Читать онлайн Истерзанное сердце, автора - Уэллс Анджела, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Истерзанное сердце - Уэллс Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 100)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Истерзанное сердце - Уэллс Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Истерзанное сердце - Уэллс Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэллс Анджела

Истерзанное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава одиннадцатая

Ошеломленная словами Тэйна, Сапфира буквально онемела, только расширенные от изумления глаза да внезапная бледность выдавали ее состояние.
– Каким я был глупцом, полагая, будто раздельное проживание может помочь нам, – произнес он суровый приговор. – Ты оказалась права с самого начала: развод – вот единственный выход. С моей стороны было безумием думать, что я смогу силой привязать тебя к себе навсегда.
– А дети? – почти шепотом вырвалось у нее. Она согласилась отдать ему детей, считая само собой разумеющимся, что всегда сможет быть рядом. Не собирается ли Тэйн использовать это против нее в суде?
– Разумеется, останутся с тобой, – с трудом сохраняя самообладание, выддавил он сквозь зубы. – После вчерашнего вечера я вряд ли могу претендовать на право считать себя достойным отцом!
Тэйн испытывал неподдельную боль, казня себя презрением за свою поруганную philotimo. Он считал, что подверг себя унижению и позору, и сознание этого причиняло ему невыносимую боль.
Облегчение, испытанное было Сапфирой, теперь уступило место чувству сострадания и одновременно гнева на него за то, что он осмелился предположить, будто она манипулирует им в своих целях, а также чувству вины за то, что произошло между ними утром.
– Ты считаешь, что я использую это против тебя в суде? – гордо спросила она. – Ты действительно думаешь, что я способна на это, или, может быть, ты считаешь, что я все это спланировала заранее, чтобы отобрать у тебя детей? – Сапфира почувствовала, как дрожит ее голос.
– При том, что я сам заказал комнату? – горько усмехнулся Тэйн. – Нет, Сапфи, ни в каком злонамеренном умысле я тебя не подозреваю. Ты думаешь, я не знаю, что ты пострадала невинно?
Да, она действительно пострадала, но вовсе не так, как это представляется Тэйну. Невинно? О нет! Вряд ли. Она с недоумением отметила напряженность всей его позы.
– Я… я понимаю, почему ты изменил свое первоначальное решение о разводе. – Какое будущее может ожидать человека, наделенного таким жизнелюбием и силой, как Тэйн, и связанного с женщиной, любить которую он не может? – Но ведь однажды ты мне сказал, что никогда не отдашь своего сына.
– Да, – Тэйн с шумом втянул в себя воздух. – Но это было до того, как ты Доказала, что настоящая любовь не боится жертв и не знает эгоизма, что, как бы сильно и глубоко ты ни любил, если приходит время расстаться, нужно суметь это сделать просто и красиво, как бы невыносимо тяжело тебе ни было. Ты была права, говоря, что Стефанос и Виктория нуждаются друг в друге, но это еще не все. Как бы сильно я этого ни хотел, я не могу заменить им материнской любви и ласки. И не только потому, что я большую часть времени нахожусь вне дома, все гораздо серьезнее. Я пытался закрыть глаза на собственные недостатки, но после отдыха на острове, когда ты стала жить на новой квартире, я уже не в состоянии был их скрывать. И травма Стефаноса была лишь верхушкой айсберга.
Он помолчал, и Сапфира силилась понять, что же означают эти слова Тэйна.
– Ну и вот… – он улыбнулся ей грустной улыбкой. – Теперь, когда благодаря тебе я стал лучше понимать нужды детей, у меня нет иного выбора, как забыть о собственных желаниях и потребностях и решить все в твою пользу. Не буду отрицать, мне это нелегко, но, в конце концов, я это заслужил. Я принес в твою жизнь одни несчастья, сначала соблазнив тебя, затем увезя за тысячи миль от родного дома и друзей, поселив в стране с незнакомыми обычаями и языком. Ты забеременела, не прожив со мной и года… – Тэйну стало трудно дышать… – А потом, когда та заболела, я умудрился ничего не заметить. Мне недостало терпения и способности понять… Theos mou, Сапфи! Ты вправе была ожидать от меня всяческой поддержки, но не получила ничего! Я заслуживаю того, чтобы ты не чувствовала ко мне ничего, кроме отвращения.
– Это была не твоя вина, Тэйн! – Ее захлестнула волна сочувствия и желание разделить с ним его вину. – Я была слишком эгоистична и неопытна. Я даже не попыталась понять и разделить твою жизнь. – Боясь встретиться с ним взглядом. Сапфира смотрела на свои руки. – К тому же это я соблазнила тебя. Я бросилась к тебе, не задумываясь о последствиях. Даже когда ты сказал моему брату, что собираешься жениться на мне, я заставила себя поверить, будто ты любишь меня, не обращая внимания на тот очевидный факт, что ты оказался жертвой мимолетного увлечения и чувствовал себя обязанным по долгу чести «сделать из меня порядочную женщину», после того как нас застали на месте преступления.
Услышав его смех, она с удивлением подняла на него глаза.
– Дорогая Сапфи, я ведь действительно любил тебя! Я не был настолько неопытен и наивен, чтобы позволить себя соблазнить помимо моей воли. Бели бы у меня не возникло твердого намерения жениться на тебе, я бы никогда не оказался в такой заведомо опасной ситуации. Твое столь лестное для меня внимание очаровало меня и намного ускорило мои планы, вот и все.
– Ты любил меня? – Она столько лет убеждала себя в том, что это не так. Неужели это правда? Какой ему смысл лгать ей именно теперь?
– Разумеется, я любил тебя. – В его взгляде была задумчивая нежность. – Разве ты забыла первый год нашей совместной жизни?
– Как я могу это забыть! – Она опустила глаза и остановила свой взгляд на его груди, уставившись в ярко сверкнувшую на солнце, похожую на жемчужину пуговицу на его рубашке. – Но я все погубила, разве не так? Я была испорченной, с трудным характером девчонкой, слишком эгоистичной и жестокой. И я на корню разрушила наше хрупкое счастье.
– Ты была больна, Сапфи! А я, глупец, ничего не хотел замечать. Theos mou! Как подумаю, сколько тебе пришлось перенести тогда, когда ты носила под сердцем наших детей, да и после!
Правда заключается в том, что я из ревности ничего не хотел видеть. Я не готов был делить тебя даже с нашими детьми. Да, я любил всех вас, но тебя я любил сильнее. Я почувствовал себя отвергнутым, когда ты стала дни и ночи проводить с ними. Мне казалось, что ты просто помешалась на них. У всех моих сестер уже были свои дети, но они никогда не уделяли им так непомерно много времени… Сапфи, ты меня слушаешь? – Он опустился на одно колено у ее стула и нежно прикоснулся пальцами к ее руке. – Только когда, отчаявшись, я пригласил к нам Эбби, я стал кое-что понимать. Я надеялся, что она сможет пробиться к тебе, поможет мне наладить с тобой контакт. Именно Эбби заставила меня увидеть, что мои сестры жили в окружении своей многочисленной родни, бабушек, теток, двоюродных сестер и тому подобное – короче, тех, кто всегда мог принять на себя часть забот о детях, в то время как с тобой радом не было никого из близких тебе людей или родственников. До того времени я был слишком самоуверен, считая, что смогу обеспечить любую необходимую тебе поддержку и помощь. Но моя работа не давала мне возможности уделять тебе достаточно времени, и я был слишком увлечен ею, чтобы понять это. – Тэйн беспомощно развел руками. – Я был далеко не беден, но мне нужно было обеспечить источники твердых доходов. – Его рот искривился в горькой усмешке. – Нужно было кормить еще двух малышей, не говоря уже о расходах на оплату услуг Спиридоулы.
– А в награду за все это ты получил истеричку жену, устраивающую тебе дикие скандалы из-за сестры, с которой ты якобы крутил роман. – Ее взгляд остановился на сильных длинных пальцах, покоившихся на ее руке. Она так много потеряла по собственной вине. И все же, как ни странно, этот разговор оказывал на нее какой-то терапевтический эффект, будто ее открытую рану обработали антисептическим средством. Сначала жгучая боль, потом следовал процесс заживления. – Если бы я не была тогда совершенно невменяемой, я бы никогда не бросила тебе эти дикие обвинения… – Несмотря на все усилия держать под контролем свои эмоции, Сапфира почувствовала, как по щекам у нее покатились две слезинки.
– Не плачь, Сапфи, – нежным прикосновением Тэйн вытер ее слезы. – Ты не отвечала за свои поступки, у тебя ведь был полностью нарушен обмен веществ.
– Зато потом, когда я возвратилась из больницы, со мной было все в порядке, – безжалостно констатировала она. – Я была переполнена жалостью к самой себе. Вместо того чтобы думать о будущем, я не переставала задаваться вопросом, почему это случилось именно со мной? Вместо того чтобы радоваться, что болезнь позади, я была озабочена мыслями о том, какая я несчастная. Я была отвратительным, вечно ноющим и эгоистичным существом, которого ни один человек не смог бы терпеть радом с собой.
– Не было у меня никакой другой женщины, Сапфи, – грустно промолвил он. – Что до Ангелии Андроникос, то самое большее, чем она могла быть, это верным другом и умелым и очень полезным деловым партнером.
– Я знаю, – прошептала Сапфира. – Она приходила сюда вчера и сказала мне то же самое, хотя еще раньше я стала понимать, что верила в это, потому что сама хотела верить, потому что мне нужно было переложить вину за собственные недостатки на кого-нибудь другого, потому что это было наказанием за то, как я вела себя с тобой. Однако за последние несколько недель после решения суда о раздельном проживании я внезапно будто очень повзрослела. Вся эта невозможная путаница в моей голове вдруг исчезла, и теперь я впервые вижу все с такой ясностью, какой мне недоставало эти годы.
– Не стоит себя обвинять, agape mou, – Тэйн бережно стер с ее щеки вновь покатившиеся слезинки, ласково проведя указательным пальцем по нежной коже. – Я был во всем виноват изначально. Я не понимал, что с твоей стороны это было всего лишь увлечение. Из-за своего непозволительного самомнения я уверил себя, что ты меня любишь, и я так сильно хотел этого, что не желал видеть реальности. Женитьба на тебе оказалась одним из самых эгоистичных поступков в моей жизни. Другим был тот, когда я согласился на твою жертву и забрал у тебя нашу дочь.
Как ему объяснить, что он не прав, что он единственный мужчина, которого она когда-либо любила? Как объяснить ему это, если он заявил, что желает развестись с ней? Когда же страсть, которую он к ней испытывал вначале, была разрушена временем и ее безответственным поведением?
Сапфира незаметно убрала свою руку из-под его ладони и, вынув спрятанный в рукаве платок, промокнула повлажневшие от слез глаза. Как сможет она, любя Тэйна, принять от него жертву, которую он готов принести ради нее, зная по личному опыту, какую боль это ему причинит?
– Итак… – произнес он с напряженной улыбкой, болезненно исказившей его лицо, -…есть только один способ хоть как-то исправить мою ошибку, а именно дать тебе возможность уйти к человеку, которого ты можешь любить так же сильно, как он любит тебя.
– У меня никого нет, – жалобно сказала она, устремив на него умоляющий взгляд, полный страстного желания уверить его в правоте своих слов. – Майкл значит для меня не более, чем для тебя Ангелия. В тот раз, когда он поцеловал меня, я сказала ему, что у нас с ним не может быть будущего и что я могу быть для него только другом.
Он молчал секунд пять, а потом вдруг засмеялся каким-то горьким смехом.
– Ты знаешь, я ведь ревновал к ним обоим, к Лорне и Майклу, потому что они могли дать тебе то, чего не мог я, – утешение.
– Тэйн, пожалуйста! – Она отчетливо слышала в груди глухое биение своего сердца и, не сознавая этого, в немой мольбе сжала перед собой руки. – Возможно, все было бы иначе, если бы мы с самого начала попытались как-то понять друг друга.
– Гм-м! – прозвучал безрадостный смешок Тэйна. – Я бы отдал десять лет жизни, чтобы иметь возможность вернуться в то время и начать все сначала, зная то, что я знаю теперь.
– И вместо этого ты хочешь развестись со мной, – упавшим голосом сказала Сапфира и вдруг в изумлении увидела, как Тэйн отрицательно покачал головой.
– Нет, я этого не говорил, Сапфи. Я сказал лишь, что не буду препятствовать разводу, если ты этого пожелаешь. Это вовсе не одно и то же. Разве тыне видишь? Я попытался удержать тебя при себе против твоей воли, надеясь, что однажды случится чудо и я снова пробужу в тебе любовь ко мне. Но этого не произошло. Наши отношения становились все хуже и хуже, вплоть до того вечера, когда между нами вспыхнула ужасная ссора. Внезапно, несмотря на весь свой гнев, я так безумно захотел тебя, что решил прибегнуть к действиям, раз уж слова были совершенно бессильны. Я подумал, если мы снова станем любовниками, мое тело будет более красноречивым катализатором для твоих чувств, чем любые слова! – Горечь этих слов отразилась на лице Тэйна.
Не в силах больше сдерживать себя. Сапфира вскочила на ноги. Губы ее побелели, а руки непроизвольно сжались в кулаки.
– Но ты так и не смог заставить себя сделать это! – Даже теперь, вспоминая выражение ужаса на его лице при виде ее нагого тела, она испытывала нестерпимую боль. – Тебе было отвратительно мое уродливое тело.
– Сапфи, о чем ты говоришь? – Он кинулся к ней и, схватив за плечи, заставил Сапфиру посмотреть ему прямо в лицо. – Я действительно испытывал отвращение, это так! Но не к тебе… а к себе самому! Я весь горел желанием и страстью, к которой примешивались гнев и нарастающее и ненавистное мне чувство стыда. И вдруг я увидел тот еле заметный, тонкий шрам. Он в самом деле был едва заметен, и все же ничто не могло бы с большей очевидностью напомнить мне о том, что тебе пришлось выстрадать по моей вине. Я был старше и опытнее тебя и, как последний эгоист, лишил тебя юности и свободы. И сейчас усугублял свой грех, намереваясь снова подчинить тебя своей воле. – Тэйн вздохнул. – Я много раз ненавидел себя за последние несколько месяцев, но ни разу с такой силой, как тогда.
– О-о… – она смотрела на него какими-то безжизненными, лишенными всякого выражения глазами, – я думала, это потому, что тебя оттолкнуло мое уродство. Я была такой худой и изможденной.
Он покачал головой.
– Для меня ты всегда будешь прекрасна, Сапфи, – с простотой, от которой у нее защемило сердце, сказал Тэйн. – Уродом был я, а не ты, и все-таки я не был готов отказаться от тебя. Вот почему, когда ты убежала к Лорне, я предложил тебе оформить в суде раздельное проживание. Я рассуждал так: хотя ты и будешь в безопасности от каких-либо домоганий с моей стороны, все же по закону я буду иметь право видеться с тобой и, что самое важное, ты не сможешь выйти замуж за кого-нибудь другого. Я был убежден, что моя неожиданная выходка испугала тебя, и единственное, что мне оставалось, – это дать тебе возможность подольше пожить отдельно от меня, а остальное будет зависеть от моей способности вовремя уловить подходящий момент. Я не собирался форсировать события и намеревался ухаживать за тобой так, как я это делал в самом начале нашего знакомства.
– А теперь уже слишком поздно? – голосом, в котором звучало глухое отчаяние, сказала она в ответ на его осторожное прикосновение к ее щеке.
– Ты спрашиваешь меня об этом после того, что произошло между нами прошлой ночью? Ах, Сапфи… – Он чуть коснулся кончиками пальцев ее шелковистых волос. – Ты все еще не понимаешь? Я не в силах быть рядом с тобой, чтобы не причинить тебе боль. После всего того, что тебе пришлось пережить в связи с рождением близнецов, я поклялся никогда больше не позволять тебе забеременеть от меня, но, несмотря на это, я любил тебя вчера с таким самозабвением, что мне было на все наплевать. Если бы я обладал, хотя бы наполовину, той силой воли, которой всегда гордился, я бы провел всю ночь внизу в баре, так как я не из тех, кто ищет случайных знакомств. Это просто не в моем характере. Вместо этого… – внезапно его голос дрогнул. – Я просто не подхожу тебе, Сапфи. Я должен расстаться с тобой, потому что слишком тебя люблю и не могу оставаться в стороне, когда ты рядом. Что до наших детей, я думаю, будет лучше, если они станут жить с тобой… потому что… я также люблю и их. – Он отвернулся к своему столу, пряча от нее лицо.
Сапфира почувствовала, как внезапно ее тело становится чужим, и в какой-то момент ей показалось, что она теряет сознание из-за невыносимого шума прихлынувшей к голове крови.
– Ты все еще любишь меня? – Ее окатила теплая волна, зародившаяся где-то в глубине ее существа и наполнившая ее тело ощущением почти невыносимого блаженства и счастья. – Но тогда… тогда разве мы не можем начать все сначала? – спросила она дрожащим от переполнявших ее чувств голосом.
Ссутулив плечи, Тэйн подошел к окну и стал смотреть куда-то вдаль. Сапфира не отрывала глаз от его стройной высокой фигуры, отчетливо вырисовывающейся на светлом фоне освещенного солнцем окна.
– Чтобы продолжить наши платонические отношения? Ты это хотела сказать? Нет. Я думал, что все в конце концов образуется, но это невозможно. Я не могу не желать любить тебя. И я не могу любить тебя, не причиняя тебе страданий. К тому же я не имею права лишать тебя возможности найти счастье с человеком, которого ты захочешь сделать своим мужем. – Он повернулся к ней и улыбнулся, но в его глазах она увидела невыносимую боль. – Благодаря тебе я понял, что истинная любовь не должна быть эгоистичной, бывают моменты, когда единственный достойный выход – видя, что ничего уже не изменишь, – дать человеку возможность уйти!
– Но я не хочу уходить от тебя! – в отчаянии выкрикнула Сапфира, не зная, как заставить его поверить в искренность ее слов. – Я… я тоже люблю тебя, Тэйн! Я всегда любила тебя, просто мне стало трудно справляться со своей ревностью и страхом, и я не знала, как заставить тебя понять. Мне хотелось, чтобы ты понял мое состояние интуитивно. Когда этого не произошло, я убедила себя, что ненавижу тебя. Но это была неправда.
У нее вырвался нервный смех при виде его неподвижной фигуры, застывшей в тягостном молчании от внезапного откровения ее слов.
– И ты, конечно же, прав насчет вчерашней ночи, – продолжала она дрожащим от волнения голосом. – Действительно, это не самое подходящее время для того, чтобы увеличивать нашу семью. Хотя врачи и уверили меня, что случившееся со мной при первых родах, вероятно, больше не повторится, а если и повторится, они всегда успеют прийти мне на помощь. Но если… если бы ты не занялся со мной любовью, не знаю, что бы со мной было, потому что стоило мне увидеть двуспальную кровать, как у меня разыгралось воображение.
– Всемилостивый Боже! – услышала она наконец его тихий, исполненный молитвенного благоговения голос. – Помоги мне поверить, что это не сон! – Он протянул к ней свои руки, и она бросилась в его объятия, прижавшись к его груди, чтобы не упасть от внезапно охватившей ее слабости. Голова Тэйна склонилась к ней на плечо, а руки властно обхватили ее дрожащее тело. В течение нескольких секунд они молча наслаждались близостью друг друга, охваченные блаженством воспоминаний и взволнованные накатившей на них мощной волной желания.
Безошибочно почувствовав знаки его страсти. Сапфира еще сильнее прижалась к нему, наслаждаясь звуком хриплого стона, исторгнутого из его груди.
– Почему бы нам не пойти в спальню, agape mou? – прошептала она с чарующей улыбкой, вызывая в нем еще более острое желание.
– Что подумает Эфими? – с притворным испугом спросил ее Тэйн, в то время как его зеленые глаза, ставшие еще более яркими, и учащенное дыхание свидетельствовали о совершенно других чувствах.
– Мы платим ей не за то, чтобы она думала! – со счастливым смехом она заглянула в любимое лицо и, прочтя в нем то, что хотела, вздохнула с бесконечным удовлетворением.
Тэйн не дал ей ничего больше сказать. Схватив Сапфиру на руки, он быстро понес ее наверх, в большую спальную комнату, где он снова стал для нее мужчиной ее грез, ее Тэйном… властелином… повелителем… хозяином.
– Счастлива?
Это был вопрос, который он часто задавал ей в первое время после женитьбы. И, как тогда, Сапфира ответила: «Безумно!»
Тэйн лениво, как во сне, зашевелился, и его бесстыдно обнаженное тело осветили золотистые лучи утреннего солнца.
– Нам предстоит осуществить множество планов, Сапфи.
– Мм… – Полная блаженной истомы, Сапфира лениво обвела пальцем вокруг небольших и твердых сосков, украшавших его мускулистую грудь. – Например?
– Для начала мы избавимся от решения суда о раздельном проживании! – Он перехватил ее руку, не давая ей возможности продолжить ее приятное занятие. – Затем, если нам удастся заполучить контракт с Филипом Робинсоном, а, скорее всего, так и будет, особенно после достигнутого вчера вечером взаимопонимания, я поеду с тобой и детьми на шесть месяцев в Англию. Там я смогу проследить за тем, как будут запускать новые компьютерные программы, а ты снова увидишься со своей семьей.
– Прекрасно, – улыбнулась Сапфира. Она обязана принести свои глубочайшие извинения Эбби, и ничего не может быть лучше, чем сделать это лично. Каким-то чудом нити ее жизни начинают вновь крепнуть, ее истерзанная любовь снова обретает уверенность и наполняется чувством терпимости и понимания.
Тэйн блаженно вздохнул и с любовью провел рукой по ее нежной груди, умело лаская ее своими чуткими пальцами.
– Ты знаешь, я подумал, что действительно потерял тебя навсегда, когда ты пришла ко мне в тот день и вручила решение о том, что ты вправе забрать себе Вики.
– Ты полагал, что я собираюсь сбежать с Майклом. – Вспомнив о тогдашней враждебности Тэйна, она улыбнулась. – Это было совершенно невозможно.
– Но ведь я тогда этого не знал и должен был ускорить свои планы, чтобы заставить тебя вернуться ко мне, не прибегая к тактике продолжительной осады в несколько месяцев, где мне пришлось бы обхаживать тебя, внушая тебе мысль, что моя любовь – это нечто большее, чем радость физического обладания.
Сапфира улыбнулась, оценивая искусность его стратегии.
– Какая удачная мысль поехать на Константинос!
– Ты хочешь сказать, что я это спланировал заранее? Вовсе нет! – Глаза Тэйна лукаво блеснули. – Разумеется, я сказал Стефаносу, что мы поедем к морю, но я имел в виду что-нибудь поближе к дому. Но раз уж я вознамерился всколыхнуть приятные воспоминания, следовало поехать именно на Константинос, где мы когдато были так счастливы.
Внезапное подозрение заставило Сапфиру пристально взглянуть в безмятежное лицо Тэйна.
– А как же насчет дружка Спиридоулы?
– Ах, этот. – Он помолчал. – В общем, он типичный грек, и я уверен, если бы ему сообщили о наших обстоятельствах, он бы отказался. Поэтому я решил, что он и так уже в курсе дела.
– Ах ты, хитрая бестия…
– Тихо! – Он закрыл ее рот поцелуем. – Больше никаких бранных слов, помнишь? К тому же не я один оказался таким коварным хитрецом. Не забывай, что у нашего сына были свои планы насчет того, как вернуть тебя в твой дом. Если бы не он, мы бы, наверное, не были сейчас здесь. Мне бы пришлось намного дольше убеждать тебя вернуться на виллу, хотя в этом и заключался мой долгосрочный план.
– Но ведь ты говорил, что собираешься продать Андромеду!
– В самом деле? – улыбнулся Тэйн поистине макиавеллиевской улыбкой. – Ну что ж, думаю, что в конце концов могло дойти и до этого, хотя в тот момент я просто хотел воскресить твои прежние чувства к дому, чтобы тебе было нелегко жить вдали от него.
Сапфира ничего не сказала на это и предпочла помолчать, наслаждаясь близостью Тэйна, его такого знакомого и любимого тела, но было одно обстоятельство, которое ей хотелось бы немедленно исправить.
– Ты можешь не поверить, но Лорка будет очень рада, что у нас с тобой все закончилось так благополучно. Я знаю, ты был зол на нее, но она всегда хотела одного: чтобы я была счастлива. По правде говоря, она раньше, чем я, поняла, что я все еще люблю тебя. По-своему она была не менее изобретательна и хитра, чем ты. Лорна надарила мне кучу вещей для поездки на остров, чтобы я снова почувствовала себя женщиной и стала более терпимой к твоему обществу!
– В таком случае я перед ней в громадном долгу, – торжественно произнес Тэйн. – А Майкл? Он тоже будет рад?
– Зачем ты меня дразнишь? – с упреком посмотрела на него Сапфира. – Нет, я думаю, лишь спустя какое-то время. Но меня отчасти привлекало в нем его гостеприимство и то, что я говорила с ним на одном языке. Я никогда не поощряла его, Тэйн. Все свои чувства он скрывал от меня. Не сомневаюсь, спустя какое-то время он обо всем забудет.
– Ну что ж, уверен, что в Афинах ему повезет больше, чем в Кефине, – спокойно заметил Тэйн. – Представь себе только, как много там туристов. К тому же, если принять во внимание ресторан, который в скором времени должен приобрести международную известность, его акции поднимутся на головокружительную высоту!
– Так это ты! – Сапфира вскочила на кровати и склонилась над Тэйном, глядя на него блестящими от неожиданного прозрения глазами. – Это ты сделал так, чтобы они переехали, ведь я ничего не говорила тебе об этом.
– Сапфи… – Он властным жестом протянул к ней свою руку.
– Нет, сознайся, ты, чудовище! – оттолкнула она руку Тэйна, глядя на него с ужасом и одновременно восхищением.
Лежа на спине, казалось бы беззащитный в своей наготе, он оставался все тем же уверенным, излучающим властное обаяние Тэйном; со знакомой ей улыбкой он взглядом, в котором еще не исчезла разнеженная усталость от предыдущих ласк, блуждал по ее обнаженному телу.
– Возможно, я упомянул о ресторане в разговоре с Ником Кристианидесом, владельцем отеля, которого случайно встретил на одном из приемов. Он был один, так как его жена собиралась родить второго ребенка, и мы провели какое-то время вместе. Должен признать, он сразу же очень заинтересовался этим делом. Когда я рассказал ему о блестящей репутации ресторана, он сказал, что обязательно посетит его и что у него давно созрело желание открыть первоклассный ресторан в Афинах.
– О Тэйн! – Сапфира не знала, смеяться ей или плакать. – Как ты мог? Ты захотел избавиться сразу от обоих! От Лорны и Майкла!
– Ты говоришь так, будто я принадлежу к какой-то мафии, – сказал он, избегая ее обвиняющего взгляда. – Это было всего лишь предложение. Я бы не смог изгнать их из Кефины, даже если бы у меня была такая возможность. – Тэйн вздохнул. – Я бы мог сказать тебе, что мои рекомендации были чем-то вроде благодарности за их дружеское расположение к тебе, но это было бы неправдой. Сознаюсь, я считал, что они настраивают тебя против меня, а мне ни к чему враги, угрожающие благополучию моей семьи. Мне и без того было не очень сладко. Я стремился найти ту искру, которая могла бы воспламенить между нами былую любовь, и это означало, что временами я должен был быть более жесток с тобой, чем мне того хотелось, особенно принимая во внимание, что я не самый терпеливый и хладнокровный из мужчин, и мне не нужен был твой постоянный сопровождающий, готовый в любой момент отнять тебя у меня!
Не находя слов, чтобы охарактеризовать его безрассудный поступок. Сапфира лишь молча смотрела на его выразительное лицо, удивляясь всесокрушающей целеустремленности Тэйна.
– Господи, Сапфира, – в отчаянии воскликнул Тэйн, – я думаю, это было неэтично, но ведь, как говорится, на войне и в любви все средства хороши! И в любом случае решение принадлежало не мне. Раз Кристианидес сделал предложение, то принимать или не принимать его зависело от Майкла Уэста и его партнера. Не стоит изображать дело так, будто их, бедных, заманили на край света. В конце концов, отсюда до Афин можно доехать на такси…
Услышав в его голосе неподдельное волнение, Сапфира улыбнулась.
– Но не так близко, как когда до них можно было дойти пешком за несколько минут? – мягко спросила она.
– Нет, – коротко ответил Тэйн.
– О, Тэйн, я должна была бы на тебя разозлиться…
– Я не собирался подвергать тебя каким-то лишениям, Сапфи. Я просто хотел занять в твоей жизни то место, которое занимала Лорна. Дать тебе поддержку, дружбу и понимание… – Он замолчал. Сапфира продолжала любоваться его лицом и, заметив на нем легкую тень стыда и уязвимости, почувствовала желание успокоить Тэйна. – Ты можешь меня простить?
Он заслужил, чтобы она его простила, но Сапфира притворилась, что обдумывает ответ, а Тэйн весь напрягся в ожидании приговора.
– Будет ли Лорна желанным гостем в этом доме? – спросила она наконец.
– Конечно, – без колебаний согласился Тэйн. – И ее брат тоже, предпочтительно вместе со своей невестой или женой, если ты этого хочешь.
Пора было развеять его тревогу.
– Все, чего я хочу, – мягко сказала Сапфира, – быть с нашими детьми и с тобой, Тэйн.
С радостным криком восторга он притянул ее к себе, и Сапфира отдалась его ласкам с тем большим удовлетворением, что чуть было не потеряла его навсегда.
Почувствовав на своих губах жадный и властный поцелуй Тэйна, она мысленно услышала слова, которые он так и не дал ей произнести, – властелин, повелитель, хозяин.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Истерзанное сердце - Уэллс Анджела

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Истерзанное сердце - Уэллс Анджела



замечательный роман советую читать
Истерзанное сердце - Уэллс Анджелалюдмила
14.11.2011, 12.22





Очень тяжелый роман,даже читателя до депрессии доведет!!!
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаИрка169
14.11.2011, 18.53





Ужасно нудный роман... Героиня настолько мнительна и противоречива, вызывает чувство жалости. Постоянное самокопание приводит в бешенство. Еле дочитала.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаСнежана
11.06.2012, 13.52





Роман понравился. Зная не понаслышке что такое депрессия, могу только посочувствовать ГГ-не, совершенно молоденькой неопытной девчонке. А ГГ-й мужик,конечно, твердолобый - 80% его вины в их разладе. 10 баллов
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаКира_Т
12.01.2013, 20.12





Интересный роман!!!
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаВера Яр.
23.01.2013, 11.27





Почему такой просто и все объясняющий разговор происходит всегда после долгих лет обид и непонимания? раньше поговорить не получается? нелогично
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаОльга
2.06.2013, 7.14





Роман немножко депрессивный, но эмоции вызывал на всём своём протяжении, мурашки бегали. Меня удивила такая долгая послеродовая депрессия, главная героиня была немного неадекватная, а главный герой мне понравился9/10
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаЕлена
12.07.2013, 10.32





Читала через страницу. Весь роман вместился бы в пяти главах, утомительно и нудно , слишком много воспоминаний и переживаний у Гг, а это утомляет. Зато в конце все быстро разрешилось. Оценка 6
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаСтелла
21.09.2013, 14.00





Роман прекрасен!Просто надо вникнуть,он намного старше её и не слишком уверял её что любит,а что такое стресс после родов это видеть надо и поймёшь что с ней было, но слава богу любовь победила.Замечательный роман,переживающий и держит в напряжении,советую прочитать тоько внимательно.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаАнна
11.10.2013, 20.07





Роман утомителен до невозможности, героиня инфантильна и капризна, герой твердолоб, только дети их и симпатичны: 5/10.
Истерзанное сердце - Уэллс Анджелаязвочка
12.10.2013, 0.08





Читать интересно перечитываю с удовольствием.Твердая 9.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаНика
14.02.2014, 14.16





Со многими комментариями я не согласна. Роман очень необычен для данной категории легкого чтива. Депрессия гг-ни очень типична для разновозрастных браков. Взрослый мужик ничего не видит кроме своего эгоизма, требует такого же обожания жены, что и до рождения детей. Это ладно, что его материальное положение позволяет нанять и кухарку, и няню и т.д., а как быть нашим девочкам в подобной ситуации! Но, мы русские женщины, мы сильные. Справляемся и с этим.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаВераника
10.02.2015, 20.53





Отрицательные отзывы, я думаю, оттого, что у писавших мало опыта. Гг-я молоденькая девочка вышла замуж за мужика старше себя и уехала в чужую страну, со своими устоями. И в этом случае сложно притираться. А тут еще беременность, роды и послеродовая депрессия. Кто не испытал, тому сложно понять. Сколько из-за этого разводов, к сожалению нет статистики, но я думаю, очень много. А Гг-й нормальный мужчина, они намеков не понимают, все надо объяснять в лоб. Основная мысль этого ЛР, надо уметь разговаривать, но очень многие этого не умеют.
Истерзанное сердце - Уэллс Анджелаиришка
9.06.2015, 7.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100