Читать онлайн Бурное плавание, автора - Уэнтворт Салли, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бурное плавание - Уэнтворт Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бурное плавание - Уэнтворт Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бурное плавание - Уэнтворт Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэнтворт Салли

Бурное плавание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Заре было бы легко на следующий день прикинуться больной и остаться в каюте, но гордость не позволила ей сделать это. Она поднялась, как обычно, рано, но, может быть, в более приподнятом настроении и начала готовить завтрак. Зара энергично двигалась, поэтому никто не заметил темных кругов под глазами, оставшихся после бессонной ночи, и резкого голоса, как если бы с ней была истерика. Она попросила Кена отнести завтрак в каюту Тора: видеть его этим утром было выше ее сил. Притворяться перед командой, будто ничего не произошло, – это одно, но встречаться с Тором – это что-то совсем немыслимое. К счастью, этим утром они плыли по морскому коридору, где встречалось много кораблей, поэтому капитан то находился в навигационной рубке, следя за экраном радара, то стоял у штурвала, так что она не столкнулась с ним до полудня. Зара поднялась на палубу, чтобы выбросить за борт мусор. В этот момент корабль изменил курс, и ветром отнесло на чистую палубу немного очистков от яблок и помидоров. Зара наклонилась, чтобы все это подобрать, и вдруг увидела, что над ней стоит Тор.
– Вы что же, не можете никак понять самого простого – откуда ветер дует? – грубо спросил он. – Подберите все и вымойте палубу.
Зара украдкой взглянула на него и принялась исполнять приказ, пытаясь намеренно не замечать его презрения. Когда она все убрала, как положено, и спустилась вниз, к ней заглянул Стив.
– Шкипер говорит, что ты плохо вымыла палубу и придется мыть еще раз. – Стив был озадачен. – По мне, так все нормально.
– Должно быть, я чего-то недосмотрела, – легко ответила Зара и в этот раз взяла с собой щетку, встала на колени и принялась снова мыть палубу.
Когда она заканчивала, то поняла, что Тор стоит недалеко и наблюдает за ней. Он подошел поближе, но трудно было к чему-то придраться.
– Хорошо, достаточно, – пробурчал он. Но за обедом ему все-таки представилась возможность упрекнуть Зару, так как она настолько ушла в свои переживания, что пирог живо напомнил кулинарные неудачи Кена. Она также забыла вовремя поставить хлеб в духовку, и он получился недостаточно хрустящим.
Top указал ей на недостатки; в голосе его звучала издевка, а Зара безропотно глядела в свою тарелку. После ужина он зашел на камбуз, все внимательно осмотрел и приказал кое-где вымыть.
– Грязное место, – отрезал он. – Удивляюсь, как это еще у нас желудки не расстроились. Вы не освобождаетесь от работы, пока не наведете безупречную чистоту.
В другое время Зара бы вспыхнула от негодования: ведь ей всегда приходилось убирать после Кена; но сегодня у нее просто не было сил бороться.
Моряки слышали голос Тора, его сетования во время обеда. Это приглушило их добродушное подшучивание, и обед прошел в напряженной тишине. Когда Тор ушел в свою каюту, Тони и Пит появились на камбузе.
– Что это со шкипером происходит? – полюбопытствовал Пит. – Он точно медведь, искусанный пчелами.
Зара пожала плечами.
– Я сожгла пирог.
– Да, но у Кена все подгорало, и шкипер никогда так не выходил из себя, как сегодня вечером. Ты чем-то его расстроила?
– Откуда мне знать? – раздраженно ответила Зара. – Послушайте, я лучше займусь уборкой камбуза, иначе он опять на меня напустится.
– Я помогу тебе, если хочешь, – предложил Тони.
Она натянуто улыбнулась.
– Спасибо, но здесь действительно так мало места, что двоим не разминуться. Не беспокойтесь, я справлюсь.
С угрюмым видом Зара принялась за работу и убирала до тех пор, пока не заболели руки. Когда она закончила, все сияло чистотой. Зара с гордостью посмотрела на результаты своей неустанной работы и отправилась спать. Она вымотала себя так, что сразу погрузилась в сон, проснувшись лишь от резкого стука в дверь: кто-то требовал, чтобы она вышла.
Полусонная, Зара поднялась с постели с взъерошенными волосами, шелковая ночная рубашка прилипла к телу. Распахивая дверь, она спросила:
– Что такое? Корабль тонет?
– Нет. – Тор угрюмо оглядел ее, на скулах заходили желваки. – Кто вам позволил ложиться спать, если вы не закончили работу, которую я вам дал?
– Но ведь все чисто, – запротестовала она.
– Это по вашим меркам чисто, но не по моим. Одевайтесь и через пять минут приступайте.
Гнев наполнял ее душу, когда она пристально смотрела на него, на его недрогнувшие черты лица. Но вот подступила пугающая боль безрадостного одиночества, и она покорилась.
– Хорошо.
– Что вы сказали? – грубо спросил он.
– Я сказала, хорошо. Я… – Она помедлила, потупив взгляд. – Я хотела сказать – да, да, шкипер.
– Так-то лучше.
Он вытащил все кастрюли из шкафов, противни из духового шкафа, передвинул микроволновую печь, выискивая, к чему бы придраться.
– Я же сказал, что камбуз должен быть безупречно чистым, – отрезал он. – Приступайте. Я приду и проверю.
Смена менялась в полночь, и зашедшие на камбуз выпить чашечку чая видели, как она с ведерком мыльной воды отскребает щеткой нагар с плиты. Стив немедленно бросился к ней, схватил щетку.
– Дай я.
Но Тор уже стоял сзади.
– Это ее работа, пусть вкалывает.
– Однако Зара еле на ногах держится, шкипер.
– Если когда-нибудь ты станешь капитаном корабля – в чем я очень сомневаюсь, – тогда будешь отдавать свои приказы, а пока подчиняйся моим. Возьмите с собой чай и не мешайте ей, – ядовито процедил Тор.
– Какая муха его укусила? – недоумевал Стив, когда шкипер ушел.
Вопрос остался без ответа. Зара отвернулась, продолжая орудовать щеткой.
– Спасибо, что хотел помочь.
Тор снова вернулся и умудрился обнаружить на притолоке под потолком пыль, которую трудно было разглядеть, не встав на стул. В ее глазах блеснул непокорный огонек, когда он приказал вымыть и там, но она не стала пререкаться: ей не хотелось, чтобы он вновь подумал о ней плохо, и у нее не было желания доставить ему удовольствие видеть ее слезы. Она взобралась на ящик и все протерла, глаза просто слипались от усталости. Корабль качнуло, и Зара упала, сильно ударившись локтем о раковину. У нее потемнело в глазах. Через минуту она оправилась, глубоко вздохнула и все же нашла в себе силы продолжить работу, только одной рукой.
На сей раз он застал ее прислонившейся к стене: здоровой рукой она растирала ушибленное место, а рот искривился от боли и упорства. Нет, она не заплачет, не заплачет! Она следила за тем, как он все осматривал, как разочарованно озирался вокруг: плита и шкафы были безупречно чистыми, блестели кастрюли. Трудно было найти причину придраться.
– Ну что ж, идите, но чтобы чистота поддерживалась. – (Зара смотрела на него мутными глазами.) – Я сказал, вы можете идти, – повторил Тор.
– Это приказ? Он ухмыльнулся.
– Если хотите, оставайтесь и помойте все еще раз.
Ничего не ответив, она горько улыбнулась, ожидая, пока он уйдет. Затем глубоко вздохнула и разомкнула руки. Ладони потрескались, локоть саднило. Когда же Зара добралась до каюты, то с трудом разделась, легла в постель и погрузилась в долгожданный сон.
Тор не отставал от нее и в последующие дни. Во всем, что бы она ни делала, он находил промахи, за которые немилосердно наказывал, заставляя дважды, а то и трижды делать одну и ту же работу. Зара инстинктивно понимала, из-за чего он так зол – не из-за того, что вновь поверил, будто она маленькая потаскушка, но из-за того, что не удержался и поцеловал ее. И, сделав это, он как бы предал ту женщину, которую любил, женщину, которая писала ему из Дании. Теперь же он питал свою злость ее слабостью, и делал это очень грубо. Когда это видели окружающие, то смотрели с изумлением, не узнавая его. Когда они стремились помочь в чем-то Заре, их одергивали или нагружали какой-нибудь работой. На корабле менялась атмосфера: от беззаботной и дружественной до напряженной. Зара стойко переносила все попреки, не жалуясь, не намереваясь показаться слабой и сломленной. На корабле не было резиновых перчаток, чтобы защитить потрескавшиеся руки. Ладони огрубели, а кончики пальцев покрылись мелкими ранками. Она все время прятала руки, но однажды Мак внезапно появился на камбузе и застал ее за странным занятием – она пыталась приспособить полиэтиленовые пакеты вместо перчаток, – Ты что это делаешь?
– Да так, ничего. – Зара уронила пакеты, пытаясь спрятать руки за спину.
– Дай-ка посмотрю.
– Да правда ничего, – сказала она с натужным смехом. – Все утрясется.
Но он взял ее руки в свои и повернул ладонями вверх.
– Боже мой, Зара! У тебя все пальцы потрескались. Нужно немедленно наложить мазь и забинтовать их. Давай я…
– Нет-нет, они в полном порядке.
– Прекрати! Должно быть, жутко больно. Тебе нужно идти к шкиперу и… – Он замолчал, увидев тревогу в ее глазах. – Зара, что между вами происходит? Он тебя ни во что не ставит. Чем ты его так разозлила?
– Не важно. – Она приняла беззаботный вид.
– Нет, важно. Нельзя, чтобы он третировал тебя впредь. Я поговорю с ним, – угрюмо сказал Мак и собрался было уйти, но Зара схватила его за рукав.
– Мак, пожалуйста. Ты только все усугубишь. Он подумает, что это я тебя подослала.
– Но так больше не может продолжаться. Ты не заслуживаешь подобного отношения.
– Нужно потерпеть, – твердо ответила Зара. – Я справлюсь со всей работой, которую он дает. Я не хочу, чтобы он придирался.
Мак смотрел на нее, не отрывая глаз.
– Это проблема ваших взаимоотношений – ты это хочешь сказать?
– Да, думаю, что так, – уклончиво произнесла она, пытаясь скрыть свои переживания.
Но Мак, должно быть, сделал свои выводы из разговора и сказал:
– Тогда время все расставить по местам. Нельзя, чтобы ты так мучилась.
– Уже осталось-то меньше недели, – напомнила Зара. – Так что все само собой утрясется.
Он вряд ли с ней согласился.
– Все равно, сейчас тебе надо подлечить руки. И не беспокойся: я пойду к шкиперу, принесу аптечку „скорой помощи“ и сам сделаю перевязку. Если он спросит, то скажу, что у тебя ожог.
Зара попыталась возразить, но увидела по его лицу, что делает это напрасно. Мак быстро вернулся с аптечкой и ответил на ее немой вопрос:
– Все нормально, его нет. – Он сделал ей перевязку, приговаривая, что не умеет это делать как следует. – Шкипер бы перевязал лучше: он единственный на борту, кто хоть что-то понимает в медицине.
– Все прекрасно, спасибо. А теперь, если ты поможешь приспособить сверху полиэтиленовые пакеты, я примусь за уборку душевых и туалетов.
– Не стоило бы сегодня это делать, – сочувственно заметил Мак.
– Кто-то должен это сделать. Мне лишь нужны резинки на запястья.
Мак достал все, что она просила, хотя и сомневался, нужно ли так упорствовать.
– В этаком обмундировании много не наработаешь. Я придумаю что-нибудь получше.
– Спасибо, Мак. Я так признательна тебе. – Она слегка коснулась губами его щеки.
– Это еще что такое? – (У Зары сердце ушло в пятки, но она облегченно вздохнула, увидев, что это всего лишь Пит.) – Флиртуешь с офицерами, понимаю.
– У нас с Зарой общество взаимного обожания, в которое низкие чины не принимаем, – проговорил Мак с наигранной веселостью и добавил:
– Как рука?
– Болит нестерпимо, – бодро соврал Пит. – Зара, почему у тебя пакеты на руках?
– Это последний крик моды. Пит вздохнул.
– Я задал глупый вопрос…
Он прошел, чтобы налить кофе.
– Но если серьезно, почему?.. – Он повернулся и замолчал, так как на камбуз вошел Тор.
Его взгляд сразу же остановился на аптечке.
– Кому плохо? – обратился он к Маку.
– Никому, – равнодушно ответил тот. – Просто перевязывали руку Питу, и все.
Пит тайком подмигнул, но сохранял серьезное выражение лица. Тор понимающе кивнул и холодно посмотрел на Зару, которая спрятала руки за спину.
– Я, кажется, приказал вам вымыть душевые. Лучше принимайтесь за дело, чем здесь болтать.
Он налил себе кофе, и, когда отвернулся, Зара выскользнула из камбуза, прихватив ведро. Она направилась в душевые и начала отмывать стены чистящим средством, разведенным в ведре с водой, которое будто стало ее спутником последнюю неделю. Когда я покину этот корабль, подумала она, я возьму с собой это ведро и щетку и торжественно их сожгу. Но, к счастью, перевязка и полиэтиленовые пакеты защищали кожу рук от разъедающего действия чистящего средства, которое было хорошим помощником в ее работе.
Остаток дня прошел сносно, потому что Тор решил обедать в каюте, однако к ужину спустился в кают-компанию, так что Заре пришлось снять бинты с рук, чтобы он не заметил. На ужин она запекала рулет. В это время члены команды ели салат и поджидали второе блюдо. Зара схватила прихваткой противень, и жар духовки через ткань мгновенно пронизал ее пальцы нестерпимой болью. Она непроизвольно вскрикнула, и противень с рулетом выскользнул у нее из рук. Инстинктивно она бросилась спасать его, но ее правую руку обдало паром из-под приоткрытой крышки. Она пронзительно закричала, и мужчины вбежали на камбуз.
Зара, согнувшись, корчилась от боли. Все бросились к ней на помощь, но Тор остановил их окриком:
– Вернитесь в кают-компанию, здесь мало места для всех. – Он не сводил с Зары глаз. – Найдите нам что-нибудь поесть и уберите это месиво.
– Но ведь она ошпарила руки! – воскликнул Стив.
– Это послужит ей хорошим уроком: пусть не будет такой неуклюжей в будущем. – Тор повернулся, чтобы идти обратно в кают-компанию, но заметил, как изменилось настроение у окружающих, лица были хмурые.
Плечами потеснив парней, вышел Мак. Ростом он был ниже, чем Тор, но он прямо посмотрел тому в лицо.
– Почему, черт подери, вы не выберете для нападок кого-нибудь себе под стать, шкипер? – спросил он. – Или эта хрупкая девушка достойный оппонент вам? – Внезапно он изловчился, схватил Зару за руку и потянул вперед.
– Нет! – Она пыталась сопротивляться, но он удерживал ее за запястья, повернув ладони вверх, чтобы видел Тор.
– Взгляните на ее руки! Она ведь не мужчина, она не привыкла к такой тяжелой работе. Но вы нападаете на нее, обвиняете. Я не знаю, какие у вас на то основания, мне это не важно. Но зашло это слишком далеко.
Тор слушал его, но, не отрываясь, смотрел на руки Зары. Она пыталась высвободиться из цепких рук Мака и сердилась, что он выдал ее.
– У меня все в порядке.
– Нет, не в порядке. Руки нужно вновь перебинтовать, ведь теперь они еще и ошпарены. Стив, сходи за медикаментами, – попросил Мак.
Стив побежал исполнять просьбу, а Зара сунула руку под кран. Тор обвел взором присутствующих и задержался на Маке, который был бледным и уставшим.
– Вот, – сказал запыхавшийся Стив. Мак потянул Зару в кают-компанию.
– Пойдем, присядешь, а я посмотрю. Стив, поищи мазь от ожогов.
Но Тор остановил его жестом.
– Нет, я сам. Кен, ты можешь что-нибудь приготовить поесть. Остальные пусть помоют камбуз.
Члены команды переглянулись, но момент, когда они были на грани бунта, миновал, и они повиновались приказу. В нерешительности постояв минуту или две, Мак направился к выходу и приготовился пропустить вперед Тора, который, впрочем, не торопился уходить.
– Надо было начать лечить их раньше, – заметил Тор, изучая ее руки.
– Она лечила, но сняла бинты, чтобы вы не увидели, – пояснил Мак. – Она горда и упряма, как мул. Почему она это сделала, никто не скажет.
– Я тебя не спрашиваю, – коротко сказал Top. – Почему бы тебе не подняться на палубу и не встать у штурвала?
Мак помедлил, но потом обратился к Заре:
– Пошлите кого-нибудь за мной, если потребуется.
Она кивнула, не глядя на него, стараясь унять дрожь в руках, которые находились в тисках рук Тора.
Когда Мак ушел, Тор пробурчал:
– Вы дурочка. Почему мне не сказали? Ею грубоватый голос и то, как он ее назвал, возымели странное действие. Ладони Зары будто онемели, а серые глаза, холодные и чистые, остановились на его склоненной голове.
– Вы знаете почему, – еле слышно ответила она.
Их взгляды встретились. Ни в ком больше не было гнева, но некоторое смущение.
– Я вас не понимаю, – обронил он. – То вы ведете себя как дешевая шлюшка, то… – он взглянул на потрескавшиеся ладони. – Ведь вы достаточно горды и настырны, чтобы доводить себя до такого.
– Даже у дешевых шлюшек есть гордость, – насмешливо заметила Зара.
– Прежде всего, если бы у них была гордость, они не стали бы шлюшками. – Тор опять нахмурился, ему не понравилось то, что он сказал. – Не приплюсовывайте на свой счет.
С какой-то беззаботностью она заметила:
– Знак плюс вовсе ни при чем.
Вошел Кен, держа корзинку с булочками.
– Нам удалось спасти большую часть рулета, – воодушевленно сказал он. – А булочки вышли на славу, так что можно и к столу, шкипер.
– Хорошо, – быстро заметил Тор, заканчивая перебинтовывать ее руки. – Ну вот и все. Ожог не сильный, но лучше пока не работать. Завтра я взгляну на руки.
– Спасибо, – как-то машинально сказала Зара.
Но ему показалось, что она все еще язвит, и он угрюмо добавил:
– И не надо особенно усердствовать.
– Нет, но я…
Однако он уже отвернулся. Это было нелегкое примирение. Теперь, когда Зару освободили от трудных поручений, ее руки начали заживать, но она не знала, хочет ли она этого, потому что каждое утро после завтрака ей надлежало идти в каюту Тора для перевязки. Всякий раз в течение получаса она смотрела с надеждой и боялась. Короткое время она оставалась с ним наедине, могла ощутить его прикосновения, прилив нежных чувств в своем сердце, осознать, что он рядом. Но поведение Тора всегда было подчеркнуто прохладным; движения были точными, когда он накладывал повязки. Никакой нежности в его прикосновениях, никакого намека на то, что он чувствовал по отношению к ней еще что-то помимо холодного презрения. Они не говорили ни о чем постороннем – только о необходимости поменять повязку перед сном, тем более если она намокла.
– Умываться приходится без посторонней помощи.
Он кивнул, будто это его не интересовало. Однако скоро Мак принес пару превосходных перчаток из ярко-красной прорезиненной ткани.
– О Мак! Это то, что мне нужно. Как я благодарна! Но ты, надеюсь, не порезал ради меня свой дождевик.
Мак покачал головой.
– Шкипер дал мне ненужную ему куртку.
– О! – только и нашлась что сказать Зара. У нее появилось больше свободного времени, и, следовательно, она могла всласть поразмышлять. Тем более когда загорала на палубе. На коленях лежала открытая книга, но, как правило, ветер перелистывал ее страницы. Зара надевала темные очки, поэтому никто не мог заметить, что смотрит она на Тора, стоящего рядом со штурвальным. Она только и думала о нем, будто больше не было о чем думать. Влюбленность меняла всю ее жизнь, ее чувства, помыслы, амбиции, мечты; все представало в ином свете. Даже оптимизм, поддерживающий ее многие годы, прожитые трудно, теперь будто покинул ее. На смену пришло чувство обездоленности, какое-то навязчивое убеждение, будто она никогда не сможет быть близка с Тором. Ее не покидала мысль, что он женоненавистник.
И хотя он больше не придирался к ней и не выказывал явной антипатии, все равно оставалась стена непонимания, преодолеть которую было невозможно. Да она в общем-то и не пыталась пройти через эту стену. Любовь будто поглотила всю ее энергию, всю самоуверенность, природную способность восстанавливать душевные силы. Она находилась словно в дурмане, которому тайно радовалась. Даже ее жизнелюбие обрело какой-то горьковатый привкус: жизнь представлялась беспокойной и пустой.
Проходили дни и часы; а те, что оставались, казались драгоценными. Тор не скрывал своего намерения высадить ее, лишь они достигнут Родоса. И выпроводит ее, должно быть, с радостью. Зара тоже хотела покинуть корабль, чтобы не видеть его каждый день; она попытается преодолеть эти дурные, уничтожающие душу эмоции, и преодолеть их достойно. Но невыносимой казалась мысль, что она уже никогда его не увидит. В эти минуты она страстно желала замедлить время, остановить мгновения, дабы любоваться высокой мускулистой фигурой Тора и праздно мечтать.
– Я не знал, что ты тоже витаешь в Зазеркалье, – заметил Пит, растягиваясь недалеко от нее.
Зара моргнула и очнулась от раздумий.
– Что ты имеешь в виду? Наклонясь вперед, он взял книгу и перевернул.
– Последние полчаса ты читаешь вверх ногами.
– Ой! – Она покраснела и тихо сказала:
– Я, видимо, задремала.
– Да, хорошо днем понежиться. Хочешь, я натру тебе спину маслом для загара?
– Да, пожалуйста.
На Заре было сшитое ею бикини, и кожа начинала приобретать золотистый загар, но средиземноморского солнца следовало опасаться. Пит принялся втирать масло одной рукой (что было не совсем удобно) и рассмеялся. На другом конце палубы Тор учил Стива, как пользоваться старинным секстантом для определения места нахождения корабля. На минуту капитан замер и весь напрягся, когда увидел их вдвоем, затем резко повернулся к Стиву.
– Жаль, что ты не можешь натереть мне спину, – смеясь заметил Пит.
– Да тебе-то к чему: у тебя кожа как у носорога.
– Благодарю. – Это сравнение, кажется, польстило Питу. Усаживаясь поудобнее, он спросил:
– А что ты собираешься делать на Родосе, Зара?
– Если бы я знала… Если удастся вернуть дубликат моей кредитной карточки, я могу снять деньги со счета. Не думаю, что мне хватит на обратную дорогу до Англии, поэтому придется поискать работу на Родосе. Может, повезет, и я смогу устроиться танцовщицей на круизном лайнере или в отеле где-нибудь на побережье.
– Почему тебе не отправиться в Оз?
– Австралия? Так далеко я одна не отправлюсь. И денег-то у меня столько нет.
– Можешь поехать со мной, – озадачил Пит внезапным предложением.
– Но ты ведь не имеешь права покинуть корабль. Тор не собирается спроваживать тебя на берег, пусть даже и рука окажется сломана.
– Да, но я не собираюсь оставаться здесь навечно. Я пошел плавать матросом, чтобы посмотреть Европу, но в Озе меня ждет работа на станции, где служит отец.
– И ты собираешься работать на железной дороге?
Пит захохотал.
– Что я, идиот? Станцией называют ферму по разведению овец. Тебе там понравится.
– А меня там ждут? – с улыбкой заметила Зара. – Между овцами и шоу-девочками уже нет разницы?
– Думаю, ты везде преуспеешь. У тебя голова на месте, Зара.
Услышать такое от Пита – все равно что услышать комплимент. Она благодарно тронула его за плечо:
– Спасибо, Пит, но я… – Голос у нее слегка охрип. По ним скользнула тень, и Зара подняла голову.
Тор и Стив стояли недалеко от них, так что можно было расслышать их разговор. Она легко встала.
– Прости, но я пойду прослежу, чтобы Кен окончательно не сжег наш обед.
Тор смотрел ей вслед с саркастической улыбкой, и Зара не могла не догадаться, о чем он думает: теперь она принялась обвораживать Пита. С горечью она решила: что бы она ни предприняла – выиграть невозможно.
В присутствии Зары Кен делал заметные успехи в кулинарном искусстве, а если ее не было рядом, с ее беспрестанными напоминаниями, то принимался слушать радио или листать журнал, пока готовилась еда, и она почти всегда пригорала. Зара попыталась внушить ему, что готовить – дело занимательное и нужно гордиться тем, что делаешь. Однако все было напрасно. Кен просто не был создан для кухни – он считал бездарно потерянными часы, проведенные на камбузе. Любой другой член команды лучше бы справился с приготовлением еды, со вздохом подумала Зара, но Кен единственный, кто оставался не у дел, когда корабль плыл под парусами с выключенными двигателями.
Минуло три недели пребывания Зары на борту, и вот корабль вошел в гавань острова Родос. Это произошло утром, они подходили с запада, так что паруса были озарены восходящим солнцем и казались ярко-золотистыми. Тор приказал поднять флаги всех стран (которые были представлены в команде), так что „Дух ветра“ выглядел празднично и нарядно. Они обогнули небольшой мыс и заметили людей, приветствовавших корабль. Вдали показались стены и башни зубчатой ограды – то была крепость Рыцарей Святого Иоанна Иерусалимского.
Зара стояла на палубе, завороженная тем, что видела, но стараясь держаться в стороне от команды. Паруса убрали, и Тор направил корабль в старый порт Мандраки через такой узкий пролив, что вполне можно было поверить – здесь стояла легендарная статуя Колосса Родосского. Теперь же побережье гавани обрамляли лишь старый форт да дюжина ветряных мельниц, но они создавали живописную картину, так что многие из команды снимали на видеокамеру вхождение в гавань. Корабль величаво подплыл к пристани, и немедленно толпа зевак собралась на берегу, оживленно выражая свое восхищение. Сбросили трап, и на палубу вошли два человека: начальник гавани и таможенник. Зара заметила их, и недавнее очарование от всего увиденного начало таять. Тор провел их вниз в свою каюту, и она догадалась, что одним из первых обсуждаемых вопросов будет, как высадить ее на берег.
Видя ее растерянное лицо, Тони подошел и неуклюже потрепал ее по плечу.
– Не беспокойся, Зара. Во всяком случае, теперь скоро ты будешь дома.
– Дома? – Она разочарованно улыбнулась. – Дома-то как такового нет. Мне некуда идти и идти не хочется.
– Нам бы тоже не хотелось терять тебя, – сказал Тони с симпатией. – Правда, ребята?
– Что? – удивленно воскликнули Кен, Арне и Стив.
– Я просто говорю, что нам не хотелось бы расставаться с Зарой.
– Да, конечно, – выдавил Кен. – Теперь мне опять придется готовить.
– А нам есть, – простонал Арне. – Почему бы тебе не остаться на время нашей стоянки на Родосе? Ты сможешь немного заработать и останешься с друзьями.
– Да разве я против? – задумчиво сказала Зара. – Но вы же знаете, как капитану не терпится избавиться от меня. Сумка упакована, и я готова сойти на берег.
– Жаль, – запальчиво воскликнул Тони.
– Нам Зара не мешала, а шкипер собирается спровадить ее, совсем не интересуясь, где она остановится, получит ли деньги в банке, долетит ли до Англии.
– Он позволил мне остаться на борту, – быстро вставила Зара. – Этого уже достаточно. Я всегда помнила, что здесь мне придется сойти.
Арне кивнул:
– Так-то так.
Мужчины отошли к стоящим поодаль Маку и Питу и начали что-то обсуждать. Наконец Тор и представители администрации порта появились на палубе. Тор направился к Питу.
– Я договорился, чтобы тебе сделали снимок руки в местной больнице. Вот адрес и немного греческих денег на такси. Если окажется, что рука сломана и тебе придется там задержаться, позвони в порт, и нам сообщат.
Пит взял деньги.
– Хорошо, шкипер. Спасибо. Я… э… пойду переоденусь.
Тор согласно кивнул и обернулся к Заре:
– Пройдите, пожалуйста, в мою каюту. Пытаясь держаться спокойно, Зара последовала за ним.
– Я говорил о вас с таможенником, – обронил Top. – У них нет дубликата вашего паспорта. Вам придется ехать в город в Британское консульство и узнать, что происходит. Но вот это письмо пришло из вашего банка. – Он вручил ей конверт, на который она даже не взглянула. – Я все объяснил представителям администрации, и они сказали, что вы можете покинуть Родос, как только получите паспорт. Пока этого не произошло, вам, к сожалению, придется остаться на борту. Я постараюсь это ускорить, а пока вы можете сойти на берег. – Он пожал плечами. – Ну вот, пожалуй, и все. Вы можете идти.
Как бы там ни было, голос Тора звучал даже более твердо и отчетливо. Он почти не смотрел» в ее сторону, и в его манерах была резкость, которая была недалека от откровенной грубости. Зара не заслужила такого отношения. Она осознавала, что и в этот момент он подчиняет воле свои эмоции, свои желания. Подняв голову, она четко произнесла:
– Я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы не отослали меня назад в Оран. Я очень признательна, что вы позволили мне остаться на борту. Я готова покинуть корабль по первому требованию.
Он тоже поднял голову, на минуту маска спала, и она увидела тоскующий взгляд. Но он отвернулся, и только сжатые пальцы выдавали напряжение. Он кивнул.
– Я дам знать, когда пришлют паспорт. Зара вышла из его каюты в расстроенных чувствах. Присев в кают-компании на скамью, она взглянула на конверт, но заметила, как дрожат ее руки. Тот его взгляд был столь красноречив. Она думала, что действия Тора движимы злобой, но присутствовало и еще что-то. Может быть, он пытался побороть свои чувства к ней. Вероятно, он пытался удалить ее с корабля из-за того, что желал с ней близости, а расстояние сгладило бы соблазн. При этой мысли у нее перехватило дыхание, и на мгновение в сердце затеплилась надежда. Если он думал о ней, если хотел ее, тогда, может быть, есть шанс.
Но в следующий миг ее надежды рухнули. Даже если Тор и имел к ней какие-то чувства, он всячески показывал, что не собирается уступать им. И каковы бы ни были причины, он не хотел продолжать с ней отношения. Уехать и забыть про него – альтернативы не было. С минуту она рассеянно смотрела вдаль, чувствуя обездоленность, но ее окликнул Пит:
– Зара?
Встрепенувшись, она посмотрела на него.
– Да?
– Я сейчас иду на берег в больницу. Что решил шкипер? Ты тоже идешь на берег? Я не мог уйти, не попрощавшись.
Она тряхнула головой.
– Мой паспорт еще не готов. Шкипер сказал, что попытается все уладить к полудню. Тогда я… уйду.
– Разве тебе этого хочется? Она посмотрела на стол, где лежал конверт, взяла его и стиснула так, что помяла.
– Лучше будет, если я покину корабль: шкиперу не нравится, когда на борту женщины.
– Это письмо от матери? – спросил Пит.
– Это? Нет, это из банка. – Она вскрыла конверт и прочитала письмо. Застыв на мгновение, она вдруг разразилась странным смехом. – Только этого мне и не хватало.
– Что это? – Не успела она сообразить с ответом, как Пит выхватил у нее письмо. – Здесь говорится, что твой счет перерасходован и нужно возместить недостачу. Все деньги были сняты со счета в Оране.
Зара опять рассмеялась, но уже с горечью.
– Месть Али Мессаада.
– Ну, это поможет решить проблему. – Пит сказал это будто самому себе. – Ты не можешь никуда идти без денег.
– Идти могу. – Зара взяла у него письмо. – Я британская подданная; я могу пойти в консульство и занять там немного денег, пока не найду работу. Вот и все. – Пит открыл было рот, но она тихо добавила:
– И не пытайся что-то предлагать мне взаймы, потому что я не возьму. Ты друг, а у друзей я не занимаю. – (Он смотрел на нее не мигая.) – И не вздумай об этом говорить со шкипером. Он и так помог мне немало. Мы ничего не должны друг другу – это все, что я хотела сказать. – Взглянув на него, она попросила:
– Обещай, что не расскажешь.
Он встал, лицо его выражало негодование.
– Можно мне вставить слово? Так, если ты собираешься решать свои проблемы сама, это твое дело. Но скажи, где тебя искать. Обещай, что скажешь. У нас установились приятельские отношения, и мне бы хотелось их поддерживать.
Она приветливо улыбнулась.
– Конечно, сообщу. Надеюсь, у тебя в больнице будет все нормально. Он подмигнул.
– Я полагаю, что это просто растяжение. Когда Зара поднялась на палубу, Тора уже не было, он ушел в город, чтобы встретиться с продюсером фильма, в котором участию этого корабля отводилось немалое место. Многие из команды тоже сошли на берег – поразмять ноги после долгого плавания. Зара огорчилась, оттого что не сможет попрощаться с ними, но ланч она готовила в приподнятом настроении.
– Я здесь написала, что из продуктов вам следует купить, – обратилась она к Маку.
Тот следил за тем, как заливали топливо из танкера. В ответ Мак кивнул и сунул листок в карман. Заре ничего не оставалось, как спуститься обратно на камбуз, где все блестело чистотой. Ей не хотелось, чтобы Тор, когда она уйдет, поминал ее дурным словом. Ее руки уже немного зажили; с правой руки она, правда, не сняла повязку. Шум мотора привлек ее внимание. Она выглянула в иллюминатор и увидела, что это Пит приехал на такси. Рука у него была на перевязи, на лице играла улыбка. Он помахал левой рукой; она также увидела людей, направляющихся к кораблю. Пит не уходил, будто ожидая каких-то замечаний в свой адрес. Они вдруг весело рассмеялись, обмениваясь восклицаниями, но смолкли, когда подъехало другое такси и из него вышел Тор. С понурым выражением лица она отправилась на палубу, чтобы получить паспорт.
Мужчины поднялись на борт и стояли кружком, будто чего-то ожидая. Танкер отошел, и дежурные по палубе наслаждались сиестой. Солнце раскалило палубу, день был жаркий, безветренный и спокойный.
Обернувшись, Тор увидел, что Зара вышла на палубу.
– Зайдите, пожалуйста, в мою каюту. Но тут вмешался Мак:
– Минуточку, шкипер. Мы бы хотели знать, что будет с Зарой?
– Это меня не касается.
– Ну а мы-то ее товарищи. Прищуренный взгляд Тора блуждал по лицам.
– Зара, что вы на это скажете?
Она была озадачена.
– Что мне сказать?
– Ну ладно, – подвел итог Top. – Посольству в Афинах нужны некоторые подробности, прежде чем они смогут выдать паспорт. – При этих словах у Зары затеплилась надежда, но она тут же исчезла, когда он продолжил:
– Однако я убедил официальных представителей выдать временные бумаги, так что вы можете сойти на берег прямо сейчас. Вам ведь все равно нельзя будет покидать Родос до получения паспорта. Один раз в день нужно отмечаться в консульстве. Вы понимаете?
– Да, спасибо, – обронила Зара, едва ли что-то видя вокруг.
– Я очень признателен вам за все, что вы сделали, – добавил Тор с сомнением в голосе. – И я хочу, чтобы вы взяли причитающуюся вам зарплату, поскольку вы ее заработали как член команды. – Он протянул ей немного греческих денег, но Зара не знала, как поступить.
– Минуточку, шкипер. – Мак шагнул вперед. – Нам все равно нужен кок, почему не оставить Зару?
Пронесся рокот согласия, но Тор отрезал:
– Я собираюсь нанять нового кока, пока мы здесь.
– Зачем нанимать нового, когда мы хорошо знаем Зару? Она готовит чудные пудинги; такую кулинарку еще поискать.
– Я уже говорил, я…
– Разве не ясно, шкипер, – вновь вмешался Мак, – команда не хочет другого кока. Тор прищурился.
– Что вы такое говорите?
– Мы тут немного посовещались и решили просить оставить Зару. Если вы настаиваете, чтобы она ушла… Ну, тогда ждать хорошей пищи на борту не приходится, и мы решили сойти на берег на несколько недель.
– Мне не нужно напоминать вам, что в подписанном вами контракте есть пункт участия в съемках фильма, – А вы обязуетесь нас нормально кормить. Зара словно окаменела, тогда как моряки переглядывались между собой. С ней впервые такое происходило в жизни: никто прежде не выражал ей подобную солидарность, а теперь мужчины стеной стояли против Тора, рискуя своей работой ради нее. Но что хорошего из этого выйдет? Даже если бы он оставил ее, все равно будет ненавидеть ее все больше и больше, и отношения между Тором и командой еще ухудшатся.
Она слабо пыталась протестовать, но Мак поднял руку, прерывая ее возражения, и сказал примирительно:
– Это все продлится, пока идут съемки фильма, шкипер. Мы не можем работать без хорошей еды.
Холодные голубые глаза казались непреклонными. Одни в ответ потупили взгляд, другие смотрели с вызовом. Тор обронил:
– Очень хорошо. Она остается до окончания съемок фильма.
– Спасибо, шкипер.
Мак широко улыбнулся Заре, когда Тор отвернулся от них.
Она не могла говорить, а только пристально смотрела на него, ее глаза были полны благодарности. Тор произнес ее имя, и Зара подошла к нему. Он протягивал ей деньги:
– Ваша зарплата. – Она колебалась, но он сунул деньги в ладонь. – Возьмите.
Она медленно приходила в себя, и их глаза встретились. С нескрываемым раздражением он сказал:
– Неужели мне никогда не избавиться от вас?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бурное плавание - Уэнтворт Салли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Бурное плавание - Уэнтворт Салли



Роман отличнейший! 10 из 10
Бурное плавание - Уэнтворт СаллиКошечка Джози
31.12.2014, 22.34





роман начинался чудно, но любовным можно его назвать с конца пятой главы. Чем дальше, тем неинтереснее было читать , еле домучила. Финал нулевой.
Бурное плавание - Уэнтворт Саллиюли я
28.02.2015, 23.05





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН! ПРОЧИТАЛА НА ОДНОМ ДЫХАНИИ!!
Бурное плавание - Уэнтворт СаллиМИЛА
2.10.2016, 22.06





Вообще никак. Сюжет вроде нормальный, но стиль изложения ужасный.
Бурное плавание - Уэнтворт СаллиElen
4.10.2016, 18.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100