Читать онлайн Не родись красивой..., автора - Уэллс Робин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не родись красивой... - Уэллс Робин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не родись красивой... - Уэллс Робин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не родись красивой... - Уэллс Робин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэллс Робин

Не родись красивой...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Что-то ты сегодня с утра невеселая? – заметила Деб неделю спустя, поднимая поднос с картонными стаканчиками, которые Сара наполнила соком на школьной кухне. – Хандришь, что снова надо работать полный день?
Сара закрутила крышку на банке и убрала ее на нижнюю полку холодильника.
– Со мной все в порядке.
– Но выглядишь ты не слишком счастливой.
Сара себя счастливой и не чувствовала. Вчера она покинула дом Джейка, уступив место новой домработнице, и теперь вся вселенная для нее рассыпалась на кусочки. Деб смерила ее сочувственным взглядом.
– Скучаешь по Джейку и Никки?
«Так, что не выразишь словами!» Но открыться подруге Сара не смела, она даже самой себе боялась в этом сознаться, и теперь, накладывая сырные палочки на тарелки для второго завтрака, заставила себя улыбнуться.
– Просто я подумала, почему это Никки сегодня запаздывает?
– Думаешь, Джейк привезет ее?
Сара горячо надеялась на это.
– Я полагаю. Прошлую среду я отвозила его в больницу на осмотр, и врач сказал, что ему уже можно сесть за руль.
Именно во время этой поездки Джейк сообщил ей, что нашел постоянную домработницу с проживанием. Миссис Ольсен, по его словам, имеет отличные рекомендации, она профессиональная воспитательница и долго работала няней в одном семействе в Шривпорте, а по ведению домашнего хозяйства имеет степень бакалавра. Новое место она ищет потому, что дети, которых она нянчила, выросли и перестали в ней нуждаться. Перебраться в дом Джейка миссис Ольсен наметила в воскресенье днем.
Сара вымученно поздравила Джейка с тем, что ему так быстро удалось найти столь квалифицированную особу, но сердце у нее разрывалось. Она втайне надеялась, что после того, что произошло между ними в ночь, когда Никки приснился кошмар, Джейк поймет, что любит ее. Сара была почти уверена, что это так: никто не смог бы подделать нежность и страсть, которые он проявил в ту ночь. Но вместо признания в любви Сара услышала очередную порцию извинений, произнесенных с довольно равнодушным видом. Следующие несколько дней Джейк сторонился ее, словно прокаженной. Очевидно, он оставался верен решению не связывать свою жизнь с женщиной.
Сара уверяла себя, будто это к лучшему, что она уезжает. Она даже подумывала уехать немедленно, но все же решила остаться до конца недели и понаблюдать за работой маляров и обойщиков, приступивших накануне к ремонту дома.
Вздохнув, Сара убрала в шкаф полупустой пакет сырных палочек. И кого она пытается обмануть? Когда Джейк поставил ее перед зеркалом и показал ей, какой видит ее, он завладел ее сердцем безраздельно. Джейк словно снял с ее глаз шоры. Он показал ей, что в некоторых отношениях она даже, несомненно, привлекательна – настолько, что он чуть не сделал ее своей возлюбленной.
Вчера, покинув дом Джейка, она провела в своем маленьком домишке самую долгую, одинокую и тоскливую ночь в жизни. Она уже не могла считать его родным очагом: у родного очага не испытывают такого безнадежного одиночества.
Услышав имя Джейка, Сара оторвалась от своих мыслей.
– Джейк, наверное, сегодня запоздает, – говорила Деб. – Все-таки ему надо проинструктировать новую домработницу.
Над дверью звякнул колокольчик, и Сара, взглянув, увидела бегущую к ней Никки. У нее часто застучало сердце, она протянула навстречу девочке руки, в то же время поглядывая на дверь и ожидая увидеть высокую фигуру Джейка. Но вместо красавца фермера вслед за девочкой вошла худая женщина лет шестидесяти с поджатыми губами.
– Я – Ханна Ольсен, – произнесла вошедшая. – Сожалею, что мы не проявили большей пунктуальности, но отец девочки настоял, чтобы ей было позволено сегодня утром подольше поспать.
Никки бросилась в Сарины объятия.
– О мисс Сара, как я по вас скучала! – Малышка уткнулась лицом ей в юбку и всхлипнула.
– Милая моя, что с тобой случилось? – обеспокоенно спросила Сара.
– Могу вас заверить, что с детьми, которые находятся на моем попечении, никогда ничего не случается.
Сара немедленно выпрямилась. Мало что возмущало ее так сильно, как пренебрежительное отношение взрослых к чувствам ребенка.
– Ясно, что она чем-то очень расстроена, – возразила она женщине, присаживаясь на корточки рядом с девочкой. – Что произошло, дорогая? спросила она ласково.
– Я хочу, чтобы вы вернулись и снова жили со мной и папочкой! всхлипывала Никки. – Вчера я никак не могла заснуть без вашей сказки про принцесс. Папочка попытался ее рассказать, но это было совсем не то. Я хотела, чтобы вы были со мной!
– Она сильно раскапризничалась, – сообщила миссис Ольсен.
Сара сжала губы и прикусила язык, чтобы не сказать резкость.
– И что же было потом? – спросила она Никки.
– Ее отец до полуночи читал ей сказки, вот что было потом, – вмешалась миссис Ольсен, словно Никки сама не в состоянии была ответить. Женщина закатила глаза, давая понять, что находит поведение Джейка лишенным всякой логики. – Ребенок заснул где-то около часу ночи. Я говорила мистеру Мастерсу, что самое лучшее – дать ей вволю нареветься, но он и слушать не пожелал.
– Я думаю! Разве это метод?
Женщина вскинула подбородок и нелюбезно перебила ее:
– Я занимаюсь воспитанием детей тридцать лет, и можете мне поверить, с детьми главное – сразу взять верный тон. В этом случае они гораздо легче подчиняются. Надо установить жесткие правила и не отступать от них ни на шаг.
Сара взглянула на прильнувшую к ней девочку, и на ум ей пришли не слишком вежливые слова, которые ее так и подмывало высказать этой любительнице жестких правил.
Она с усилием заставила себя говорить спокойно и ровно:
– Правила важны, конечно, но не так, как чувства ребенка.
– Вздор, – фыркнула миссис Ольсен. – Модная галиматья.
У Сары от гнева кровь забурлила в жилах.
– Послушайте, это же просто…
– Сара, дорогая, дети ждут второго завтрака, – мягко вмешалась Деб, дотрагиваясь до Сариного локтя и подталкивая ее в столовую. Кипевшая негодованием Сара поняла, что подруга хочет предотвратить конфликт. «И, конечно, она права, – с неохотой признала Сара. – Никакие слова не заставят эту няню изменить свой суровый подход к воспитанию».
Сара обняла Никки за плечи, а Деб тем временем ловко увлекла миссис Ольсен к выходу.
– Боюсь, вам придется извинить нас, но нам надо соблюдать режим, говорила она приятным голосом. – Как мило с вашей стороны, что вы привезли Никки.
Никки скорчила рожицу в спину удалявшейся няне.
– Мне она не нравится, – прошептала она.
Сара полностью разделяла это мнение. Старая карга напомнила ей ведьму из «Волшебника из страны Оз».
– Идем, Никки, – сказала она беспечным тоном, который вовсе не отвечал ее внутреннему состоянию. – Ты поможешь мне раздать детям сок и палочки, а после завтрака будет музыкальный час. Ты умеешь танцевать самбу?
Никки мгновенно просияла, и Сара пожалела, что не умеет так же быстро переключать свои мысли на хорошее.
Сара сидела на краю кровати и смотрела на стоявший на тумбочке телефон.
Может быть, следует позвонить Джейку и поделиться с ним своими сомнениями по поводу миссис Ольсен? Разум подсказывал, что это не ее дело и что Джейк вполне в состоянии сам решить свои домашние проблемы. Но менее прагматическая часть ее натуры подталкивала ее к телефону. Когда в конце дня миссис Ольсен пришла забрать Никки, девочка с плачем прижалась к Саре и снова умоляла ее вернуться на ферму, так что у Сары сердце разрывалось.
Господи! Как же она сама желала вернуться туда!
Может быть, все же стоит позвонить? – размышляла Сара, скручивая нитку на своей пестрой шали. Она уже сняла трубку, но тут ее взгляд упал на будильник, и она опустила трубку на место. Бабушка всегда говорила, что невежливо звонить после девяти часов вечера, а сейчас уже двенадцатый. Кроме того, Саре не хотелось, чтобы Джейк думал, будто она сидит и тоскует по нему, даже если именно этим она и занималась.
Вздохнув, Сара взяла с, тумбочки недочитанный роман, но не смогла сосредоточиться на содержании. Холодное, тягостное одиночество лежало у нее на сердце, словно кусок льда. В голове мелькали одно за другим воспоминания: вот Джейк читает Никки сказки, склонившись темноволосой головой к ее светлым кудряшкам; вот он стоит у плиты и разбивает яйца для омлета, отпуская шуточки… вот он обнимает ее перед старинным зеркалом, и в его глазах пылает страсть…
Разве это поможет успокоиться! Рассердившись на свои мысли, которые решительно отказывались повиноваться хозяйке, Сара погасила лампу, надеясь найти спасение во сне. Но не успела она опустить голову на подушку, как в дверь позвонили. Испуганная Сара соскочила с кровати и, набрасывая на ходу халат, подошла к двери. Кто мог прийти к ней в это время суток? С сильно бьющимся сердцем она глянула в глазок.
Джейк! Бедное Сарино сердце забилось еще сильнее, а руки задрожали так, что она едва справилась с замком. Когда она распахнула дверь, Джейк снял с головы свою ковбойскую шляпу.
– Извините, что беспокою вас так поздно.
– Ничего, все в порядке, – пробормотала Сара, плотнее запахивая кружевной халатик и изумленно гадая, что могло привести к ней Джейка в этот час. Пожалуйста, заходите.
– Лучше не стоит. Никки сидит внизу в машине, я не хочу надолго оставлять ее.
– С ней все в порядке? – встревожилась Сара.
– Жива и здорова. Сна нет ни в одном глазу, но чувствует себя прекрасно.
– Джейк неловко переступил с ноги на ногу и переложил шляпу в другую руку. Мне нужно было поговорить с вами, и пришлось взять с собой Никки, потому что ее не с кем больше оставить. Миссис Ольсен отказалась от места и уехала.
Сара испытала огромное облегчение.
– Это было ее решение или ваше?
– Думаю, оно было общим. – Джейк криво усмехнулся. – Она потребовала, чтобы я высек Никки, а я ответил, что скорее высеку ее саму. Может быть, у этой сушеной воблы и великолепные рекомендации, но сердце у нее твердое, как кость.
Сара засмеялась, и Джейк засмеялся в ответ. Их взгляды встретились, и Саре внезапно стало трудно дышать. Джейк положил руку на дверной косяк.
– Мне неловко просить вас, Сара, но, может быть, вы вернетесь и поживете на ферме еще некоторое время, пока я не найду кого-нибудь более приемлемого?
Через несколько дней мне придется уехать, не хотелось бы оставлять Никки с незнакомым человеком.
Сара смотрела на него во все глаза, и ее сердце билось в безумном ритме.
Вернуться на ферму было бы неразумно, даже безрассудно. Если сейчас ей так сильно не хватает Джейка, то как же будет больно, когда она полюбит его еще сильнее!
Сара откинула упавшую на глаза прядь волос.
– Я хотела бы помочь вам, но…
Джейк не дал ей закончить:
– Обещаю, что стану держать себя в руках. Я знаю, что вел себя не лучшим образом, но ничего подобного не повторится. Я слишком уважаю вас, Сара. Вы заслуживаете.
Он замолчал, и Сара мысленно закончила за него: «… человека, который способен полюбить вас всем сердцем». Эти слова он произнес в ту ночь, когда сказал, что испытывает к ней желание, и в другую ночь, когда обнимал ее перед зеркалом. От этих воспоминаний ей стало больно, и она быстро закрыла глаза, чтобы не заплакать, а когда открыла их снова, то увидела, что Джейк смотрит на нее, сдвинув брови, а его темные глаза переполняет… но что?
Боль? Сомнение? Печаль? Все сразу, решила Сара.
– Вы заслуживаете гораздо больше того, что я могу вам предложить, заключил Джейк и отвел взгляд в сторону. – Платить я стану столько же, сколько раньше. Если вы хотите днем вести занятия в школе, я не против. – Он снова взглянул на нее, и одного этого взгляда было достаточно, чтобы выбить у Сары почву из-под ног. – Пожалуйста, скажите, что вы согласны, Сара. Мы с Никки не можем обойтись без вас.
«Мы с Никки не можем обойтись без вас». Эти слова проникли в нее, растворились в крови и донеслись до самого сердца. В таких выражениях Джейк мог бы попросить ее о чем угодно, и Сара с радостью исполнила бы его просьбу. Знает ли он об этом? Может быть, оттого он и выбрал именно эти слова?
Но Саре было уже все равно. Любовь переполняла ее, и она кивнула.
– Завтра я заберу Никки из школы и приеду с ней на ферму.
Джейк потер подбородок.
– Я знаю, что уже поздно, но не могли бы вы приехать уже сегодня? Никки не заснет, если вы не усыпите ее вашей сказкой. Я просто в растерянности…
У Сары потеплело на сердце. То, в чем Джейк видел неловкость и беспокойство, Сара приняла как драгоценный дар. Как это замечательно знать, что без тебя не могут обойтись, что тебя некем заменить! Какой бальзам пролился на ее душу! Всю жизнь Сара мечтала стать нужной и незаменимой для кого-нибудь… Она догадывалась, что улыбается чересчур откровенно, но не могла сдержать радость.
– Я только соберу кое-какие вещи и сию минуту спущусь к вам.
Сара бросила одуванчик в большую кучу сорняков и вытерла вспотевший лоб.
Сейчас всего десять утра, но июньское солнце палит нещадно. Час назад, когда они с Никки начали свою субботнюю прополку огорода, было гораздо прохладнее, но присутствие Джейка, который, сняв рубашку, вешал на окна заново покрашенные ставни, играя бронзовыми мускулами, заставляло Сару чувствовать себя словно в разгар полуденного зноя. Она честно старалась сосредоточиться на прополке длинных рядов зелени на грядке и цветов на соседней с ней клумбе, но глаза ее сами собой обращались в сторону Джейка.
Она очень обрадовалась, когда позвонила мама одной из подружек Никки по школе и пригласила девочку прийти к ним поиграть. Сара отвезла Никки в гости, а когда вернулась назад, Джейк уже трудился со стороны фасада, вне ее поля зрения.
Но «с глаз долой» вовсе не означает «из сердца вон». В течение двух с половиной недель, с тех пор как Сара вернулась на ферму, она успела в этом убедиться, даже несмотря на то, что Джейк то и дело отлучался из дома. А может быть, именно благодаря тому, что он отлучался… Он то пропадал на съезде животноводов, то ездил на выставку крупного рогатого скота, то трижды уезжал, чтобы приобрести племенных бычков. Но как бы он ни был занят, каждый вечер он неизменно звонил и справлялся о Никки, а потом подолгу беседовал с Сарой. Эти телефонные разговоры решительно отличались от обычных разговоров, которые они вели дома. По телефону Джейк говорил с ней непринужденно, дружески, весело и даже позволял себе слегка игривый тон. Дома же Джейк бывал вежлив, но подчеркнуто сдержан. Теперь он не стремился намеренно избегать Сары, но явно принимал меры к тому, чтобы не оставаться с ней наедине.
В результате в, его отсутствие Сара чувствовала себя гораздо ближе к нему. Он был так решительно настроен избежать романа между ними, что позволял себе расслабиться, только находясь за много километров от нее.
А между тем время от времени Сара ловила на себе его жадный, тоскливый взгляд, и тогда ее сердце начинало биться о грудную клетку, словно теннисный мячик.
Такая уж она неудачница! Сара горестно ткнула лопаткой под корень упрямого сорняка. Наконец-то она нашла человека, который оценил ее достоинства, нашел ее привлекательной, который впервые в жизни заставил ее почувствовать себя красивой и неповторимой, который воплощал в себе все те черты, какими она восхищалась. Но Джейк не хотел заводить роман и даже не мог позволить себе остаться с ней в одной комнате дольше двух минут.
Случилось именно то, чего боялась Сара, когда давала согласие вернуться на ферму: чем чаще она видела Джейка, говорила с ним, наблюдала за его общением с Никки, тем сильнее влюблялась в него и тем жарче мечтала об ответной любви.
Вытаскивая очередной сорняк, Сара вновь подумала о том, чтобы попробовать соблазнить Джейка. Она размышляла над этим с того самого дня, когда снова поселилась на ферме. И даже составила план: уложить Никки, надеть самую прозрачную из своих ночных рубашек, прокрасться по коридору в спальню Джейка и юркнуть в его постель.
А дальше – или он выставит ее вон, или сделает своей возлюбленной. И та и другая возможность заставляла Сару трепетать. Но она испытывала такое глубокое отчаяние, что, пожалуй, готова была рискнуть.
Но в самой Сариной затее был один крупный недостаток: она не решала проблемы, которая заключалась вовсе не в том, что Джейк не способен полюбить, – он просто не позволял себе полюбить. Сара была уверена: если только они проведут вместе ночь любви, на следующее утро Джейк предложит ей собрать вещи.
Сара сердито дернула крепко засевший в грядке репейник. Джейк больше не предпринимал попыток нанять домработницу, но Сара знала, что скоро ей придется уйти. Ее сердце просто не выдержит долго нынешнего положения дел.
Ради уважения к себе ей необходимо уйти – и продолжать жить прежней жизнью.
Но только не сейчас. Она еще чуточку поживет здесь, накопит побольше впечатлений, чтобы было чем согревать себя в долгие холодные ночи весь остаток своей одинокой жизни.
Сара яростно набросилась на сорняки и приблизилась к живой изгороди из кустов ежевики, окаймлявшей сад. Приподняв нижние ветви, чтобы вытянуть пучок дикого вьюнка, она вдруг почувствовала на своей кисти прикосновение чего-то скользкого.
Сара застыла с протянутой рукой. О Господи! Змея…
Сердце ушло в пятки, ей стало нечем дышать. Скованная ужасом, она увидела, как отвратительное существо обвилось вокруг ее обнаженной руки. Оно было длинное, черное, с противными буграми, словно проглотило что-то слишком крупное, чтобы суметь переварить. Медленно извиваясь, змея проползла вдоль ее кисти, потом по перчатке и скрылась в тени кустарника.
Сара сама не заметила, когда начала кричать. Она знала только, что никак не может остановиться.
Джейк услышал тонкие пронзительные крики, от которых у него кровь застыла в жилах и волосы на затылке встали дыбом.
– Что за черт… – пробормотал он.
Внезапно его словно ударило – он понял, кому они принадлежали. Сара! Ужас охватил Джейка. Что могло заставить уравновешенную, здравомыслящую Сару так кричать? Оставалось предположить, что в эту самую секунду ее убивают там, за домом.
Швырнув на землю тяжелый ставень, Джейк спрыгнул с лестницы и сломя голову обежал вокруг дома, проклиная поврежденную ногу, которая мешала двигаться быстро.
Он нашел Сару сидевшей на корточках в дальнем конце сада. Она все не переставала кричать. Джейк подбежал и опустился рядом с ней на колени, осторожно дотронулся до ее спины, опасаясь, что она ранена, и не желая причинять ей лишнюю боль.
– Что? Что случилось?
Сара повернулась к нему. В ее глазах Джейк увидел такой безумный страх, что даже усомнился, видит ли она его. У него самого пробежал мороз по коже.
Он твердо взял Сару за плечи, приблизил к ней свое лицо.
– Сара, вы ранены?
Ее крики тем временем перешли в истерику. Джейк легонько встряхнул ее.
– Сара, милая, успокойтесь, объясните же, что произошло.
Она уцепилась за него и уткнулась головой ему в грудь.
– З-змея, – выговорила она, заикаясь.
– Она укусила вас?
– Н-нет! – Это слово перешло в жалобное стенание, и Сара неудержимо расплакалась.
Джейк ничего не знал об истериках, но догадался, что именно в этом состоянии сейчас находится Сара. Он решил, что вряд ли поможет делу, если они останутся сидеть на земле.
– Все в порядке, Сара. Я здесь, а змея уползла. Думаю, что дома вы сразу почувствуете себя лучше.
Он решительно поднял ее на руки и понес через газон. Для женщины ее роста Сара оказалась на удивление легкой. Толкнув дверь ногой, он прошел с ней через кухню в гостиную, жалюзи здесь были опущены, и в комнате царили приятный полумрак и прохлада. Джейк бережно опустил все еще плачущую Сару на диван. Она продолжала держаться за его шею, и он сел рядом, неловко гладя ее по спине. Он очень хотел успокоить ее, но толком не знал как.
– Может быть, дать вам что-нибудь выпить? Или намочить полотенце? Вы только скажите, что нужно, и я принесу.
– Обнимите меня, – проговорила она.
Он так и сделал – посадил ее себе на колени, одной рукой обнял за плечи, а другой принялся гладить ее по голове, как обычно делал, утешая Никки.
Постепенно судорожные рыдания Сары перешли в жалобные всхлипывания, а потом и совсем стихли. Она засопела, прерывисто втянула в себя воздух и подняла голову, лежавшую на его плече.
– Извините меня, – прошептала она.
Джейк провел рукой по ее спине. Волнение сжимало ему грудь и мешало говорить.
– Не нужно извиняться… Но все-таки, что произошло с вами?
– Я… я видела змею. – Она вздрогнула, и он машинально обнял ее крепче.
– Она переползла через мою руку и по перчатке. – Сара подняла руки, подавляя подступившие к горлу рыдания. Джейк увидел, что на ней все еще надеты запачканные в земле перчатки. Он осторожно стянул их с ее дрожащих рук.
– Какая она была? – спросил он.
– Большая, черная, вся вздутая…
– Похоже на крысоловку. Они охотятся за мелкими грызунами и очень даже полезны в саду.
Сара зажмурилась, и по ее телу пробежала дрожь. Похоже, ей не на шутку плохо. Джейк помассировал девушке плечи, пытаясь придумать, что делать дальше. Змей пугаются многие, но ужас Сары казался ему каким-то странным.
Может быть, лучше заставить ее говорить?
– Почему вы так их боитесь?
– Однажды… со мной… был неприятный случай.
– Вас укусила змея?
– Н-нет… я только испытала унижение.
Джейк озадаченно нахмурился.
– Как такое возможно?
Сара снова тяжело и протяжно вздохнула.
– Это длинная история…
– А нам спешить некуда.
Она долго молчала, и Джейк уже подумал, что она так и не решится заговорить.
– В то лето мне исполнилось пятнадцать лет, – начала наконец Сара и пересела с его колен на диван. Но Джейк продолжал обнимать ее за плечи, боясь, что, если этот контакт нарушится, она замолчит и снова начнет плакать. – Я в очередной раз приехала в Дубовую Рощу на каникулы. Я переживала тогда, наверное, пик моей застенчивости. Влюбилась в одного старшеклассника по имени Томми. Скорее всего, он вообще не подозревал о моем существовании. Томми был очень популярной личностью и всегда ходил в компании своих друзей, членов школьной лиги. И вдруг, как гром среди ясного неба, он пригласил меня на танцы в праздник Четвертого июля.
Сара громко засопела и перевела дыхание.
– Я не помнила себя от счастья. Я была так польщена, что даже не задумывалась о его мотивах. – Ее голос задрожал, и недоброе предчувствие заставило Джейка крепче сжать ее руку. – Четвертое июля всегда празднуют в Дубовой Роще с большим размахом. Сначала проводят парад, потом открывается ярмарка, и завершается все великолепным фейерверком. Но я пропустила торжества и весь день готовилась к первому в моей жизни свиданию. Я так волновалась, что, когда Томми зашел за мной, не могла вымолвить ни слова и не придала особого значения тому, что и он почти не разговаривал со мной по дороге на танцы. Но когда мы прибыли, мне показалось странным, что все его приятели принялись дружно хохотать. Томми каждый танец танцевал со мной, но то и дело переглядывался с дружками, которые хихикали, привалившись к стенке.
– Что они задумали? – подозрительно спросил Джейк.
Сара опустила глаза и сцепила на коленях пальцы.
– Это выяснилось, когда я отлучилась в дамскую комнату. Я услышала, как одна девочка произнесла мое имя, и остановилась за дверью, чтобы послушать.
Она говорила, как это противно, что лига старшеклассников выбрала меня как жертву для своих гадких шуточек. Очевидно, то, что они заставили Томми привести меня на танцы, входило в ритуал его посвящения. Хуже всего, сказала эта девочка, что я даже не подозреваю, будто он собирается выставить меня на посмешище.
У Джейка в глазах потемнело от гнева, в груди стало тесно. Он опять услышал ее тихий прерывистый вздох. Но самое лучшее было дать ей выговориться.
– Эта девочка ошибалась. Самое страшное – узнать. Я была раздавлена, уничтожена. От такого унижения мне захотелось умереть. Если бы в комнате было окно, я выпрыгнула бы в него. Но единственным способом покинуть помещение было пройти через переполненный танцевальный зал. Я попыталась проскользнуть незамеченной, но Томми вытащил меня на середину зала. Играли медленный танец. Я чувствовала себя ужасно. Мне казалось, что все смотрят только на меня. И тут…
Ее голос прервался, она зажмурилась, и все давние мучительные переживания снова захлестнули ее, грозя затянуть в темный омут. Но Сара чувствовала на своих плечах твердую руку Джейка, его близость придавала сил. То происшествие случилось в далеком прошлом. Теперь оно бессильно причинить ей боль. Сара открыла глаза и встретилась с его взглядом. Глаза Джейка утешали, успокаивали, но слова все не шли с ее языка. Сара проглотила комок, застрявший у нее в горле, и наконец смогла продолжить свое повествование:
– Томми… Томми засунул мне змею за шиворот. У платья была узкая талия, и я не могла избавиться от нее. Змея ползала по кругу – по животу, по спине… – Сара затихла, и Джейк почувствовал, что на щеке у него дрожит мышца и холодная ярость сжимает грудь.
– А этот дрянной сукин сын… – Он оборвал фразу, сообразив, что его гнев не принесет Саре облегчения, а больше всего Джейк хотел сейчас помочь ей. У Сары было такое несчастное лицо, что его сердце дрогнуло и наполнилось жалостью и нежностью. – О Господи, Сара. Как вы вынесли это?
– Не слишком героически, – призналась она тихо. – Со мной случилась истерика. Я не могла объяснить, в чем дело, а просто кричала и кричала, пока наконец мне не сделалось дурно. Кто-то вызвал «неотложку», меня привели в чувство, дали успокоительного и отвезли домой.
Джейк тихо выругался;
– А что было потом с этим мерзавцем и его шайкой?
– Бабушка постаралась, чтобы в Дубовой Роще практика посвящения в лигу прекратилась. А родители Томми посадили его до конца лета под домашний арест.
– Поделом ему, – пробормотал Джейк угрюмо. Надеюсь, перед этим они сделали из него хорошую отбивную?
По Сариным губам скользнула слабая улыбка.
– Бабушка сказала примерно то же самое. Никогда раньше я не видела ее такой рассерженной. Бабушка всегда была спокойной, благожелательной, то, что называют «истинная леди», но тогда мне казалось, она готова была лично высечь всех членов лиги, если бы ей дали волю.
– Вы, наверное, тоже страшно сердились?
Сара вздохнула и отвела глаза.
– Я была слишком подавлена, чтобы сердиться.
И все равно, после драки кулаками не машут. Уже ничто не избавило бы меня от чувства унижения или не отучило бояться змей либо, наоборот, не бояться Четвертого июля.
От ее слов у Джейка сжалось сердце. Все это было слишком жестоко, несправедливо. При мысли о том, что бессердечная шутка, выкинутая безмозглым обормотом, нанесла Саре тяжкую душевную травму, его кровь вскипала. Он постарался спрятать свои эмоции за небрежным замечанием:
– Очевидно, теперь День независимости вряд ли относится к вашим любимым праздникам?
– О, я вовсе не начинаю с утра биться в истерике. – Ее попытка улыбнуться провалилась, и уголки губ предательски задрожали. – Я просто не выхожу в этот день из дома. С тех самых пор я ни разу не приняла участие в торжествах. – Сара посмотрела на него и выдавила еще одну жалкую улыбку. Знаете, после того как я все вам рассказала, мне стало легче. Я никогда ни с кем не говорила об этом. Наверное, страх, стыд и все прочее, что я тогда пережила, похожи на чудовищ в комнате Никки – они растут в темноте. – Словно внезапно смутившись, она снова уставилась на свои руки. – Спасибо, что помогли вытащить их наружу.
– Спасибо, что вы доверились мне.
Джейк не сводил с нее глаз, бушевавшие в нем эмоции так сильно сдавили ему горло, что он едва мог дышать. Теперь Джейку стало многое понятно – и Сарина заниженная самооценка, и ее страх перед змеями, и обручение с тем отвратительным типом. И все из-за бесчеловечной школярской выходки. Снова в нем вспыхнул гнев и непривычная для него жажда мщения.
– А этот Томми… живет здесь, в городе?
– Его семья уехала отсюда на следующий год, – покачала головой Сара. – Не думаю, что и кто-то из его друзей остался в Дубовой Роще. Большинство молодых людей уезжают учиться и уже не возвращаются обратно.
Джейк крепче обхватил ее худенькие плечи. Сердце его до боли переполняла нежность. Ему хотелось защитить ее, утешить, поддержать, а больше всего помочь ей исцелиться, исправить зло, которое тот идиот причинил ее самоуважению. Чувства, охватившие Джейка, были так сильны, что потрясли его самого. Они требовали немедленных действий. Действовать Джейку было привычнее, чем предаваться эмоциям. Вот только бы найти правильный способ помочь ей…
Внезапно его осенило:
– Четвертое июля наступает на следующей неделе. Мы могли бы провести этот день втроем.
– Вы собираетесь показать Никки шествие, ярмарку и фейерверк?
– Мы вместе покажем ей все это. – (Но Сара колебалась.) – Так будет лучше для вас, Сара. Или вы хотите до конца жизни отсиживаться дома в этот день?
Сара подняла глаза и медленно покачала головой.
– Нет… – Она глубоко вздохнула. – Хорошо. Значит, вы назначаете мне свидание?
Сара улыбнулась, и снова у Джейка перехватило дыхание. Как волшебно преобразила ее улыбка! И вся она стала вдруг совсем другой в его объятиях.
Джейк так тревожился за нее, так старался ее утешить, что совсем забыл об ощущениях, которые ему уже пришлось однажды испытать, обнимая ее. И теперь они атаковали Джейка с небывалой силой, так что его бросило в жар. Он внезапно почувствовал и запах ее волос, и тепло ее тела, и прикосновение ее мягкой груди к своему плечу и отчетливо вспомнил во всех подробностях, как выглядела эта грудь при свете лампы в его спальне и как он дотрагивался до нее руками и губами.
Его взгляд упал на ее губы, и в голове молнией сверкнуло воспоминание об их поцелуе. Джейку мучительно захотелось поцеловать ее снова, и он уже приблизил к ней свое лицо, но тут в ушах отчетливо зазвучал набатный колокол. Правда, пожарная сигнализация на сей раз все же не сработала, хотя Джейк так раскалился, что мог вспыхнуть в любой момент, Джейк отодвинулся от нее и с трудом перевел дыхание. Когда совсем недавно он просил Сару вернуться на ферму, то дал ей слово, что ничего подобного не повторится. Сара заслуживает большего, чем все то, что он в состоянии предложить ей, и он не хотел искушать ее. В глазах Сары ясно читалось ответное чувство, и Джейк ощутил укол совести: с нее довольно обид, которые нанесли мужчины. Зачем Саре связываться с перегоревшим ковбоем, который способен разве что причинить ей новые страдания?
Может ли он дать Саре то, в чем она действительно нуждается, о чем мечтает в глубине сердца, – мужа, дом, семью? Он сам не уверен в себе, зачем же Саре еще один неудачный опыт в личной жизни? Он снял руку с ее плеча и встал с дивана.
– Ну, если вам уже лучше, я, пожалуй, пойду снова займусь ставнями. – И, не дождавшись ответа, вышел из комнаты. Чувства его были в смятении, в мыслях царил разброд. Джейк боялся, что если задержится еще на какое-то время, то не устоит, нарушит данное обещание и разобьет ей сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не родись красивой... - Уэллс Робин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Не родись красивой... - Уэллс Робин



Приятный роман.. легко прочитался, хоть и тема избитая. 9\10
Не родись красивой... - Уэллс РобинВарёна
25.02.2014, 20.28





Xoroshaya kniga,o realnou devyshke,ee kompleksax,o gorkem opute obweniya s myjchinami,zanizenou samoocenke, i o tom kak roditeli, okryjaywie mogy ynijat, a drygie mogyt yvidet i v gryazi dragocennuu kamen. Chestno govorya mne ochen jal tex lydeu kotorue ne mogyt trezvo se ya ocenit, a juvyt chyjim mneniem...kogda trezvo, bez preyvelicheniya smotresh na sebya to tak legko jevetsya...Kak korabel nazovesh,tak on i poplevot.
Не родись красивой... - Уэллс РобинVeter
13.07.2014, 12.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100