Читать онлайн Опаловый кулон, автора - Уей Маргарет, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опаловый кулон - Уей Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опаловый кулон - Уей Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опаловый кулон - Уей Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уей Маргарет

Опаловый кулон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ребекка стояла на балконе и любовалась великолепным видом. Там и нашел ее Стюарт Кинросс, выследив, словно охотник свою добычу.
— А, вот вы где, моя дорогая! — покровительственно улыбнулся он, останавливаясь рядом с ней у балюстрады. — У меня есть новость, которая может вас заинтересовать.
Она повернулась к нему — такая прекрасная, что он не мог оторвать от нее глаз.
— Какая же? — с живостью отозвалась Ребекка, гоня от себя подозрение, что хозяин дома неспроста дарит ей свое внимание. Да, Стюарт Кинросс был богат, обходителен и обаятелен, но по возрасту годился ей в отцы. Бесспорно, он привык завоевывать любую женщину, какую пожелает. Но не ее. Ребекка хотела сейчас сохранить спокойствие. И тела, и ума, и сердца.
— Чтобы доставить вам удовольствие, я собираюсь устроить свой знаменитый уикенд с игрой в поло. Положительно в ее присутствии он с каждым днем чувствовал себя моложе. — По окончании игр, в субботу вечером, состоится грандиозный бал, а в воскресенье с утра и до полудня я устраиваю большой ленч.
После этого наши гости разъедутся по домам.
— Очень интересно. — Ребекка постаралась придать своему тону оттенок энтузиазма. Сердце ее тревожно забилось, хотя лицо осталось спокойным. — Я никогда еще не видела, как играют в поло.
— Вот поэтому я и организовал этот уикенд, — довольным тоном сказал Стюарт. Его красиво очерченные губы под густыми, великолепно подстриженными усами улыбались. — Я подслушал, как вы говорили это Фи.
Ребекка вдруг всем существом ощутила опасность. Стюарт Кинросс привык получать желаемое.
Произойдет катастрофа, если он захочет получить от нее то, чего она не может дать.
— Вы очень добры ко мне, Стюарт, — проговорила она. — И вы, и Фиона. Я вам искренне благодарна.
— А с вами очень легко быть добрым, моя дорогая. — Он старался говорить нейтральным тоном, но ему это не удавалось. — И Фи просто в восторге от того, как вы работаете над ее книгой.
— У Фионы есть что рассказать, и она это делает захватывающе. — Ребекка слегка отвернулась и прислонилась к балюстраде. — Она знает всех, кто что-либо значит на английской сцене, и знакома со многими, кто известен в международных кругах. Фактического материала очень много, просто горы.
— Фи жила полной жизнью, — сдержанно согласился Стюарт. — Она прирожденная актриса, как и моя дочь Эдисон.
Это прозвучало весьма прохладно. Похоже, отец не слишком гордился своей дочерью.
— Да, я видела телевизионный сериал с ее участием, — с восхищением отозвалась Ребекка. — Некоторые эпизоды получились очень волнующими именно благодаря чудесной игре Элисон. Она изобразила сельского врача удивительно реально, живо.
Я бы очень хотела с ней познакомиться.
— Вы вряд ли увидите Элисон здесь. — Стюарт вздохнул с явным сожалением. — Она прочно осела в Сиднее и редко приезжает навестить нас. Да и то, думаю, лишь для того, чтобы повидаться с Бродом, а не с отцом, которого совсем забыла.
— Этого не может быть, — с сочувствием сказала Ребекка. — Я уверена, что ей вас не хватает. Но положение телезвезды наверняка требует от нее постоянного напряжения. Могу себе представить, как мало у нее свободного времени.
— Эдисон выросла здесь, в Кимбаре. Поверьте, ей нет нужды работать, — недовольно произнес Стюарт Кинросс.
— Неужели вы бы стали препятствовать ее успеху на выбранном поприще? — Ребекка была неприятно поражена.
— Разумеется, нет. — Он мгновенно уловил ее тон. Но Элисон своим отъездом огорчила многих. И главное, человека, который любил ее и верил ей, — Райфа Кэмерона.
— Да, Кэмероны! — Ребекка вспомнила все, что она слышала. — Я изучала историю этой семьи одновременно с историей вашей. Две известные семьи первопроходцев. Легенда аутбэка
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
.
Стюарт воспринял ее слова так, словно эта похвала была адресована лично ему.
— Наши семьи были всегда очень близки. Я горячо желал, чтобы Элисон вышла замуж за Райфа.
Прекрасный молодой человек. Но она предпочла актерскую карьеру, пошла по стопам Фи. Вы увидите Райфа на игре в поло. Райф никогда не простит, никогда не забудет того, как поступила с ним Элисон, и, хотя я ее отец, я его не виню. Райф — лучший друг Брода и, мне кажется, оказывает на моего сына положительное влияние. Брод — бунтарь, возможно, вы слышали об этом. И был таким с самого детства. К несчастью, это создает массу трений между нами.
— Какая жалость, — ответила Ребекка. — Он приедет на ваш уикенд?
— Во всяком случае, он приглашен. Но Броду нравится, чтобы я его упрашивал. Дело в том, что он нужен в качестве капитана другой команды. Хорошо хоть, что он унаследовал от меня эти способности. Я очень хочу, Ребекка, чтобы ваше пребывание здесь было для вас как можно приятнее.
— Здесь у вас чудесно, Стюарт. — Ребекка почувствовала, как у нее упало сердце, когда она заметила его взгляд.
— Что вы скажете, если я приглашу вас прогуляться верхом во второй половине дня?
— Это было бы замечательно, Стюарт, — ответила она, постаравшись, чтобы в ее словах прозвучала нотка сожаления, — но я нужна Фионе. Работа над книгой у нас действительно неплохо продвигается.
Он снисходительно склонил к ней красивую голову.
— Вы не можете отказать мне, моя дорогая. Я умею уговаривать. Я договорюсь с Фи, и мы с вами поедем. Замечательно, что вы так хорошо ездите верхом. Я хочу, чтобы ваше пребывание здесь было не только работой, но и каникулами.
— Благодарю вас, Стюарт, — пробормотала Ребекка, чувствуя, что оказалась в западне, но одновременно почему-то ощущая себя неблагодарной.
Стюарт Кинросс — добрый, внимательный хозяин дома. Может, это ее прошлый опыт заставляет видеть опасность там, где ее нет?
Ближе к вечеру позвонил Бродерик Кинросс. Ребекка как раз проходила по коридору и сняла трубку.
— Усадьба Кинроссов.
На другом конце провода помолчали, потом она услышала мужской голос, такой звучный и волнующий, что у Ребекки перехватило дыхание.
— Полагаю, это мисс Хант.
— Вы не ошиблись. — Она с гордостью подумала, что ее голос звучал совершенно спокойно.
— Говорит Брод Кинросс.
— Как поживаете, мистер Кинросс?
— Просто замечательно, и так приятно слышать ваш голос.
— Наверное, вы хотите поговорить с вашим отцом, — быстро произнесла Ребекка.
— Я думаю, в данный момент он наслаждается предобеденным бокалом, — произнес Брод, растягивая слова. — Нет, не беспокойте его, мисс Хант.
Только скажите ему, пожалуйста, что я буду в Кимбаре… Не дома!
— ..на уикенд для игры в поло. Грант Кэмерон меня подбросит. Отец, знаете ли, горячо предан поло. — В голосе сына слышалась откровенная насмешка.
— Я передам ему, мистер Кинросс.
— Надеюсь, со временем вы сможете называть меня Брод. — Снова тень насмешки.
— Друзья зовут меня Ребеккой, — помолчав, сказала она.
— Вам это имя очень подходит, — ответил он и повесил трубку.
Ребекка перевела дыхание и дрожащей рукой положила трубку на рычаг. Их единственная короткая встреча привела ее в смятение и помнилась очень живо. Это произошло в конце прошлого месяца, когда Брод неожиданно прилетел в Кимбару…
Она надела широкополую соломенную шляпу и вышла на дневное пекло. У Фионы немного болела голова, и они решили сделать перерыв. Ребекка не упускала ни малейшей возможности узнать поближе этот фантастический окружающий мир под названием Кимбара. Скульптурные очертания деревьев, кустарников и скал, красные волны дюн на южной и юго-западной границе владений — это был поистине удивительный мир: огромные расстояния, слепящий свет, выжженные солнцем цвета. Ей очень нравились оттенки жженой охры, темного багрянца, ярко-фиолетового и аметистового цветов, которые так изумительно контрастировали с терракотовым фоном.
Стюарт обещал ей поездку в пустыню, как только минует самый пик жары, и Ребекка заранее предвкушала это путешествие. Жаль, что нельзя будет увидеть, как пустыня цветет. Дождя не было уже много месяцев, но Стюарт показывал ей великолепные фотографии Кимбары, покрытой ярким цветочным ковром, и они поразили ее. Он рассказывал ей, что, когда далеко на севере, в тропиках, начинается сезон дождей, когда разливаются реки, потоки воды устремляются к югу, орошая тысячи квадратных миль. Сказочная земля, сказочная жизнь! И Стюарт Кинросс, который живет словно лорд-феодал в своей цитадели посреди пустыни.
Ребекка как раз дошла до конюшен, когда услышала голоса спорящих. Мужские голоса, несколько схожие по тембру и тональности. Голоса звучали сердито, и она замерла на месте.
— Я не собираюсь подчиняться твоим приказам, резко прозвучал голос Стюарта Кинросса.
— Именно это ты должен делать, если не хочешь провалить проект, — отвечал без особой почтительности другой, более молодой голос. — Посмотри правде в глаза, отец, не всем нравится, как ты ведешь дело.
Джеку Ноулесу, например, а он нам нужен, если мы хотим, чтобы наше хозяйство процветало.
— Ты это нутром чувствуешь, не так ли? — Это было сказано с такой издевкой, что Ребекку передернуло.
— Неплохо было бы и тебе обладать хоть какой-нибудь интуицией, — отпарировал сын.
— Обойдусь без твоих лекций, — прорычал отец. Твое время еще не пришло, не забывай об этом.
— Не бойся, не забуду, ты ведь без конца мне об этом напоминаешь, — ответил сын. — Спор, папа, вот и все, на что я вообще могу рассчитывать. Но мне, черт побери, уже все равно! На тот случай, если ты забыл: я делаю почти всю работу, а ты себе посиживаешь и пользуешься всеми благами.
В ответ Стюарт Кинросс разразился криком, но Ребекка уже не слушала. Она резко повернулась и ушла, потрясенная яростью спора. До нее доходили слухи, что отец с сыном не ладят, но она не думала, что неприязнь между ними так глубока. Она слышала и о том, что Бродерик Кинросс в свои тридцать лет управлял всей скотоводческой империей Кинроссов из далекого Марлу. И, похоже, он сейчас говорил именно об этом. Все это вызвало у Ребекки сильное беспокойство. Стюарт Кинросс открылся ей с другой стороны. Фиона уверяла ее, что Брод и Элисон — замечательные молодые люди, и всегда говорила о них с большой любовью, но вот о своем единственном брате рассказывала на удивление мало.
Встревоженная, Ребекка стремилась поскорее отойти от конюшен. Но мужчины, должно быть, пошли в том же направлении, что и она, потому что через минуту ее окликнул повелительный голос Стюарта Кинросса.
Ребекка обернулась и заслонила глаза ладонью.
Два мужских силуэта. Оба высокие, один — зрелый мужчина, другой — крепкий и поджарый молодой человек. Оба в традиционных австралийских шляпах, причем у молодого человека она щегольски сдвинута набок. У него потрясающая походка, подумала она, легкая, размашистая.
От почти невыносимого света у нее заслезились глаза, и она пожалела, что не захватила солнцезащитные очки.
Они без труда догнали ее, и Ребекка впервые увидела Бродерика Кинросса, наследника скотоводческой империи Кинроссов.
Он несомненно был красив, как все в этой семье.
Но кроме того, в нем чувствовался внутренний огонь. Его яркие синие глаза словно приковали ее взгляд. На секунду ей стало трудно дышать.
— Ребекка, позвольте представить вам моего сына Бродерика. — Стюарт Кинросс смотрел на нее сверху вниз, а его интонация ясно говорила, что он предпочел бы обойтись без этого представления. Он приехал с очередным отчетом. Брод, это Ребекка Хант, та самая умная молодая женщина, которая работает с Фи над ее мемуарами. Ты наверняка слышал об этом.
Ребекка, взбудораженная против воли, протянула Бродерику руку и посмотрела на него снизу вверх. Худое выразительное лицо, прекрасные, сверкающие синие глаза. Она так долго и упорно трудилась, чтобы создать себе имидж невозмутимой женщины, что сейчас, ощутив жар во всем теле, растерялась.
— Здравствуйте, мисс Хант. — Брод держался вполне любезно, хотя и немного официально, но она почувствовала его внутреннее напряжение и враждебность. В чем тут дело? — Когда я последний раз разговаривал с Фи, она была очень довольна тем, как у вас получилось начало книги. Она явно питает к вам доверие.
— Я очень благодарна ей за то, что она пригласила меня, — сказала Ребекка, стараясь унять дрожь в руках. — Я не пользуюсь большой известностью.
— Не надо так скромничать, моя дорогая, — сладким голосом произнес Стюарт Кинросс. Жестом собственника он положил руку ей на плечо, чего раньше никогда не делал. — Я читал вашу книгу и получил огромное удовольствие. — Он мягко повернул Ребекку кругом, откровенно любуясь ее лицом. — Вам не следует выходить на прогулку в такую жару. Даже в этой очаровательной шляпке вы рискуете обгореть.
Почему бы тебе, черт возьми, не обнять ее? мрачно подумал Брод.
Он никогда не предполагал, что ему доведется увидеть обожание в глазах отца, но сейчас было очень на это похоже. Фи потихоньку сказала ему:
«Твой отец сильно увлекся Ребеккой». Пожалуй, вернее — потерял голову.
Брод и сам не остался равнодушен, а уж у него недостатка в подружках не было.
Ее красота была совершенно не в его вкусе. Тепличный цветок. Тоненькая, изящная, словно танцовщица. И очень маленького роста: не выше пяти футов и трех дюймов. Большие лучистые серые глаза, блестящие, как атлас, темно-каштановые волосы, немного не доходящие до плеч. Их кончики подгибались внутрь под подбородком. И эта фантастическая кожа. У всех его знакомых девушек кожу покрывал золотистый загар, они были высокие, со спортивными фигурами и не носили таких изумительно дурацких шляп с опущенными полями, украшенных цветочками и ленточками. Да, мисс Ребекка Хант — не полевой цветок. Она экзотическое растение. Образ холодной красоты.
— Полагаю, на сегодня мы закончили дела, Брод, обратился к сыну Стюарт Кинросс.
Брод на секунду отвел глаза от мисс Хант.
— Не дави на меня, отец. Не могу же я уехать, не поговорив с Фи.
— Ну, тогда идем с нами, — ответил Стюарт Кинросс с любезной улыбкой, но со странным блеском в глазах. — Миссис Мэтьюс, — он имел в виду экономку, которая работала в Кимбаре много лет, — напоит тебя чаем.
— Итак, вы уже успели составить мнение о нашем мире, мисс Хант? — спросил Брод, идя рядом с Ребеккой. Он был рад, что отец убрал руку с ее хрупких плеч, потому что у него было желание самому сбросить ее.
— Я полюбила его. — Ее нежный голос звучал вполне искренне. — Это может показаться странным, но свою страну я знаю хуже, чем некоторые места за границей.
— Такое возможно — ведь Австралия велика. — Брод показал на расстилающиеся вокруг просторы. — И вы, наверное, не так давно закончили университет? — Он бросил на нее многозначительный взгляд.
— Мне двадцать семь. — Она холодно взглянула на него.
— Ну, моя дорогая, в этой шляпке вам не дашь больше семнадцати, — галантно произнес Стюарт Кинросс.
— Скарлет O'Xapa, — пробормотал Брод ерик Кинросс без особого восторга. — Так вы ни разу не были в аутбэке?
— Я же сказала: как ни странно, не была. — Ребекка почувствовала необходимость объясниться. — Работа требовала моего почти постоянного присутствия в Сиднее. Я провела два чудесных года за границей, в основном в Лондоне, хотя с Фионой там не встречалась. Побывала в столицах всех штатов, много раз была в Северном Квинсленде. Там чудесно. Я отдыхала на Большом Барьерном рифе, но здешний мир разительно отличается от пышного цветения побережья. Почти сюрреалистический бескрайний пустынный пейзаж, монолитные скалы и поразительные меняющиеся краски. Стюарт обещал взять меня в поездку по пустыне.
— Вот как? — Бродерик Кинросс кинул быстрый взгляд на отца. — И когда же?
— Как только немного спадет жара, — почти самодовольно произнес Стюарт Кинросс.
— Магнолии вянут от жары. — Бродерик Кинросс слегка наклонил голову, чтобы видеть щеку Ребекки.
— Можете мне поверить, мистер Кинросс, — Ребекка вскинула голову и искоса глянула на Бродерика, — я не завяну.
— С нетерпением жду продолжения вашего дальнейшего рассказа о себе, — ответил Брод с едва уловимым смешком в голосе. — Уверен, что у такой красивой молодой женщины, как вы, наверняка есть друг.
— А у меня, как ни странно, нет. — Ей хотелось закричать: «Оставьте меня в покое!» Он начал доставать ее, чего, очевидно, и добивался.
— Что это такое, Брод, допрос? — спросил его отец, сдвинув густые черные брови.
— Вовсе нет. Если так показалось, прошу прощения, — ответил он. — Мне всегда интересны твои гости, папа. А мисс Хант, похоже, самая интересная из всех.
Интересная — это слабо сказано. Она настоящая роковая женщина.
Они как раз подошли к главным воротам усадьбы, массивным, из кованого железа, замыкавшим окружающие усадьбу побеленные стены. И в этот момент с дерева на них спикировала сорока. Она пролетела так низко у них над головами, что Ребекка невольно вскрикнула. Она знала, что эти птицы могут быть опасны, когда защищают гнездо. Бродерик Кинросс с приглушенным восклицанием одной рукой притянул Ребекку к себе, а другой отмахнулся от нахальной птицы, сорвав с головы черную шляпу.
— Пошла отсюда, живо! — властно крикнул он.
Птица отлетела на безопасное расстояние.
Оказавшись прижатой к Броду, Ребекка с ужасом ощутила слабость, которая, как она надеялась, была давно похоронена и забыта.
— Сорока вам ничего не сделает. — Он почти тут же отпустил ее и посмотрел на небо, которое переливалось над ними всеми оттенками синевы. — Они сильно досаждают, когда гнездятся.
— С вами ведь все в порядке, Ребекка? — заботливо поинтересовался Стюарт. — Вы очень побледнели.
— Ничего, все в порядке. — Ей хотелось обратить все в шутку. — Просто на меня никогда не нападали сороки.
— А вы еще уверяли нас, что храбрая. — Бродерик Кинросс поймал ее взгляд и долго-долго удерживал его.
— Я говорила вам, что не завяну, — поправила Ребекка. На шее у нее пульсировала крохотная голубая жилка.
— Конечно же нет. — Что-то чувственное мелькнуло в его лице. — Она была великолепна, правда, папа? — шутливо спросил он.
— Должен вам сказать, Ребекка, что Бродерик любит иногда пошутить, — сказал Стюарт Кинросс; его светские манеры явно начинали изменять ему.
— Тогда я великодушно прощаю его, — проговорила Ребекка, все еще слегка задыхаясь.
В Бродерике она чувствовала темную, опасную силу, способную подхватить и унести ее.
В субботу утром, когда должен был состояться матч, Фи проснулась поздно, чувствуя себя разбитой от недосыпания. Она перевернулась на спину и сняла с глаз атласные подушечки. Живя долгое время в Англии, она успела почти забыть, каким ярким светом залита ее родина. Теперь она держала под рукой эти подушечки в ожидании момента, когда всесильное солнце протянет свои золотые пальцы через широкую веранду к ней в спальню.
Все эти дни она страдала от бессонницы. Она даже пробовала принимать снотворное, хотя обычно предпочитала травы или специальную гимнастику. Но расслабляться ей никогда по-настоящему не удавалось. Слишком мало ночного отдыха.
Слишком много любовников. Слишком много вечеринок после спектаклей и прочих светских развлечений. Она думала, что сможет расслабиться, как только вернется домой, но ничего не получалось.
Они со Стюартом никогда особенно не ладили.
Даже в детстве. Брат всегда был абсолютно поглощен собой. Фиона вырвалась из этой среды, где ей была уготована второстепенная роль. Конечно, ее любимый отец, сэр Эндрю, потрясенный перспективой потерять свою маленькую принцессу, пытался удержать ее, но не вынес истерик и скандалов.
Он отпустил дочь, снабдив ее достаточной суммой, чтобы она могла жить на широкую ногу, пока изучает драматическое искусство и готовится к будущей карьере. И она добилась успеха благодаря сочетанию красоты (даже сейчас, в ее шестьдесят лет, все головы поворачивались в ее сторону), большого везения, характерной для Кинроссов уверенности в себе и хорошего звучного голоса, который заполнял театр. И конечно, благодаря таланту. Если у вас нет этого, то у вас нет ничего.
Но сейчас Фиону лишало покоя то, что происходило между Стюартом и Ребеккой. Бог свидетель, она видела немало стареющих мужчин, которые липли к хорошеньким девушкам. Но ей совсем не нравился интерес Стюарта именно к этой молодой женщине, к которой сама Фи так привязалась. Ей очень хотелось предупредить Ребекку, чтобы та не поддавалась отработанному обаянию отца. Откуда может молодая женщина знать, что скрывается под этой уверенностью и благородством манер? Люсиль, покойная невестка Фи, сбежала от мужа, потому что ее нежная душа не выдержала противостояния с жестким нравом Стюарта.
Сэр Эндрю часто писал ей о том, как его беспокоит холодность Стюарта. И она сама видела это каждый раз, когда приезжала домой. То были годы, когда ее дорогой отец еще был жив. Как ни любила она это место, ее бы сейчас не было здесь, если бы Стюарт не пытался уговорить ее продать акции, принадлежавшие ей в нескольких предприятиях Кинроссов. Есть семейные интересы, которые надо обсудить. Ей нет нужды убегать. Здесь дом ее предков.
Как ни странно, но именно Стюарту принадлежала идея издать ее мемуары. Он и предложил пригласить для этой работы молодую журналистку Ребекку Хант, автора имевшей успех биографии оперной певицы Джуди Томас, друга семьи. Стюарт прочитал книгу Джуди, и она произвела на него впечатление. Кроме того, он видел интервью, которое Ребекка Хант дала одному из телеканалов в воскресной программе, посвященной искусству.
— Пригласи ее сюда, Фи, — настаивал Стюарт. Ведь ты, моя дорогая, сделала блестящую карьеру.
Тебе есть что рассказать.
Она проглотила наживку вместе с крючком, обрадованная проявлением интереса с его стороны, думая, что Стюарт, подобрев с возрастом, может быть весьма обаятельным. Ловко он все это провернул!
Она фактически заманила Ребекку в расставленную им ловушку. Стюарт определенно влюбился в нее. С первого взгляда. Ребекка — именно такое аристократическое создание, какие ему всегда нравились.
У нее было спокойное лицо и тревожные глаза. Да-да, тревожные, хотя, по мнению Стюарта, они напоминали спокойные озера с прохладной водой. Фи подозревала, что за невозмутимостью молодой женщины кроется какая-то тайна. Какой-то очень горький опыт.
Скрытый, но не похороненный. Уж кто-кто, а Фи знала все о безрассудстве любви.
Она откинула шелковое покрывало и спустила босые, все еще красивые ноги на пол. Как ни обожала она Брода, как ни радовалась про себя, наблюдая, как он переигрывает отца, все равно шестое чувство подсказывало Фи, что конец недели принесет с собой немало неприятностей и переживаний.
Зачем вообще Стюарт пригласил Брода? Не мог же он не знать, что Брод как игрок в поло намного превосходит его. К тому же какой мужчина средних лет, пусть даже очень богатый, ухаживая за молодой женщиной, вдруг вздумает знакомить ее с таким парнем, как Брод? Ради всего святого! В этом нет ни капли здравого смысла. Если только это не очередной тест, который устраивает Стюарт.
Стюарт — большой любитель манипулировать людьми. Может быть, Ребекка не пройдет этот тест.
Тогда она слетит с пьедестала и, возможно, будет вынуждена уехать. Фи теперь была уверена, что брат подумывает о женитьбе. Стюарт время от времени заводил романы, но, похоже, так и не нашел женщину, которую захотел бы оставить при себе.
Прекрасная, как летний день, Люсиль каким-то образом набралась храбрости и сбежала. Второй жене такой возможности не представится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опаловый кулон - Уей Маргарет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Опаловый кулон - Уей Маргарет



Мне понравился роман, хорошо написан, герои адекватные,преодолели все преграды и стали счастливыми.Впрочем, как во всех ЛР.rnЧитайте.
Опаловый кулон - Уей МаргаретТесса
5.03.2015, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100