Читать онлайн Обман, автора - Уэстон Софи, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обман - Уэстон Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обман - Уэстон Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обман - Уэстон Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэстон Софи

Обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13



Еще окончательно не стемнело. Они вернулись к машине, стоящей в тени деревьев. Джейк завладел ее рукой и не отпускал.
Эш не могла понять, что с ней происходит. Она внезапно стала ощущать себя любимой. Странное чувство. Оно делало ее еще более робкой. Она никогда раньше не ощущала себя любимой. Интересно, Джейк чувствует себя так же странно, как и она? Или это все часть его хитроумной стратегии? Наверное, его низменные мотивы могут проявиться в любую минуту.
Она хотела его спросить. Но в машине он снова взял ее за руку и не отпускал до самого дома. Эш поняла, что ей безразлично, часть ли это его стратегии или нет. Этот вечер не просто развлечение. Он останется у нее в памяти на будущее, когда он вернется к своим миллионным делам, а она будет выгуливать собаку и заботиться о барсучонке в одиночестве.
В машине они не разговаривали. Джейк ехал быстро. Эш мечтательно смотрела на его длинные, сильные пальцы на рулевом колесе. Когда они остановились около особняка, он выключил фары и повернулся к ней.
— Ты ведь, по сути, не знаешь большинства тех людей, верно? Хоть вы и соседи, ты не появлялась там многие годы.
Эш не знала, порицает ли он ее или нет. Она посмотрела на свои руки.
— Похоже, ты и так догадался. Ведь не ходили же они ко мне косяками, когда ты жил в доме.
— Но там все выглядело по-другому. — Он говорил задумчиво. — Я себя спрашиваю — в чем дело?
Несмотря на свои бурные фантазии по поводу сегодняшнего вечера, Эш сжалась.
— Я не люблю вмешательства в мою жизнь.
— Я тоже. Но это не значит, что мои соседи смотрят на меня, как на пришельца из космоса, когда я с ними сталкиваюсь, — откровенно заявил Джейк.
Он побарабанил пальцами по рулевому колесу.
— Молли считает, что ты винишь себя за тот несчастный случай, — сказал он ровным голосом. — Что ты наложила на себя нечто вроде епитимьи. Это так?
Эш вздрогнула.
— Прошло уже столько лет.
— Это не ответ на мой вопрос. — Он оценивающе взглянул на нее.
— Оставшееся жить часто чувствуют себя виноватыми, когда кто-то умирает. Особенно в молодые годы, — сказала Эш. — Я ходила к психотерапевту. Знаю всю терминологию.
— И, тем не менее, ты все еще живешь Бог знает в какой глуши и держишь всех на расстоянии вытянутой руки? Как спящая красавица в глубине своего непроходимого леса, — добавил он сухо.
Эш закусила губу.
— Ты преувеличиваешь.
— Все еще хуже. По крайней мере, если верить твоим соседям.
Она удивилась и слегка обиделась.
— Зачем им рассказывать тебе обо мне?
Он сверкнул зубами в темноте.
— Они видят — я проявляю интерес. Чего, похоже, нельзя сказать о тебе.
Неожиданно во рту у Эш пересохло. Все это переводило вечер из мира фантазии слишком близко к реальности. Той реальности, с которой она еще не научилась справляться. Пора отступать, подумала она.
— Мне кажется, пора идти в дом. Становится прохладно. — Она положила руку на ручку дверцы.
— Заперто. — Джейк был совершенно спокоен. — Полезная вещь — централизованная система запоров.
Эш возмутилась.
— Ты меня здесь запер?
— Я нас тут запер, — поправил он ее мягко.
— Ну, конечно, тогда другое дело, — саркастически заметила Эш.
Он хрипло рассмеялся.
— Я на это надеялся.
Он лениво протянул руку и привлек ее к себе. Он не пытался ее поцеловать, просто осторожно прижал ее к своему теплому боку.
— Ты напряжена как струна, — удивился он. — Что-то не так?
— Я полагаю, это очевидно. — Эш все дрожала. От гнева, уверяла она себя.
— Не для меня.
— Значит, ты еще более самонадеян, чем я думала. Я не уважаю насилие. Я хочу выйти из машины, — ровно сказала Эш. — Причем немедленно.
— Чтобы пойти в гараж и спрятаться там с барсуком? — Он дразнил ее, но голос был резким.
Эш не попалась на эту удочку.
— Если мне так вздумается.
— А как насчет того, что вздумается мне?
Вот он, его низменный мотив. Она вздрогнула и тут же отругала себя. Ведь она знала, что все это волшебство лишь временно.
— Я знала, чего ты хочешь, — с жаром заявила она. — Ты моего леса не получишь. Можешь держать меня здесь хоть до утра, до прихода молочника, я буду повторять одно и то же.
Его глаза сверкнули в полутьме машины.
— Весьма соблазнительно, — пробормотал он. Покачал головой. — Ты никому не доверяешь, верно?
Эш фыркнула.
— Мы тут никого другого не обсуждаем. Уж не хочешь ли ты сказать, что я должна доверять тебе?
Он ответил не сразу. Потом сказал странным, тусклым голосом:
— Ты могла бы сделать и куда худший выбор.
Эш цеплялась за свой гнев, как за спасительную соломинку. Оправданный гнев, говорила она себе, если вспомнить закрытые дверцы машины.
— Вот это вряд ли.
На секунду его губы сжались. Она могла это заметить при свете луны, пробивающемся сквозь деревья. Ей даже вдруг показалось, что она сделала ему больно. Но тут же поняла, что это просто смешно. Скорее всего, он разозлился. Ну, у него нет права злиться на нее. Она никогда не притворялась. К ней вернулось чувство самоуважения.
— Пойми же ты, наконец, — с чувством сказала она, — я не продаю лес. И ты меня не запугаешь. А если ты считаешь, что можешь подействовать на меня зарядом знаменитого шарма Дейра в тысячу мегаватт, то говорю тебе прямо и откровенно: не подействует.
Он проигнорировал ее выпад.
— Ты доверяешь этим своим зверям, — задумчиво сказал он. Если он и злился, то умело сдерживался. — Позволяешь им даже себя царапать.
— Они не…
Он молниеносным движением схватил ее за руку. Эш не успела сдержаться и легонько охнула, когда его пальцы коснулись того места, где барсучонок оставил три глубокие царапины. Он замер. Даже не видя его лица, она без труда поняла, что он имел в виду.
— Они не?.. — насмешливо повторил он. Эш отняла у него руку.
— Обычно животные на меня не нападают. Или на других, кто хорошо к ним относится. Здесь совсем другая ситуация. Барсучок не хотел сделать мне больно. Он не понимает. Просто поправляется, и ему не нравится, когда его берут на руки.
Улыбка Джейка стала шире. Она снова заметила, как сверкнули его зубы.
— Тут мы с ним заодно. А я ведь не оставил на тебе никаких следов.
Эш сразу вспомнила себя, раздетую, униженную и отвергнутую на берегу реки среди разбросанной одежды, и покраснела.
— Это еще как сказать, — бросила она ему. Глаза Джейка блеснули. Внезапно он напрягся. Молчаливый и опасный, подумала Эш. Она отодвинулась подальше, сердце застучало сильнее.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что я задел твое маленькое неприступное сердечко? — наконец, спросил он. Очень тихо и очень вежливо. — Несмотря на то, что это запретная территория, вход куда разрешен лишь животным?
Эш проглотила комок в горле и с трудом проговорила:
— Не смеши меня.
— Я всего лишь говорю правду.
— Нет, не говоришь, — вышла из себя Эш. — И ты ничуть не задел мое сердце.
Джейк мягко рассмеялся.
— Выходит, зря я так подумал, — согласился он. — Мне бы запастись сертификатом от Фонда дикой природы или Лиги защиты кошек.
Он наклонился к ней. Даже слегка коснулся ее. Эш так вжалась в кожаное сиденье, стараясь избежать этого возбуждающего прикосновения, что у нее заболела спина. Но избежать его не могла. Сквозь слои вельвета, шелка и того материала, из которого была сшита его великолепная рубашка, она чувствовала жар его тела. Как будто она подвинулась слишком близко к огню.
— Знаешь, у тебя довольно узкий кругозор, — сказал он как бы между прочим. — Мужчина, он ведь тоже Божье творение, как и все остальное.
Он расстегивал пуговицы своей рубашки. Эш смотрела на него растерянно и изумленно.
Он мягко сказал:
— Я ведь тоже животное, Эш. И ты тоже. Потрогай.
Он взял ее руку и положил на свою обнаженную грудь. Эш пришла в такой ужас, что не могла пошевелиться. Она сидела, вжавшись в кожаное сиденье, ощущая лишь взгляд потрясающих глаз, с которым она боялась встретиться. Еще она чувствовала, как опускается и поднимается его грудь под ее дрожащими пальцами.
Но вскоре ее пальцы перестали дрожать. Они сами по себе расправились, захватив то место, где билось его сердце. Нельзя подходить так близко к огню, подумала Эш. Голова у нее кружилась. Она попала в самое полымя. Даже не пыталась убрать руку. Неподвижно лежала на сиденье. Подняла в темноте затуманенные глаза.
Он мгновение глядел вниз на нее, что-то ища в ее лице. Кажется, он колебался, подумала Эш. Потом его губы резко изогнулись, он рванул ее на себя и крепко обнял. Все мысли вмиг исчезли.
Она почувствовала его руки на своей спине под жакетом, потом под шелком блузки. Он наклонил ее так, что она полностью опиралась на его сильные пальцы. Она ощущала, как его рука скользит по ее позвоночнику. Кожу покалывало от прикосновений. Она была в его полной власти.
Не верится, что это происходит, подумала Эш. Он, похоже, думает, что я что-то другое, не то, что есть на самом деле, мелькнула мысль.
Его руки ласкали ее. Он что-то бормотал, почти касаясь ее губ. Эш ощущала, что ее одновременно бросает и в жар, и в холод.
Они не пошли в ту большую спальню, где он жил. Эш повела его к себе, в угловую комнату, довольно простую в сравнении с другими. Жарким летом Эш обычно оставляла все окна открытыми. Так что в комнате было довольно прохладно. В ней застоялись дневные запахи: лаванды, жасмина, старых роз, что вились по стенам дома, и принесенный издалека запах скошенной травы.
Она привыкла к этим запахам. Они встречали ее летом ежедневно. И все же, когда она вошла в темную комнату с Джейком, она замерла, как будто заметила их в первый раз.
Ее губы все еще жгло от того страстного поцелуя. Она дотронулась пальцем до нижней губы. Она показалась ей чужой. Все в ней изменилось. Они стояли неподвижно, однако половица скрипнула. Напряженно вглядываясь в темноту, Эш старалась понять, в чем необычность ее комнаты сегодня, и поежилась. Жесткие пальцы на ее плече сжались.
— Призраки? — мягко спросил Джейк. Эш закусила губу.
— Нет. Здесь… — Если бы не было так темно, она не смогла бы произнести этих слов: — Я всегда спала здесь одна. — Они были одни в доме и, тем не менее, разговаривали шепотом.
Джейк стоял очень тихо. Потом повернул ее лицом к себе и обнял. Она чувствовала, как он разглядывает ее лицо в темноте. И надеялась, что он не видит, как дрожат ее губы.
— Уверена? — спросил он.
— Уверена. — Она надеялась, что никто, кроме нее самой, не сможет различить в этом слове ее глубокое сомнение в самой себе.
Но, похоже, Джейку это удалось.
— Господи, Эш, ну что мне с тобой делать? — Он прижал ее к груди, но нежно и легко. — Полагаю, бесполезно уверять тебя, что я никогда не сделаю тебе больно?
— Да, — сказала Эш. — Откуда тебе узнать, когда ты сделаешь мне больно?
Он резко выдохнул воздух.
— Ты могла бы мне подсказать, — предложил он.
Эш промолчала.
— Так ты уверена, что я сделаю тебе больно?
Но на этот вопрос тоже не существовало ответа. Джейк Дейр был не ее поля ягода, и они оба это знали. Слишком практичен, слишком хорошо держит себя в руках, любит командовать. Эш понимала, что ни в какое сравнение с ним она не идет: она и себя не может контролировать, не то, что кого-то еще. Она всегда знала, что его интерес к ней вызван низменным мотивом. Он вполне может положить кальку плана застройки и контракт на продажу Хейс-Вуда под подушку, если уж на то пошло, подумала Эш. Если она все так хорошо понимает, как же она позволила себе попасть в такую ситуацию? Единственное ее оправдание — ей страстно хотелось немного счастья, пусть на одну ночь, пусть это даже будет притворством. Она почувствовала прилив гнева на саму себя. Но это ничего не изменило. Она все равно отчаянно желала его. Джейк снова вздохнул.
— Где тут свет зажигается?
Эш сразу напряглась.
— Не надо света.
Он слегка отодвинул ее от себя, чтобы заглянуть в лицо.
— Для страховки? Думаешь, сможешь потом сделать вид, что ничего не было, если мы не будем зажигать свет?
Эш рассердило это обвинение.
— Я не делаю вида, — сказала она.
И это было правдой. Притворялась не она, а Джейк. Как это он сказал? Некоторые вещи нельзя изменить? Их надо принимать и идти вперед. Он такой, какой он есть. У Эш нет права пытаться изменить его. Но правду она ему сказать может, даже если он не хочет ее принять.
— Я не делаю вида, — печально повторила она.
— Уж лучше не надо, — сказал Джейк.
Он с выработанной долгой практикой легкостью снял с нее жакет. Этого следовало ожидать, но Эш все равно отшатнулась.
— Что ты делаешь?
Он отбросил жакет в сторону и рассмеялся.
— Готовлюсь злоупотребить твоим гостеприимством. А ты что подумала?
Она напряженно рассмеялась. Руки покрылись мурашками. И вовсе не потому, что в комнате было холодно.
— Можно и так сказать, — согласилась она. Она снова попыталась рассмеяться, но смех вышел неестественным, слишком нервным.
Казалось, Джейк почувствовал ее смущение, потому что опустил руки и отступил. Она сразу бросилась к окну и повернулась к нему спиной. Над садом ярко горели звезды, и стояла ничем не нарушаемая, томительная тишина.
— Тебе не надо меня бояться, Эш, — тихо сказал он.
Но она боялась. Боялась. Не того, что он возьмет ее силой или оттолкнет, и даже не неловкости; Джейк ведь человек с богатым опытом. Она боялась другого, худшего: безразличия, которое показывало бы, что любовь — фантазия подростков, что глупо надеяться на человеческую теплоту. Да, Питер хорошо научил ее, чего ей следует бояться. Она обхватила себя руками.
— Ты все равно не поймешь, — сказала она в темноту еле слышно.
Он ответил ей так же негромко.
— Почему? Ты уверена? Что ты хочешь, Эш?
Если бы она знала, с горечью подумала она, она бы взяла свою жизнь в собственные руки много лет назад. Она бы не вышла замуж за Питера. Она уж точно не осталась бы с ним, когда стало ясно, что он практически отказывается с ней спать.
Джейк подошел к ней сзади и легонько обнял. Эш вздрогнула, но не отодвинулась. Она почувствовала, как он опустил лицо в ее волосы, гладя их щекой. Он держал ее свободно, осторожно, не торопя ее. Но, прислонившись к его телу, Эш со всей очевидностью почувствовала, что он хочет ее.
Она замерла. Он хочет ее. Совсем незнакомое ей ощущение. Оно ее удивило. Она посмотрела на себя как бы со стороны и увидела, что стала совсем другой, почти незнакомой ей женщиной. Она чувствовала его дыхание на своей горячей коже.
Как бы ощутив в ней перемену, Джейк медленно провел рукой по ее плечу. Заправил прядь волос за ухо. Наклонился и нежно поцеловал ее в висок. Веки Эш дрогнули при этом прикосновении, но она не отодвинулась.
— Эш, доверься мне, — прошептал он еле слышно.
Она стояла так неподвижно, что, казалось, не дышала. Ее охватило какое-то жаркое томление. Так, наверное, чувствует себя кошка, лежащая на солнце, подумала она. Вернее, подумала та новая Эш, о которой она и не подозревала, пока Джейк не открыл ее.
Джейк указательным пальцем очень ласково гладил ее шею. Эш почувствовала, что сердце стало биться медленнее, в такт этим чувственным движениям. Она вдруг беспокойно зашевелилась. Ласковое прикосновение доставляло ей массу удовольствия, но оно скорее возбуждало, чем успокаивало. Ритм ее сердца стал четче, наполненнее; ей хотелось большего. Она прерывисто дышала. В ней рождалось непреодолимое желание. И он это знал, Эш не могла взять в толк, каким образом, но Джейк это знал, Даже страшно становилось.
И, тем не менее, он всего лишь продолжал гладить ее, легко прижимать к себе, осыпать поцелуями ее повернутое в сторону лицо. Как будто чего-то ждал. Эш ощущала полную беспомощность, и все же он продолжал ждать…
Вдруг что-то будто сжалось внутри нее. Она прерывисто вздохнула и круто повернулась. Руки сами взлетели вверх, чтобы притянуть к себе его голову с этим завораживающим ртом.
На этот раз поцелуй был взаимным. Он зажег огонь в их крови.
Отбросив последние остатки гордости, Эш прошептала:
— Пожалуйста…
Она оцепенела, не успев договорить. О Господи, не дай этому повториться, с отчаянием подумала она. Нельзя, чтобы это повторилось. Не соображая, что делает, Эш начала вырываться.
Потрясенный, Джейк прошептал ее имя.
— Нет! — выкрикнула Эш. — Мне этого не вынести.
Сейчас он отвернется. В любой момент он может отвернуться и оставить ее одну. Если она допустит, чтобы это случилось, она навсегда потеряет к себе уважение. Для нее это вопрос выживания. Она снова попыталась вырваться.
На какое-то мгновение Джейк растерялся. Но он быстро взял себя в руки.
— Эш…
Она не могла заставить себя взглянуть на него, только старалась оторвать от себя его руки. Волосы метались из стороны в сторону.
— Нет!
— Прекрати изображать из себя оскорбленную невинность. — Голос звучал жестко. — Немедленно прекрати.
Она так удивилась, что взглянула на него. На что он, вне сомнения, и рассчитывал. Голос стал мягче:
— Эш, я не знаю, что только что произошло. Если тут моя вина, объясни мне.
Она молчала, прерывисто дыша.
— Ради Бога, Эш. Ты должна мне доверять.
Она хрипло рассмеялась.
— Доверять тебе?
Он откинул голову, как будто она закатила ему пощечину. Эш немного осмелела. Она сделала шаг вперед, сжав кулачки.
— Ты ведь к этому стремился с самого начала, верно? Решил, что, если немного поухаживаешь за мной, я продам тебе землю. Так?
Глаза Джейка блеснули.
— Я…
— И не вздумай отрицать. Я ведь не дура, — с горечью сказала Эш. — Со мной уже такое случалось.
После того как они заключили сделку, Питер глубоко об этом сожалел. В конце концов, он перестал даже делать вид, что хочет ее. А ведь у Питера был банк в качестве части сделки, не какой-то клочок леса.
Джейк стоял совершенно неподвижно.
— Что ты, черт возьми, имеешь в виду?
Поворачивая нож в старой ране, Эш выкрикнула:
— А зачем еще тебе тратить время на пугало?!
— Что?
Внезапно он пришел в ярость. Эш ясно это видела. Она упрямо тряхнула волосами.
— Я же сказала тебе, я не дура.
— Здесь, — мрачно сказал Джейк, — еще можно поспорить.
Он крепко взял ее за плечи и, держа на некотором расстоянии, всмотрелся в нее. Эш попыталась вырваться. Он не обратил на ее попытки никакого внимания.
— Кто-то очень скверно с тобой обошелся, так? — В его голосе не слышалось сочувствия. — Кто же?
— Никто. Ты говоришь ерунду. Пусти, — заявила Эш, стараясь оторвать его пальцы от своего плеча.
Все впустую.
— Тебе лучше мне сказать. Яведь все равно узнаю.
Она поморщилась. Но не хотела, чтобы он это заметил.
— Наймешь еще детектива? — насмешливо спросила она.
Его пальцы превратились в тиски. Из гордости Эш не вскрикнула от боли, лишь с шумом втянула воздух.
Джейк сразу отпустил ее. Но он, определенно, ни о чем не сожалел. На лице его застыло холодное, пугающее выражение. Эш отступила. Кожа вокруг рта у него побледнела, а глаза напоминали осколки зеленого мрамора.
— С вами не соскучишься, миссис Лоуренс, верно? — ровным голосом сказал он. — Нет, никаких детективов. На этот раз я все выясню сам.
Эш знала, что он сделает, еще до того, как он протянул к ней руку. Она могла прекрасно отойти. Но не сдвинулась с места. Даже и не пыталась.
С почти оскорбительной легкостью Джейк поднял ее на руки и положил на кровать. Эш смотрела вверх на него, смутные мысли метались у нее в голове, но ничего путного не придумывалось. Где-то слабо, в подсознании, звучало эхо ее унизительного «пожалуйста». Она закрыла глаза.
Джейк поставил ладони по обеим сторонам ее головы и наклонился.
— Посмотри на меня, Эш.
Она помотала головой из стороны в сторону с зажмуренными глазами. При этом прядь волос, попавшая под его ладонь, натянулась.
— Ты делаешь мне больно, — сказала она как маленькая девочка.
Он не отреагировал.
— Я тебя не трогаю.
Она взглянула на него из-под ресниц.
— Мои волосы, — объяснила она.
Он посмотрел вниз, потом нетерпеливо освободил прядь и с нарочитой заботливостью положил ее на подушку ей за голову.
— Ну вот. Так хорошо?
— Отпусти меня, — прошептала Эш, снова закрывая глаза.
— Когда ты мне скажешь то, что я хочу знать.
При одной мысли об этом у нее пересохло во рту.
— Откуда мне знать, что ты хочешь знать? — возразила она.
— Не играй со мной, Эш. Ты можешь сказать.
Она возмущенно раскрыла глаза.
— Нет. Я…
И замолчала. Он вовсе не нависал над ней угрожающе, а занимался тем, что раскладывал ее волосы по подушке, прядь за прядью. Казалось, он весь погрузился в это занятие. Видимо, он ощутил ее изумление, потому что скосил на нее глаза и встретился с ней взглядом. В этот момент он показался ей похожим на школьника, которого поймали за написанием неприличного слова на доске. Потом его губы слегка искривились.
— Нет смысла притворяться, верно? Ни тебе, ни мне.
Эш все смотрела на него, пытаясь понять его слова.
— Мне наплевать на остальных мужчин, которые у тебя были. Или есть, — грубо заявил он.
Другие мужчины? О чем он говорит?
— Я знаю, кто-то очень сильно тебя обидел. Может быть, и не один. Ты можешь не рассказывать, если не хочешь. Только… — Внезапно его голос стал напряженным. — Не суди обо мне по ним, Эш. По тем, кто тебя обидел. Доверься мне хоть немного. Доверься мне хотя бы сегодня.
Он задумчиво провел пальцем по ее нижней губе. Эш пыталась отвлечься и вспомнить о его хитрых планах, об отчете его детектива. А когда ей это не удалось, она начала воссоздавать в памяти кошмары своей жизни с Питером. Джейк заслуживает большего, чем быть магическим лекарством, помогающим ей забыть всю боль, которую она и Питер причинили друг другу.
Он не понимал, какие призраки преследуют ее. Хотя и видел, что она все еще помнит боль и обиду. Но ему не удалось заметить то чувство вины, которое охватывало ее каждый раз, когда она видела собственные ворота. Джейк смотрел на нее и не понимал, что тень падала на все, чего бы она ни касалась. Будь он бродягой или преступником, все равно он такого не заслуживал. Слишком большая беда, даже для него.
Но все было напрасно. Эш понимала это, хотя и уверяла себя, что ей следует прогнать его. Ничто не имело значения. Ни мотивы Джейка, ни ее собственные. Этой ночью она хочет, чтобы ее обнимали и любили. Пусть это притворство, но она хочет хоть раз почувствовать, какая она — любовь.
Эш резко дернулась. Начала поспешно снимать одежду трясущимися руками. Джейк смотрел на нее так, будто в него ударила молния.
— Эш…
— Молчи.
Она принялась неловкими пальцами дергать его рубашку. Он положил ладонь ей на руки, успокаивая ее.
— Эш, милая.
— Я хочу, — задыхаясь проговорила Эш. Его глаза горели как в лихорадке. Он сильнее сжал ее руки.
— Слушай, Эш. Это же не гонка. Подожди минуту.
Она вырвала руки и сбросила с себя оставшуюся одежду. В ее глазах горел вызов.
— Ты сказал, что хочешь меня.
Джейк оторопело смотрел на нее.
— Да, хочу. Но я не хочу пытаться одновременно поставить рекорд по спринту, — сухо заметил он. — Некуда торопиться.
Господи, он же ничего не понимает. Она вся тряслась от напряжения.
— Нет, есть куда, — с силой сказала она. Джейк засмеялся, но во взгляде все еще скользило беспокойство. Он почти неохотно стянул полурасстегнутую рубашку через голову. Бросил ее на пол в кучу одежды. Эш быстро и смело принялась целовать его голую грудь. Его дыхание участилось.
— Возможно, ты и права. — Голос его слегка дрожал.
Он быстро сбросил оставшуюся одежду. Потом лег с ней рядом и принялся целовать ее плечи. Эш вся тряслась.
— Маленькая моя, — сказал он.
Его прикосновение было медленным, медленным и бесконечно возбуждающим. Эш напряглась. С ее губ сорвался стон — она не узнала собственного голоса. Она притянула его к себе, изнывая от желания.
Он наклонился над ней и взял ее бледное лицо в ладони. Он смотрел на нее так, словно никогда раньше не видел. Эш поняла это даже в темноте. Как будто что-то его потрясло, даже шокировало.
Пусть. Она его любила. Она вдруг поняла это так четко, словно эти слова были написаны крупными буквами на стене за ними. О Господи, подумала Эш, она любит. Она снова застонала.
Он откинул ей волосы с лица.
— Милая, я обещаю…
Она приложила пальцы к его губам, заставляя замолчать.
— Никаких обещаний.
Он поцеловал ее пальцы.
— Но…
— Никаких обещаний, — с силой повторила она.
Он принялся целовать ее открытую ладонь, слегка касаясь ее языком. Она вздрогнула.
— Ну, это мы еще посмотрим… — Он продолжал смеяться.
Но когда Эш провела руками по всему его телу, у него внезапно перехватило дыхание.
— Завтра, — нетвердо закончил он. После этого они уже ничего не говорили.
Не было необходимости. Позже Эш думала, что сильно удивилась бы, если бы кто-нибудь сказал ей, как самозабвенно она будет отвечать на его самое незначительное движение. Ей даже показалось, что она отвечала на его мысли.
Только однажды эта гармония была нарушена. Когда Джейк, лежа на боку, провел рукой от ее груди до бедра с уверенностью собственника. Эш невольно замерла. Ее мускулы сжались в ожидании неизбежного и столь знакомого страдания.
Джейк замер. Произнес ее имя с вопросительной интонацией. Эш не ответила. Не могла.
Джейк колебался лишь мгновение. Потом наклонил голову. Его губы проделали изумительный путь от ее шеи до стройных ног. Он легко и мягко раздвинул ей ноги. Эш затрепетала. Потом почувствовала его губы. Она не смогла сдержаться и вскинулась, как от толчка. Но Джейк был занят своим чувственным обследованием, и до Эш постепенно дошло, что он взял и ее с собой в это путешествие. Наслаждение, такое острое, что напоминало боль, все быстрее и быстрее уносило ее в какую-то темную бездну. Ее пугали почти сейсмические толчки, сотрясавшие ее тело, но потом все утонуло в экстазе.
Вот, значит, оно как, подумала она. Тут она почувствовала Джейка в себе, он двигался ритмично и страстно. Она услышала свой вскрик. Или это был голос Джейка? Или обоих? Наконец, наконец-то, к чему она стремилась и чего не знала, пришло к ней.
Утром, разумеется, все выглядело по-другому. В постели рядом с ней лежал чужой темноволосый мужчина. Эш натянула простыню на грудь и посмотрела на спящего. Его обнаженные плечи казались другими, холодными, не такими, как раньше.
Эш облизала внезапно пересохшие губы. Вместе со своим непослушным телом она отдала ему вчера свое сердце. Понял ли он это?
Она поморщилась при этой мысли. Стыд окатил ее горячей волной. Внезапно она в нарастающей панике поняла, что не может встретиться с ним лицом к лицу. Во всяком случае, не обнаженной и уязвимой. Надо что-то надеть на себя. И более того, ей надо восстановить хотя бы часть той стены, которой она защищала себя, и которую Джейк так уверенно и легко разрушил прошлой ночью.
Она выбралась из постели, схватила какие-то вещи и ринулась прочь из комнаты. Она спускалась с лестницы, заправляя майку в шорты, когда зазвонил телефон.
— Эш? — Это был Тим Паджетт, явно сверх меры взволнованный.
— Да. Как поживаешь?
Но он не собирался обмениваться вежливыми фразами.
— Дейр все еще у тебя?
Эш вздрогнула и покраснела до корней волос.
— Почему ты спрашиваешь? — осторожно поинтересовалась она.
— Я сейчас приеду, — мрачно сообщил он.
— Что? Зачем?
— А ты знаешь, что он сделал?
Да, подумала она. Изменил всю мою жизнь. Она потерлась щекой о свое плечо, разглядывая себя в круглое зеркало, висящее над телефоном. Яркий утренний свет немилосердно освещал все следы предыдущей ночи. Лихорадочные глаза, новый, чувственный изгиб рта и небольшие предательские синяки. Как у всех рыжих, у нее была нежная кожа, а они не слишком церемонились друг с другом прошлой ночью. На губах Эш появилась легкая улыбка.
— Эш? Ты меня слушаешь?
— Да.
— Он нанял детектива, чтобы тот копался в делах Комитета по планированию.
На Эш сообщение особого впечатления не произвело.
— Он часто пользуется услугами детективов.
— Ты что, знала? — Его голос повысился почти до гневного визга.
— Конкретно нет…
— Он просматривал отчеты, — перебил ее Тим. Она чувствовала напряжение в его голосе. — Стенограммы, заявки, все-все.
Эш удивилась.
— Ну и что?
— Я сейчас приеду, — повторил Тим. — Я ему все скажу. — И добавил, как бы вспомнив: — Ты знаешь, что там на холме вчера ночью кто-то разыскивал барсуков? Ты что, думаешь это совпадение?
— Что ты хочешь этим сказать?
— Никто не интересовался барсуками вот уже много лет. Затем Джейк Дейр решает, что ему нужен Хейс-Вуд. И внезапно кто-то начинает снова лазить по лесу. Это что, совпадение?
— Разумеется, — удивилась Эш. — Джейка барсуки не интересуют.
— Еще бы, — сухо ответил Тим. — Он не получит разрешение на строительство, если там водятся барсуки.
— Не хочешь ли ты сказать… Да будет тебе, — возмутилась Эш.
— Господи, Эш, да проснись же ты, спустись на землю. — Он был далеко не так дружелюбен, как обычно. — Скажи Дейру, что я приеду.
Он швырнул трубку. Эш повернулась и пошла на кухню, обхватив себя руками. Ведь не может же Джейк послать людей ставить ловушки на барсуков? Она судорожно пыталась припомнить, рассказывала ли она ему о своих подозрениях, что в лесу живут барсуки, до его отъезда из особняка. Но сколько ни старалась, припомнить не смогла.
Она покормила притихшего Расти и сварила кофе. Села за стол, уставившись на кружку с кофе, но не касаясь ее. Она всегда знала, что у Джейка есть низменный мотив. Разве нет? Или она втайне надеялась, что ошибалась?
Дверь кухни распахнулась.
— Ты уже оделась, — недовольно констатировал Джейк.
Эш медленно подняла голову. Он был потрясающе хорош в старом махровом халате, который, видно, отыскал где-то в шкафу. Мокрые после души волосы торчали в разные стороны. Он не побрился. Это придавало ему вид худого бывалого пирата.
— Доброе утро, — сказала она. Его брови поползли кверху.
— Надо же, как официально.
Он подошел к ней. Намерения его были очевидны. Возможно ли, чтобы он выглядел таким мягким, таким любящим, если он послал охотников за ее барсуками? Она не могла в это поверить. Но какой смысл Тиму врать?
Эш быстро отвернулась, так что вместо губ он поцеловал ее в щеку. Он замер, будто натолкнулся на стену.
— В чем дело?
Он взял ее за плечи, немного отстранил от себя и вгляделся в ее лицо.
— Запоздалые сожаления?
Эш проглотила комок в горле.
— Да, — с трудом выговорила она. Но Джейк не взволновался.
— Привыкнешь. — В голосе звучала ласковая насмешка.
— Я хочу тебя кое о чем спросить.
Он сел на угол стола и улыбнулся. Протянул руку и провел пальцем по ее брови.
— Все, что хочешь, — рассеянно проговорил он.
Его прикосновение отдалось в каждом ее нерве. Эш невольно вздрогнула.
— Это ты послал людей искать барсуков в мой лес? — резко спросила она.
Джейк растерялся. Рука опустилась.
— Ничего себе, сменила тему. — Но он отвел глаза.
Эш показалось, что пол в кухне внезапно пошел трещинами и начал проваливаться в пропасть.
— Значит, ты, — прошептала она.
— Послушай, Эш. После того, что произошло этой ночью, ты хочешь говорить о барсуках?
За его спиной на стене висело зеркало. Она могла видеть в нем свое отражение. Огромные глаза. Меня предали, подумала она. Ей показалось, что кто-то сжал ее сердце в кулак, так трудно стало дышать.
— Джейк, — сказала она изменившимся голосом.
Он запомнил все, что она ему рассказывала, и все продумал. Потом же, на случай, если методы большого города не сработают, он решил подстраховаться. Иначе, зачем бы он стал заниматься с ней любовью? Эш почувствовала, что ей вот-вот станет плохо.
— Ну, тогда мне придется сказать, что тебе еще нужно многому учиться, — ласково сказал он.
Она встретилась с ним взглядом. Ее глаза сверкали.
— Нет уж, спасибо.
Она почувствовала, как он удивился. Отпустил ее плечи.
— Что? — непонимающе спросил он.
— Нет, спасибо, я ничему больше не желаю у вас учиться.
Он вгляделся в ее лицо.
— Ты снова пытаешься убежать.
Эш позволила себе холодно улыбнуться.
— Нет, бежать придется вам. Я хочу, чтобы вы немедленно уехали.
Глаза Джейка сузились. На худом лице — никакого выражения. На мгновение их взгляды встретились.
Затем он протянул:
— Никуда я не поеду, солнышко. Нам о стольком надо переговорить.
— Нам не о чем разговаривать, — рассердилась она.
— Да нет, есть. — Он явно насмехался. — Во-первых, прошлой ночью нам было очень хорошо вместе. Это заслуживает пары слов, как ты думаешь?
Эш показалось, что он вонзил ей в сердце нож. Но она не позволит ему это заметить. У нее почти не осталось гордости, но за эти жалкие остатки она будет стоять насмерть.
Ей удалось театрально вздохнуть.
— Джейк, ты умный человек и потрясающий любовник, но смирись. Эту игру ты проиграл.
Он прерывисто втянул воздух.
— Какую игру, черт побери? Я прошлой ночью спал не с лесом. Я спал с тобой.
— Что ж, прекрасно, — одобрительно сказала Эш. — И оригинально. Только неубедительно.
— Ты — параноик.
Она встала.
— Ладно, прекрати, — сказала она. — Мы оба знаем, что ты делал. И зачем. Ты пробрался ко мне в дом, чтобы соблазнить меня. Ты решил, что тогда я соглашусь на все. Можешь ты посмотреть мне в глаза и сказать, что я ошибаюсь? Можешь?
Он моргнул. Он прямо не признал свою вину, но можно было видеть, что вопрос не пришелся ему по вкусу.
— Я не продам Хейс-Вуд, — решительно заявила она. — Я тебе уже говорила и сейчас еще раз повторяю. — Внезапно ее голос дрогнул. — Даже если ты вытравишь всех до последнего барсуков здесь. Так что езжай домой и забудь об этом.
— Но не прежде чем…
Эш вскочила на ноги.
— Я хочу, чтобы ты покинул мой дом. Немедленно.
Он проигнорировал ее требование.
— Кто тебе сказал, что я знал о барсуках?
Эш небрежно отмахнулась.
— Человек, кому они небезразличны.
Он резко рассмеялся.
— Готов поспорить. Так кто?
Вряд ли это важно. Эш пожала плечами.
— Паджетт? — Голос был полон ярости.
— Он сказал, что приедет поговорить.
— Ну, уж нет. Это мы должны решить между собой.
— Ты меня не слушаешь. Я хочу, чтобы ты уехал.
Его голос стал настойчивым.
— Эш, ради всего святого. Поверь своему чутью.
Это ее чутье завело ее к нему в постель. Эш сухо рассмеялась. Он резко схватил ее. Она вырвалась, сбив стул. Джейк замер.
Эш отступила назад, поправляя майку. Слишком поздно. Джейк увидел то, что уже видела Эш: слабые, но все же заметные следы, которые оставляет одно тело на другом в процессе любви.
— О Господи, — сказал Джейк. Он совсем расстроился.
Она быстро отошла. Его черты неожиданно заострились. Глаза потемнели.
— Я сделал тебе больно. — Он утверждал, не спрашивал.
На этот раз он не был похож на спокойного и выдержанного бизнесмена.
— Эш, ты должна мне поверить. Я не хотел причинить тебе боль. — Голос его слегка дрожал.
Возможно, подумала Эш, это и правда. Но от этого не легче.
— Ты недостаточно хорошо меня знаешь, чтобы причинить мне боль, — сказала она. Она говорила тихо, но с очевидной злостью. — И пусть эта ночь не вводит тебя в заблуждение. Секса мало, чтобы узнать другого человека.
Джейк шумно вздохнул. Последовало напряженное молчание. Затем он протянул:
— О, я полагаю, что знаю достаточно о тебе, Эшли Лоуренс. У общения много форм. И на мне есть синяки, дорогая.
Их полные откровенной вражды взгляды встретились, но в ее глазах еще был стыд, его же — жесткие и злые.
— Твоя подруга Джоан считает, что вы с Питером Лоуренсом были идеальной парой, — сказал он немного погодя. — Мне думается, что после прошлой ночи мы оба знаем, что это далеко не так, верно?
Меньше всего она ждала таких слов. Эш охнула так, будто наткнулась на огнемет. Губы Джейка искривились в сухой улыбке.
— Я готов платить за свои ошибки. И с радостью. Но я не приму на себя наказание, причитающееся Питеру Лоуренсу, — сказал он. — Я не уйду, пока мы все не выясним.
— Я тебя ненавижу, — с яростью сказала Эш.
Джейк заскучал.
— Скажи что-нибудь новенькое.
И тут вошел Тим Паджетт.
— Убирайтесь, — прорычал Джейк.
Взглянув на него один раз с остервенением, Джейк больше не поворачивался к нему. Эш вообще не смотрела на Тима. Она напряглась как натянутая струна.
— Эш, почему ты позволяешь ему так со мной разговаривать? — возмутился Тим.
— Я не могу… — начала она, стараясь сохранить спокойствие.
Но слишком поздно. Джейк смотрел на нее бешеными глазами. Она вдруг поняла, что он скажет все независимо от того, здесь Тим или нет. Она зашла слишком далеко.
Эш уже не смогла справиться с собой. И сбежала. Она хорошо понимала, что оба разъяренные мужчины смотрят ей вслед. Для нее это не имело значения. Если она не сможет остаться одна, она взорвется.
Позвав Расти, она пошла с ним к дальнему участку речки. Ей удалось пробыть одной минут сорок. Она как раз стояла на шатающемся камне, пытаясь достать из бурлящей воды водоросли, как услышала за спиной шаги. Она умышленно не обернулась. Бесполезно.
— Какого черта ты делаешь? — спросил Джейк Дейр.
Эш взглянула через плечо. По крайней мере, он был на этот раз одет. Надо признаться, даже во вчерашней рубашке цвета слоновой кости и бежевых брюках он выглядел идеально. Крутым, красивым и безумно злым. Ее камень качнулся, и она ухватилась за край.
— Уходи, — попросила она шепотом.
— Немедленно выходи на берег.
Ее подбородок сразу же задрался от этого командного тона.
— Не смеши меня.
— Ты стоишь, — спокойно сказал он, — на неспрессованной глине. Малейшее изменение в давлении воды, и она рассыплется.
Эш удивилась. Посмотрела вниз, на ноги. Вода бурлила вокруг них, но, к своей досаде, она поняла, что он прав.
Но признаться в этом она не собиралась.
— Почему давление воды должно измениться? Сейчас лето, если ты забыл. Уже несколько дней нет дождей.
— Ты про плотины слышала? — вежливо поинтересовался он. — Их строят, уровень воды поднимается, потом в один прекрасный день плотину прорывает — и, привет, никаких камней, на которых можно стоять.
Эш круто повернулась и воззрилась на него, уперев руки в бока.
— Здесь у нас не великая, серая и грязная Лимпопо. Это всего лишь маленький приток Темзы. Так что вряд ли я утону в двух футах воды.
Джейк окинул ее нелестным взглядом.
— Ты мне рассказываешь про реки? Я родился в Мемфисе. Там у нас классная река. А люди все равно продолжали тонуть в ручьях, где воды-то всего на три дюйма. Иди сюда.
Эш упрямо осталась на прежнем месте.
— Сейчас же.
— Иди к черту.
Он взглянул на нее. Его глаза превратились в зеленые щелочки, как у кота. Кота, готового к битве на крыше.
— Хочешь, чтобы я тебя снял? — ласково спросил он.
— Ты этого не сделаешь.
Он рассмеялся.
— Ты уже достаточно прикладывал ко мне руки, — сказала Эш.
На мгновение он поморщился, будто ее слова задели его. Но когда она пригляделась, он снова смеялся тем самым дьявольским смехом, которым, казалось, хотел сказать, что ему глубоко плевать на мнение окружающих и что так было всегда.
Затем, не успела она ничего сообразить, он сделал три шага вперед и перекинул ее через плечо. Довольно унизительно и совсем не романтично. Но весьма эффектно.
Примчался Расти.
— Лежать! — приказал Джейк.
Тяжело дышащий Расти немедленно послушался. Джейк посадил Эш рядом с собакой. Его глаза окончательно сузились.
— Хорошие манеры, — беспечно сказал он, — вот что нам обоим требуется.
— Да? — Эш вскочила на ноги. — Именно для этого ты и соблазнил меня прошлой ночью? Потому что не мог отказать себе поучить меня хорошим манерам? — огрызнулась она.
Джейк внезапно оцепенел.
— Наверное, так, — сказал он, наконец, спокойно. — А как насчет тебя? Соблазнение-то было взаимным, насколько я припоминаю.
«Вот, значит, что это такое!» — Он весьма удачно и зло передразнил ее. — Почему ты не сопротивлялась, Эш?
Эш казалось, что она сейчас сгорит от ярости и стыда. Она попыталась найти подходящий ответ и нашла его. Сейчас она была готова солгать.
— Ну, мне мои юристы посоветовали заняться с тобой любовью, — ответила она.
Он моргнул, потом оторопело посмотрел на нее.
— Прости, не понял?
— Мой адвокат сказал мне, что ты можешь действительно подать в суд насчет Расти и наделать кучу неприятностей. Ну, вот он и посоветовал мне всячески ублажать тебя. — Она пожала плечами. — Я его послушалась.
Тишина, последовавшая за ее словами, внезапно испугала ее. Маленький мускул на его щеке подергивался.
— Прекрасные же у тебя юристы, — заметил он слишком спокойно и вежливо.
Эш показалось, ей никогда еще не приходилось встречаться с такой холодностью, с таким презрением.
— Просто позор, что ты не можешь думать самостоятельно. — Слова звучали оскорбительно. — Может, тебе бы и понравилось.
Она молчала.
— И не трудись вышвыривать меня вон, — добавил он. — Я уже и так сыт по горло местной дикой природой.
И ушел.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обман - Уэстон Софи



вообще ни о чем.
Обман - Уэстон СофиМарго
2.02.2012, 23.38





Ничего так, но мне не понравилось только то, что он не сказал ей ни слова о своей любви... Немного нудновато в середине, много всяких разговоров о бизнесе... в этой сфере я не разбираюсь, поэтому меня не заинтересовало...)
Обман - Уэстон СофиВалерия
30.10.2012, 13.28





Это полный бред.
Обман - Уэстон СофиГалина
13.04.2015, 19.41





Читала,читала,читала...,все ждала,что впереди будет интереснее,а она все ненавидела,презирала и злилась на него,а он все ее нервировал,посмеевался,а она вся такая отшельница,вся такая несчастная богатая девочка...Глупый роман,зря потраченное время...
Обман - Уэстон СофиРАЯ
2.06.2015, 18.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100