Читать онлайн Истерзанное сердце, автора - Уэллс Анджела, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Истерзанное сердце - Уэллс Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 100)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Истерзанное сердце - Уэллс Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Истерзанное сердце - Уэллс Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэллс Анджела

Истерзанное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая

Таким было явно нежелательное для Сапфиры начало этого вечера. Сапфира, которую неожиданный поцелуй Тэйна привел в сильное смущение, с огромным трудом взяла себя в руки. В конце концов ей удалось изобразить вежливое внимание, так что гостям было и невдомек о смятении, царящем в ее душе. Боже праведный, в отчаянии думала она, пусть только этот вечер закончится спокойно, а уж в дальнейшем она ничего подобного не допустит.
– Мы, конечно, могли поужинать у нас в номере, – заговорщицким голосом обратилась к ней Кэтрин. – Но там нам бы постоянно мешали, не говоря уже о десерте под аккомпанемент различных технических терминов.
Филип Робинсон, сидящий напротив, улыбнулся, гладя на жену, его серые глаза излучали неподдельное удовольствие. Он развел руками, как бы признавая правоту ее слов, но все-таки сказал с улыбкой:
– Согласись, дорогая, это не совсем так, ведь правда? Ты сама хотела этого, признайся, ведь ты, любовь моя, как тот цветок, которому более по душе блистать красотой на публике, чтобы все могли оценить, сколь он прекрасен!
– А что, ведь наряд у меня действительно шикарный! – самодовольно отпарировала Кэтрин, проводя рукой по черному шифоновому платью, отделанному золотистой каймой, плотно облегающему ее стройную фигурку. Одарив мужа вызывающей улыбкой, она продолжила: – И, кстати, было бы преступлением с нашей стороны лишить уставшего от дел греческого бизнесмена возможности выпить чего-нибудь освежающего и немного расслабиться в обществе Сапфиры. Вот она-то поистине вызывает повышенный интерес у здешней публики. – С улыбкой на губах она обратилась к Тэйну: – Ваши соотечественники – истинные ценители женской красоты. Завидую гречанкам!
– Да, это верно, подобная репутация давно закрепилась за нами, – ответил Тэйн, кивком головы одобрив принесенные только что напитки, которые он заказал для всей компании. – В Греции считается совершенно нормальным, если человек откровенно любуется чем-то, привлекающим его внимание. Что же касается Сапфиры, я не возражаю против повышенного интереса мужчин к ее персоне, но только с безопасного расстояния.
– Сказано галантно, но и достаточно темпераментно! – с восторгом воскликнула Кэтрин. Глаза ее озорно сверкнули, отчего она сразу помолодела – теперь никак нельзя было подумать, что ей за сорок, как поначалу определила ее возраст Сапфира. – Сразу чувствуется, что вы с континента. Интересно, почему англичане не могут понять, что красивая жена только выгодно оттеняет их собственные достоинства!
– Видимо, потому, что, если мы это поймем и станем придерживаться подобных взглядов, наши женщины первые набросятся на нас, потрясая кухонными ножами, – сухо заметил Филип Робинсон. – Англичанки уже не считают себя принадлежностью своих мужей. А вы как считаете. Сапфира?
– Я? – Сапфира, потягивая сухое белое вино, с интересом следила за их разговором, постепенно расслабляясь. Ей была приятна легкая непринужденность, свойственная Робинсонам. В Филипс с его атлетическим сложением она угадывала мягкий, добрый характер, несмотря на его влиятельный вид, что вкупе с дружелюбностью Кэтрин вполне обеспечивало успех сегодняшнему вечеру.
– Ну да, именно вы, – настойчиво подтвердил Филип. – Считаете ли вы себя принадлежностью Таноса, маленькой, но очень важной деталью, по которой люди будут судить о нем так или иначе?
Она бросила быстрый взгляд на Тэйна, в раздумье взирающего на нее через стол. Филип задал просто забавный вопрос, только и всего. Отвечая на него, ей не хотелось обидеть Тэйна каким-нибудь едким замечанием, что она с удовольствием сделала бы прежде. Нет, конечно, ее ответ должен быть непринужденным и веселым, чтобы не разрушить приятную атмосферу, воцарившуюся сегодня за столом.
– Итак, Сапфи, каково же твое мнение? – Тэйн напряженно ждал, что она скажет, намеренно поддразнивая ее и зная наперед, каким презрением она способна его окатил".
– Это сложный вопрос, – протянула она, стараясь выиграть время. – Должна признаться, что никогда раньше не задумывалась о статускво. Но скажу так: когда ты являешься центральной фигурой в каком-нибудь деле, я ухожу в тень, когда же наступает моя очередь… – На ее щеках появились две ямочки, в синих глазах, устремленных на Тэйна, от которого ее отделяла стеклянная поверхность стола, мелькнула насмешка. – Я вышла за тебя замуж не только потому, что голова у тебя светлая. Просто присутствие красивого мужчины рядом оказывает иногда более благоприятное воздействие на женщину, чем косметическая подтяжка лица!
– Отлично сказано! – зааплодировала Кэтрин. – Мне кажется, нас обеих можно поздравить, не так ли? Мы обе выбрали то, что нам больше всего по душе.
В знак одобрения она шлепнула Сапфиру по раскрытой ладони. Филип рассмеялся низким голосом.
– Вот какие откровения мы с вами услышали, мой друг. Приятно по крайней мере узнать, что наши жены все-таки оценивают нас по достоинству.
– Совершенно с вами согласен, – ровным голосом произнес Тэйн, но ответной улыбки не последовало. Он поднес к губам бокал и молча выпил до дна.
Легкий разговор в баре задал тон последовавшему затем ужину. Филип Робинсон, безусловно влиятельная персона в деловых кругах, во нерабочее время оказался простым, приятным в общении человеком. За столом велась непринужденная, дружеская беседа. Кэтрин проявляла повышенный интерес к Виктории и Стефаносу, заставляя Сапфиру снова и снова рассказывать о них что-нибудь забавное.
– Нашей дочери уже двадцать, – довериге яы10 сообщила в конце ужина Кэтрин, угощаясь пирожными. – Она решила не выходить замуж и не заводить семью, пока твердо не встанет на ноги и не сделает карьеру. Поэтому мне придется еще долго ждать, прежде чем я стану бабушкой и смогу насладиться общением с малышами без дурацкой суеты, неизбежной в молодости, когда все заботы падают на тебя одну. Если честно, не могу себе представить, как вам удается справляться с вашими близняшками!
– Мне просто повезло, – проговорила Сапфира, вдруг поразившись при мысли, что это соответствовало правде, ей действительно повезло. – У нас экономка, а детей Тэйн устроил в ясли. Он… он делал все возможное, чтобы облегчить мне жизнь. – Голос ее слегка дрогнул.
– Все же были некоторые трудности, а? – Кэтрин посмотрела на нее с пониманием и состраданием. – Ну ничего, лучшее в жизни еще впереди – и радость того дня, когда они впервые пойдут в школу, и потом, когда они повзрослеют и вы будете общаться с ними как с равными, иногда давать им советы, помогать им и наставлять их на жизненном пути…
Ничего подобного ее не ждет впереди, по крайней мере главной фигурой в их жизни она не сможет стать. Судорожно глотнув воздух, Сапфира отодвинула свой стул.
– Да, конечно, – выдавила она, затем метнула взгляд на Тэйна. – Извините, я сейчас вернусь.
В дамской комнате она рухнула на стул и попыталась взять себя в руки. Согласившись играть свою роль, она была обязана довести ее с честью до конца. Через несколько минут, подправив косметику и выпив стакан ледяной воды, Сапфира изобразила на дрожащих губах вежливую улыбку и направилась в зал.
В дверях ее поджидал Тэйн. Он взял ее за руку и слегка притянул к себе. Она вопросительно посмотрела в его напряженное лицо.
– Что-нибудь случилось? Что-то не так?
– Это я тебя хотел спросить, Сапфи. У тебя был расстроенный вид, когда ты выходила из-за стола. Тебе, наверное, вся эта игра дается не так легко?
– Да нет, не в этом дело. Я не хотела быть невежливой. Робинсоны обиделись?
– Нет, – успокоил ее Тэйн, – все в порядке. Просто я психанул. Подумал, что ты решила уехать домой.
– Тогда ты бы попал в затруднительное положение, объясняя мое бегство. – Сапфира едва улыбнулась ему. – Я, видимо, перерепетировала свою роль. – Она бессознательно потянула жакет своего платья-костюма ниже на бедра.
– И к новому костюму еще не вполне привыкла, да? – Ее нервный жест не ускользнул от его цепкого взгляда, в котором появился какой-то странный блеск, значение которого ей не удалось разгадать.
– Он мне не вдет? – В ее вопросе прозвучала беспомощность, и она умолкла. Больше всего на свете ей не хотелось бы выглядеть слабой в глазах ее уверенного в себе мужа.
– О, Сапфи, он очень тебе к лицу. – Зрачки его расширились, превратив глаза в два бездонных озера. – Интересно, почему ты выбрала такой цвет?
– Это вышло совершенно случайно. – Его вопрос заинтересовал Сапфиру. – Мне казалось, этот цвет придаст мне уверенности – нельзя же остаться незаметной в костюме алого цвета! – И она нервно рассмеялась.
– А не в том ли причина, что такого цвета было твое свадебное платье?
– Нет! – Вопрос, заданный со спокойной уверенностью, потряс Сапфиру, и она с негодованием отринула его голословное предположение. Ведь у нее и в самом деле ничего подобного не было в голове при выборе цвета этого костюма. А может, он прав? Может, упоминание Ангелии о фотографии на письменном столе у Тэйна каким-то образом подвело ее к бессознательной мысли об алом цвете? – Почему ты так решил?
– Сам не знаю. А почему ты подстриглась?
– Ты против? – Он уже долгое время не интересовался, как она выгладит. Сердце ее учащенно забилось – вдруг ее стрижка ему не понравилась. Но ведь она решила не обращать внимания на его мнение. Но надо смотреть правде в глаза: оно все еще много значило для нее.
– Я ведь не имею права быть против, не так ли? – спросил он спокойно. – Но если тебе интересно мое мнение, то могу сказать… – Он умолк, намеренно продлевая ее мучения, окидывая оценивающим взглядом и ее новую прическу, и лицо, которое она обрамляла. – Не думаю, что ты когда-либо была более прекрасна – даже на нашей свадьбе.
– О! – Столь щедрый комплимент поразил Сапфиру, наполнив радостью все ее существо, но туг она вовремя вспомнила, что говорить ей комплименты было в интересах Тэйна. Она вздернула брови, изобразив на лице изумление. – Как это галантно с твоей стороны, Тэйн. Вернемся к Робинсонам?
– Конечно. – Он открыл дверь, пропустив ее вперед, и повел к их столику, обняв ее рукой за талию, демонстрируя свое право на столь интимный жест.
Инстинктивно ее спина напряглась под его рукой. Тэйн улыбнулся.
– Робинсоны приглашают нас к себе в номер на кофе и ликер. Ты ведь не возражаешь, я правильно понял? Филип хочет кое-что обсудить со мной до возвращения в Англию.
Сапфира услышала возбужденные нотки в голосе Тэйна и поняла, что за беспечностью его тона кроется заинтересованность в предстоящем разговоре.
– Я буду с тобой столько, сколько ты захочешь, – тихо произнесла она.
Тэйн приветствовал ее решение негромким смешком.
– Сапфи, что за опрометчивое заявление! Ладно, поищу позвоню Эфими, надо предупредить ее, что мы вернемся поздно.
– Она же не знает, что мы с тобой здесь вместе, Тэйн.
– Тем более приятно ей будет услышать радостную весть. – Его зеленые глаза вновь сверкнули. Они уже подошли к их столику, и на сей раз Тэйн по-хозяйски обнял ее за плечи.
Сапфира украдкой взглянула на него. Он был все таким же, каким она впервые увидела его, – спокойным, слегка отчужденным, надменным, уверенным в себе и очень-очень красивым.
– Мы с Сапфи будем счастливы принять ваше приглашение и продолжить наш вечер.
Люкс Робинсонов оказался роскошным, как и подобало первоклассному отелю. Мужчины с головой ушли в обсуждение своих проблем, а Сапфира с удовольствием продолжила разговор с Кэтрин, оказавшейся прекрасной собеседницей. Вечер плавно перешел в ночь, а у них находились все новые общие темы – от увлечения музыкой и драмой до рецептов приготовления разнообразных блюд.
Только когда Тэйн позвал ее, до Сапфиры дошло, что мужской разговор закончен и Тэйн успел позвонить кому-то по телефону.
– Да, милый? – откликнулась она инстинктивно, сразу не сообразив, что назвала его «милым» – как в былые времена. Тэйн лениво поднял бровь, и она поняла, что допустила промах. Ну и что? Что теперь – извиняться? Ерунда, как-нибудь выкрутится позже. С беспечным видом она встретила его ироничный взгляд.
– Боюсь, уже очень поздно, дорогая, – ответил он ей в тон. – Если мы сейчас поедем домой, мы всех перебудим. Поэтому на эту ночь я заказал здесь для нас номер.
Он стоял перед ней без пиджака, галстук был расслаблен, а верхняя пуговица на рубашке расстегнута, волосы свободно спадали на лоб. На щеках уже стала проявляться щетина, придавая ему пиратский вид.
– Да, но… – Сапфира не знала, как отреагировать на его слова.
– Не волнуйся, все будет в порядке, я поговорил с регистратором, и она обещала снабдить нас зубными щетками и электробритвой, а другие необходимые туалетные принадлежности есть в каждом номере. Одну ночь как-нибудь продержимся.
– Думаю, ты прав, – согласилась с ним Сапфира. Что ж, он все хорошо продумал. Она отметила, что лицо его осунулось, в зеленых глазах появилась усталость, и это ее тронуло.
Еще полчаса прошло, пока они прощались с гостеприимными хозяевами и Тэйн забирал из регистратуры ключ от номера и сумку Сапфиры. Стоя подле него, пока он отпирал дверь, она подавила зевок, прикрыв ладонью рот. Вдруг Тэйн пробормотал какое-то ругательство на своем родном языке.
– В чем дело?
Она протиснулась в открытую дверь и окинула глазами номер, готовя себя к худшему, но ничего такого не увидела. Просторная комната, обставленная современной, красивой мебелью. Уютное кресло, письменный стол. На низком столике стояла даже ваза с фруктами, а на тумбочке – цветы. И тут она увидела то, что вызвало недовольство Тэйна.
– О! – уставилась она на огромную двуспальную кровать.
– Поверь, Сапфи, – зло проговорил Тэйн, – я не подстраивал это специально. Я просил двухкомнатный номер, честно. Но в Греции, как тебе известно, в большинстве гостиниц в каждом номере стоят, как правило, две отдельные кровати. Я думал, здесь то же самое, и это нас вполне бы устроило.
– Наверное, эта комната обычно предназначается для новобрачных, – предположила Сапфира, забавляясь его бурной реакцией. Сама она не придала этому такого значения. Может, потому что очень устала, а может, весь этот вечер воссоздал атмосферу прошлого, о потере которого она так сожалела.
Грациозной походкой она пересекла комнату и открыла дверь ванной.
– Здесь просто роскошно, – бросила она через плечо. – Две раковины. Море позолоты. Но ванна слишком мала для тебя, так что, боюсь, ты не сможешь переночевать в ней.
– Я буду спать здесь. – Тэйн решительно плюхнулся в кресло. – Можешь первая принять ванну. – Он закрыл глаза. – Только побыстрее.
Она повиновалась без возражений. В ванной она разделась и наскоро приняла душ, стараясь не думать о том прекрасном времени, когда они принимали душ вместе.
Она свою кожу холила, лелеяла, Тэйн же, как правило, яростно скреб свое золотистое тело, словно стараясь смыть с себя груз лет. Таким образом, ее полотенце оставалось почти сухим, его же можно было выжимать. Как же ей не хватало теперь этих его мокрых насквозь полотенец…
Она внимательно оглядела себя в зеркале. Боже, неужели это она? Довольная тем, что она увидела, она провела пальцами по своей красивой, полной груди.
В зеркале отражалась красивая длинноногая девушка с матово блестящей кожей. Коротенькая грация едва прикрывала ее бедра тонкой полоской кружев. Да, отметила она с удовольствием, теперь она выглядела так же, как когда-то, до свадьбы.
Сапфира быстро завернулась в чистое полотенце и вышла из ванной.
Тэйн по-прежнему сидел в кресле, спинка которого доходила ему лишь до лопаток, голову же положить было и вовсе некуда. Только мазохисту могла прийти мысль провести таким образом ночь. И только садист мог позволить ему сделать это.
– Тэйн, ванна свободна, – мягко произнесла Сапфира, уверенная, что заснуть в такой позе он не мог. – Слушай, я не понимаю, почему бы нам обоим не провести эту ночь в удобной постели. Она достаточно широкая. Я уверена, что ты не подстроил это все специально, так что в сложившейся ситуации это будет самым разумным.
– Это очень милосердно с твоей стороны, Сапфи. – Он посмотрел на нее из-под прикрытых ресниц. – Я учту твое предложение.
– Отлично. – Она скользнула под простыню, сняла с себя полотенце и бросила его на пол. – Тогда спокойной ночи!
Тэйн поднялся на ноги и пошел в ванную. Через несколько минут он опустится на кровать радом с ней. Почему она с таким возбуждением ждет этою? Просто она весь вечер думала именно об этом. Ей было так хорошо – отличная еда, великолепное вино и чудесная компания. Она ни в чем себе не отказывала и чуть ли сама не уверилась, что они по-прежнему идеальные любящие супруги, имеющие в довершение картины двух очаровательных крошек. Так пусть эта иллюзия продлится еще несколько часов. А утром она постарается спокойно вернуться к суровой реальности.
Она лежала без сна, каждая клеточка ее тела напряженно ждала Тэйна. Вскоре она заснет, убаюканная собственными мыслями о том, что могло бы сейчас произойти.
Она услышала, как отворилась дверь ванной, потом Тэйн щелкнул выключателем, и она всем существом и всеми нервами почувствовала его приближение. И – ничего, только тишина и пустота рядом с ней.
– Тэйн? – Она потянулась к настольной лампочке. Тэйн, по-прежнему в брюках и рубашке, скрючился в кресле, подперев голову ладонями. – Тэйн! – резко окликнула она его.
Ответа не последовало. Она раздраженно вздохнула, выбралась из кровати и подошла к нему.
– Тэйн! – Сапфира потрясла его за плечо. Ресницы его дрогнули, скулы напряглись. – Что ты делаешь? Мы же договорились, что ты ляжешь в кровать!
– Ни о чем мы не договорились! – рявкнул он в ответ. – Я сказал, что учту твое предложение. И я его учел, но не принял. Ради Бога, иди спать, Сапфи, и оставь меня в покое!
– Но это же глупо! – Сапфира стояла, расставив ноги, уперев в бока руки, не думая о том, как она выгладит в его глазах. Она была разгневана, потому что ей было невыносимо видеть Тэйна в такой неудобной позе. Она была расстроена, потому что ее планы хоть эту ночь провести рядом с ним рухнули. Она была озадачена, потому что не понимала причину его сопротивления. – Ты что думаешь, я стану приставать к тебе?
– Нет. – Он распрямился в кресле и вдруг, к удивлению Сапфиры, встал во весь свой рост. – Нет, Сапфи, – повторил он уже мягче. – Дело в том, что я не уверен, смогу ли я сам оставаться спокойным и не стану ли сам приставать к тебе.
Сказанное было настолько неожиданным, что у нее перехватило дыхание, и она в изумлении уставилась на него.
– Думаешь, я вру?
Сапфира не двигалась с места – даже когда он протянул к ней руки, даже когда он прижал ее к себе, даже когда он стал гладить ее, – она не сопротивлялась, только подняла голову и, задрожав от удовольствия, приоткрыла губы в ожидании поцелуя.
Тэйна тоже охватила дрожь. И не какаянибудь поверхностная, нет, она исходила из самых глубин его существа. Она обвила руками его шею и притянула к себе его голову. Она так ждала его поцелуя, такого желанного для нее, предопределенного всеми событиями предыдущего вечера, что, когда Тэйн выпустил ее из объятий, ее охватило опустошающее ощущение потери.
– Теперь ты понимаешь, почему я отказываюсь лечь вместе с тобой? – спросил он хриплым голосом, в котором слышалась насмешка. – Оставь меня в покое, иначе я за последствия не ручаюсь. Понимаешь?
– Понимаю. – Свои мысли Тэйн изложил достаточно четко, но она все равно не отодвинулась от него, лишь провела языком по пересохшим губам, что не ускользнуло от Тэйна, внимательно следившего за ней глазами, потемневшими от возбуждения. – Я… я не смогу заснуть, если ты будешь спать в этом кресле.
– Десять секунд, Сапфи, – с усилием проговорил он. – Даю тебе десять секунд, чтобы вернуться в постель и выключить свет, иначе…
Сапфира про себя досчитала до десяти, не двигаясь с места. Она слышала его затрудненное дыхание, понимая, что ведет себя вызывающе. Ну и что? Почему бы не довести до логического завершения этот чудесный вечер? Одна, самая последняя, ночь, пусть даже она не станет ночью их взаимной любви, но она проведет ее подле самого близкого человека. Воспоминаниями о ней она будет жить в ожидающем ее одиночестве.
Тэйн легко поднял ее на руки, отнес в кровать и выключил свет. Она потянулась к нему, дотрагиваясь руками до его шеи, ощущая напрягшиеся мышцы. Он застонал, и она стала смелее, продвигаясь ладонью к его животу поверх ремня на брюках. Еще чуть-чуть, ну совсем чуть-чуть…
Он скрипнул зубами и немного отодвинулся, но она поняла – он не отвергает ее. Когда он снова приник к ней, одежды на нем уже не было. Она возобновила свои ласки, вспоминая со сладким замиранием сердца его знакомое до последней клеточки такое любимое тело.
Сапфира вновь почувствовала себя молодой и беззаботной, она упивалась радостью физической близости, растворяясь в чувственном удовольствии от ласк Тэйна. Он, спустив с ее плеч тоненькие бретельки, нежно целовал ее грудь, проводя языком по напрягшимся соскам.
Тэйн стянул с нее алую грацию, и Сапфира застыла от ужаса – в памяти ясно всплыло выражение отвращения на его лице в последний раз, когда они были вместе. Но уже через мгновение она испустила вздох облегчения: темень ночи скроет ее обезображенную родами фигуру и, уж конечно, он не сможет почувствовать пальцами маленький шрам.
Он говорил с ней руками и губами, она отвечала невнятным бормотанием и вздохами наслаждения, горя от желания, так долго дремавшего в ней. Через несколько минут их разгоряченные тела были охвачены огнем страсти.
Словно в агонии, Тэйн выдохнул ее имя: Сапфи! – и она отдалась ему со сладостной щедростью, ничего не требуя взамен. Он застонал, достигнув пика экстаза, и Сапфира возликовала от доставленного ему счастья.
Он лежал возле нее обессиленный, не способный шевельнуть пальцем, словно Самсон, лишившийся сил, когда вероломная Далила остригла его волосы. Сапфире интуитивно захотелось защитить его, и она обняла его за спину, будто укрывая от грозящей ему невидимой стрелы.
Теперь ее мечта исполнилась. У нее оставалось еще немного времени, утром уже все кончится. Тэйн заворочался и перевернулся на спину. Сапфира положила голову ему на грудь, прислушиваясь к ровному биению его сердца. Она ощущала прилив энергии, словно Тэйн поделился с ней своей жизненной силой, наполнив ее внутренним огнем.
Когда утром она проснулась, Тэйна рядом не было. Сапфира припомнила ночные события и решила, что жалеть ей не о чем. Ей не надо кривить душой перед самой собой – она знала наверняка, что любит Тэйна по-прежнему. Сейчас было уже поздно сожалеть о том, что она сама разрушила свое счастье, но по крайней мере ей не надо было больше лгать себе.
– А, уже проснулась. – Тэйн, полностью одетый, вышел из ванной. Лицо его было сурово. – Я провожу тебя вниз позавтракать. Не задерживайся, ладно? Чем раньше мы вернемся на Андромеду, тем лучше.
Сапфира кивнула, с трудом проглотив комок в горле, а Тэйн, не произнеся больше ни слова, вышел из комнаты.
Чего же другого она ожидала? Борясь с отчаянием, она спустила с кровати длинные ноги. По крайней мере он поступил благоразумно, оставив ее одну, чтобы она без смущения могла одеться. Она и не рассчитывала, что утром он встретит ее с прежней пылкостью. Тэйн был воплощением мужественного самца, он легко возбудился при виде полуголой женщины, и она сама поощрила его на дальнейшие действия.
Во всем виновата только она. Она снова поступила безрассудно, как в прошлом. Тэйн сполна расплатился за ту ее первую ошибку. Ей тогда стоило только взглянуть в его суровое лицо, чтобы понять, в какой он был ярости оттого, что пошел ей на уступку.
Сапфира быстро приняла душ и переоделась, а алую грацию скомкала и засунула в сумку, отправив туда же и алый вечерний костюм. Своим поведением она добилась только того, что теперь он еще больше станет ее презирать, но она не сожалела о прошедшей ночи.
Завтрак прошел в молчании, так же как и последующая поездка в машине домой. Тэйн открыл дверь их виллы и пропустил ее вперед. Эфими уже спешила им навстречу, приветливо улыбаясь.
– Как малыши? – спросила Сапфира, заранее читая ответ на довольном лице пожилой женщины.
– Как всегда.
– Я пойду взгляну на них.
– Подожди минуту. – Тэйн удержал ее за руку. – Сперва я хочу поговорить с тобой наедине. Пожалуйста, пройдем в кабинет.
Что еще? Разбор ее вчерашнего поведения? Взаимные обвинения? Она хотела отказаться от разговора, но его просьба была больше похожа на приказ, и у нее не хватило духу ослушаться. Самое лучшее, что они могли сделать, – это забыть об этой ночи. Стереть ее из памяти. Если бы он начал анализировать события, он бы все опошлил, а ей этого вовсе не хотелось.
– Стоит ли? Нам вроде не о чем говорить.
– Ошибаешься, Сапфи. – Голос его звучал с грустью. Он ввел ее в кабинет и плотно закрыл дверь, указав на кресло. Сам же стал мерить шагами комнату. – Я хочу сказать что-то важное.
– Да? – Она почувствовала стеснение в груди, дышать стало трудно, сердце учащенно забилось.
– Ты была права, когда говорила, что мы не можем жить так дальше. – Он остановился напротив и посмотрел на нее сверху вниз как судья, готовящийся произнести приговор. – Я передумал, Сапфи. Я приложу все усилия, чтобы ты могла как можно скорее со мной развестись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Истерзанное сердце - Уэллс Анджела

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Истерзанное сердце - Уэллс Анджела



замечательный роман советую читать
Истерзанное сердце - Уэллс Анджелалюдмила
14.11.2011, 12.22





Очень тяжелый роман,даже читателя до депрессии доведет!!!
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаИрка169
14.11.2011, 18.53





Ужасно нудный роман... Героиня настолько мнительна и противоречива, вызывает чувство жалости. Постоянное самокопание приводит в бешенство. Еле дочитала.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаСнежана
11.06.2012, 13.52





Роман понравился. Зная не понаслышке что такое депрессия, могу только посочувствовать ГГ-не, совершенно молоденькой неопытной девчонке. А ГГ-й мужик,конечно, твердолобый - 80% его вины в их разладе. 10 баллов
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаКира_Т
12.01.2013, 20.12





Интересный роман!!!
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаВера Яр.
23.01.2013, 11.27





Почему такой просто и все объясняющий разговор происходит всегда после долгих лет обид и непонимания? раньше поговорить не получается? нелогично
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаОльга
2.06.2013, 7.14





Роман немножко депрессивный, но эмоции вызывал на всём своём протяжении, мурашки бегали. Меня удивила такая долгая послеродовая депрессия, главная героиня была немного неадекватная, а главный герой мне понравился9/10
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаЕлена
12.07.2013, 10.32





Читала через страницу. Весь роман вместился бы в пяти главах, утомительно и нудно , слишком много воспоминаний и переживаний у Гг, а это утомляет. Зато в конце все быстро разрешилось. Оценка 6
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаСтелла
21.09.2013, 14.00





Роман прекрасен!Просто надо вникнуть,он намного старше её и не слишком уверял её что любит,а что такое стресс после родов это видеть надо и поймёшь что с ней было, но слава богу любовь победила.Замечательный роман,переживающий и держит в напряжении,советую прочитать тоько внимательно.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаАнна
11.10.2013, 20.07





Роман утомителен до невозможности, героиня инфантильна и капризна, герой твердолоб, только дети их и симпатичны: 5/10.
Истерзанное сердце - Уэллс Анджелаязвочка
12.10.2013, 0.08





Читать интересно перечитываю с удовольствием.Твердая 9.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаНика
14.02.2014, 14.16





Со многими комментариями я не согласна. Роман очень необычен для данной категории легкого чтива. Депрессия гг-ни очень типична для разновозрастных браков. Взрослый мужик ничего не видит кроме своего эгоизма, требует такого же обожания жены, что и до рождения детей. Это ладно, что его материальное положение позволяет нанять и кухарку, и няню и т.д., а как быть нашим девочкам в подобной ситуации! Но, мы русские женщины, мы сильные. Справляемся и с этим.
Истерзанное сердце - Уэллс АнджелаВераника
10.02.2015, 20.53





Отрицательные отзывы, я думаю, оттого, что у писавших мало опыта. Гг-я молоденькая девочка вышла замуж за мужика старше себя и уехала в чужую страну, со своими устоями. И в этом случае сложно притираться. А тут еще беременность, роды и послеродовая депрессия. Кто не испытал, тому сложно понять. Сколько из-за этого разводов, к сожалению нет статистики, но я думаю, очень много. А Гг-й нормальный мужчина, они намеков не понимают, все надо объяснять в лоб. Основная мысль этого ЛР, надо уметь разговаривать, но очень многие этого не умеют.
Истерзанное сердце - Уэллс Анджелаиришка
9.06.2015, 7.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100