Читать онлайн Сильнее всего, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сильнее всего - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 107)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сильнее всего - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сильнее всего - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Сильнее всего

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Адам слышал, как Ребекка хихикала, пока он вел ее мимо болтающих женщин, позади ряда сердитых матрон, вокруг оркестра, вверх по лестнице, через холл в столовую. Только там он остановился, выглянув из-за угла, чтобы проверить, удалось ли им оторваться. Какая удача! Бешеной курицы-наседки с ее выводком поблизости не было видно. Он решил, раз уж они около буфета, то можно и перекусить.
Адам только закончил наполнять тарелки для себя и Ребекки множеством деликатесов, когда появился белокурый юноша, едва ли достаточно взрослый, чтобы брить бороду. Волосы у него были светло-желтые, почти белые, а кожа – цвета теста, без единого намека на румянец на щеках. Он был одет в искусно сшитые бежевые брюки, жилет и галстук. Несмотря на задумчивое лицо, на котором удерживалось вежливо-сдержанное выражение, движения юноши были полны возбуждения.
– Ребекка, мой прекрасный цветок! Наконец-то я нашел вас.
Адам удивленно поднял бровь. Фамильярность его приветствия вызвала не слишком приятные мысли. Неужели это?..
Ребекка растерянно пробормотала:
– Барнард! Что вы здесь делаете?
– Я собирался выждать еще неделю, но без моего розового бутона, украшающего мои дни, я дома изнывал от тоски. Я думал сделать вам сюрприз, но, приехав сюда, сам узнал довольно огорчительные новости. Это правда?
Она ловко уклонилась от ответа:
– Как вы нашли меня?
– Судьба, мой нежный лепесток. Я сопровождал мою троюродную кузину Лидию, которая пользуется услугами той же модистки, что и племянница леди Грейсон. Кажется, я прибыл сюда не слишком рано. Столько всего говорят! Подруги Лидии сообщили, что вы покровительствуете другому поэту, какому-то Фрэнсису Коббалду. Я быстро убедил их, что все это чепуха. Вы бы никогда не сделали ничего подобного, не посоветовавшись со мной.
Вытирая губы салфеткой, Ребекка откашлялась.
– В общем-то...
– Фрэнсис Коббалд к вашим услугам, – кланяясь, прервал ее Адам.
Внимательно рассмотрев его, Барнард расправил свои костлявые плечи и официально представился.
– Никогда о вас не слышал, – добавил он.
– То же самое я могу сказать о вас. – Самонадеянный юнец явно рассержен! Адам небрежно кинул в рот малину. – Леди Ребекка не считала нужным упоминать ваше имя. Говорите, вы с ней хорошие друзья?
Ребекка метнула в него злобный взгляд, но Адам только пожал плечами. Это было самое забавное происшествие за весь вечер.
– Что все это значит? – Барнард был явно поражен.
– Досадное недоразумение, ничего более.
– Так он, – Барнард кивнул головой в направлении Адама, – поэт или нет?
– Да, в некотором роде.
– Вы его покровительница или нет?
– Более или менее.
– Вы говорите загадками, моя драгоценная. Так как же? Более или менее? Поэт или нет?
«Разумеется, – подумал Адам, – Ребекка не чувствует настоящей привязанности к этому хлыщу, петушащемуся передо мной. Пылкая страсть, ха! Более возвышенные чувства. Чушь!» Адам готов был держать пари на месячный доход, что Барнард Лейтон недавно покинул школьный класс. Мальчишка еще не способен разобраться в своих мыслях, а тем более знать, как сделать Ребекку счастливой.
– Если честно признаться, – с улыбкой произнес Адам, – на данный момент я всего лишь дилетант в поэзии и в рифме. Леди Ребекка великодушно предложила представить меня высшему обществу. Конечно, ее тетушка, дама весьма влиятельная, также оказала мне поддержку. Я навечно у них в долгу.
– Разве вы никуда не направлялись? – раздраженно спросила Ребекка у Адама.
– Ах, я кому-то помешал? Тысяча извинений. – Он взмахнул платком. – Я растворюсь в этой «прелестной» вечеринке, как безгласный кудрявый ягненок в комнате, полной волков. Не обращайте на меня внимания!
«Адам так же похож на ягненка, как Барнард на волка», – подумала Ребекка. Она поборола желание метнуть свою тарелку в самонадеянную физиономию Адама. Он намеренно изводит Барнарда, ведя себя как сноб! Правда, и Барнард ведет себя примерно так же. Мужчины! У нее было ощущение, что они оба исполняют какой-то мужской ритуал, которого она не понимает.
Заложив большие пальцы за отвороты сюртука, Барнард выжидательно смотрел на девушку. Адам жевал черенок сельдерея, наблюдая за Барнардом. Ребекка внимательно изучала их обоих.
– История на самом деле очень смешная, – заявила она.
Ни один из мужчин не засмеялся и даже не улыбнулся.
– На мистера Коббалда напали разбойники неподалеку от замка Керрик. Мы приютили его и вместе добирались до Лондона.
– Скромность вам очень идет, – проворковал Адам. – Без вашей нежной заботы кто знает, что бы со мной стало.
Разгневанная, Ребекка больше не пыталась скрыть раздражение. Адам намеренно насмехается над ней! Он издал странный скрипящий звук и приложил палец к губам:
– О Боже, я забыл! Я же обещал хранить молчание. Однако девушке было не до смеха.
– Это в высшей степени тревожит меня, – сказал ей Барнард. – Я думал, между нами есть понимание. Я думал, мы что-то значим друг для друга. Неужели я напрасно надеялся?
Грустно, что новая встреча с Барнардом определила решение Ребекки. Пока он был милым и заботливым, мягким и добрым, она ничего не чувствовала к нему. Будь проклят Адам за то, что разбудил в ней страсть, которую, она была уверена, не почувствует к Барнарду! Адам пристально наблюдал за ней, с интересом ожидая ответа. Но она не доставит ему удовольствия узнать, что он натворил.
– Мы с вами лучшие друзья, вы знаете это.
Барнард схватил ее за руку:
– Мы были больше чем друзья, моя прелесть. Адам кашлянул.
– Уверена, моя тетя ищет вас, мистер Коббалд, – сказала Ребекка.
Адам не двинулся с места. Вместо этого он отправил в рот еще одну ягоду, сверля девушку не прикрытым повязкой глазом. Она приказала себе успокоиться, одновременно не переставая молить а чуде. В это время спасительное решение двигалось вдоль холла в их направлении.
– Мистер Коббалд, ах вы, негодник! – донесся пронзительный голос леди Уиншим. – Вас так трудно найти, но сейчас мне это удалось, и вы уже от меня не сбежите. – Матрона выпихнула дочерей вперед и практически толкнула их на Адама.
Ребекка видела, как губы Адама растянулись в вымученной улыбке. Его многообещающий взгляд на секунду встретился с глазами Ребекки прежде, чем он сказал:
– Леди Уиншим, как мило снова встретить вас.
На секунду Ребекка почувствовала жалость, но не хотела упустить возможность поговорить с Барнардом наедине.
– Извините нас, мистер Коббалд, похоже, вы нужны здесь. Мы побеседуем позже. Идемте, мистер Лейтон!
Смех зазвучал громче, когда гостям подали еще вина. Матери, матроны и престарелые дамы сидели в позолоченных креслах вдоль стен бального зала, держа своих прихорашивающихся дочерей впереди толпы. Адаму было нужно тихое место, чтобы спрятаться. И ему нужна была Ребекка.
Он хотел задушить ее за то, что она бросила его. Он потерял почти час, выпил четыре стакана пунша, станцевал два вальса и дал обещание нанести визит в ближайшие два дня, прежде чем смог вырваться из когтей леди Уиншим.
Обходя по кругу бальный зал, Адам изумленно открыл рот, наконец, увидев Ребекку. Крошка бесстыдно флиртовала с Бенджамином Сиверсом! Это не входило в его планы. Он ненадолго оставил ее одну, а она уже вляпалась в неприятности, как полуторамесячный щенок. Адам поборол порыв подойти к ней и заявить о своих правах: такая прямолинейность наверняка привлекла бы совершенно нежелательное внимание.
Но уклончивое поведение часто неправильно истолковывается как нервозность, а это, в свою очередь, тоже возбудило бы подозрения. Он решил, что безопаснее быть агрессивным. Его противник наверняка не ожидает нападения. И еще, он не мог рисковать Ребеккой. Ему придется действовать очень осторожно.
Адам повесил трость на руку, взял два бокала шампанского с подноса проходившего мимо слуги, и поплыл в направлении Ребекки, как ее личный мальчик на побегушках. Позаимствовав белую розу из цветочной композиции размером с небольшой стол, он заставил свой голос звучать на октаву выше и пропел через ее плечо:
– Розу для розы? – Он расплылся в улыбке, как томящийся от любви дурак, и протянул ей напиток. – Я уж думал, что потерял вас, леди Ребекка.
Она окаменела, но справилась с собой и взяла бокал из его рук. Принимая цветок, Ребекка улыбнулась:
– Мистер Коббалд, могу я представить вам лорда Сиверса?
Встретив прямой взгляд Сиверса, Адам спросил:
– Мы раньше не встречались?
Аристократ скривил губы, но, к счастью, ситуация его только забавляла.
– Маловероятно.
– Гм-м... – Адам поджал губы и постукивал пальцем по подбородку, – возможно, в прошлом году в...
– Я был во Франции.
– Военный? – Адам встрепенулся. – Я восхищаюсь вашей стойкостью и героизмом, но, честно говоря, не могу одобрить ваши усилия. Боюсь, наши взгляды слишком разнятся. Я предпочитаю предоставлять наших соседей самим себе. – Адам припомнил кое-что из слов Шелли. – Почему война должна быть на первом месте? Только для того, чтобы обеспечить мужчинам возможность запастись чудесными золотыми кружочками? – Он слащаво улыбнулся Сиверсу. – Возможно, мы встречались осенью на...
Хотя Сиверс улыбался в ответ Адаму, в его глазах зажегся опасный огонек.
– Невозможно. Я оставался во Франции до недавнего времени. И вы правы, наши взгляды действительно расходятся.
– Вижу, я вас расстроил. Тысяча извинений. – Адам повернулся к Ребекке, вспоминая смешные изъявления нежности Барнарда: – Моя нежная петуния, вы обещали мне танец. Идемте?
Ребекка пожелала Сиверсу доброй ночи вместе с приглашением в любое время нанести визит. К ужасу Адама, этот человек имел наглость принять приглашение. «Нужно было удушить девчонку на месте», – подумал Адам. Он не хотел, чтобы Ребекка вообще приближалась к этому человеку.
Его раздражение ничего не могло поделать с тем фактом, что Сиверс был подходящим холостяком, к тому же красавцем, известным своим успехом у дам. А ведь он, возможно, шпион! Адам собирался отчитать Ребекку, ведя ее к центру бального зала. Он обхватил ее талию, открыл рот и...
– Теперь можете меня поблагодарить, – сказала девушка.
– Поблагодарить вас?!
– Да, теперь вы знаете, когда Сиверс вернулся из Франции. Если бы вы не вмешались, я бы узнала, что он делал все это время. Вам не кажется странным, что он вернулся вскоре после вашего побега?
– Я что-то не помню, чтобы мы обсуждали ваше знакомство с Сиверсом.
– Вы же разговаривали с Сесилом, – напомнила она.
– Я не видел своего кузена три года. У меня было преимущество и уверенность, что он меня не узнает. К тому же Сесил идиот.
– Не будьте занудой. Я занималась своими делами, когда Сиверс оказался поблизости. Я просто воспользовалась возможностью. И прежде, чем вы скажете то, что заставит меня сделать что-то, о чем мы оба пожалеем, скажите, была информация полезной или нет?
Адам отказался отвечать. Не стоит поощрять Ребекку в ее шпионских играх. Он сжал губы и молча грациозно заскользил в такт музыке. Его тело начало расслабляться, осознавая тот факт, что он держит в объятиях прекрасную женщину. Когда он взглянул на Ребекку, то увидел причудливое, почти мечтательное выражение на ее лице.
– Чему это вы улыбаетесь?
– Я раньше никогда не танцевала вальс.
– В таком случае я постараюсь, чтобы этот танец вам запомнился. Хоть я давно не танцевал, мне кажется, это как стрелять из пистолета – однажды освоив, уже не разучишься.
– Можем мы, хотя бы ненадолго, забыть о ружьях и ножах, предателях и шпионах? – Ребекка почувствовала, как напряглись мускулы на плечах Адама.
Он крепче обнял ее, вальсируя, как и все, что он делал, умело и грациозно. Прикосновение его руки к ее талии прожигало шелк платья. Они вращались и кружились, их легкие движения странно сочетались с необузданными мыслями в ее голове. Ребекке вдруг ужасно захотелось запустить руки в его черную как смоль гриву, слегка вьющуюся на затылке. Его аккуратно подстриженная борода манила ее пальцы.
Ребекка закрыла глаза. Ритм музыки, дыхание Адама, его знакомый терпкий запах – все окутывало ее волшебным туманом, сладким и опьяняющим. Она чувствовала, словно плывет в воздухе, в безопасности его объятий, зная, что он не даст ей оступиться. Ребекка проигнорировала голос разума и прижалась к Адаму еще теснее, зачарованная жаром его тела. Из-под прикрытых ресниц она увидела, что он не отрываясь пожирает ее взглядом. Она споткнулась.
– Простите, – пробормотала Ребекка в его крахмальную манишку.
– Ничего, – прошептал он.
Его голос был хриплым, и в нем было обещание, которого Ребекка не понимала, пока он не поцеловал ее несколько недель назад.
Музыка закончилась, и они остановились около стеклянных дверей на террасу. Больше всего на свете ей хотелось оказаться под звездами в объятиях Адама, чувствовать его губы на своих губах. Ее глупый запрет на поцелуи казался бесконечно далеким, смехотворным сейчас, когда ее тело трепетало в ожидании.
Он протянул руку:
– Идемте?
Не в силах вымолвить ни слова, Ребекка подала ему руку и последовала за ним через стеклянные двери на свежий вечерний воздух. Ее сердце застучало громче и быстрее. Они укрылись в дальнем конце балкона, в темноте, где их тела легко смешались с тенями.
Адам стоял очень близко. Ребекка чувствовала шероховатость ткани его камзола под своей рукой, его дыхание на своих волосах. Она приподняла голову, ее глаза медленно закрылись.
– Подождите здесь, – прошептал он ей на ухо.
Она не открывала глаз. Кровь в висках стучала молотом, так же как и сердце в груди. Ее одурманенному разуму понадобилось время, чтобы понять, что что-то не так. Она открыла глаза и огляделась. Адама нигде не было видно. Кровь прихлынула к ее щекам. О Боже, она бросилась в объятия мужчины, а он исчез!
– Один танец, и я предлагаю себя, как жертвенная дева, – пробормотала Ребекка, обращаясь к звездам. – Он даже по-настоящему мне не нравится, – пожаловалась она.
Подавленная и невероятно смущенная, Ребекка вглядывалась в темноту. Там, среди теней, окаймляющих ступени с балкона в сад, мелькнула очень знакомая фигура. Гнев подавил чувство растерянности. Невзирая на ее беспокойство, этот глупец мог потащиться, в темноту и...
Что, если он найдет неприятности – или, что более вероятно, неприятности найдут его? И у нее уже никогда не будет возможности высказать ему, что она думает о его грубом поведении. Минуту она постояла у края мраморной стены, потом начала мерить шагами пространство балкона. Адам так и не вернулся, и Ребекка, убедившись, что окончательно осталась одна, приподняла подол юбки и поспешно сбежала по ступенькам в том же направлении, куда удалился Адам.
Бесцельно блуждая между кустами, подстриженными в форме животных, девушка прошла мимо фонтана с купидоном, разбрызгивающим струи воды из лука и стрел, мимо огромной клумбы роз; которые божественно пахли, и очаровательной беседки. Каждый шаг увлекал ее все глубже в темноту, все дальше от безопасности. Эта мысль заставила ее остановиться и задуматься, идти ли дальше, или вернуться на бал.
Слева от нее, за высокой живой изгородью Ребекка услышала приглушенные голоса, один из которых определенно был мужским. Она стала подкрадываться, рассчитывая найти Адама. Вдруг чья-то рука зажала ей рот.
– Скажете хоть слово, и я сверну вам шею. – До того как Ребекка смогла прервать тот самый разговор, который он пытался подслушать, Адам потащил ее за подходящую пару увитых плющом львов.
Он встряхнул головой, удивляясь реакции своего тела на прикосновение к ней и недостатку самоконтроля, о котором говорила эта реакция, – редкий и неожиданный для него случай. Ребекка оказалась такой податливой и нежной в его руках, когда они танцевали. Ее груди поднимались и опускались с каждым вдохом. Золотистые искорки в глазах сверкали разгорающейся страстью. Было так чудесно чувствовать ее в своих объятиях. Черт, он почти забыл о своей маскировке и самой причине своего присутствия на балу. Он чуть было не упустил момент, когда Джереми Осуин выскользнул на террасу.
У этой женщины совсем нет здравого смысла. Она просто бедствие, прямая угроза его мужской потребности в порядке и авторитете. К несчастью, сейчас не было времени делать ей внушение, но позднее он уж точно заставит ее выслушать его мнение насчет ее поведения. Если только им вообще удастся безопасно добраться до дома.
Сейчас у него было две проблемы: попытаться выяснить цели Осуина и постараться обеспечить безопасность Ребекки. Вернее, даже три проблемы, ведь если их застанут вдвоем, хлопот не оберешься.
Ребекка попыталась вырваться, так извиваясь в его объятиях, что он чуть не потерял голову. Адам наклонился так близко к ее уху, что почувствовал аромат сирени на ее коже.
– Не двигайтесь.
Ребекка замерла. Он медленно убрал руки и развернул ее лицом к себе. В ее глазах полыхало пламя. Она еще имеет наглость злиться, хотя ослушалась его приказа!
И тут Адам услышал неподалеку шепот. Он дал Ребекке знак молчать, и она, к счастью, сразу поняла всю серьезность ситуации. Если они ошиблись, если Осуин проскользнул в сад для обыкновенного свидания, Адам и Ребекка спокойно вернутся в дом, не возбудив подозрений.
На соседней аллее залаяла собака. Крылья птицы, потревоженной каким-то ночным существом, захлопали у них над головой. Случайный взрыв смеха донесся из дома, напомнив Адаму, что надо быть предельно осторожным. Он медленно двинулся вперед.
Слегка пригнувшись, он удачно обнаружил куст с не очень густыми листьями. Какой-то человек стоял спиной к Адаму и разговаривал с Осуином. Тот замер, скрестив руки на груди, и выглядел не слишком счастливым. Через изгородь долетали только обрывки разговора.
– Что это значит «он исчез»? Ты представляешь все осложнения, если его не найдут? – Осуин запустил руку в волосы. – Черт побери! Что еще может пойти не так?
Его собеседник, невысокий и жилистый, одетый как обыкновенный вор, явно не был из числа приглашенных гостей лорда и леди Грейсон. Он пробормотал что-то о женщине из Парижа.
– Мы должны найти ее, – прошептал Осуин. – Иначе все пропало.
Невысокий кивнул и заговорил еще тише. Адаму показалось, что он уловил слово «шпион». Проклятие, как бы он хотел слышать лучше...
– Встретимся завтра. Ты знаешь где. – Осуин передал собеседнику клочок бумаги. – Посмотри, что ты сможешь тут найти. И, ради Бога, осторожнее. Мы не можем допустить, чтобы нас поймали. Не сейчас.
Незнакомец направился к задней стене сада. Уже приготовившись последовать за ним, Адам вспомнил о присутствии Ребекки и несколько раз чертыхнулся себе под нос. Он повернулся и увидел, как Осуин наклонился, чтобы зажечь сигару, и направился к дому.
«Нет ничего непристойного в том, что джентльмен прогуливается по саду», – с иронией подумал Адам. Этот человек был, несомненно, уверен в себе. А слишком большая уверенность ведет к ошибкам. Эта мысль несколько подсластила разочарование Адама.
Он скользнул назад к Ребекке, схватил ее за руку и молча двинулся в противоположном направлении. Им лучше вернуться в дом кружным путем.
Ветка хрустнула под ногой Ребекки. Резкий треск пронесся по саду, как будто рухнуло целое дерево. Адам замер, прислушиваясь. Шорох листьев и звук шагов заставил его сорваться с места и побежать, волоча за собой девушку. Не хватало, чтобы их сейчас обнаружили. Последствия в свете были бы ужасны, но, что куда важнее, Адам не хотел возбуждать подозрения. Стараясь выбирать самые густые тени, они мчались вокруг изгородей, мимо фонтана в виде колесницы и трех коней дальше в темноту. Адам слышал, что преследующие шаги настигают их. Тяжелое дыхание Ребекки резало ухо. Она никогда не сможет убежать в своем бальном платье и туфельках. Он увидел силуэт конюшни и понадеялся, что именно в ней Осуин будет искать в первую очередь.
Адам рванулся туда, распахнул дверь и отбежал обратно за ближайший вяз. Он резко толкнул Ребекку, так что ее спина прижалась к шершавой коре дерева. Его тело накрыло ее в попытке хоть как-то спрятать сверкающую ткань платья. Наблюдая за дорожкой, ведущей к конюшне, он увидел приближавшуюся фигуру. Это был Осуин. Блестящий ствол пистолета холодно сверкнул в лунном свете.
Ни движения, ни звука. Время как будто замерло. Наконец, Осуин вышел из конюшни, еще раз огляделся и зашагал к дому.
– Он ушел? – спросила Ребекка, почувствовав, что угроза миновала.
– Кажется, да.
Ей показалось, что сердце у нее вот-вот выскочит из груди. Адам остался неподвижным, его тело тесно прижималось к ней. Господи, ее ноги разведены и практически обнимают его бедра! Все грешные, ужасно распутные ощущения, которые она чувствовала, танцуя с Адамом, возникли снова и сконцентрировались между ее ног. Когда она подняла голову, чтобы заговорить, у нее перехватило дыхание. Убегая, он сорвал повязку, и сейчас в его глазах бушевало пламя. К ужасу Ребекки, ее соски согласно напряглись в ответ.
Ее взгляд устремился в страстном желании к его губам. Она конвульсивно сглотнула. Шепча его имя, Ребекка таяла в его объятиях. «Я совсем потеряла рассудок», – пронеслась последняя мысль в ее голове, и его губы приникли к ее губам.
В этот раз не было нежной борьбы, а одно только чистое желание. Она ответила с равной страстью, ее руки обвились вокруг шеи Адама, как будто она боялась, что он может исчезнуть. Она боялась напрасно.
Его дыхание обожгло нежную кожу ее горла, когда он проложил чувственную дорожку поцелуев от ее подбородка к округлости груди, выступающей над корсажем. Она чуть не умерла, когда его язык стал ласкать ее сосок через ткань платья, омывая крошечный бутон потоком мучительной нежности. Она застонала, ее тело изогнулось, чтобы ответить на его ласку.
Этот звук прорвался сквозь туман желания Адама. Все еще горя страстью, он отстранился. Ребекка потянулась к нему, и Адам понял, что ее захватила страсть, что она не запретит ему ничего. Эта мысль, как ни странно, заставила его отказаться от сладостной щедрости ее тела.
Эдвард доверил свою дочь заботам Адама, а он чуть было не потерял самоконтроль, как зеленый юнец. Ему следовало бы распекать ее, а не осыпать поцелуями. Ничего из того, что он сделал, нельзя вернуть назад... но, честно говоря, он и не был уверен, что хочет этого.
Адам поднял голову, чтобы увидеть вопрос в ее глазах. Он мягко взял Ребекку за подбородок и запечатлел последний нежный поцелуй на ее губах.
– Нам лучше уйти. К несчастью, ваше платье безнадежно испорчено. Вы можете подождать в экипаже, пока я найду леди Такер и вашу накидку. Мы поговорим, когда вернемся домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сильнее всего - Уэйд Пегги



Замечательный роман, явно недооцененный читателями в виду отсутствия комментариев. Здесь есть и прекрасная любовная история, с юмором, с долей иронии, и детективная линия, и эпилог. Люблю эпилоги, когда все вокруг счастливы и любимы:)
Сильнее всего - Уэйд ПеггиВив
23.10.2013, 11.12





Полностью согласна. Прочитала с удовольствием. Почему такая оценка у него не понятно.
Сильнее всего - Уэйд ПеггиЕлена
3.05.2016, 22.46





Нудноват, длинноват, но не самый плохой. Гг адекватные. 6\10
Сильнее всего - Уэйд ПеггиЧупакабра
5.05.2016, 9.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100