Читать онлайн Беглянка, автора - Уэллс Робин, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беглянка - Уэллс Робин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беглянка - Уэллс Робин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беглянка - Уэллс Робин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэллс Робин

Беглянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Открыв входную дверь своей квартиры, Джози страшно удивилась.
– Льюк! – воскликнула она.
Стоя на пороге, Льюк увидел ее как бы в рамке из света, и ему показалось, что она выглядит словно ангел с рождественской елки. Одета она была просто, в свободный серый свитер, но на Льюка он подействовал не хуже красного платья: сердце его запрыгало в груди.
Неужели мы не виделись всего неделю? – подумал он. Мне кажется, целую вечность.
Он смотрел на нее и никак не мог налюбоваться. Потом опомнился и произнес извиняющимся тоном:
– Я понимаю, что уже поздно. Надеюсь, не очень помешал?
– Нет, совсем нет. Я тут шью на досуге и смотрю телевизор. – Она открыла дверь пошире: – Заходите же.
Войдя внутрь, Льюк стал с удивлением оглядывать помещение. Маленькая квартирка выглядела теперь совершенно иначе; но он не мог понять, в чем дело, – мебель осталась той же.
– Что вы сделали с этой квартирой?
Она широко улыбнулась:
– Просто сшила новые шторы, разбросала подушки, повесила картины, поставила горшки с растениями.
Да, подумал Льюк, она обустроилась так, словно решила остаться надолго. С одной стороны, это хорошо, с другой – с какой стати я так обрадовался?
Она останется здесь до тех пор, пока не найдет другую работу, и чем скорее она уберется подальше, тем лучше для меня. Так в чем же дело?
Льюк засек пристальный взгляд Джози и натянуто улыбнулся:
– Квартирка выглядит что надо.
– Спасибо.
Внимание его привлекла швейная машинка на обеденном столе.
– Шьете еще одни шторы?
– Нет, это… просто так. – Метнувшись к столу, девушка сгребла пестрые лоскутки и запихнула их в пластиковую сумку. – Простите меня за беспорядок, я не ждала гостей.
Джози была как-то странно возбуждена; конечно, это было нагло с его стороны – прийти без приглашения, но ему так хотелось поговорить с ней, а то, что он хотел сказать, было не для телефона. Сунув большой палец в карман, он решил сразу перейти к сути.
– У меня на автоответчике ваше сообщение: нужно увидеться. Наверно, это по поводу рекламы, да?
Льюк с усилием сглотнул: он хотел взять быка за рога, но пока что это не очень получалось.
– Я сожалею о том, что… э-э-э… я не сразу откликнулся, но… поверьте, я был в самом деле занят.
Молодец, О'Делл, съязвил он про себя. Занят ты был как раз тем, что старался о ней не думать. Вел себя как последний хам, когда она пришла к тебе, а потом изо всех сил боролся с желанием ее увидеть.
– Я как раз пришел сказать вам, что продумал ваши планы и с ними согласен. Можете действовать.
– Вы их одобряете?
– Н-ну, «одобряете», может, слишком сильное слово, я ведь не очень разбираюсь в том, что касается гостиницы. А вы на правильном пути.
– Об этом вам сожалеть не придется.
Сомнительно, подумал Льюк, с тех пор, как ты появилась тут, я только и делаю, что о чем-нибудь сожалею.
– Ну что ж, давайте попробуем и посмотрим, что из этого выйдет.
Улыбаясь, Джози села на тахту и похлопала по ней ладонью, приглашая его.
– Спасибо за доверие, но я вам звонила не поэтому.
Он опустился рядом.
– А почему же?
– Дело в том, что я нашла в компьютере кое-что интересное для вас. – Голос ее был тихим, а лицо таким серьезным, что это его встревожило. Такой он ее никогда не видел.
Джози взяла с кофейного столика пачку бумаг и протянула Льюку.
– Ваш отец вел дневник. Сегодня утром, когда я просматривала файлы, я его нашла.
Сердце Льюка подпрыгнуло и остановилось, потом забилось учащенно.
– Дневник? Вы хотите сказать – личный?
Джози молча кивнула.
Льюк смотрел на рукопись так, словно она могла укусить. Он протянул руку, чтобы взять ее, но рука двигалась словно в замедленной киносъемке – тяжело и неловко.
В глазах Джози светилось сочувствие, и он этому удивился. То ли она знает, что я нервничаю, то ли уже прочла и знает, что там?
– Вы читали? – спросил он резко.
Поколебавшись, Джози ответила виновато:
– Я знаю, что не должна была этого делить; начала читать, чтобы понять, что это такое, потом… потом я не смогла оторваться. Простите меня, я влезла в чужие дела и…
– Это меня не волнует, – сказала он. И подумал: меня волнует содержание дневника. Неужели в нем подтверждение того, чего я всегда боялся: отец обвиняет меня в смерти матери? Желудок свело спазмой.
В комнате вдруг стало душно, открытый ворот рубашки показался слишком тесным. Он все глядел на рукопись, и буквы плыли перед глазами. Нет, читать он не в состоянии. Льюк сглотнул слюну, дернул кадыком и спросил:
– Ну и что там… написано?
Льюк сжал зубы, чтобы удержаться и не сказать: «Мне все равно, я не хочу знать». Может, проще унести эти чертовы листки и сжечь их или отложить до лучших времен, когда он наберется мужества узнать правду? Лет эдак через сто.
– Может, вам лучше взять дневник домой и прочитать его в одиночестве? – Джози пыталась помочь.
Почувствовав ее руку на своей, Льюк поднял глаза и увидел лицо девушки: глаза успокаивали, взгляд был теплым и мягким. Каково бы ни было содержание, проще будет узнать все прямо сейчас. Сжав ее руку в своей, он сказал бесцветным голосом:
– Я бы хотел, чтобы вы мне рассказали.
Глаза девушки вдруг стали еще более синими, словно повернутый к свету сапфир. Она пожала ему руку в ответ на его пожатие.
– Отец любил вас, Льюк. Он построил гостиницу для того, чтобы вы не повторили его судьбу.
– То есть? – скорее прохрипел, чем спросил он.
– Он боялся вашего одиночества. Боялся, что, разведясь с Черил, вы станете таким же отшельником, как он после смерти жены. Что вы запретесь на ранчо и изолируетесь от людей. – Джози положила свою руку поверх его ладони. – Он знал, что не очень здоров, Льюк. И построил гостиницу для того, чтобы вернуть вас к людям.
– Не очень понимаю…
– Он полагал, что, управляя гостиницей, вы поневоле будете окружены постояльцами. А живя на ранчо, превратитесь в закоренелого одиночку. Это его угнетало.
Льюк уставился в одну точку, пытаясь переварить услышанное.
– Ах он старый лис, – пробормотал он наконец. И тут до него дошла вторая мысль: – Он что, знал, что умрет?
– Да. У него было больное сердце.
Откинувшись на спинку тахты, Льюк пытался понять все сразу.
– Он винил себя за смерть вашей матери, Льюк. Считал, что в тот день должен был сам поехать с вами, сам должен был вести машину. Тоска и чувство вины сделали его таким сухарем. А между тем отчуждение между вами все росло. И к тому времени, когда он собрался с силами и понял, что происходит, пропасть была уже велика. Он не знал, как ее преодолеть. – Джози сжала ему руку. – Но он любил вас, Льюк. Он построил гостиницу именно из любви к вам.
Отец меня любил. Он не винил меня в смерти матери.
Льюк сидел почти не дыша и не отрываясь смотрел на Джози. Он слышал ее слова, но смысл не доходил до него. Смысл казался нереальным; единственное, во что верилось без труда, – это в сияние голубых глаз, излучающих теплоту, сострадание и заботу.
Наконец, он опустил взгляд на листки распечатки и начал читать. Джози сидела бок о бок, читая вместе с ним. Время от времени она указывала на те слова, которые упоминала.
Через полчаса, положив на тахту последнюю страницу, Льюк воскликнул:
– Каким же я был олухом, черт бы меня побрал!
Значит, отец его не отвергал и ни в чем не винил. Он просто попал в полосу депрессии, стал как бы ее жертвой. Грудь Льюка переполняли самые разные чувства: жалость к отцу, страдавшему от боли и одиночества, сожаление о своей недогадливости, помешавшей им понять и утешить друг друга. И главное – огромное, стирающее все остальное чувство облегчения и освобождения. Тот камень, тот мельничный жернов, который висел у него на шее двадцать лет, вдруг свалился.
– Вы в порядке? – мягко спросила Джози.
Ее глаза светились той яркой, радостной голубизной, какой сияют небеса после грозы. В ответ его сердце забилось, как птица, рвущаяся из клетки. Он только кивнул, еще не доверяя своему голосу и думая о том, какая доля приходится на каждое из обуревающих его чувств: на грусть, на облегчение, на благодарность.
– Все это не так просто, – произнес он наконец. – Потребуется какое-то время, чтобы привыкнуть. Я многое вижу теперь в ином свете.
Кое-что из этого «многого» он понял уже, и оно относилось к Джози. Он понял, что она была нужна ему как раз в тот момент, когда он узнал правду о своем отце. Когда Джози держала его руку в своей, ему было тепло и спокойно, у него прибавилось сил. Сейчас она радом, и он менее одинок, чем все эти годы. Значит, есть узы, связывающие их, и он хочет быть еще ближе к ней, чем сейчас.
Нет, снова зазвучал внутренний голос, ближе некуда. Она и так пробралась во все уголки и закоулки твоей души, туда, куда еще никто не проникал. Ты же решил никого к себе близко не подпускать, чтобы уберечься от сердечной боли. Хватит с тебя Черил.
Взглянув на Джози, он почувствовал, что сердце его перевернулось, а решительность размякла, как пюре, приготовленное Консуэлой. Так хотелось схватить ее в объятия, а ясный, зовущий свет в ее глазах подсказывал, что она хочет того же самого. Ну какой от этого может быть вред?
Может, и большой. Ведь он совершенно сбит с толку новой информацией. Никаких объятий и поцелуев, нужно немедленно уйти. Поднявшись на ноги, Льюк направился к двери; Джози пошла его провожать.
Подняв руку с распечаткой, он сказал:
– Спасибо за дневник.
– Не стоит.
– Подарок за мной.
– Ну что ж, я подумаю, что бы такое запросить.
– Да уж, просите что-нибудь подороже.
– На какую сумму? – Она лукаво улыбнулась. – Дело в том, что у меня уже есть одно желание.
– Так назовите его.
– Ну хорошо. – Джози выдержала паузу. – Как вы отнесетесь к просьбе сопровождать меня на бал в Талсе? Это будет через три недели. Мои родители входят в число спонсоров, и мне этот бал поможет залатать дыры в нашем заборе, как говорится.
– Значит, они все еще недовольны вашим местом работы?
Джози грустно кивнула.
– Да, но я думаю, дело не в работе и даже не в том, что я уехала из дома. Мне кажется, они боятся моего отчуждения. – Лицо ее стало серьезным, брови сошлись на переносице. – Дневник вашего отца заставил меня призадуматься о своем отношении к ним. Я хочу показать им, что они всегда будут мне дороги, независимо от того, где я живу или работаю. Если я появлюсь на балу, который для них так важен, думаю, это поможет нам сблизиться.
Льюк задумчиво кивнул.
– Да, следует латать дыры до того, как забор повалился. Ведь не всегда люди, которых любишь, об этом знают.
Эти слова остались без ответа и как бы повисли в воздухе, нагнетая напряжение. И от странного выражения ее глаз у него перехватило дыхание.
Взгляд его скользнул к ее губам, и он бессознательно измерил расстояние до них. Как раз один шаг. О дьявол, как хочется поцеловать. Всего один шаг!
Нет! Если я поцелую ее сейчас, это будет иметь далеко идущие последствия. Сегодня мы слишком сблизились, и поцелуй эту опасную близость скрепит. Льюк с трудом сформулировал для себя законченную мысль: целовать ее слишком рискованно, но я перед ней в долгу.
– Ну что ж, считайте меня своим кавалером, если не боитесь моей неуклюжести.
Он распахнул было дверь, но его остановила внезапная мысль: а может, она берет его с собой, чтобы вызвать ревность бывшего жениха? Нет уж, на эту роль его больше никто не заманит. Он обернулся уже в дверях:
– А Роберт будет там?
– Нет. Он уволился из папиной конторы и уехал в Даллас. Как раз через неделю после того, как мы отменили свадьбу.
Значит, ее «экс» сошел со сцены. Чувство облегчения обдало Льюка с ног до головы, как морская волна. Попрощавшись коротким кивком, он нырнул в темноту.
Джози смотрела на закрытую дверь. Был миг, когда она была уверена, что он ее поцелует. Озноб предвкушения счастья пронзил ее, и она помассировала руки от плеч до запястий, чтобы согреться. Да, этот одинокий волк, этот независимый и упрямый Льюк О'Делл, несомненно, нуждается в ней. Он взял ее руку в свою, он отказался читать дневник без нее, он хотел, чтобы именно она рассказала ему об отце. Простой факт: «Я нужна Льюку» – потряс ее, заставил сердце чуть не разорваться от счастья – это ощущалось как шок.
Джози резко отвернулась от двери, все еще массируя руки; уж слишком меня все это засасывает, с опаской сказала она себе. С каждой нашей встречей мои чувства к Льюку становятся все более неразумными. И то, что я пригласила его на бал, кончится для меня не чем иным, как новыми бедами.
И все же, подходя к столу со швейной машинкой, доставая из мешка лоскутки, она не смогла сдержать улыбку: почему-то сама перспектива любовных бед показалась не страшной, а, наоборот, привлекательной. Она поняла, что будет ждать этого бала с нетерпением.


– Джози, дорогая, я хочу познакомить тебя с этим господином, – сказала миссис Рэндол, ее мать. Элегантное шифоновое платье раздувалось на ней, как парус, пока она пересекала бальный зал, ведя за собой толстого человека с маленькими глазками. – Это мистер Аткинс, – продолжала мать, – менеджер большого нового отеля в нашем городе. Мистер Аткинс, это моя дочь, о которой я вам рассказывала, и ее друг мистер О'Делл. Поскольку все вы работаете в одной и той же гостиничной сфере, думаю, вам есть о чем поговорить. – Пожилая женщина, тщательно причесанная и ухоженная, улыбнулась всем троим, сделала «глазки» и отплыла.
Присутствие Льюка мясистый джентльмен едва заметил. Взяв протянутую девушкой руку, он не выпускал ее до неприличия долго и разглядывал Джози, как голодный пес – сахарную косточку.
Льюк начал медленно разгораться изнутри, но Джози, словно не замечая назойливого взгляда, деловито отвечала на вопросы Аткинса о том, какой опыт она приобрела, работая в гостиничном бизнесе.
Легко понять, почему он так уставился, мрачно размышлял Льюк: Джози выглядела сногсшибательно в черном вечернем платье. Волосы она убрала назад, и они ниспадали на плечи крупными завитками. Стоило ей шевельнуться, как брильянтовые серьги сверкали в ушах, а духи дурманили окружающих.
Сегодня она надушилась более крепкими, чем обычно, духами с пьянящим запахом, какими обычно пользуются зрелые женщины.
Впрочем, весь ее облик в тот вечер был более изысканным. Льюк хмурился, думая об этом. Сегодня, видя ее в этой роскошной обстановке, в окружении ее элегантно одетых родственников с отличными манерами, Льюк вспомнил о том, какой он ее увидел впервые – городской штучкой класса люкс. Было совершенно немыслимо представить себе ее родителей, или сестер, или их мужей в грязной обуви или с соломой в волосах – все равно, что представить его Черную Звезду в смокинге и с бабочкой.
От этих мыслей настроение у Льюка стало портиться, несмотря на сердечный прием, оказанный ему семейством Джози. Живут они, думал ковбой, совсем в другом мире, можно сказать, на другой планете, если сравнить с моим ранчо. Джози – часть этого мира, независимо от того, осознает она это или нет. Сельская жизнь надоест ей, и она вернется к себе, это всего лишь вопрос времени. Тот уголок сердца, в котором поселилась девушка, начал ныть, наполняясь пустотой и холодом.
Да ведь я и не надеялся на то, что она останется, напомнил он себе. Только с того дня, как она вручила мне дневник отца, я стал сомневаться в том, правильно ли ее понимал. Может, она не просто восхищается новизной всего увиденного на ранчо, может, ей действительно нравится сельская жизнь, тяжелый труд и удаленность от цивилизации.
После вечера в ее квартирке он решил окончательно и бесповоротно, что не может ее избегать. Занятие это оказалось слишком нервным и просто глупым. Он перестал обходить ее стороной, но не избежал другой крайности – целыми днями только и делал, что искал Джози.
В последние две недели они каждый вечер ужинали вместе в гостиничной кухне, к огромному удовольствию Консуэлы, которая к тому моменту уже выздоровела. Они часто вместе гуляли и ездили верхом, он даже возил ее в ресторан в ближайший городишко, а потом в кино.
Чем больше времени он проводил с ней, тем больше ему этого хотелось. Когда Джози не было рядом, он о ней думал, а когда не думал – она ему снилась. Да, она пробралась даже в его сны.
– То, что вы рассказываете о своей практике, весьма интересно, – услышал Льюк слова толстяка. – Нам в штат как раз нужен такой сотрудник. По словам вашей матушки, у вас проблемы с работой. Мы могли бы вас взять к себе.
Чувство собственника забулькало в Льюке, как кипяток.
– Но мисс Рэндол работает у меня в данный момент! – возмущенно воскликнул он.
Мистер Аткинс обратил на него равнодушный взор своих выцветших глаз.
– Разве? И где же это?
Ответила Джози:
– У Льюка изумительное ранчо на реке Иллинойс, оно к тому же и база отдыха.
– Любопытно, – сказал толстяк скучным голосом, лишенным всякого любопытства. – Да, ваша матушка упоминала, что у вас есть некая временная работа.
– Есть договор, – вмешался Льюк, – по которому она обязана работать у меня вплоть до февраля.
Боже, какой дурак, нужно было назвать гораздо больший срок, тут же отругал он себя. А ведь я сам настаивал на этом пункте.
Я не хочу ее терять – эта мысль вдруг хлестнула кнутом, застав его врасплох и поразив своей силой.
С точки зрения бизнеса было много причин для того, чтобы просить Джози остаться на более долгий срок. Гостиница стала функционировать как хорошо отлаженный механизм: выросла ее популярность, снизилась себестоимость и отзывы приезжающих были самыми положительными.
С его личной точки зрения, причины были менее практичными, но не менее весомыми. Джози оказалась умной и доброй, с огромным чувством юмора, не говоря уже о внешней привлекательности. И чем больше они общались, тем больше она ему нравилась.
Сегодня она нравилась ему особенно. Духи Джози вызывали в нем запретные мечты, а от того, как она выглядит в этом платье, просто закипала кровь. Танцевать с ней Льюк не отважился, не доверяя себе.
Неожиданно какие-то слова, произносимые Аткинсом, вернули его к действительности.
– Но мы откроем наш отель никак не раньше февраля, – говорил тот, – и это пре-крас-но устроит и вас, и меня.
Этот козел хочет увести Джози прямо у меня из-под носа! – пальцы Льюка сами собой сжались в кулаки. Нужно их разлучить, и немедленно.
Оркестр заиграл вступление к медленному танго.
– Позвольте вас пригласить, это одна из моих любимых песен, – сказал Льюк.
У Джози округлились глаза:
– Но вы же говорили, что совсем не танцуете!
– Исключительный случай: я очень люблю эту мелодию. Пошли.
Бросив на него недовольный взгляд, Аткинс сложил губы в недовольную гримасу и, повернувшись к девушке, протянул ей визитную карточку:
– Позвоните мне, и мы продолжим наш разговор.
Льюк положил ладонь на талию Джози, взял за руку и увлек ее прочь от толстяка.
– Неужели вы согласитесь у него работать? Он похож на старый памятник на кладбище.
– Старый? Но он не намного старше вас. К тому же его интересует моя квалификация, и ничего больше.
– Однако, беседуя с вами, он нахально разглядывал вовсе не квалификацию.
Оказывается, он ревнует! У Джози от радости подпрыгнуло сердце. Будь он равнодушен – не ревновал бы; она улыбнулась своим мыслям и вслед за Льюком стала пробиваться сквозь толпу к танцевальному кругу.
Хотя за последние недели они и проводили много времени вдвоем, Джози затруднялась определить словами отношение босса к ней. Она знала, что ему с ней хорошо, что он одобряет ее чувство юмора и, это главное, умеет ценить ее мнение. Но с того вечера, когда они читали дневник и Льюк держал ее руку в своей, ничего подобного больше не произошло.
Джози даже стала подумывать о том, что огромное влечение, которое она к нему испытывает, увы, лишено взаимности. Но искры, вспыхивающие между ними, но его красноречивые взгляды – не придумала же она все это!
Внезапная вспышка ревности, несмотря на свою краткость, уничтожила ее сомнения. Они ступили на отведенную для танцев площадку, и, принимая ее в свои объятия, Льюк затаил дыхание.
Прижавшись к его груди, Джози закрыла глаза; дыхание Льюка щекотало ей ухо, жесткие мускулы плеча играли под ее пальцами, трудно было сказать, чье сердце колотится о ребра – ее или его. А может, это оба сердца забились в унисон.
Рука Льюка осторожно поднялась от талии вверх, туда, где начинался вырез платья на спине, и пальцы его стали гладить ее обнаженную кожу. Дрожь удовольствия пронзила девушку. Она подняла руку к затылку партнера и тронула его шею. Во рту у нее пересохло, кровь зашумела в ушах, и единственная, самая нужная мысль откристаллизовалась в мозгу:
Я люблю его.
От этой мысли она покачнулась, и Льюк наступил ей на ногу.
– О, простите. – Он с тревогой смотрел вниз, на нее. – Вы в порядке?
Джози кивнула, хотя отнюдь не была в этом уверена. Единственное, в чем она не сомневалась, – это в той новой истине, что вибрировала в ее сердце.
Да, она влюбилась в Льюка. От сознания этого голова ее закружилась, колени чуть не подогнулись – хорошо, что ее крепко держали надежные руки. Именно – надежные. Надежность, благородство, чувствительность – вот что таилось за грубоватыми манерами ковбоя. Чувство любви переполняло девушку, оно пело в жилах, танцевало в крови.
Но тут же возник вопрос: сможет ли Льюк отречься от своего прошлого, открыть для нее сердце и полюбить?
Она скользила по паркету, положив голову ему на плечо и вдыхая легкий запах его лосьона, но этот вопрос все же преследовал ее, как назойливый мотив.
Сможет ли Льюк ответить взаимностью? Захочет ли?
Весь долгий путь до дома они вели легкомысленный разговор, сдобренный шутками. Но как только джип свернул к воротам, ведущим на ранчо, оба замолчали. По радио звучал мечтательный блюз, а предстоящая ночь таила в себе всякие возможности.
Искоса взглянув на профиль Льюка, Джози задрожала от предвкушения чего-то необычного. Что это будет конкретно, она не знала. Она помнила, что после первого танца весь остальной вечер словно погрузился в розоватую дымку. Джози и Льюк оставались на площадке, не разжимая объятий, и ушли только тогда, когда оркестранты стали складывать инструменты. Обняв ее за плечи, Льюк сказал: «Поехали домой» – и увел с круга.
Прозвучавший в его словах подтекст бросил ее в дрожь. Он явно предложил продолжить этот вечер наедине. Джози улыбнулась ему и согласно кивнула.
Когда она прощалась с родными, мать удивила ее тем, что пригласила Льюка на семейный обед, а самая старшая сестра отозвала ее в сторону и, бросив на Льюка одобрительный взгляд, прошептала:
– Теперь мы хотя бы знаем, почему ты отказываешься уехать с этого ранчо!
Получается, что семья как бы благословляет наши отношения, подумала Джози.
Итак, всё, решительно всё, случившееся в этот вечер, представлялось ей идеальным. А впереди еще целая ночь.
Сердце девушки забилось, когда Льюк остановил джип позади гостиницы, у входа в ее квартиру. Из-за нервной горячки Джози не ощущала ночной прохлады, зато заметила, что взгляд Льюка стал каким-то мечтательным и туманным. Роясь в сумочке в поисках ключа, она не смогла унять сердцебиения.
– Не хотите ли зайти на чашку кофе?
– Я хочу зайти, Джози, но не ради кофе.
Сердцебиение участилось, и дверь пришлось открывать дрожащей рукой. В доме было светло – лампа под красным ситцевым абажуром освещала гостиную уютным розовым светом. Джози специально оставила ее непогашенной.
Когда Льюк закрыл за собой дверь, девушка чуть не потеряла самообладание. Чтобы скрыть это, она почти бегом пересекла переднюю, сорвала с себя жакет и повесила его в шкаф.
А когда обернулась, увидела Льюка стоящим почти вплотную. Так близко, что почувствовала его дыхание. Нервно улыбнувшись, Джози попыталась сказать спокойно:
– Благодарю за то, что вы меня сопровождали на бал. Для моих родителей это очень важно.
– Они очень приятные люди.
В воздухе застыло напряжение, и они глазами продолжали разговор, ничего общего не имеющий с произносимым вслух.
– Вы тоже им понравились. Еще не было случая, чтобы моя мама пригласила на праздничный обед малознакомого человека.
– Очень мило с ее стороны.
Так они и стояли, продолжая беседу глазами, пока им не стало трудно дышать. Льюк положил ладони на обнаженные руки Джози, и она вздрогнула.
– Вам холодно? – спросил он.
Она нервно улыбнулась:
– Однажды после такого вопроса мы оказались в одном спальном мешке.
– Неплохая мысль. – Уголки его губ приподнялись в улыбке. Он погладил ее руки движением вверх, потом вниз, по всей длине. – Но на сегодняшнюю ночь я придумал кое-что другое, – продолжал мужчина.
Глаза его горели таким огнем, что Джози буквально таяла на глазах. Теплая волна, возникшая где-то под сердцем, разнесла жар по всему телу.
– Джози, – это имя прозвучало голодным стоном. Снова его руки окольцевали девушку, он крепко обнял ее. – Джози…
Я люблю его, все пело в ней. Открыв глаза, она увидела дорогое лицо склоненным над ней – темные глаза смотрели на нее страстно и нежно. Неожиданно вкус губ Льюка стал необходим ей, как кислород. Со стоном Джози запустила пальцы в его волосы и пригнула его лицо к своему.
Льюк впился в ее губы как бешеный. Его рот зажег в ней ответный огонь. Девушка придвинулась еще ближе, прижалась еще теснее, и, когда он слегка коснулся ее грудей, чуть не вспыхнула как костер.
Внезапно он резко отодвинулся:
– Джози, дорогая… нам нужно поговорить.
Совсем не то, чего я жду сейчас, подумала она, глядя на него невидящими глазами.
– О чем же?
– О будущем.
Господи, неужели он сделает предложение? Сердце забилось радостными толчками.
– И что же с ним, с будущим?
– Какие у вас планы на предстоящий год?
– Я… я еще не планировала. – Она смотрела в сторону, стараясь прийти в себя.
– Но вы ведь представляете себе, куда вы хотите пойти.
Прямо в постель, а потом – в ближайшее бюро регистрации брака, и никак не мимо. Она открыла было рот, чтобы изречь это, но тут же его закрыла. Джози хотела, чтобы это предложил он. Вдруг застеснявшись, она опустила глаза:
– Ну, я думала подождать, пока что-нибудь не случится само собой…
Льюк смотрел на нее так, словно его окатили холодной водой. Сердце его превратилось в льдину, суставы одеревенели.
Это как раз то, чего я боюсь, ужаснулся он про себя. Она здесь отбывает время, пока не подвернется что-то другое. Как только найдет местечко получше – испарится. И, судя по разговору с ловкачом Аткинсом, это не за горами.
– Понятно.
– Что вам понятно?
Понятно именно то, что я предвидел с самого начала, подумал он. Пальцы его сжались в кулаки с такой силой, что даже косточки побелели. Сегодня на балу она попала наконец в свою стихию. Почему же мне это кажется неожиданным, словно удар в солнечное сплетение?
Он зашагал к двери, не оглядываясь:
– Уже поздно. Мне пора домой. – Повернув ручку двери, он вышел в ночь.
Джози звала его, пока он влезал в свой джип, но он делал вид, что не слышит. Притворялся, что не видит девушку, застывшую в дверном проеме. Включил зажигание и умчался, вздыбив кучу гравия.
Нет смысла тянуть волынку, думал он. Ничего не светит в будущем нам двоим. Ничего не было, и ничего не будет. Он сжал зубы так крепко, что заболели челюсти. Надо быть дураком, чтобы на что-то надеяться. Такие на ранчо не задерживаются – это было ясно сразу. Я сам себе заморочил голову.
Ну что ж, слава Богу, что я смог сохранить дистанцию. Слава Богу, что я не влюбился до полусмерти, не утонул в ней бесповоротно.
Однако сердце не принимало этих доводов, оно болело, становилось пустым, и это тоскливое чувство терзало его всю дорогу домой и всю ночь напролет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Беглянка - Уэллс Робин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Беглянка - Уэллс Робин



хорошо
Беглянка - Уэллс Робингалина
31.08.2011, 16.36





Хорошо написано.Читала с удовольствием
Беглянка - Уэллс РобинЛена
18.12.2011, 21.37





из четырех романов этого автора стоит читать только "о малышка"- это вещь остальное не впечатлило
Беглянка - Уэллс Робинарина
19.05.2012, 6.06





Сказка!!!
Беглянка - Уэллс РобинВера Яр.
3.07.2012, 23.57





Я НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ЭТОТ РОМАН СКАЗКА, ЭТО ПРО ЖИЗНЬ, КАКАЯ ОНА ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ.
Беглянка - Уэллс РобинВАЛЕНТИНА
4.03.2014, 19.00





Не очень.
Беглянка - Уэллс Робинирчик
9.03.2014, 15.14





если честно, то роман- так себе. как то все притянуто за уши. но и не настолько плох что бы пройти мимо. поверьте есть намного-намного хуже))) для одного раза вполне сойдет!!!
Беглянка - Уэллс РобинРеалисточка 30
31.08.2014, 11.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100