Читать онлайн Сильнее всего, автора - Уэйд Пегги, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сильнее всего - Уэйд Пегги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 107)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сильнее всего - Уэйд Пегги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сильнее всего - Уэйд Пегги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэйд Пегги

Сильнее всего

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Не дергайся, – огрызнулся Адам, когда Мак почесал шею в четвертый раз.
– Тебе легко говорить. Это ведь не твое лицо засыпают белой пудрой, в то время как задница замерзает на каменной плите. Вы, титулованные особы, умираете неестественно. Умершие родственники покоятся под лестницей, в то время как я храплю наверху. Похороните меня в море, и довольно!
Адам обвел взглядом фамильный склеп. Каменные гробы его предков стояли в три ряда вдоль стен. На них были имена, даты рождения и смерти, крылатые изречения, как о его прадеде Харольде: «Меч, стоивший сотни воинов». Рядом четыре железных канделябра поддерживали маленькие факелы. Их пламя плясало, как огненные привидения, когда холодный воздух проносился через слабо освещенную гробницу. Каменное возвышение, украшенное херувимами и латинскими изречениями о чести, находилось в центре. Уж такое это место. Гробница.
– Не могу сказать, что предпочел бы попасть на обед рыбам.
– Каким рыбам? – спросила Ребекка.
Она появилась под аркой в дверях, одетая в траурное платье. Шаль покрывала ее кудри и плечи. Ее взгляд метался от стены к стене, как будто она ждала, что дядя Харольд или тетя Маргарет восстанут из мертвых. Адаму показалось, что он даже уловил легкую дрожь в ее голосе.
– Входите, и я представлю вас моим родственникам. – Адам добавил еще пудры на шею Мака. – Кстати, почему вы говорите шепотом?
– Потому что мне страшно. – Она содрогнулась. – Здесь ужасно холодно.
– Покойники не возражают против холода, – рассмеялся Адам.
– А я возражаю, – проворчал Мак.
– Снаружи ярко сияет солнце. Почему бы нам не устроить это сборище наверху, в гостиной, где много солнца и света? – Девушка сморщила нос. – И свежего воздуха.
– Вспомните, все это – затея вашего отца. Эта гробница холодная, темная, сырая, затхлая и абсолютно негостеприимная. Мне нужно продолжать? По его мнению, это идеальное место. Никто не захочет здесь задерживаться.
– Возблагодарите за это звезды, – добавил Мак и снова поскреб подбородок.
Осторожно, на цыпочках, Ребекка прошла вперед, ее тень поднялась по каменным стенам и сводчатому потолку, как великан из детской сказки. В одной руке она держала свечу, в другой – саван.
– Только не говорите мне, что вы, – протянул Адам, – женщина, заявившая о своей жажде приключений, независимости и искушенности, боитесь парочки скелетов.
Повернувшись на бок, Мак положил голову на локоть и закинул ногу на ногу. Его губы скривились в усмешке. Он остался все тем же повесой, каким знал его Адам.
– Ничего не бойтесь, миледи, я обещаю защитить вас.
– Ха! – фыркнул Адам, возвращая Мака обратно на каменную плиту. – Ты мертв. Если ей понадобится утешение, я ей его предоставлю.
– Большое спасибо за ваше щедрое предложение, но если кто-то и успокоит меня, то это скорее будет мой отец. Со мной все в порядке. Я просто не привыкла находиться среди мертвецов. – Развернув синее бархатное покрывало с вышитым гербом Керриков, она покрыла им грудь Мака. – Судья и викарий уже прибыли. Папа сейчас угощает их бренди, а мама выглядит леди до кончиков ногтей, потерявшей приемного сына. Тетя Дженет еще не решила, что ей делать. Они скоро спустятся.
Адам усмехнулся:
– Пора на покой, мой друг.
Мак мог ворчать сколько угодно, но сделал бы все, чтобы обезопасить Адама. Они спасали друг друга много раз, и даже при более опасных обстоятельствах. Мак знал не хуже Адама, что поставлено на кон.
Так что сегодня вечером Адам Хоксмор, граф Керрик, упокоится с миром, погибнув в результате трагической случайности. Тем лучше. Этот человек был изменником! Никто не будет задавать вопросов, как они надеялись.
План был прост, как все гениальное. Изменить внешность, отвлечь внимание и направить мысли в нужное русло. Оставался открытым только один вопрос: смогут ли актеры сыграть свои роли?
– Ну, что ж, дружище, испытай себя.
Мак лег, сложил руки на груди и закрыл глаза. Черный сапожный крем скрыл его рыжие кудри, и он был одет в лучший мундир Адама. Он дышал так незаметно, что казалось, он действительно умер. Адам подумал, что при тусклом освещении и некотором везении все это действительно сработает.
– Смерть тебе к лицу.
– Иди к черту! – проворчал Мак.
Ребекка возилась с мундиром Мака.
– Вы должны дышать очень медленно, невзирая ни на что.
– Нет проблем, в этом воротнике я удавлюсь и не замечу.
– Как я тебя понимаю! – поддакнул Адам, внезапно пожелав поправить изысканный галстук на своей собственной шее. Его намерение отказаться от вычурных галстуков, как Шелли, было категорически осуждено Уизерсом и Ребеккой, но он всегда мог решить по-своему. – Просто будь осторожен.
Улыбнувшись, Мак сказал:
– Не беспокойся. Здешний судья заботится больше о спиртном, чем о своей работе. Почему, ты думаешь, он так и не поймал меня? А викарий слишком стар, чтобы отличить собаку от кошки. В сочетании с бренди в их желудках и здешней очаровательной обстановкой это заставит их поскорее опознать во мне тебя и убраться восвояси. – Мак подмигнул Ребекке: – Может покойник получить поцелуй?
– Не думаю, – отрезал Адам. Он знал, что Мак всего лишь поддразнивает, но непонятно почему предложение задело его.
– Я тебя не спрашивал.
– Вы неисправимы, – ответила Ребекка, из ее голоса, наконец, исчезла нервозность. – А теперь тихо. – Засмеявшись несчастному выражению лица Мака, она в последний раз поправила его костюм.
– Не забывайте свою роль, прекрасная леди. Если кто-то близко подойдет к моему бренному телу, не стесняйтесь прикрыть собой мои бренные кости и горько рыдайте.
«Ребекке лучше не подходить к нему так близко», – подумал Адам. Собственно говоря, она, кажется, занималась одеждой Мака гораздо дольше, чем необходимо. Адам убрал ее руку.
– Я сам займусь этим. – Он подтянул покрывало на теле друга.
Мак снова ухмыльнулся:
– Ревнуешь? Адам поднял бровь:
– К тебе? И не надейся. Ты забыл, я знаю твои плутовские замашки. Я просто защищаю невинность от пристрастий твоей презренной натуры.
Мак довольно захихикал:
– Как скажешь, друг мой. Как скажешь! Это напоминает мне тот случай, когда мы остановились в той таверне под Редингом. Там была восхитительная девчонка, брюнетка, кажется. Насколько я помню, мы оба...
– О, заткнись и умри!
– Думаю, я хотела бы услышать эту историю, – сказала Ребекка.
– Нет, не хотели бы, – отрезал Адам.
Как корабельный колокол, голос Эдварда эхом раздался под сводами склепа, прекратив их перепалку. Мак подмигнул и едва успел опустить голову на маленькую красную бархатную подушечку, как послышался звук шагов по каменному полу. Ребекка устроилась рядом с Маком, белый носовой платок был ее единственной опорой. Адам отошел в дальний угол, самую темную и незаметную часть склепа, и ждал. В конце концов, он ведь не мог пропустить свои собственные похороны.
Эдвард вошел первым, за ним Дарвин Паттерсон, местный судья; щеки последнего были так же круглы, как и в день отъезда Адама во Францию. Следом появились Дженет и Мириам, рука об руку, за ними викарий. Все столпились у порога, как будто ожидая какого-то знака.
Отступив в сторону, Уинком посмотрел на Паттерсона.
– Делайте свое дело, – сухо распорядился он. Паттерсон, повернувшись, заметил Адама.
– Кто вы? – спросил он.
Адам согнулся в глубоком поклоне:
– Фрэнсис Коббалд.
– А кто это такой?
Эдвард встал рядом с Паттерсоном.
– Если хотите знать, это чертов поэт, которому моя дочь собирается покровительствовать в Лондоне. – Качая головой, он добавил: – Заставляет отца задуматься, где он ошибся.
Ребекка склонила голову на плечо Мака и всхлипнула. Паттерсон еще раз взглянул на Адама и повернулся к Эдварду:
– Что это с девушкой?
– Видите ли, – мягко сказала Мириам, – лорд Керрик был ее первой любовью. Они даже собирались пожениться. Она просто безутешна. Вы, конечно, понимаете. Не знаю, простит ли она когда-нибудь своего отца.
– Тише, Мириам. Это его не касается. Кроме того, Хоксмор был шпионом. – Эдвард похлопал Паттерсона по плечу: – Приступайте, здесь чертовски холодно.
Как будто по подсказке, Дженет прижалась теснее к Мириам. Она играла свою роль великолепно, без единого намека на реальные обстоятельства.
– А где же цветы? Как тебе не стыдно, Эдвард! Бедный мальчик, предатель он или нет, заслужил хотя бы цветы. У моего Реймонда, благослови Господи его душу, были сотни цветов.
Пока Дженет бормотала что-то о красных розах, Ребекка сжала руку Мака и зарыдала снова. По мнению Адама, она была гораздо ближе к нему, чем было необходимо. Он подавил порыв выйти вперед и убрать ее руки. Не очень умный ход, решил он, для человека, считающегося мертвым.
Откашлявшись, Паттерсон встал в двух шагах от каменного постамента, наклонился и заглянул через плечо Ребекки.
– Ей-богу, похоже, это граф. Вы сказали, что застрелили его?
– Прямо в сердце, – гордо заявил Эдвард, как если бы убил на охоте кабана. – Я очень хороший стрелок. – Адам не мог видеть его лица, но подумал, что Эдвард наверняка ухмыляется. – Досадно, испортил ковер в комнате наверху. Я принял его за простого вора. Я думаю, что сэкономил Англии расходы на виселицу для парня.
– Это ужасно! – Ребекка всхлипнула, уткнувшись лицом в платок.
Викарий, согбенный от старости, волоча ноги, приблизился к Паттерсону. Из-за своего маленького роста он заглянул поверх локтя Ребекки и икнул.
– Да, он действительно похож на графа.
– А что, вы думаете, я вам обоим говорил? – проворчал Эдвард. – Теперь, когда мы все подтвердили личность этого человека, возможно, мы могли бы сказать несколько слов. – Он взглянул на викария.
«А вот это уже интересно», – подумал Адам. Викарий видел, как он рос от младенца до мужчины, и принимал прошлые щедрые пожертвования Адама приходу с ликованием. Разумеется, ему есть что сказать. Викарий несколько раз причмокнул губами, провел рукой по лицу и еще раз икнул.
– Пусть благословенный Господь смилостивится над этой бедной, заблудшей душой. Аминь. – Он повернулся: – А теперь, я думаю, мы можем еще выпить бренди, если вы не против.
И это все?! Адам хотел закричать. Хотя это было совершенно нелогично, он хотел по меньшей мере несколько добрых слов. Черта с два он позволит викарию произносить молитвы над его телом.
Ребекка всхлипнула еще несколько раз, ее плечи вздрагивали. Мириам осушила ее щеки своим платком, в то время как Дженет продолжала упрекать брата за его черствость. Посмотрим, принесет ли она цветы на его собственные похороны!
Явно удовлетворенный, что процедура окончена и дело сделано, лорд Уинком хлопнул в ладоши, чтобы собрать всех у двери.
Потирая подбородок, Паттерсон остановился перед Адамом:
– Вы знали графа?
– Не имел удовольствия. До его смерти, разумеется.
– Разумеется, – кивнул Паттерсон. – Почему вы приехали сегодня?
Похоже было, что судья в конце концов решил-таки выполнить свою работу. Не дрогнув, Адам вытащил из кармана маленькую табакерку.
– Я редко имею возможность присутствовать при завершении чьей-либо жизни. Говорят, жизнь есть смерть, а смерть есть жизнь, и в смерти мы находим славную жизнь. Конечно, сначала нам приходится жить.
Как и подразумевалось, Паттерсон совершенно сконфузился. Он покачал головой и подошел к Эдварду:
– Я понимаю, что вы имели в виду, сэр.
– Ну, теперь мы закончили? – спросил Эдвард.
Никто не ответил, что Уинком расценил как согласие. Он повел всех вверх по лестнице, как было условлено. Ребекка отказалась пойти, что подлило масла в ворчание ее отца по поводу дочернего непослушания. Викарий просто спросил, не нальют ли ему еще бренди перед отъездом.
Адам и Ребекка стояли в молчании, пока голоса удалялись и наконец совсем не стихли. Он подошел к Маку и хлопнул друга по руке:
– Ты хорошо сыграл!
Открыв один глаз, Мак ухмыльнулся, открыл другой и сказал:
– Конечно, хорошо. А чего вы ожидали?
Когда Ребекка обняла Мака, Адам подбоченился:
– Отличное приветствие, а он всего-то и делал, что лежал здесь и держал рот закрытым.
Ребекка склонила голову набок и закусила губу в совершенно очаровательной манере.
– А как насчет моего представления?
Адам не мог дольше сдерживаться. У них получилось. Он не знал точно, каковы будут последствия, но рассказ о его похоронах станет общеизвестным фактом еще до полуночи. Если кто-то и сомневался в его смерти и если они прибыли в Линмут, чтобы задавать вопросы, факты будут говорить сами за себя. Оба, он и Мак, одновременно так расхохотались, что Ребекка не могла сдержать смешок, приказывая им замолчать.
– Оставайтесь здесь, пока я не вернусь. – Она подскочила к двери, обернулась и сказала: – Это было так забавно. А в Лондоне будет еще увлекательнее. – С этими словами она исчезла на лестнице.
Мак хлопнул Адама по спине:
– Мне почти жаль, что я не могу поехать с тобой.
– Там игра станет еще опаснее. А в этой компании игроков я, похоже, сойду с ума, пытаясь контролировать их попытки помочь мне. Это все равно что пасти лягушек. Чертовски трудно!
– Ты найдешь негодяя, подставившего тебя, и очистишь свое имя. В этом я не сомневаюсь. – Мак кивнул в сторону двери. – Но когда я сказал, что хотел бы поехать, я говорил о возможности видеть тебя с леди Ребеккой. Ты не можешь отвести от нее глаз. Кроме того, что она вызывает в тебе инстинкт защиты, она испытывает твое самообладание. Она великолепная графиня для тебя.
– Ха! Мы такие же разные, как небо и земля. Конечно, я нахожу ее привлекательной, но не уверен, что подхожу для такой задачи. С ней потребуется много усилий, руководство и твердая рука.
Мак усмехнулся:
– Руководство и твердая рука? Теперь я знаю, что обязательно должен приехать в Лондон, как только закончу свои дела на побережье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сильнее всего - Уэйд Пегги



Замечательный роман, явно недооцененный читателями в виду отсутствия комментариев. Здесь есть и прекрасная любовная история, с юмором, с долей иронии, и детективная линия, и эпилог. Люблю эпилоги, когда все вокруг счастливы и любимы:)
Сильнее всего - Уэйд ПеггиВив
23.10.2013, 11.12





Полностью согласна. Прочитала с удовольствием. Почему такая оценка у него не понятно.
Сильнее всего - Уэйд ПеггиЕлена
3.05.2016, 22.46





Нудноват, длинноват, но не самый плохой. Гг адекватные. 6\10
Сильнее всего - Уэйд ПеггиЧупакабра
5.05.2016, 9.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100