. Началось все с того, что некоторые из его друзей не желали быть узнанными даже друг другом, общаясь по каким-то деловым вопросам. И тогда Фонтеро придумал гениальный ход – в его клубе все без исключения посетители должны были надевать маски. Бархатные полумаски выдавались гостям на входе охранником, который получил четкие инструкции – в отведенном ему помещении не должно находиться больше одного посетителя. Черная маска, как установил Гийом, означала, что гость ищет новых знакомств, а красная – что он здесь для встречи с определенным человеком. Как правило, красные маски дополнялись и другими «опознавательными знаками», по которым былые собеседники, пришедшие ради продолжения разговора, должны были узнать друг друга.
Замаскированные гости проходили в основной зал, где их ждал фуршет и ненавязчивое представление. Желающие более приватных разговоров устремлялись к деревянной панели в коридоре, на которой висели ключи от так называемых «кабинетов». Все ключи были в единственном экземпляре, так что посетители могли не опасаться быть подслушанными. Но маски не снимали даже в кабинетах – если гости решались открыть друг другу свои настоящие имена, они предпочитали не «светиться» в кругу остальных «замаскированных».
Первое время клуб Фонтеро помогал налаживать в основном деловые контакты. Но поскольку Гийом вращался в богемном мире, вскоре все его знакомые стали посещать клуб. Идея с масками чрезвычайно понравилась большинству гостей, но их как раз влекли не деловые и партнерские начинания. Под маской можно было флиртовать с любым понравившимся незнакомцем или незнакомкой, а потом уединиться с ним в одном из «кабинетов», не опасаясь быть разоблаченным «второй половиной». Ведь никто и никогда не знал, кто именно скрывается под масками. Если, допустим, на вечеринку приходили муж и жена, то вполне возможно, что вечер они завершали вместе, не будучи уверенными в том, что их партнер – законный супруг. Но, с другой стороны, не было уверенности и в обратном, поэтому такие измены и изменами не называли. Это была лишь пикантная игра, в которую с удовольствием включилась богема. Вскоре по широкой тусовке даже стал гулять особый термин – «клубный адюльтер».
Первое время Гийом пытался еще как-то предотвратить стремительное превращение делового клуба в эротический, но ситуация уже вырвалась из-под контроля, и он махнул рукой. Членство в клубе Фонтеро стало престижным и начало приносить весьма немалый доход организатору. Плюнув на мораль, Гийом распорядился оборудовать «кабинеты» широкими кроватями и прочими «аксессуарами» домов свиданий, а на прикроватные тумбочки в обязательном порядке класть упаковки презервативов.
Брижит риала о клубе Фонтеро совершенно случайно – один из ее новых приятелей неожиданно для молодой девушки назначил ей там свидание и очень удивился, поняв, что она впервые слышит об этом месте. «Не может быть, чтобы ты не была членом клуба твоего собственного имени!» – заявил молодой человек. В тот же вечер Брижит приступила к расспросам, и отмолчаться Гийому не удалось. Более того, строптивая внучка заявила, что намерена стать членом клуба. Во второй раз Гийому снова пришлось уступить – и через некоторое время Брижит уже была завсегдатаем клубных вечеринок.
Когда же после смерти Гийома Бри оказалась полновластной хозяйкой «клуба собственного имени», она принялась за дело с размахом. «Кабинеты» были немного переделаны – в них появилась различная тематика. Кроме того, Брижит стала сама писать сценарии для представлений, которые показывали гостям. Она сознательно добавила в них мистики и эротизма. Актеры и актрисы в светло-зеленых масках (такие носил в клубе обслуживающий персонал, а маска хозяйки была украшена еще и перьями, чтобы ее можно было сразу узнать) все чаще оказывались на публике полуобнаженными, стараясь максимально «завести» гостей.
Пестрая толпа приглашенных после этих представлений моментально расходилась по «кабинетам», которых через некоторое время стало уже не хватать. В клубе Фонтеро прибавилось завсегдатаев, искавших партнера на одну или несколько ночей. Постепенно Брижит выкупила все полуподвальное помещение одного из особняков на востоке Парижа – и элитный клуб превратился в некое подобие «дома свиданий» с той лишь разницей, что здесь не работали «девочки по вызову». Нет, все случалось по обоюдному согласию и совершенно бесплатно. Порой знакомства, заведенные в клубе Фонтеро, приводили к длительным романам и даже бракам, но и после свадьбы супруги бывали гостями этих роскошных «вечеринок».
Несмотря на весьма высокий ежегодный взнос и недешевую кухню (Брижит похвасталась, что ей удалось переманить шеф-повара одного из ведущих парижских ресторанов), количество желающих стать членами клуба Фонтеро постоянно росло. Он не нуждался в широкой рекламе и громких словах и приносил ощутимую прибыль. И хотя адреса его не было ни в справочниках, ни в путеводителях, каждую неделю на вечеринки приходило множество гостей…
– Я даже не предполагала, что… Гийом может заняться чем-то подобным, – слабым голосом произнесла Констанс, когда Брижит на минуту замолчала.
Только чувство врожденного такта в последнюю секунду удержало ее от возгласа: «Как этим можешь заниматься ты?!» Но невысказанная фраза повисла в воздухе, и кузина тут же ощетинилась, будто ожидала такой реакции:
– Не надо делать из меня притоносодержательницу! Я всего лишь помогаю людям знакомиться, общаться более свободно, чем они это делают в жизни. Человек под маской играет чужую роль и может позволить себе даже то, чего смертельно боится, когда снимает ее! Здесь не просто развлекаются, а порой находят партнера на всю жизнь. Каждый раз в зале полным-полно не только черных, но и красных масок! – Бри несколько секунд помолчала. – Ты предлагала свою помощь, верно? Но заставлять тебя никто не собирается. Давай договоримся: ты сегодня посидишь на вечеринке в любой маске по твоему выбору. Если поймешь, что тебе совсем неприятен наш «приют разврата», – она фыркнула, демонстрируя свое отношение к подобной точке зрения на клуб Фонтеро, – то просто откажешь мне и не станешь читать нотации. А если убедишься в том, что все не так уж страшно, я с удовольствием приму твою помощь.
– Хорошо. – Констанс поднялась с кресла, жалея и о том, что позволила кузине прочесть написанные на ее лице мысли, и о том, что этот разговор вообще состоялся. – Для чистоты эксперимента я, пожалуй, предпочту черную маску.
В ответ Бри неожиданно лукаво улыбнулась:
– Конечно, ты хочешь проверить, насколько чисто здесь играют и не бывает ли наглых приставаний, которым подвергаются несчастные дамы в «черных масках». – Она откинулась на спинку кресла. – Но может статься, что ты просто соскучилась по приключениям…
Чувствуя, как лицо ее заливает румянец смущения, Констанс выбежала из кабинета кузины. Да, надо признаться, что ей было… любопытно. Разумеется, она не собиралась долго участвовать в этих развлечениях, но надо же узнать, чем занимается сестра. Клуб Фонтеро – надо же! Конни фыркнула. Какое счастье, что сама она не Фонтеро, а Лакомб! Хорошо, она посетит сегодня эту «вечеринку», но больше ее сюда заманить не удастся! Это будет для нее всего лишь небольшим экспериментом – Конни просто надо убедиться, что здесь не происходит ничего предосудительного.
Она решительно прошествовала по коридору обратно и вскоре оказалась напротив стола охранника.
– Черную, пожалуйста! – потребовала Констанс и через секунду получила небольшую бархатную полумаску, скрывшую ее лицо ото лба до середины щек…
Не прошло и двух часов после начала вечеринки, как все намерения Конни уйти пораньше и не участвовать в «приключении» до конца были забыты. В полумраке основного зала, называемого «гостевым», неторопливо прогуливалось около пятидесяти человек в красных и черных масках. Порой некоторые из них останавливались, чтобы посмотреть представление. Глаза же Констанс были прикованы к сцене. Нежная и бесконечно чувственная сценка, словно сошедшая со страниц «Тысячи и одной ночи», буквально заворожила ее. Каждое движение исполнителей было пронизано эротизмом, от которого у Конни захватывало дух. Брижит оказалась по-настоящему талантливым сценаристом, и ее представление удостоилось искренних аплодисментов гостей.
– Великолепно сыграно. – Мужской голос прозвучал из-за спины столь неожиданно, что Констанс даже подпрыгнула. – О, прошу прощения, не хотел напугать вас!
– Н-ничего, – с запинкой ответила она, поворачиваясь лицом к собеседнику.
Высокий мужчина, заговоривший с ней, был в черной маске. Его светлые волосы казались тусклыми в полумраке зала, и на секунду Констанс даже посетила безумная мысль, что перед ней Тьери – ее давно забытая и потерянная любовь. Но темно-карие глаза, резко контрастировавшие с цветом волос, тут же вернули ее с небес на землю. Нет, конечно же это не он…
– Как вас называть, мадемуазель? – Незнакомец мгновенно завладел ладонью Конни и поднес ее к губам.
Она в последнюю секунду удержала на языке настоящее имя, которым чуть было не представилась от неожиданности. От поцелуя женщина почувствовала, как по спине побежали мурашки. Завораживающее желание вдруг окатило ее буквально с головы до пят. В его карих глазах пылал огонь – прошедшее представление явно произвело на мужчину такой же эффект, как и на саму Констанс. Судорожно сглотнув, она назвала первое попавшееся имя…
– Разрешите пригласить на танец? – И как только Конни поднялась с удобного дивана, обитого бархатом, таинственный кавалер тут же закружил ее в вальсе под мягкую музыку, струившуюся, казалось, откуда-то сверху.
После представления, по словам Брижит, всегда включали музыку, чтобы гости могли немного прийти в себя и определиться с партнерами. Млея от наслаждения в сильных руках неожиданного партнера, Констанс поняла, что это правильно. После того безумного всплеска, который последовал сразу за представлением, в ней рождались желание и нежность. Хотелось всю ночь провести в объятиях этого незнакомого мужчины, буквально излучавшего силу и страсть. Впрочем, почему бы и нет? Почему Констанс должна отказывать себе в маленьких радостях? Чертик искушения шептал ей, что она может насладиться сегодняшней ночью сполна и никто, кроме нее, никогда об этом не узнает. Да и человека, который сейчас так нежно кружит ее в вальсе, вряд ли еще встретит.
Констанс посмотрела в глаза незнакомцу и увидела в них отражение собственной страсти. Ни слова не говоря, он обхватил пальцами ее запястье и повел за собой – прочь с танцевальной площадки, в коридор, к деревянной панели, на которой еще висело несколько ключей. Сняв один из них, мужчина повлек ее дальше по коридору…
Дверь «кабинета» закрылась за ними, оставив их в подобии восточного шатра. Видимо, спектакль на тему «Тысячи и одной ночи» диктовал свои условия и здесь. Мягкий аромат чего-то невыносимо чувственного наполнял комнату. Из встроенных в стену динамиков лилась негромкая романтическая музыка. Под широкими складками прозрачного балдахина маняще белела широкая кровать с резными деревянными столбиками по углам. Напротив нее загадочно мерцала зеркальная поверхность…
Сильные руки повернули Констанс, и она оказалась стоящей лицом к случайному партнеру. Она не успела и вздохнуть, как его рот властно накрыл ее губы, подавляя, подчиняя себе. В первую секунду она хотела было воспротивиться напору, но тут же обмякла, крепко прижавшись к мощному телу. Сегодня вокруг нее был Восток – и она, восточная женщина, обязана подчиниться мужчине безоговорочно. От собственной податливости ее обдало жаркой волной. Уже ни о чем не думая, Конни отдалась ощущениям.
Язык таинственного незнакомца властно исследовал ее рот, юркой змеей обвивался вокруг ее язычка, скользил по губам, заставлял, задыхаясь, молить о пощаде. Оставив разгоряченные губы Констанс, мужчина спустился по шее к ключицам, одновременно расстегивая ее платье. Через секунду изысканный наряд растекся вокруг ее щиколоток нежно-сиреневой шелковой лужицей. Партнер подхватил Конни на руки и осторожно, как хрупкую драгоценность, уложил на широкое ложе. Она изогнулась в его объятиях, чтобы как можно плотнее прижаться к нему. Ее пальцы торопливо пробежались по пуговкам его черной рубашки, сброшенные покровы обнажили мускулистый торс, и ладони Констанс заскользили по груди и спине незнакомого любовника, тихо застонавшего от удовольствия.
Несколько секунд спустя он приник к ее груди, и его чуткий язык принялся описывать круги вокруг затвердевших от страсти сосков Конни. Она потеряла ощущение времени и пространства – мир сжался до крохотной точки, до уютной комнаты в восточном стиле, до шикарного ложа и мужчины, ласкавшего каждую клеточку ее тела. Его губы неторопливо проложили дорожку поцелуев от ямочки между ключицами к животу. Сильные руки скользнули по бедрам снизу вверх, осторожно пробрались под трусики и нежно освободили Констанс от последней преграды, отделявшей от бесконечного наслаждения. А через секунду его язык уже ласкал влажный бутон внизу ее живота. Конни изогнулась ему навстречу, судорожно ловя ртом воздух.
От накатившего острого удовольствия мутилось в глазах. Констанс буквально плавилась в нем, казалось, ее переполнял жидкий огонь. Жадный и дерзкий язык ее случайного мужчины то нежно касался ее лона, то бесстрашно вторгался в его глубину, заставляя Конни вскрикивать и метаться на постели. Ладонями он поддерживал ее под ягодицы, по очереди ритмично сжимая то одну, то другую. Ее ноги оказались на его плечах, и иногда незнакомец дразняще проводил языком по внутренней стороне бедер, заставляя Констанс замирать в ожидании нового витка наслаждения. Наконец для нее наступила кульминация, и очередная волна удовольствия подняла ее на самый пик…
Отдышаться он ей не дал, а неожиданно, подхватив, поставил на колени лицом к одному из столбиков в изножье кровати. Стена напротив и в самом деле оказалась зеркальной, и разомлевшая от ласк Конни видела не только себя, но и мужчину за своей спиной. Он подошел к тумбочке и что-то взял с нее, потом повернулся к зеркалу лицом, быстро снял брюки. Констанс завороженно смотрела на размеренные движения его рук, облачавшие мощное естество в то, что она в юности называла «защитным костюмом». Пришла его очередь получать удовольствие…
Конни, опершись о деревянный столбик, подалась к нему упругой попкой, бесстыдно приглашая к продолжению. Его не понадобилось просить дважды – через несколько секунд он уже стоял на коленях за ее спиной. Она видела в зеркале, как его руки по-хозяйски проходятся по ее груди и животу, а когда в ее разгоряченную пещерку ворвался тугой мужской жезл, Констанс снова не удержалась от стона. Он положил руки ей на бедра и входил в нее глубоко и властно, словно утверждая свою власть над «восточной женщиной». Его движения были размеренными и спокойными, хотя порой он убыстрял темп, и Конни чувствовала, что снова возносится на вершину блаженства. Мужчина за ее спиной, судя по участившемуся дыханию, тоже приближался к кульминации. В последний момент он вдруг притянул ее к себе, подхватив рукой под живот, и зарылся лицом в ее волосы. Еще несколько толчков – и мир вокруг взорвался фейерверком безумных ощущений. Ее партнер зарычал от наслаждения и расслабился…
Некоторое время он не выпускал ее из объятий, прерывисто дыша в ее волосы, и Констанс, закрыв глаза, вдруг на секунду представила, что за ее спиной… Тьери. Этот образ явился настолько неожиданно и непрошено, что она, вздрогнув, открыла глаза и тут же попыталась отстраниться от мужчины. Он опустил руки, давая ей возможность выскользнуть, и Конни, извернувшись, вздохнула, ощутив одновременно и радость, и разочарование. Конечно, это был не Тьери, а совсем другой человек, с которым до сегодняшнего вечера она даже не была знакома…
Они расстались почти молча, только напоследок незнакомец сказал, что с удовольствием встретился бы с Конни снова. Она улыбнулась, радуясь, что за маской невозможно разглядеть ее испуганных глаз. Нет, она вовсе не планировала найти здесь постоянного любовника! Подарив ему еще один нежный поцелуй, Констанс мысленно попрощалась с мужчиной навсегда.
Когда дверь за ним закрылась (в клубе Фонтеро мужчины считали хорошим тоном покидать «кабинет» первыми, оставив дам поправлять туалеты), она откинулась на широкую постель. Ну что ж, по крайней мере, Брижит, похоже, удалась ее маленькая эскапада! Конни понравился сегодняшний вечер, который немного избавил ее от тягостных мыслей и воспоминаний. И, разумеется, она уже мысленно прикидывала, какими картинами декорирует коридор. Перед самым началом вечеринки там включали лампы, и, хотя их свет не давал гостям возможности разглядеть хоть что-то под масками, он позволял увидеть до сих пор прятавшиеся под драпировками кар тины, содержание которых Констанс назвала бы, по меньшей мере, фривольным. Впрочем, после такого прекрасного вечера она уже не собиралась идти на попятный. Как бы то ни было, такие встречи многим могли пойти только на пользу!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лики любви - Уэттерли Шэрон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Лики любви - Уэттерли Шэрон



хороший роман,но думаю раз-два можно и не узнать своего любимого, но дальше через чур....
Лики любви - Уэттерли ШэронМарго
2.02.2012, 16.01





Забавный роман.
Лики любви - Уэттерли ШэронЕлена
23.03.2012, 9.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100