Читать онлайн Квартирный вопрос, автора - Уэнхем-Джонс Джейн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Квартирный вопрос - Уэнхем-Джонс Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Квартирный вопрос - Уэнхем-Джонс Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Квартирный вопрос - Уэнхем-Джонс Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэнхем-Джонс Джейн

Квартирный вопрос

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Наступил вторник этой проклятой недели. Девушка на другом конце провода была неумолима. Она твердо сказала, что деньги, уплаченные за участие в семинаре, не возвращаются, если заявка была отозвана менее чем за четырнадцать дней до его открытия. Это условие было оговорено в бланке заявки. Я пыталась объяснить ей ситуацию, намекала на странности своей тронутой матери, врала, что меня записали дважды, говорила о сложных жизненных обстоятельствах, но девушка оставалась непреклонной.
– Произошла ужасная путаница, – ныла я. – В субботу я буду еще в Брайтоне.
– Семинар начинается в десять, – холодно сказала девушка и повесила трубку.
«Почему мать доставляет мне всегда одни неприятности?» – с горечью подумала я. Но тут я попыталась взглянуть на проблему с другом стороны. А может быть, мне воспользоваться этим предлогом и не ездить с Генри в Брайтон?
Я позвонила в супермаркет «Броудрейндж» и сказала Генри, что не смогу остаться на ночь в Брайтоне, поскольку рано утром мне надо быть здесь и принять участие в семинаре, иначе я обижу мать.
– Прошу тебя, Кэри, не отказывайся от этой поездки, – начал умолять меня Генри. – Я с таким нетерпением жду этого события. Для меня очень важно, чтобы ты была рядом. Я все готов сделать для тебя. Если хочешь, мы встанем на рассвете и я привезу тебя в Истфорд в нужное время.
На Рождество Джульетта подарила мне книгу под названием «Никогда не говори „да", если твое сердце говорит „нет"». Как жаль, что я так и не удосужилась прочитать ее!


Среда. С квартирой по-прежнему ничего не понятно. А у Найджела не было времени, чтобы заехать в дом и выяснить, что, собственно, там происходит.
Я уже подумывала о том, не сходить ли мне на стройплощадку за Беном. Но в этот момент мне на мобильный позвонил Найджел и сообщил, что приедет через десять минут. Я села на крыльцо дома и стала ждать. До пятницы остается всего два дня, а у меня до сих пор нет платья. Я так и не съездила к Джульетте, хотя мама оставила мне вчера вечером несколько сообщений на автоответчике с просьбой проведать сестру.
«Навести ее до отъезда в Брайтон, дорогая, – сказала она. – Ты, наверное, сейчас собираешься в дорогу? И все же я прошу тебя, найди время и съезди к Джульетте. Мне кажется, что с ней не все в порядке, она упорно не желает выходить из дома. Я пригласила ее в гости к Молли, но она не высказала энтузиазма. Желаю тебе приятной поездки, дорогая. Ты, наверное, с нетерпением ждешь субботы!»
Еще бы, мама. Ведь мне предстоит целый день провести в одной компании с тобой. А на самом деле мне бы очень хотелось побыть в обществе мужчин. Высоких, чувственных, умных, которые вытравили бы у меня из головы всякую мысль о мускулистых мачо-строителях.
У тротуара остановился пикап, и из него вышел Найджел.
– Прости, я немного задержался! Но мне удалось решить массу проблем. Если все получится так, как я задумал, у нас появятся деньги, на которые мы сможем завершить ремонт. – Найджел самодовольно ухмыльнулся. – Ты ведь не сердишься на меня, правда?
– Ты разобрался с этим типом из отдела по выплате жилищных пособий?
– Да, все в порядке. Я сказал ему, что мы уже реконструировали и перепланировали дом и нам осталось завершить отделочные работы. Он собирается как-нибудь заехать и взглянуть на то, что мы сделали. Но тебе не о чем беспокоиться.
– Но ведь мы только собирались его реконструировать и перепланировать, еще до того, как купили! Они же увидят, что мы ничего не сделали..
– Что-то мы все же сделали! И в любом случае управление по делам жилищного фонда и управление по делам реконструкции зданий – два разных ведомства. И в одном не знают, что происходит в другом.
– Этот чиновник сказал, что мы не имеем права сдавать квартиры в наем.
– Они могут говорить что угодно, но ничего не сделают. Не могут же они просто выселить людей из квартир? Этот парень, во всяком случае, очень любезно разговаривал со мной по телефону. Но, конечно, не так любезно, как это делают женщины. – Найджел широко улыбнулся. – А ты, наверное, уже паникуешь?
Я бросила на него сердитый взгляд.
– Я не привыкла увиливать и изворачиваться. Если мы в ближайшее время не получим арендную плату за квартиру, я не знаю, что мне делать. Грэм начал донимать меня звонками. К счастью, пока он только наговаривает свои сообщения на автоответчик.
– Ну, хорошо, хорошо. Пойдем разберемся с этим Гэри и выбьем из него плату за квартиру. У тебя есть ключи? В таком случае, открывай дверь.
– Я не хочу входить первой. А вдруг он лежит мертвый на полу?
Найджел повернул ключ в замочной скважине и переступил порог. Пройдя темную прихожую, он постучался в дверь комнаты.
– Гэри, ты дома? Это Найджел!
Он снова постучался.
– Гэри нет дома. Давай осмотрим комнаты. Открыв вторым ключом дверь, он вошел в жилое помещение.
– Гэри, ты здесь?! – крикнул Найджел, проходя по комнатам.
Я застыла на пороге. Стены жилой комнаты были покрашены сверху, стремянка находилась там же, где я ее видела три недели назад. На полу стояла открытая банка с краской, распространявшей удушливый запах.
Повсюду валялось нижнее белье, носки и контейнеры из фольги с заплесневелыми остатками пищи. Комната выглядела крайне неопрятно. Меня вдруг затошнило, и я поспешно попятилась в прихожую.
– Эй, приятель, проснись! Нам надо поговорить с тобой! – донесся голос Найджела из спальни. – Кэри! Иди сюда!
Зажав нос рукой, я пересекла на цыпочках гостиную и заглянула в спальню. Найджел отдернул занавеску, и в комнату хлынул поток солнечных лучей. Я инстинктивно отшатнулась. Ух ты… Такие вот небритые, истощенные, полуодетые наркоманы, валяющиеся на постелях в носках и шортах, – это ли имел в виду Неджил, когда сулил скорое процветание? Я полезла в сумочку за лавандовым маслом.
– Скажи ему, что нам нужен синий бланк из социальной службы, – прошептала я.
В сумочке не оказалось лавандового масла. Должно быть, я оставила его в туалетной комнате на автобусной остановке.
Гэри пошевелился и застонал.
– Разбуди его! – потребовала я и огляделась по сторонам. Квартира была в запущенном состоянии. В углу лежал ворох газет, вдоль плинтуса валялись банки из-под пива и пепельницы, полные окурков. Я вновь зажала нос рукой, чувствуя приближение приступа тошноты.
Присев на корточки возле постели, Найджел попытался поговорить с Гэри. Парень так отощал, как будто ничего не ел в течение нескольких недель.
– У меня в голове… того, – пробормотал он, закатывая глаза. – Я их всех имел…
И Гэри вновь впал в состояние ступора. Найджел потряс его за плечо.
– Гэри, нам нужно, чтобы ты уладил вопрос с квартирной платой, иначе мы выселим тебя из дома.
Я почувствовала головокружение.
– Открой окно, Найджел, – задыхаясь, попросила я. – Или я сейчас упаду в обморок.
Найджел быстро подошел к окну, открыл щеколду и навалился плечом на двустворчатую раму. Она с треском подалась и распахнулась.
– Черт подери, – пробормотал Гэри и, сев на постели, стал озираться вокруг. – Что здесь происходит?
Найджел снова приблизился к кровати и склонился над Гэри.
– Ты получил справку о доходах из социальной службы? – спросил он.
Гэри диким взглядом посмотрел на Найджела и, прищурившись, сказал:
– А ты – один из них, да? – Он потрогал кольцо, торчащее в его левой ноздре. – Я вам ничего не скажу!
Он упал на подушки, натянул одеяло до подбородка и заснул.
Найджел пожал плечами. Я повернулась и, жестом приказав ему следовать за мной, вышла из квартиры.
– Вот к чему приводит твое легкомыслие! – взорвалась я, когда мы вновь оказались на свежем воздухе. – А ты говорил, что у нас все в порядке!
Ты утверждал, что этот парень – находка для нас! Ты видел его? Это грязный гребаный псих! Мы остались без арендной платы. Управляющий банка может нагрянуть в дом в любую минуту. Какой была дурой, когда слушала все твои бредни! Мимо нас прошла пожилая леди и с удивлением посмотрела на Найджела. Должно быть, ей было интересно, что он натворил. Я вопила посреди улицы, словно обезумевшая чайка.
– Мартин всегда называл тебя полным законченным придурком – задыхаясь от ярости, продолжала я, зная, что всаживаю нож в его сердце, и стараясь сделать ему больно. – И он был абсолютно прав!
Я замолчала, тяжело дыша. Найджел стоял передо мной, понурив голову. У него был жалкий вид.
– Правильно, хватит ходить вокруг да около, дорогуша, скажите ему все начистоту, – раздался за моей спиной знакомый грудной голос. Обернувшись, я увидела Бена. Усмехнувшись, он спросил Найджела: – Тебе нужна моя помощь, старина?
Проклятые мужики!
– Я сейчас пойду и найду в его квартире этот чертов бланк со сведениями о доходах, – сказал Найджел, обращаясь ко мне. – Гэри наверняка уже получил его.
– С какой это стати? – сердито заявила я.
– Послушай, Кэри, не кипятись, я все улажу.
– Чушь собачья! – бросила я ему и, повернувшись, направилась к своей машине.
Теперь на очереди был визит к Джульетте. О боже, что за денек! Я раз пять позвонила у входной двери, но мне никто не ответил. Может быть, Джульетта не так уж серьезно страдала агорафобией, как это казалось нашей матери? Жаль, что их обеих не было сегодня утром со мной в квартире этого психа Гэри. Они могли бы продемонстрировать там свои познания в искусстве общения с людьми. Мне хотелось бы понаблюдать за матерью, с придыханием разговаривающей с Гэри.
Я позвонила Луизе с мобильного телефона. Он все еще работал, хотя на карточке, с которой я его оплачивала, деньги сегодня закончились. Услышав автоответчик, я набрала номер ее рабочего телефона. Мне сказали, что она сейчас занята. Я обрадовалась. Значит, она наконец-то встала с дивана!
Отъехав от дома Джульетты, я вдруг подумала, что хорошо было бы позвонить Соне и попросить у нее разрешения порыться в ее нарядах. Но потом я решила, что на сегодня с меня хватит общения. Мне хотелось сейчас только одного – лечь спать. Вернувшись домой, я первым делом приняла горячую ванну, размышляя: а не последовать ли мне примеру сумасшедшей тетушки Мод и не покончить ли все одним махом, не выходя из ванной?
Я вышла на кухню нагишом, разглядывая себя – мои телеса все еще покачивались при ходьбе, несмотря на бесконечные недели недоедания. В этот момент в дверь позвонили. Я поискала глазами хоть какую-нибудь одежду, которую могла бы накинуть. О боже! Если я сейчас направлюсь из кухни в ванную комнату за халатом, то мне придется пройти через прихожую и тот, кто стоит у двери, может увидеть мой толстый голый зад в щель почтового ящика.
– Кто там?! – громко крикнула я, высунув голову в прихожую и лихорадочно соображая, не сделать ли мне бикини из двух кухонных полотенец.
– Это Найджел.
– Подожди немного!
Я бросилась вверх по лестнице в спальню, быстро надела спортивный костюм и наконец открыла гостю.
– Зачем ты приехал? – недовольным тоном спросила я.
– Ты была очень несправедлива ко мне сегодня утром, – промолвил он. – И я заехал сказать, что все уладил.
– Каким образом?
– Гэри съехал с квартиры, и я велел Джиму привести ее в порядок и закончить отделочные работы. Я сам за все заплачу ему, – быстро добавил он, как только я открыла рот, чтобы возразить.
– Но мы еще не заплатили Тревору, – напомнила я.
– Я заплачу ему.
– А как быть с Грэмом?
– Не беспокойся об этом. Главное, чтобы деньги на твоих счетах в банке постоянно находились в движении. Деньги должны то поступать на счет, то сниматься, понимаешь?
– Но у меня, черт побери, нет за душой ни гроша! – сердито воскликнула я.
Найджел самодовольно усмехнулся.
– Я раздобыл для тебя пару тысяч фунтов.
– И где же они?
– Я переведу их на твой счет через пару дней. И тогда Грэм наконец перестанет придираться к тебе. Я же говорил, что осуществляю сразу несколько грандиозных проектов. Скоро у меня будет куча денег, и я закончу наконец ремонт на втором этаже нашего дома, у нас появятся новые жильцы, и все будет отлично. Он широко улыбнулся.
Пока я готовила кофе, Найджел не умолкая рассказывал о том, как заставил Гэри съехать с квартиры. Он был убежден, что теперь наши дела пойдут на лад и мы скоро разбогатеем.
– Ты должна доверять мне, – несколько раз повторил он, пытаясь обнять меня за талию.
– Вы с Беном вместе учились в школе? – спросила я.
– Да.
– Почему ты никогда не говорил мне об этом?
– А зачем? – глядя в свою кружку, сказал он.
– Забавный человек, правда? – продолжала я. – По виду – мужлан, а сам закончил элитарную школу и в свободное время ходит в оперу.
Найджел нахмурился.
– Кэри, мне не нравится твое увлечение Беном, – заявил он.
Найджел не был расположен посвящать меня в подробности своей давней дружбы с Беном, и поэтому я сменила тему разговора. Мне не хотелось снова услышать, что Бен женат и что я вечно связываюсь не с теми людьми.
– Так, значит, ты скоро внесешь деньги на мой счет? – спросила я.
– Да, Кэри, прошу тебя, не беспокойся об этом, – ответил он с теплой искренней улыбкой человека, на которого можно положиться. И я почти успокоилась. – Надеюсь, ты прекрасно проведешь время с Генри и забудешь все неприятности. И если тебе повезет, он трахнет тебя. Вот мерзавец!
* * *
Четверг. До отъезда в Брайтон остался один день, а у меня все еще не было подходящего платья. Мама снова звонила и оставила на автоответчике сообщение, напоминая, что я обещала навестить сестру. Минут десять я нервно расхаживала по комнате, выкрикивая:
– Да! Да! Да! Я съезжу к ней! Я сделаю это прямо сейчас!
Набрав номер телефона Джульетты, я долго слушала длинные гудки. Черт возьми, у нее же есть автоответчик! Почему она его не включает? Я могла бы оставить ей сообщение и тем самым очистить совесть. Но моя сестра каждый божий вечер выключала все приборы в доме, опасаясь, что они могут взорваться и убить ее во сне. Так уж ей всю жизнь везет…
Битый час я просидела за кухонным столом, подперев голову рукой и тупо уставившись на лист бумаги с надписью «Одежда. Луиза. Джульетта». Я думала о том, как грустна моя жизнь.
Потом, налив себе чашку кофе, я уселась у окна, глядя на залитую июньским солнцем улицу. Горько было смотреть на гладкие плоские, коричневые от загара животы хихикающих девушек, виднеющиеся из-под топиков, на их стройные, обтянутые шортами бедра. Зачем вся эта суета, если я неумолимо старею, набираю вес, покрываюсь морщинами и вызываю такое чувство отвращения, что единственный мужчина, который меня любил, убежал от меня в Брайтон?
От этих веселых мыслей меня отвлек телефонный звонок. Джульетта находилась в приподнятом настроении.
– Мне удалось здорово похудеть, – радостно сообщила она. – Я сейчас все еще лежу в постели и просматриваю свои записи.
– Вчера днем я заезжала к тебе.
– Наверное, я спала. Накануне я всю ночь не смыкала глаз, анализируя нашу ситуацию, и сделала массу удивительных открытий. Свои выводы я оформила в виде диаграммы. Приезжай, ты должна взглянуть на это!
– А у тебя есть черное облегающее платье?
Это был глупый вопрос. Когда Джульетта худела, ее одежда была мала мне, а когда она полнела – слишком велика.
* * *
Через час я уже сидела у сестры и наблюдала за тем, как она под завывания соковыжималки режет брокколи, лук и картофель. Джульетта действительно заметно похудела. «Должно быть, все дело в соках», – с завистью подумала я. Может быть, когда я запатентую свой метод диеты «одной полки», я уговорю Джульетту дать мне свои старые фотографии, на которых у нее двойной подбородок, и новые. И она послужит в качестве наглядного примера эффективности моей диеты. Для очистки совести я попрошу Джульетту предварительно посидеть на ней с недельку.
– Мама считает, что ты страдаешь агорафобией, – сказала я, когда она выключила наконец соковыжималку и начала размешивать густую зеленую массу деревянной ложкой.
– Знаешь, я тоже много размышляю о нашей маме, – ответила Джульетта. – Она до сих пор погружена в свое прошлое. Ты никогда не задавалась вопросом, почему она никак не может расстаться с отцом?
– Но она же развелась с ним!
– Но она до сих пор злится на него и никак не может от этого избавиться. Она боится простить ему свои обиды, потому что ей надо подпитывать свою ярость и потому что, если она избавится от мыслей о нем… – сестра сделала эффектную паузу, как будто собиралась открыть мне страшную тайну, – то чем она заменит их?
– Еще одним художественным кружком? Джульетта с упреком посмотрела на меня.
– Я говорила Марлене, что ты никогда ни с чем не соглашаешься. Она объясняет это обидами, полученными в детстве.
– Какими обидами? Неонормальные родители – это да, но обиды…
– Убери книги со стола и взгляни на это, – сказала сестра и, взяв стоявший в углу рулон плотной бумаги, развернула его.
Я увидела нарисованные черной пастой, связанные между собой прямыми линиями круги, стрелки, надписи, наклеенные вырезки из газет и семейные фотографии.
– Это – генеалогическое древо эмоциональной травмы, – заметно волнуясь, сказала Джульетта. – Вот смотри, это наш отец. Он напрямую связан со своей матерью, которая имела обыкновение запираться в кладовке для метел, и кузеном, которому постоянно снились кошмары. А вот наша мать, эта линия связывает ее с чокнутой тетушкой Мод. Этот кружок обозначает Пэгги. Помнишь, отец говорил, что она нянчила его, когда он был ребенком? Мать рассказывала, что эта женщина страдала депрессией. А рядом наклеена моя детская фотография, здесь мне шесть лет. Ты помнишь мое второе имя?
– Маргарет.
– Точно! – с торжествующим видом воскликнула Джульетта.
Она не пила вино, которое я привезла с собой, потому что все еще принимала антидепрессанты, и потом – «Марлена сказала, что не надо скрываться от реальности и прибегать к средствам, изменяющим сознание». Джульетта с явным удовольствием потягивала отвратительную серо-зеленую густую массу из стакана, а я жевала хрустящий хлебец и время от времени прикладывалась к бутылке.
– Помнишь, как я рассказала отцу, что Сида арестовали за непристойные действия, – продолжала Джульетта.
Я засмеялась.
– Тогда отец сказал: «Постарайся не думать об этом, дорогая», а мама огрела его за это тазиком.
– А как она вела себя с полицейским! Помнишь, как она говорила: «Я ее мать. Ее отец очень напуган всем произошедшим, а я пришла сюда»?
Мы расхохотались.
– В ту ночь, когда я ушла от Сида, она ждала меня в саду с совком, пока я собирала вещи.
Не знаю, от кого она собиралась защищаться таким оружием. Сид ведь сидел в полицейском участке! Джульетта прыснула и подавилась соком.
– Она не задумываясь ударила бы Сида совком, – уверенно сказала я, гордясь в душе своей матерью. Вино согрело меня и привело в хорошее расположение духа. – Забавно, что она все время внушает нам, что унижена и раздавлена отцом, и расписывает его настоящим чудовищем. Она же его гораздо сильнее. А помнишь то Рождество накануне их развода? Он, как всегда, исчез с глаз долой и спрятался подальше, потому что уже собирались соседи, а она выволокла его из кладовки прямо у них на глазах с криком «Не бойся ответственности, Родни!».
Джульетта схватилась за живот от смеха, и на ее глазах выступили слезы.
– Он всегда всего боялся, – немного успокоившись, заметила она. – Помнишь, когда отец несколько дней проводил свет в гараж и отключил электричество, так что не работала охранная сигнализация, он заставлял нас по очереди дежурить, чтобы в доме всегда кто-нибудь был… – Джульетта снова начала задыхаться в приступе смеха.
– А мама… – продолжала я, истерически всхлипывая от душившего меня хохота, – он заставил ее…
– Да! – воскликнула Джульетта. – Да! Я отлично помню, как он заставил ее войти в дом в платье и шляпе, а выйти в брюках, чтобы наблюдавшие за домом грабители…
Она больше не могла говорить от смеха.
– …подумали, что в доме кто-то есть, – закончила я за нее и тоже расхохоталась.
– А мы должны были, выйдя на крыльцо, кричать ей в след: «До свидания, тетя!» – немного отдышавшись, продолжала Джульетта.
– Странно то, что мы с тобой выросли все-таки относительно нормальными людьми, – сказала я, вытирая слезы.
– А все-таки это из-за него я так боюсь, что в доме что-нибудь взорвется, – весело сказала Джульетта. – Если бы он не требовал, чтобы в доме полностью отключали электричество каждый раз, когда он вкручивает лампочку…
– …а если бы он не перекрывал воду всякий раз, когда мы все уходили из дома… – добавила я.
– Потому-то нам и понравились Сид и Мартин, – заметила Джульетта. – Нам нужен был человек, из-за которого можно было бы постоянно тревожиться.
– И оба они превзошли наши ожидания! – воскликнула я и от души расхохоталась. Я давно уже не смеялась так искренне и беззаботно. – Мартин – просто урод, а Сид – настоящий сумасшедший!
– Да уж, – согласилась Джульетта.
– Я обняла ее на прощанье.
– Давай снова встретимся на следующей неделе и поболтаем, – предложила я. – Я приготовлю макароны с соусом, мы посидим, и я расскажу тебе о поездке с Генри в Брайтон.
Джульетта улыбнулась. Наконец-то она снова была похожа на ту сестру, с которой мы когда-то любили смеяться, накрывшись с головой одним одеялом.
– Это было бы здорово, – сказала она и поцеловала меня.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Квартирный вопрос - Уэнхем-Джонс Джейн


Комментарии к роману "Квартирный вопрос - Уэнхем-Джонс Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100