Читать онлайн Беглянка, автора - Уэллс Робин, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беглянка - Уэллс Робин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беглянка - Уэллс Робин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беглянка - Уэллс Робин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэллс Робин

Беглянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Сбросив с доски в большую миску нарезанные мелкими ломтиками фрукты, Джози взглянула на Консуэлу. Та сидела в другом конце кухни, положив ногу на стул, и руководила двумя кухарками, хлопочущими у плиты.
– Вам приготовить что-нибудь, Консуэла? – спросила Джози. – Может, еще чашечку кофе?
– Спасибо, не нужно. Мне и так хорошо. – Лицо экономки расплылось в улыбке. – Как жаль, что испортилась погода и вам пришлось уехать раньше.
– Я все равно вернулась бы, слишком волновалась за вашу ногу. Какое счастье, что просто растянута мышца.
– Да, да. Я тоже волновалась. Проснулась сегодня утром, посмотрела на улицу – такой холод! Мануэль в панике выбежал из дома, чтобы ехать за вами. Как вы ухитрились не околеть?
– Н-ну, у нас были утепленные спальные мешки, – уклончиво ответила Джози. Взяв в руки яблоко, она стала его чистить. Даже если Консуэла не догадалась, почему она покраснела, Мануэль наверняка рассказал ей, что они оба спали в палатке.
Воспоминания об этой ночи заставляли Джози гореть огнем. Проснувшись от шума приближающегося джипа, она обнаружила себя в объятиях Льюка. Парень в момент вскочил и стал натягивать свои ботфорты, потом вышел наружу. Мануэль вполне мог догадаться, что они спали вместе. А еще, помогая собирать палатку, он как пить дать заметил два соединенных мешка. И естественно, сделал выводы, увы, ошибочные. Ничего ведь не было. Она заснула прежде, чем в Льюке взыграли мужские чувства.
Это чертовски здорово, что я заснула, размышляла Джози, очищая апельсин для салата. Может, таким подсознательным путем я себя спасла: наш вечерний разговор с Льюком показал, что чувства его поднялись на новый уровень и удержать его на расстоянии трудно.
Вчера ее даже посетила мысль о том, что она могла бы в него влюбиться, но она поспешно ее отвергла. Сейчас не до любви. Нужно сначала выбрать специальность, выработать уверенность в себе, а уж потом…
Да, это хорошо, что я так своевременно заснула, продолжала она убеждать себя. Льюк был слишком возбужден, к тому же оказался очень соблазнительным. Снова перед ее мысленным взором встала его сильная, стройная фигура, пронзительный взгляд черных глаз, жаждущие губы…
Джози мечтательно вздохнула и только теперь заметила, что Консуэла пристально за ней наблюдает, слегка улыбаясь. Переключив свои мысли на настоящее, девушка быстро порезала апельсин. Хорошо, что две кухарки работают рядом с ней – иначе Консуэла испепелила бы ее взглядом.
Обе женщины ушли в столовую накрывать столы к завтраку, и в ту же минуту в кухню влетел Льюк, на ходу стаскивая ковбойскую шляпу. Он впился в Джози глазами, и сердце ее учащенно забилось.
Он же почувствовал себя так, словно получил удар в живот – из легких вышел воздух, как из проткнутого шара, желудок свело судорогой. Слава Богу, сегодня ее последний день на ранчо, потому что ночью он чуть не отдал концы. Она влезла к нему в душу так глубоко, как еще ни одна женщина не влезала. Впрочем, он сам ее туда впустил.
Ну что ж, завтра после обеда он освободится от беспокойной гостьи; путевка ее кончается в полдень, а в двенадцать часов одну минуту она исчезнет не только из гостиницы, но и из его жизни. И все вернется в обычную колею.
Льюк приветствовал Джози кивком головы, а Консуэлу поцеловал в щеку.
– Был рад услышать, что ты не очень пострадала. Но почему ты не дома? Мануэль сказал, что тебе еще нельзя становиться на эту ногу.
Консуэла выгнула шею, глядя на него снизу вверх, и удивленно подняла брови:
– А кто бы присмотрел за тем, как готовят завтрак для отдыхающих, если бы я осталась дома?
– Я бы сам справился.
Консуэла округлила глаза и повела ими так, как только она умела: они выразили большое сомнение в кулинарных способностях Льюка. Из угла послышался смех Джози.
Этот смех ранил его самолюбие, и без того задетое. Плевать мне на то, как она к этому относится, упрямо подумал он. Не имеет значения. Но решил все же поставить все точки над i.
– Да, я не большой спец в кулинарии, но с голоду никто бы не умер. Состряпал бы какую-нибудь яичницу и поджарил тосты.
– А что бы ты подавал на ланч?
– Заставил бы кого-нибудь из ковбоев сделать барбекю, – сказал он, переступив с ноги на ногу. – Но дело не в этом, Консуэла. Дело в том, что тебе нужно отдыхать.
– Я бы не возражала против отдыха, если бы в гостинице был менеджер.
Льюк по привычке прочесал волосы пальцами, стараясь подавить досаду.
– Ты же знаешь, я делаю все возможное.
– Но у меня есть прекрасный человек на примете. Почему бы не взять Джози?
Льюк тут же метнул взгляд на девушку: она стояла с круглыми глазами и открытым ртом. Видимо, была удивлена не меньше, чем он сам.
– Я… у меня нет опыта. Я не могу быть главным менеджером, – пролепетала она.
– Опыт – ха! – Консуэла отвела этот довод мановением руки. – Здесь уже побывало три «опытных» типа, а что толку? – Подавшись всем телом вперед, она вперила в Льюка свои черные глаза: – У Джози – диплом колледжа по специальности «Управление гостиницами и ресторанами». А какую практику прошла она в своем отеле в Чикаго! Она знает все, что нужно. У нее не было должности с красивым названием – ну и пусть. Подумай: наши служащие уже приходят вовремя благодаря ей и делают все в десять раз лучше, чем раньше. Это же чудо! И гостиницу она уже изучила.
Льюк снова взглянул на Джози: лицо ее пылало, но в глазах появилась надежда.
Еще секунду он позволил себе оставаться при своем мнении. Выйдет ли из этого что-нибудь? Возможно ли, что она захочет остаться на ранчо навсегда?
В следующую секунду он на себя разозлился. Ведешь себя как тряпка, О'Делл, подумал он. У тебя размягчение души и мозга.
Она останется, да, но всего лишь на тот срок, за который я успею привязаться к ней еще больше, а потом – до свиданья. А в детстве ей так нравился лагерь, потому что она не успевала в нем разочароваться. «Любовь» к ранчо будет такой же: новизна кончится, и она умчится назад в город.
– Я очень благодарна вам за ваше заступничество, – сказала Джози, обращаясь к Консуэле, – но я уверена, что Льюк предпочтет человека с более солидной рекомендацией.
– Рекомендация, рекомендация, – проворчала Консуэла. – Все эти бумажки ничего не значат. Льюку нужен кто-то умеющий управлять гостиницей, и нужен прямо сейчас. Ему нужна ты. А тебе нужна работа, значит, все сходится.
Она наклонила голову в знак того, что дело решено, потом взялась за костыли.
– А теперь извините меня, я должна проверить, как накрыты столы для завтрака.
– Я проверю, – всполошилась Джози, – вам не нужно вставать.
Как только Джози выскочила из кухни, Консуэла повернулась к Льюку с лицом, изображающим: «Вот видишь? Она не подведет».
– Вижу, – ответил Льюк, – что меня достали.
– Что ты хочешь сказать?
Старая лиса Консуэла прекрасно его поняла, но Льюк знал ее столько лет, что было ясно: спорить бесполезно. Подавив вздох, он сел за стол напротив.
– Если ты наймешь Джози, – начала Консуэла, – это будет хорошо.
– Ничего хорошего. – На лице его появилась обычная гримаса.
– Какие у тебя возражения?
– Она городской житель, ничего не знает о скотофермах.
– При чем тут это? Ее дело гостиницы, а их она знает очень хорошо.
Снова Льюк прочесал волосы рукой, как граблями. Морщина на его лбу углубилась.
– Она знает теорию руководства. А как она будет справляться с ежедневными обязанностями?
– Пре-кра-сно, – уверенно сказала Консуэла.
– Сбежит, как только найдет работу получше.
– Ну и что? Хоть на какое-то время выручит нас. Нам главное вывернуться сейчас, пока у меня нога болит.
Глядя на лодыжку экономки, Льюк задумчиво тер подбородок. Она права, это ясно. Нет никакой причины, мешающей ему взять Джози хотя бы на время. Но почему так сжимается сердце при этой мысли?
Объяснение только одно: каких-нибудь пару часов назад он обнимал ее, спящую, сердце разрывалось от странных, неизведанных чувств, а голова шла кругом. Да черт возьми, стоит ему войти в помещение, где она находится, – и он чувствует себя так, словно ему дали под дых.
– Все равно, – продолжала Консуэла, – у тебя на примете никого пока нет. Если Джози уедет, будет еще хуже.
Мне и так хуже, подумал Льюк, избегавший ответа на вопрос, что будет, когда Джози уедет? Консуэла угодила в больное место. Джози уедет.
– Гостиница большая, мне трудно на костылях проверять, как убирают комнаты.
А-а, черт, подумал Льюк, чувствуя угрызения совести, Консуэле действительно нужна помощница, и Джози на эту роль годится. Нельзя отказать экономке в ее просьбе лишь потому, что я так по-дурацки влюбился.
Но если она останется, я введу некоторые строгие правила, твердо сказал себе Льюк: отношения будут чисто служебными, никаких светских бесед, верховой езды, пикников при лунном свете и тому подобных глупостей. А главное – самое, самое главное – никаких совместных ночевок на природе.
– Если ты хочешь, чтобы она осталась, нужно сказать ей прямо сейчас, – напомнила Консуэла.
Может, я правда зря колеблюсь? – подумал Льюк. Однако я и сам вижу, что выхода нет. Консуэла измотается вконец, пора ей передохнуть, независимо от того, вывихнула она ногу или нет.
Он тяжело вздохнул и, опершись ладонями на стол, встал во весь свой огромный рост.
– Ладно, Консуэла. Чтобы тебе было легче, я предложу ей работу с испытательным сроком. Но если из этого ничего не выйдет, я пошлю ее подальше, и тогда уж не заступайся.
– Ой, как хорошо! Изумительно! – Консуэла захлопала в ладоши, а лицо ее расплылось в улыбке, как луна на картинах.
Льюк медленно направился в столовую, испытывая не больше радости, чем собака, почуявшая, что ее собираются вымыть вонючим шампунем от блох. Уловив сзади какое-то движение, он остановился в кухонных дверях и оглянулся.
Консуэла поднялась и отошла от стола, и ему внезапно показалось, что она наступает на больную ногу; заметив Льюка, экономка глуповато ухмыльнулась и поспешно оперлась на костыли.
Для человека с растянутым сухожилием она задвигалась удивительно проворно. Льюк нахмурился, припомнив все сомнения вчерашнего вечера. Держась за дверную ручку, он уставился на толстушку.
– Когда врач разрешил тебе становиться на больную ногу?
– Когда она перестанет болеть.
– Когда это будет, приблизительно?
– Может, через несколько дней. А может, и недель.
Это значит – когда Джози вполне освоится на работе, нахмурился Льюк. Если сказать это вслух, Консуэла отругает меня, и я буду чувствовать себя подонком. Если промолчать и уйти – тряпкой. Консуэла явно предпочитает последнее.
Она знает меня с детства, знает наизусть, думал он, мысленно чертыхаясь. Набрав в легкие побольше воздуха, а потом выпустив его, он направился к Джози, очень сильно подозревая, что женщины обвели его вокруг пальца.


– Это последнее, – сказал Льюк, вынимая швейную машинку из багажника и ставя ее рядом с горой картонных коробок и чемоданов. – Помочь вам устроиться на новом месте?
Вопрос прозвучал без энтузиазма, а выражение лица, на котором было написано желание убежать, – красноречивее слов. Таким же тоном он предложил мне работу, подумала Джози. Ничего, через пару месяцев он запоет другую песню. Скорее бы приступить к работе и доказать ему, что он не ошибся в выборе.
Джози оглядела свое новое жилище: квартира, предназначенная менеджеру, была маленькой, но уютной, дверь в нее вела с заднего фасада гостиницы. «Апартаменты» располагали собственной кухонькой и камином, он топился дровами. Если повесить красивые шторы и разбросать пестрые диванные подушки, здесь будет очень мило, сказала себе Джози.
Она улыбнулась Льюку:
– Спасибо за помощь. Дальше я управлюсь сама.
Направляясь к двери, ее босс покачал головой:
– Не знал, что ваша крошка машина может вместить столько барахла.
– Я хотела все перевезти за один раз, чтобы избежать новых стычек с семейством.
– А что, досталось вам от них? – Он держал руку на дверной ручке.
– Да, но я это предвидела. – Джози пожала плечами. – Пришлось выслушать все их резоны. Родные пришли в ужас от моего решения. Мама умоляла остаться в Талсе. Отец агитировал поступить в юридическую школу, дабы в будущем занять достойное место в его фирме. А сестры с круглыми глазами пророчили мне всякие ужасы. Однако при расставании все меня обнимали и желали удачи. Видимо, надеются, что через три месяца, по истечении испытательного срока, я вернусь назад.
– Ну что ж, мы так и договаривались, – нахмурился Льюк, – работа временная. В конце срока мы оба объективно все оценим.
– В конце срока я надеюсь найти постоянную должность на другой базе отдыха или в отеле. – Джози широко улыбнулась. – Всегда легче найти работу, когда она у тебя уже есть. А потом, кто знает? Может, вы уговорите меня остаться.
Именно этого он и боялся. Три месяца – это, возможно, тот отрезок времени, после которого она рассчитывает сбежать, хотя пока этого и не осознает. А то, что он назвал должность временной, дает ему иллюзию, что он хозяин положения, не больше того.
– Нам нужно прояснить еще кое-что, – Льюк слабо улыбнулся, – я, как правило, против того, чтобы путать личные отношения с деловыми. С сегодняшнего дня они у нас будут сугубо официальными.
– Как скажете.
Почему она так охотно согласилась? Да еще и вздохнула с облегчением. Унизительно.
– Поверьте, – продолжала Джози, – я не поставлю под угрозу свою первую должность, после того как полгода искала работу. Я отдам все силы, чтобы получить хорошую характеристику, а потом – постоянное место.
– Я рад, что мы поняли друг друга.
– Я тоже. Хорошо, что мы объяснились.
– Да, хорошо.
Чрезвычайно, удивительно хорошо, думал Льюк, закрывая за собой дверь. Если это так, то почему же мне сейчас чрезвычайно, удивительно плохо?
* * *
Вытащив из принтера последний лист, Джози положила его в папку и поспешила из своего офиса на розыски кого-нибудь, кто мог бы подсказать, где обретается хозяин ранчо и гостиницы. Она знала, что бесполезно искать его поблизости; за ту неделю, что она работает менеджером, они виделись столько же раз, сколько можно насчитать зубов у курицы.
Да, они договорились иметь чисто деловые отношения, но Льюк перестарался. Одно дело – развлекаться вдвоем попусту, и совсем другое – откровенно избегать своего менеджера. Он – мое начальство, думала сейчас Джози, и мне иногда нужен его совет, без этого невозможно работать.
Джози увидела в главном холле Консуэлу; с костылем под мышкой экономка протирала тряпкой огромную каминную полку, над которой висел усеянный звездами стеганый ковер. Взглянув на него, Джози вспомнила разговор у костра. И несмотря на все клятвы, данные себе, воспоминание пробудило в ней целый букет чувств отнюдь не делового характера.
– Консуэла, – начала девушка, отмахнувшись от чувств, – вы не знаете, где сегодня можно найти Льюка? У меня к нему целый ворох вопросов, их необходимо обсудить.
– Он сказал, что будет заниматься бумагами, стало быть, сидит в своем кабинете.
– В кабинете своего дома?
– Ну да.
– Может, мне подождать, пока он придет сюда?
Консуэла криво усмехнулась:
– Судя по тому, как он часто здесь бывает, ты его прождешь до следующего лета.
Значит, не я одна заметила эту странность, мрачно подумала Джози.
– Когда возникает необходимость, служащие идут к нему домой, – сказала Консуэла. – Давно, когда еще не было гостиницы, все ходили туда решать дела, касающиеся ранчо. И Мануэль все время туда ходит, и прежние менеджеры ходили.
У меня есть планы, которые он должен одобрить, и вопросы, на которые только он может ответить, твердо сказала Джози сама себе. Я не допущу, чтобы из-за моих личных чувств страдала работа.
– Ну ладно, расскажите, как туда пройти.
Гостиницу от дома отделяла целая миля, но день был настолько хорош, что девушка решила идти пешком. Она шла через лес, по усыпанной гравием дорожке, как и советовала экономка.
Да, многое другое изменилось тоже, подумала она; пару недель назад я совсем не верила в свои оценки и суждения, я выбрала не ту карьеру и чуть не вышла замуж за нелюбимого, да что там – просто незнакомого человека.
И еще одно событие произошло, самое главное: я познакомилась с Льюком О'Деллом.
От этой мысли она затрепетала, словно листок на дереве от сильного ветра. Джози ускорила шаг, думая о том, что Льюк засел у нее в голове с самого дня ее приезда. Однако с ночи, проведенной на лагерной стоянке, его образ стал другим, более объемным и, как ни странно, вызывающим в ней нечто похожее на нежность, а это совсем ни к чему.
Ну что ж, все понятно, анализировала Джози. Слушая его рассказ о матери, я узнала его изнутри – такое кого угодно тронуло бы за душу. Я не психолог, но не трудно понять, что он постоянно борется с чувством одиночества. Мать умерла, отец держался особняком, жена сбежала. Неудивительно, что он старается ни с кем не сближаться, ни на кого не тратить душевных сил. Может, просто боится впускать кого-то в свой внутренний мир.
Вот поэтому-то меня и растрогало то, как он раскрылся передо мной, заключила Джози. Впрочем, уж слишком я на этом зацикливаюсь. Может, и еще кому-нибудь повезло бы, в похожей обстановке: лунный свет, тет-а-тет, костер с его уютным теплом.
Но дело, собственно говоря, не в этом. Теперь он для меня работодатель, а деловые отношения не допускают подобных мыслей, тем более чувств, которые я к нему испытываю. У меня есть определенные обязанности, и я должна убедить босса, что это мне по плечу.
Не очень-то он горел желанием меня нанять. Предлагая работу, он перечислил все причины, по которым следует от нее отказаться. А когда я все же согласилась, вид у него был, прямо скажем, не такой уж счастливый.
Ясно, он нанял меня всего лишь для того, чтобы угодить Консуэле, но я ухватилась обеими руками. Работа на ранчо даст мне возможность получить характеристику, а потом – делать любую карьеру. А пока что – независимость и крышу над головой. Главное, она не даст оборваться контакту с Льюком, подсказал внутренний голос, но девушка решительно тряхнула головой, стараясь отделаться от подсказки.
Чувствуя внезапный прилив уверенности, Джози свернула в сторону и в конце длинной аллеи увидела солидного вида двухэтажное здание. Дом из побеленного кирпича в колониальном стиле украшали две крытые галереи, на первом и втором этажах.
Поднимаясь по ступеням широкого крыльца, Джози чувствовала душевный трепет. Она постучала старинным бронзовым молотком, и приоткрытая дверь тут же отворилась.
– Войдите, – крикнул Льюк откуда-то из глубины жилища.
Робко войдя в холл, Джози увидела полированный дощатый пол, изогнутую лестницу с хрустальной люстрой над ней, мебель в классическом стиле. Джози совсем иначе представляла себе этот хозяйский дом – что-то вроде гостиницы меньшего размера, и сейчас особняк потряс ее своей красотой и хорошим вкусом. Сжимая в руке папку, Джози прошла в центральную часть дома, заглядывая в полуоткрытые двери, пока не увидела Льюка. Он сидел за массивным письменным столом в комнате, напоминающей библиотеку, согнувшись над кипой бумаг.
– Мануэль, а ты видел вот этот счет за… – Подняв голову, он растерянно замигал. – Джози…
Он встал, рывком отодвинув кресло, и сердце его забилось как бешеное. Он смотрел на девушку не отрываясь, ему стоило большого труда вспомнить, ради чего он избегал ее целую неделю.
В модном красном платье Джози выглядела более зажигательной, чем острый соус по рецепту Консуэлы.
Вспомнив о правилах хорошего тона, Льюк обогнул стол и поставил девушке стул напротив своего.
– Чем могу быть полезен?
– Мне нужно обсудить с вами деловые вопросы, – сказала Джози, усаживаясь и оправляя платье.
Боже милостивый, до чего ж у нее красивые ноги! А я и не знал, потому что ни разу еще не видел ее в платье, если не считать того заляпанного грязью подвенечного наряда.
Эпизод напомнил ему причины, по которым ему противопоказано пожирать ее глазами. Она и так не выходит у меня из головы, подумал Льюк, мешает четко соображать и крепко спать по ночам. И сейчас совсем ни к чему мне набираться новых впечатлений для новых грез.
– У вас очень красивый дом, – заметила Джози.
– Хотите осмотреть? – спросил он автоматически.
Льюк повел ее по дому, рассказывая его историю. Он все больше входил в роль экскурсовода и не успел оглянуться, как они оказались у дверей последней спальни на втором этаже.
Он попытался увести ее, но упустил момент.
– Это ваша комната? – спросила Джози и, не дожидаясь ответа, заглянула внутрь.
Ее поразили чистота и порядок. Никаких нагромождений грязной одежды, на столах никаких бумаг и писем, нигде не видно пустых пивных бутылок, коробок из-под пиццы или других примет холостяцкого быта. Пожалуй, самой характерной чертой комнаты было полное отсутствие индивидуальности, а точнее сказать, беспорядка.
Большой дубовый платяной шкаф, стоящий рядом комод и угловой стол – все в одном стиле – вообще казались пустыми. Во всех других спальнях, увиденных девушкой, кровати были покрыты пестрыми покрывалами и подушками, стены – картинами. Как странно, что комната Льюка имеет такой спартанский вид, подумала Джози. Голая, одинокая и забытая. Огромная массивная кровать покрыта старым выцветшим одеялом типа солдатского и навевает бесконечное уныние.
– А почему нет покрывала? – спросила она.
– Зачем? Я уже несколько лет обхожусь без него. – Льюк пожал плечами.
– Почему же?
Переступив с ноги на ногу, он засунул руки в карманы джинсов.
– Видимо, я не нашел подходящего. Консуэла много их притаскивала сюда на показ, но ни одно мне не понравилось.
У Джози подкатил комок к горлу. Ковер-одеяло, подумала она. С тех пор, как он украшает холл в гостинице, он не хочет ничего другого.
Ничего удивительного в том, что ни одно покрывало ему не подошло. То было изготовлено с любовью специально для него, на нем красовалось его имя и жизненное напутствие. Немудрено, что ни одно из тех, что предлагала Консуэла, не могло соперничать с ним. Готовое покрывало, купленное в магазине, казалось холодным и чужим. Льюк скорее обойдется без всякого, чем согласится на бледную копию, подумала Джози, и на сердце ее потеплело. Знает ли он, как красноречиво говорит этот факт о его характере?
Джози снова оглядела безликую комнату: все спрятано в ящики, повешено в шкаф или задвинуто под кровать. Она вдруг поняла, что эта спальня – зеркало души хозяина. Он тоже прячет свои чувства от посторонних глаз, не пускает никого в свой внутренний мир, не хочет, чтобы о нем что-то знали.
Джози боролась со странным, нелепым желанием распахнуть дверцы шкафа, выбросить содержимое из ящиков комода на пол, – ей хотелось устроить бунт против этого железного порядка. Но это его только разозлит, грустно подумала она. А от чувства одиночества не спасет – оно пустило слишком глубокие корни.
Еще раз оглядев спальню, Джози почувствовала неодолимое желание помочь.
Вдруг ей пришла в голову блестящая идея: стеганый ковер. Она сделает точную копию – срисует подлинный, висящий в холле гостиницы и подарит ему к Рождеству. Вот это будет сюрприз!
Сердце Джози забилось чаще, мысли понеслись вскачь, но ей пришлось спокойно спуститься вслед за Льюком по лестнице, вернуться в его кабинет и снова сесть на стул по другую сторону стола. Она уже привезла машинку из Талсы, намереваясь сшить шторы для своей служебной квартирки и разбросать пестрые подушки там и сям. Значит, сшить и простегать ковер, накупив всяких лоскутков в соседнем городишке, не проблема.
– Так о чем вы хотели со мной говорить? – спросил Льюк, усаживаясь за стол.
Джози с усилием заставила себя думать о деле.
– О ваших планах по поводу маркетинга.
– А у меня нет таких планов.
– Именно поэтому мы и должны их обсудить.
В ответ на свою улыбку Джози получила настороженный взгляд. Открыв папку, она продолжала:
– Я посмотрела цифры: сколько номеров заказано на следующие несколько месяцев, а также сколько их было заполнено за прошедшие два года. – Джози вручила ему графики, которые выглядели весьма солидно.
– Никогда не видел этих графиков, где вы их взяли?
– Я их составила. – (Он удивленно взглянул на нее.) – С помощью компьютера.
Льюк просматривал графики, поражаясь не только умению девушки обращаться с компьютером, но и ее инициативности. В его кабинете имелся портативный компьютер, но самой сложной операцией, которую Льюк освоил, было сложение столбиков цифр. А в гостинице стоял компьютер совсем другой системы, купленный еще отцом.
Перегнувшись через стол, Джози указала ему место в графике, означающее «спад». Запах ее духов мешал ему сосредоточиться, пришлось напрячь всю свою волю. Он с трудом отвел глаза от выреза ее платья, чтобы смотреть в бумагу.
– Как видите, в зимние месяцы всегда падает посещаемость, – сказала Джози. К его досаде, она отодвинулась от стола и снова села на свой стул. – Поэтому я предлагаю сдавать ранчо для проведения корпоративных собраний. В дополнение к ним мы можем запросто продавать программы составления команд.
– Составления… чего?
– Команд. В них будут входить менеджеры, а мы составим программы, которые помогут этим командам объединиться. Прогулки, пикники и прочее. Я связалась с фирмой в Талсе, которая обучает менеджеров, они уже используют такие программы. Представитель фирмы вчера был здесь и осмотрел вашу собственность. Он считает, что «Ленивое ранчо» – прекрасное место, и согласился участвовать в рекламной кампании совместно с нами.
– Но мы же ничего не рекламируем.
С улыбкой Джози достала еще один график из своей папки:
– А это – отдельная тема.
Она стала подробно излагать Льюку причины, по которым им следует заняться рекламой. Потом перешла к тщательно продуманному плану маркетинга. Когда Джози кончила говорить, голова его гудела от сроков, бюджетов и предполагаемых доходов от инвестиций.
Все это звучит хорошо, даже слишком хорошо, мрачно думал Льюк. Он понимал, что ничего не предпринимать – невыгодно, но, с другой стороны, мысль о том, что его ранчо будет кишмя кишеть отдыхающими, причем круглый год, привела его в ужас. А мысль о том, что Джози проявляет себя как умный, грамотный специалист, усугубила тоску – он не хотел ею восхищаться, не хотел от нее зависеть, не хотел никоим образом в ней нуждаться.
Льюк наморщил лоб.
– Я не могу принять решение по всем этим делам в один день, – сказал он сухо. – Нужно подумать.
– Если мы хотим начать рекламную кампанию, – возразила Джози, – нам нельзя тянуть, нужно выпустить кое-какие проспекты в срок. Прошу вас принять решение до конца недели.
Льюк не любил, чтобы его подгоняли, к тому же, по правде говоря, ему не нравилась вся эта кутерьма, затеянная его менеджером.
– Я объявлю свое решение, когда оно у меня созреет, – сказал он и встал с кресла, давая понять, что прием закончен. – Еще есть вопросы? Если нет – до свиданья, у меня еще куча дел, с которыми нужно разобраться.
Он снова уткнулся в бумаги, не дав себе труда проводить девушку до двери. Сумела найти вход – найдет и выход, подумал он злорадно. Я же не просил ее сюда приходить, а быть ей нянькой – увольте.
С недовольной гримасой на лице он снова занялся пачкой счетов, которые изучал перед ее приходом. Но не мог выбросить ее из головы – все время, оставшееся до обеда, старался понять, почему обиженный взгляд ее голубых глаз заставил его сердце сжаться и почему настроение его так резко упало.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Беглянка - Уэллс Робин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Беглянка - Уэллс Робин



хорошо
Беглянка - Уэллс Робингалина
31.08.2011, 16.36





Хорошо написано.Читала с удовольствием
Беглянка - Уэллс РобинЛена
18.12.2011, 21.37





из четырех романов этого автора стоит читать только "о малышка"- это вещь остальное не впечатлило
Беглянка - Уэллс Робинарина
19.05.2012, 6.06





Сказка!!!
Беглянка - Уэллс РобинВера Яр.
3.07.2012, 23.57





Я НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ЭТОТ РОМАН СКАЗКА, ЭТО ПРО ЖИЗНЬ, КАКАЯ ОНА ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ.
Беглянка - Уэллс РобинВАЛЕНТИНА
4.03.2014, 19.00





Не очень.
Беглянка - Уэллс Робинирчик
9.03.2014, 15.14





если честно, то роман- так себе. как то все притянуто за уши. но и не настолько плох что бы пройти мимо. поверьте есть намного-намного хуже))) для одного раза вполне сойдет!!!
Беглянка - Уэллс РобинРеалисточка 30
31.08.2014, 11.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100