Читать онлайн Сильнее всего, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сильнее всего - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 107)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сильнее всего - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сильнее всего - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Сильнее всего

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– И ты не переспал с ней? – недоверчиво спросил Мак.
– Не так громко. Ты хочешь, чтобы нас услышали все сплетники в Лондоне? – Адам прислонился к стволу большого вяза и выглянул из-под разинутого рта Мака, чтобы осмотреться. К счастью, поблизости никого не было.
Дамы и кавалеры прогуливались вокруг, выставляя напоказ свой шарм, наслаждаясь многочисленными развлечениями, и все это во имя благотворительности. Леди Эшби открыла задние ворота своего величественного дома на Грин-парк, преобразив часть парка в сельскую ярмарку, чтобы собрать деньги на свое последнее альтруистическое предприятие – приют для сирот недалеко от Сент-Джайлз.
Под надежным прикрытием семьи Ребекка и Адам дебютировали как самая первая влюбленная пара сезона. Ребекка, Мириам, Эдвард и Дженет прогуливались сейчас вокруг торговцев с лотков, как будто никакого скандала и в помине не было. Таким образом, Мак и Адам были предоставлены самим себе, что устраивало Адама. Он не был настроен на пустую болтовню.
– Объясни мне, – сказал Мак, прислоняясь к другой стороне ствола дерева. – Ты уже занимался любовью с Ребеккой. Эдвард дал тебе свое благословение, вы двое помолвлены, и ты, без сомнения, хочешь ее. – Он пожал плечами. – Прости, но я совершенно не понимаю, почему ты не взял ее.
– Я решил не настаивать на этом браке, – сказал Адам шепотом, так как две юные хихикающие барышни проходили неподалеку.
– Могу я спросить почему?
– У меня есть причины.
– В этом я уверен. – Мак прищурился на солнце. – Ты не выглядишь довольным. Если бы это мне грозили браком, независимо от красоты и очарования дамы, я бы рванул на ближайший корабль и уплыл на необитаемый остров в Индии. Но ты, мой друг, создан для супружества, постоянства и безмятежных вечеров в тапочках у камина и с собакой у ног. Твое решение ставит меня в тупик. Но по выражению твоего лица я могу сказать, что ты не собираешься объяснить мне почему.
Над ними шумно галдели грачи, перелетая с дерева на дерево. Чистое голубое небо сейчас резко контрастировало с утром, которое началось с теней плотного серого тумана. Солнечный свет струился сквозь полог деревьев, согревая воздух, напоенный свежим запахом земли. Пасмурный день больше бы подошел к настроению Адама.
Особенно после того, как он, выставив Ребекку в коридор, лежал в постели без сна почти всю ночь. А утром, за завтраком, она имела наглость вести себя так, будто ничего не произошло. Как будто она не извивалась на его постели, задирая зад, как опытная куртизанка. Одного этого было достаточно, чтобы распалить мужчину.
Сейчас Мак заронил другой непрошеный образ в голову Адама, такой же смущающий, как обнаженная Ребекка, нежащаяся от удовольствия, молящая о его прикосновениях. Он легко мог представить себя сидящим в кабинете в замке Керрик у огня в тапочках, с собакой и книгой. А рядом с ним расположилась бы Ребекка. Они пили бы бренди и мило беседовали, а потом он сорвал бы ее одежду и занялся с ней любовью, купаясь в свете пламени, на мягком персидском ковре, который так любил.
Адам приказал себе отбросить эти мысли. Сегодня ему не нужны отвлекающие образы. Краем глаза он заметил леди Грейсон, которая, щеголяя ярко-желтым зонтиком от солнца и такого же цвета шляпой, приближалась, провокационно покачивая бедрами с видом опытной соблазнительницы. Она остановилась перед Адамом и стала наматывать на палец свой красно-рыжий локон.
– Мой дорогой мистер Коббалд. Я слышала, вы принимаете поздравления, однако, признаю, я испытала глубокое разочарование, получив это известие. Но леди Уинком была так убедительна в своих аргументах, что я предложила свою поддержку.
– Вы бриллиант чистой воды среди груды щебня.
Она недовольно надула свои чувственные губы:
– Сейчас нужно быть очень осторожной, когда оказываешь кому-то поддержку. Я решила просить вас о личной встрече, чтобы увериться в искренности ваших чувств к девушке.
«Лежа на спине и почти не разговаривая», – представил Адам. Он наморщил нос и рассмеялся про себя.
– Ваша мудрость и щедрость спасли меня в час нужды. Что мне сказать? Купидон пронзил мое сердце. Ребекка – моя душа, мое солнце, моя луна и звезды.
– Жаль, – сказала леди Грейсон, заметив Мака. Очевидно, ей понравилось то, что она увидела, и она выдвинула свою грудь на добрую пару дюймов вперед в молчаливом приглашении. – Если ваши обстоятельства изменятся, вы знаете, где меня найти.
Когда дама удалилась к своей следующей жертве, Мак дотронулся до лба в шутливом приветствии:
– Какое исполнение, мистер Коббалд! Значительное улучшение с тех пор, как я в последний раз вас видел. – Он кивнул в сторону удаляющейся спины леди Грейсон: – У тебя тут интересные друзья.
– Тебе лучше держаться от нее подальше. У меня предчувствие, что она не удовлетворится одним разом. Она больше похожа на акулу с женской грудью – не успокоится, пока не проглотит мужчину целиком.
Усмехнувшись, Мак добавил:
– Акула с очаровательно полной грудью, я бы сказал. Но не бойся, я усвоил урок и очень редко повторяю свои ошибки.
Это не удивило Адама. Очень давно, наслаждаясь опасным, возбуждающим развлечением, Мак играл в постельные игры со многими скучающими женами из высшего света. До тех пор, пока не увлекся и чуть было не потерял все самое важное, включая жизнь.
– Хорошо, идем. У нас есть одно дельце. Мак оттолкнулся от дерева.
– Куда направляемся?
– Я решил выманить волка из его логова. Что, по-твоему, случится, если Коббалд привлечет к себе внимание Осуина или Сиверса, например, заставив их заинтересоваться его прошлым?
Мак наморщил лоб:
– Если проследят связь между Коббалдом и Хоксмором, тебя могут просто пристрелить. Или, возможно, отправятся прямо к властям. В любом случае это опасная игра. Ты уверен, что время выбрано правильно?
Адам помахал платком какой-то матроне, чье имя выскочило у него из памяти. Он точно помнил только ее требование написать стихи о ее умершей птичке, Ромео, и намеренно ускорил шаг. Когда Мак оглянулся, Адам сказал:
– Надо подтолкнуть их к действию, несмотря ни на что.
Когда они достигли огороженной веревками площадки, где предлагалось катание на пони по пенсу за круг, он остановился и изобразил заинтересованность в детской забаве.
– Я устал ждать. Я уже давно прозябаю в Лондоне, и все, чего удалось достигнуть, – это куча новых вопросов. Я был убежден, что Осуин виновен. После твоих новостей о Сиверсе я уже не знаю, что предполагать. Неожиданный визит Ребекки прошлой ночью заставил меня изменить тактику. Я не знаю, как долго мне удастся не прикасаться к ней, и, если остается хоть малейшая возможность того, что мне придется исчезнуть, я не имею права дотрагиваться до нее снова.
– Корабль готов к отплытию в любое время, когда потребуется.
– Отплытие? – раздался голос. – Вы покидаете нас, Мак?
Ребекка! Как ей всегда удается услышать то, чего ей никак не следовало слышать? Гром и молния! Она хуже сплетников в день скачек. Покачав головой, Адам обернулся:
– Мак родился готовым к плаванию.
– Вам повезло. – Она небрежно вертела свой зонтик, изо всех сил стараясь скрыть огорчение. Проклятый Адам вышвырнул ее из своей комнаты, как будто она была мешком зерна, как будто она не предлагала ему себя как обыкновенная проститутка. Сегодня утром Ребекка оделась особенно изящно, выбрав любимое алое платье с пленительным декольте, а он практически не замечал ее.
И все еще болтает об отъезде. Упрямый осел! Если он думает, что можно войти снова в ее жизнь, заставить ее влюбиться в него, а потом просто уплыть, он сильно ошибается.
– Я завидую вашей свободе, Мак. Боже, я завидую свободе, которой обладают все мужчины, они могут приехать и уехать, если им этого хочется.
– Ну, ну, мой нежный персик. – Адам взял Ребекку за подбородок и многозначительно посмотрел ей в глаза, напоминая, что за ними наблюдают. – Сейчас не время и не место для такого разговора.
– Простите меня, мой голубок, – прошептала она с улыбкой обожания. – Но я не согласна. Хотите знать, что я действительно думаю? – Она подняла бровь, не давая Адаму отделаться от ее вопроса. – Вы обсуждали, как быстро вы можете покинуть страну, если ваш план провалится. Возможно, я отправлюсь без билета, зайцем. Я много лет не плавала на корабле.
Мак радостно посмеивался. Адам проворчал:
– Мы можем обсудить это позднее. А сейчас я должен поухаживать за дамой своего сердца.
Ребекка пошла между Адамом и Маком среди толпы гуляющих. Они проследовали мимо предсказателя судьбы и танцующей собаки. Адам купил ей малиновое пирожное и очаровательные белые кружевные перчатки. Они остановились, чтобы посмотреть фехтовальное представление, потом отправились в сторону группы зрителей, в которой то и дело кто-то вскрикивал или хихикал. Они втроем протиснулись к первым рядам толпы, где была установлена скамья, ограничивавшая небольшую площадку. По ту сторону скамьи на стволе дерева была укреплена большая доска, покрытая черной тканью. На ткани были пришпилены миниатюрные портреты Наполеона. Девять месяцев спустя общество, похоже, все еще пребывало в восторге от падения врага. Когда человек в плотно облегающих панталонах и свободной белой рубашке метнул зловещего вида кинжал в одну из картинок, Ребекка поняла намерение Адама. Она взглянула на него.
– Вы не посмеете, – прошептала девушка. – Что, если Осуин или Сиверс вас увидят?
– Такая возможность существует, – признал Адам, цедя слова и не переставая улыбаться.
Внимательно глядя на Адама, Ребекка на мгновение задумалась.
– Вы надеетесь, что Осуин или Сиверс действительно заметят вас, не так ли?
– Улыбайтесь, дорогая. На нас смотрят. – Он поманил высокого парня с ножами к себе, заплатил несколько монет и перешагнул через скамейку в обозначенный круг.
В глубине души Ребекка надеялась, что Адам передумает. Она уже хотела вмешаться, но тут ее нашел Барнард.
– Леди Ребекка. Я должен поговорить с вами. Дело не терпит отлагательств, – выпалил он, хватая ее за локоть.
Держа серебряный кинжал в одной руке, Адам другой рукой уперся себе в бок и встал в позу, как какой-то напыщенный петух на птичьем дворе.
– Как, мистер Лейтон, мы встретились снова? Вы хотите поздравить нас?
– Я хочу поговорить с леди Ребеккой. Дело очень срочное.
– Сожалею, моя невеста занята. А если вы хотите сохранить свою руку, – добавил Адам, – я советую вам убрать ее с руки Ребекки.
Барнард воззрился на его кинжал, вздохнул и повернулся к Ребекке:
– Вы позволите ему разговаривать со мной в подобном тоне?
Голос Барнарда привлек внимание стоявших поблизости. Адам, похоже, был заинтригован.
– Он шутит. Он ничего другого не имел в виду. Чего вы хотите? – нервно спросила Ребекка, страдая от унизительного внимания окружающих. Как же, скандал продолжается! Сначала бегство с поэтом, теперь объявился брошенный любовник.
– Скажите, кто распространяет отвратительные слухи, злобную ложь, которая потрясла меня до глубины души? Вы действительно помолвлены с этим человеком?
Поняв, что он собирается остаться, пока она не ответит, не важно что, Ребекка безмятежно улыбнулась, чтобы утихомирить его. Она думала, что уже объяснила ему, что не заинтересована в его ухаживаниях.
– Да, эти слухи справедливы. Принимая во внимание, что мы с вами были большими друзьями, я надеюсь, вы будете рады моему счастью.
Барнард дернул свои белые крахмальные манжеты и заморгал. Его губы дрожали. «Только бы он не расплакался», – молилась Ребекка. Меньше всего ей нужны были сейчас новые сплетни.
Барнард нервно посмотрел на Адама, потом на Ребекку, в его глазах была мольба.
– Вы не понимаете, к чему это приведет. Мне многое известно.
Ребекка ни разу в жизни не видела Барнарда в таком состоянии. А он просто покрылся пятнами от возбуждения. Толпа притихла, ловя каждое слово. Потирая лоб, она понизила голос до шепота:
– Приходите к нам домой завтра или послезавтра, тогда мы сможем поговорить.
– Заходите в гости, – добавил Адам с энтузиазмом, стремясь перехватить контроль над разговором. – Мы сможем послушать стишок-другой.
– У меня нет желания разделять поэзию с вами, мистер Коббалд. Я хочу поговорить с леди Ребеккой. Наедине.
– Понимаю, – проворковал Адам, оглядывая лица любопытных зрителей. Благослови Господь высшее общество! Оно могло бы учуять сплетню или скандал хоть с другого берега Темзы. Шепот побежал по толпе, когда Барнард только появился. Адам собирался использовать его как наживку, если это поможет вовлечь Осуина или Сиверса в игру.
Раздраженный Адам ничего не могло поделать с мощным желанием врезать Лейтону по физиономии или тем фактом, что Ребекка всегда, похоже, благосклонно относилась к парню. Его беспокоило, что она никогда не признавалась, что не любит Лейтона, и что она плакала, когда ей приказали выйти за него, Адама.
Ужасное откровение оглушило Адама как гром среди ясного неба. Он ревновал!
– Адам? – позвала Ребекка.
– Что? – резко ответил он, прежде чем вспомнил о любопытных слушателях.
– Вы выглядите... странно.
Он и чувствовал себя странно. Адам никогда не испытывал ничего подобного до встречи с Ребеккой. Ревность – для томящихся от любви безмозглых щенков. Он не такой.
Глубоко вдохнув, Адам вытащил из кармана платок и вытер лоб. Он принялся вертеть нож в пальцах, увеличивая скорость. Только что он смотрел на толпу, а в следующую секунду резко повернулся и метнул нож в центр лица Наполеона. К его удовольствию, зрители изумленно открыли рты. Он небрежно повернулся и поклонился.
Некоторые из присутствовавших дам захихикали. Адам видел, как люди обмениваются деньгами, но на что ставили, Адам точно не знал. Он также заметил, что Джереми Осуин стоял недалеко от края толпы.
– Мистер Лейтон, – спросил Адам. – Вы не желаете попробовать свои силы? Заключим пари?
Фыркнув, как будто его оскорбили, Лейтон ответил:
– Вы не испугаете меня.
– Испугать? – переспросил Адам. – Боже мой, надеюсь, что нет. Я ненавижу жестокость, но, признаюсь, питаю слабость к кинжалам. Я просто собирался произвести впечатление на свою невесту до того, как вы прервали нас.
Ребекка прощебетала:
– В таком случае, дорогой, считайте, что я в шоке. Теперь мы можем идти?
– Подождите! – воскликнул Лейтон почти в истерике. – Я надеялся, мы поговорим об этом наедине...
Адам подумал, что парень готов упасть в обморок от своих фантазий. Выбирая еще два ножа, он сказал:
– Черт побери, сэр! Вам удалось привлечь внимание всех вокруг. Если вам есть что сказать, делайте это, пожалуйста.
Лейтон гордо выпятил подбородок, расправил костлявые плечи и выпалил:
– Этот человек – мошенник и самозванец. Нет никакого поэта по имени Фрэнсис Коббалд из Линкольншира.
Черт побери! Адам предполагал несколько причин странного поведения Лейтона, но такого заявления не предвидел. Оттягивая время, решая, как лучше поступить, он с важным видом вышел в маленький круг.
Эдвард с озабоченным выражением лица возник из тени стоящего неподалеку вяза вместе с Дженет и Мириам. Ребекка выглядела ужасно расстроенной, но, к счастью, молчала. Мак смотрел так, будто собирался отправить парня прямо в ад и даже дальше. А по дорожке, прогуливаясь, приближались леди Грейсон и лорд Бенджамин Сиверс. Адам определенно достиг своей цели. Отступить в такой момент было немыслимо.
Он одновременно метнул два ножа, оба с громким стуком воткнулись в центр груди Наполеона. Адам повернулся, выставил ногу, как заправский щеголь, уперся одной рукой в бок, а другую небрежно опустил и поклонился под бешеные аплодисменты толпы.
– Похоже, меня раскрыли.
Заинтригованная, толпа притихла, когда Адам подошел к Ребекке и взял ее за руку.
– Смеем ли мы рассказать им правду, моя дорогая?
Ребекка только кивнула.
– Мои благосклонные зрители, боюсь, мистер Лейтон прав.
Шепот пробежал по толпе. Лейтон, надоедливый фигляр, самодовольно раздувался, как рождественский гусь. Глядя прямо на Сиверса, Адам продолжал:
– Признаю, что я не тот, кем кажусь. Моя жизнь – что-то вроде маскарада. – Когда Ребекка вонзила ногти в его ладонь, Адам взглянул на нее. Она явно осуждала его. – Я не из Линкольншира и простого происхождения. Я сын служанки из таверны, покинутый и презираемый титулованным отцом, который отказался признать меня.
Адам слышал приглушенные восклицания «О Боже!» и «Какой стыд!», даже «Не в первый раз». Он напомнил себе поблагодарить Мака за идею.
– Увы, вы видите перед собой человека, который обязан всем только самому себе, верящего во всеобщую доброту и безграничный дар прощения во имя человеколюбия. Леди Ребекка, так же как и ее родители, знала о моем происхождении и все же приняла мое предложение. – Совершенно довольный собой и своим представлением, Адам поцеловал руку Ребекки. – Все это во имя любви.
Некоторые женщины вздохнули. Пожилые лорды переглядывались, как если бы отец Адама всегда был в их узком кругу друзей. О Боже, одна женщина даже вытерла слезы на щеках. Джереми Осуина нигде не было видно, но Бенджамин Сиверс стоял как столб, расширенными глазами неотрывно глядя на Керрика.
«Вот так», – подумал Адам. Дело сделано, оставалось только ждать.
Желая продолжить разговор, Барнард что-то бессвязно залепетал. К счастью, Эдвард справился с ситуацией более чем искусно. Он выступил вперед и резко приказал:
– Заткнись, Барнард! Что касается меня, то я хотел бы, чтобы мой будущий зять бросил еще пару ножей. Готов поспорить, что он сможет метнуть три ножа сразу и попасть в три разных портрета старины Бонапарта. Что скажете? Кто готов поставить на это?
Ничто не могло бы заставить события принять другой оборот быстрее, чем пари. В тот же момент Барнард был забыт. Позже, за закрытыми дверями, в своих гостиных или спальнях, когда будет нечем заняться, они вернутся к этому. Одно было совершенно ясно – маскарад леди Физерстоун сегодня вечером будет, без сомнения, интересным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сильнее всего - Уэйд Пегги



Замечательный роман, явно недооцененный читателями в виду отсутствия комментариев. Здесь есть и прекрасная любовная история, с юмором, с долей иронии, и детективная линия, и эпилог. Люблю эпилоги, когда все вокруг счастливы и любимы:)
Сильнее всего - Уэйд ПеггиВив
23.10.2013, 11.12





Полностью согласна. Прочитала с удовольствием. Почему такая оценка у него не понятно.
Сильнее всего - Уэйд ПеггиЕлена
3.05.2016, 22.46





Нудноват, длинноват, но не самый плохой. Гг адекватные. 6\10
Сильнее всего - Уэйд ПеггиЧупакабра
5.05.2016, 9.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100