Читать онлайн Тот, кого я хочу, автора - Уоррен Нэнси, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тот, кого я хочу - Уоррен Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тот, кого я хочу - Уоррен Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тот, кого я хочу - Уоррен Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уоррен Нэнси

Тот, кого я хочу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11



Как только ужин закончился, Мэтью и Бриттани собрались уходить.
— Спасибо за чудесный вечер, — сказала Бриттани.
— Мне приятно было с вами познакомиться. — Хлоя действительно была рада этому знакомству. Теперь у нее не осталось и тени сомнений в том, что Мэтью и Бриттани никогда не сделают друг друга счастливыми.
Но конечно, это можно было рассматривать лишь как дополнительный бонус, а сейчас ей следовало полностью сосредоточиться на том деле, за которое ей платили. Раф тоже поднялся, чтобы уходить, однако Хлоя остановила его.
— Не могли бы вы остаться, Раф? Мне хотелось бы с вами кое-что обсудить.
Мэтью бросил на нее удивленно-враждебный взгляд. Хлоя не сразу поняла, что он подозревает ее в том, будто она хочет затащить его бывшего партнера в постель. Она недоуменно приподняла брови, а затем многозначительно посмотрела на стоящую рядом с Мэтью женщину, терпеливо дожидавшуюся, когда он распрощается.
Мэтью, сжав зубы, коротко бросил «Пока» и ушел, почему-то сильнее, чем следовало, хлопнув дверью.
Раф молча смотрел на Хлою. Лицо его ничего не выражало — очевидно, следствие работы над собой.
Хлоя рассмеялась:
— О, не волнуйтесь. Я не собираюсь вас соблазнять.
Раф сел.
— Жаль это слышать, но зато теперь я знаю, что мне не грозят побои от моего приятеля — вашего соседа.
— Мэтью дурак, — сказала Хлоя.
— Весь вечер он куда больше смотрел на вас, чем на ту девушку, на которой решил жениться.
— О, он не женится на этой милой девушке. Иначе это стало бы катастрофой для обоих.
Раф впился в нее взглядом. Теперь это и в самом деле был полицейский.
— Мэтт сам вам это сказал?
— Ну конечно, нет. Сам он пока этого не знает. — Хлоя сделала глубокий вдох. Она знала, что вышла на очень скользкую тропу, и не могла позволить себе оступиться. — Но я попросила вас остаться не затем, чтобы поговорить о Мэтью. — Хлоя покрутила сережку в ухе. — Раф, я прошу вас оказать мне услугу.
— Слушаю вас.
— Я занимаюсь довольно необычным бизнесом.
— Да, Мэтью, похоже, здорово выводит из себя кое-что из того, что вы делаете.
— Мэтью выводит из себя все, что я делаю, — уточнила Хлоя.
Раф не стал спорить, и Хлоя невольно задалась вопросом, как много и как часто Мэтт говорит о ней со своими друзьями.
— Расскажите мне о вашем бизнесе.
— Но вы должны пообещать мне не говорить об этом Мэтью.
— Я не могу ничего обещать, если вы нарушаете закон.
Хлоя засмеялась.
— О Боже! Так вот что он обо мне думает? Бедный Мэтью! Нет, конечно, я не нарушаю закон. Я владею компанией под названием «Виртуоз разрыва».
— Вы занимаетесь косметикой?
— Нет, не косметикой. Я разрываю отношения. Люди платят мне за то, что я помогаю им покончить с отношениями, которые их не устраивают.
— Вы меня дурачите?
— Вовсе нет. Вы были бы удивлены, узнав, сколько людей хотят покончить со своими романами, но не знают, как это сделать. А я им в этом помогаю.
— И как же вы это делаете? Разносите увядшие розы и раздаете пощечины?
— Прошу вас, не надо. У меня есть свои приемы. Могу лишь сказать, что я стараюсь организовать разрыв так, чтобы доставить как можно меньше неприятных ощущений всем участникам.
— Но почему все-таки эти люди не могут разобраться со своими романами сами?
— О, причины бывают разные. Кто-то боится причинить боль своему партнеру, кому-то не хочется делать грязную работу. У многих уже появились новые романы, и они не хотят затруднений. Иногда человек просто надеется, что вторая половина его бросит.
Раф как-то странно на нее посмотрел, а затем уставился на свои руки.
— И вы делаете это одна?
— У меня есть помощница, — сказала Хлоя не без гордости. — Стефани, моя секретарша. Она приступает к работе с понедельника.
Он быстро посмотрел на нее. Взгляд у него был острый и немного встревоженный.
— Стефани? Я знаю Стефани, которая работает в банке.
— А еще говорят, что в жизни нет совпадений. Моя Стефани тоже работала в банке. Но я предложила ей работу, и она согласилась.
— Когда это было?
Похоже, он слишком живо заинтересовался вопросами, которые не имели к нему отношения.
— Я сомневаюсь, что мы говорим об одной и той же девушке.
— Да, вероятно. — Раф нервно заерзал. — Так в чем состоит ваша просьба?
И вдруг уверенность Хлои в том, что именно Рафа хотела бы она попросить об этом одолжении, покинула ее.
Но ведь он идеально подходил для этой работы, а если он скажет «нет», ну что же…
— Я понимаю, это звучит странно, но мне нужен кто-то очень похожий на вас, человек, вносящий во все беспорядок и хаос, но при этом умный и привлекательный. Я хотела бы, чтобы вы записались на прием к женщине-психотерапевту и добились того, чтобы она в вас влюбилась.
Хлое казалось, что прошло уже не меньше десяти минут, а Раф все так же молча сидел на месте. Конечно, на самом деле пауза продолжалась всего секунд тридцать, но эти тридцать секунд были одними из самых долгих в ее жизни.
— Каким же это образом я смогу влюбить себя какую-то незнакомую мне женщину?
— Почему-то мне кажется, что при всей вашей неряшливости в этой области у вас особых трудностей не возникает, — довольно резко сказала Хлоя.
Она была вознаграждена одной из его ослепительных улыбок, тех, на которых и базировалось ее предположение.
— А что мне это даст?
Хлоя, склонив голову набок, окинула его взглядом. Вопрос был ключевым.
— Вы, полагаю, не женаты?
— Нет.
— Я могла бы бесплатно избавить вас от отношений, которыми вы тяготитесь.
— У меня таких нет.
— Какой вы счастливчик. — Хлоя стояла посреди холла, который Мэтью наверняка переделал, потому что в доме стандартной постройки это помещение не могло быть таким удобным во всех отношениях, и думала, чем же ей завлечь мужчину, который с интересом смотрел на нее.
— Ну и конечно, эти сеансы у психотерапевта будут для вас бесплатными. У женщины, о которой идет речь, отличная профессиональная репутация. Может, у вас все же есть какая-то проблема?
Взгляд Рафа вдруг стал пристальнее. О, как интересно. Она явно задела что-то очень личное и к тому же болезненное.
— Я к психиатрам не хожу.
— В самом деле? А мне они нравятся. Так приятно сознавать, что можешь часами болтать о себе и при этом не чувствовать себя обязанным в ответ выслушивать рассказы о чужих проблемах. Я смотрю на посещение психотерапевта как на приятную косметическую процедуру для моей психики. На таких сеансах можно почерпнуть кое-что полезное для себя. Например, вы поймете, что в вашей психике есть некий маленький изъян, который вы захотите исправить.
Хорошие манеры Раф впитал с молоком матери — их вбила в него бабушка. Он неукоснительно следовал им с тех самых пор, как подрос настолько, что его стали сажать за один стол с взрослыми. Он знал, что бабушка сейчас перевернулась бы в гробу, если бы он поддался порыву и, забрав свою куртку и шлем, молча ушел бы отсюда.
К тому же это была та самая женщина, за которой его попросил проследить Мэтью тогда, в кафетерии торгового центра. И он знал, что ее видели со Стефани незадолго до того, как на сцену вышел он, Раф, и, поскольку она исчезла, он стал следить за Стефани.
Его разбирало любопытство.
И охватила тревога.
Что же заставило Стефани бросить надежную и стабильную работу в банке и переметнуться к этой легкомысленной и слегка сумасшедшей британке?
И вдруг он все понял, и ему стало страшно стыдно за себя. Уже давно Раф не испытывал такого мучительного чувства вины. Он зашел в банк специально, чтобы предупредить Стефани о том, что он за ней присматривает. Он пытался защитить ее. Он не хотел ее запугивать, не хотел заставлять ее бежать от привычного распорядка жизни, от спокойной работы с девяти до пяти, не хотел лишать ее источника заработка, а впоследствии и пенсии.
Неужели это все из-за него?
Как ни ненавидел Раф всю эту братию психоаналитиков, он с радостью воспользовался бы любым поводом присматривать за Стефани. А он почти не сомневался в том, что его Стефани и Стефани, о которой говорила Хлоя, — одна и та же девушка.
— Я об этом подумаю, — сказал он и шагнул к встроенному шкафу, куда Хлоя поместила его вещи.
Она неторопливо шла за ним.
— Спасибо. — Хлоя протянула ему визитку. Раф прочел ее и покачал головой.
— Никогда не слышал, чтобы кто-то делал деньги на том, что разрывал отношения между людьми.
— А как же адвокаты, которые ведут дела о разводах? Они берут за свои услуги куда большие суммы и при этом причиняют людям гораздо больше боли и неприятностей, чем я. Вы должны понять одну важную деталь, Раф: прочные отношения я разрушить не в силах. К тому времени как кто-то из партнеров приходит ко мне, отношения уже почти исчерпали себя. Я просто сглаживаю дальнейшее течение процесса, делаю разрыв менее болезненным для другой стороны. Я так это вижу.
— Например, обманом заставляя эту женщину-психотерапевта влюбиться в такого парня, как я? От которого, не жди ничего, кроме беды?
Хлоя закатила глаза.
— Право же, дайте себе труд подумать. Если женщина, помешанная на этических нормах и правилах, начинает вдруг что-то испытывать к другому мужчине, она не станет этого мужчины домогаться.
Она просто осознает, что в ее отношениях с существующим партнером есть некий изъян. Эта женщина никогда не позволит себе завести роман с пациентом. Можете считать, что вам ничего не грозит. Все, что от вас требуется, — это немного мне помочь и, возможно, поделиться с ней частицей своего хаоса.
— Я уже пообещал вам подумать над этим. — Заканчивая фразу, Раф накинул куртку и стоял в дверях со шлемом в руке.
Быстро пройдя по дорожке к своему мотоциклу, он умчался в ночь. Даже если Раф и убеждал себя не делать глупостей, он все же пропустил нужный поворот и, вместо того чтобы поехать домой, направился на работу.
Паркуя мотоцикл возле полицейского управления, Раф в сердцах бормотал ругательства на родном испанском.
Служба у него была такая, что он часто появлялся на работе в самое разное время суток, так что никто не увидел ничего необычного в том, что он решил в одиннадцать вечера заскочить к себе в кабинет, чтобы поработать с компьютером. Сам себе Раф сказал, что делает работу, за которую ему платят, а вовсе не использует федеральную собственность в личных целях, однако убеждал он себя в этом не слишком старательно.
Работал Раф быстро. Он знал, что ее зовут Стефани, знал название ее банка и знал, в каком именно филиале банка она работает кассиром. Очень скоро он уже выяснил ее полное имя, дату рождения, номер домашнего телефона и адрес.
Он заметил на ее пальце обручальное кольцо. И в первый раз, и во второй. Хотелось бы знать, вместе ли они живут?
Раф решил, что подъедет к дому Стефани, проверит, горит ли там свет, и уедет.
И снова мотоцикл помчал его по нужному адресу в южную часть Остина, туда, где высились похожие на спичечные коробки многоквартирные дома.
Жила Стефани в доме номер два, в квартире под номером триста восемнадцать. Раф взглянул на часы. Половина двенадцатого. Во многих окнах третьего этажа горел свет, но он не знал, какое из окон ее, как не знал и того, одна ли она.
Он подошел к подъезду, подумывая, не позвонить ли в ее квартиру, но тут из подъезда вышла пара, и парень вежливо открыл перед ним дверь, пропуская в подъезд.
Конечно же, ему следовало бы прочесть этой парочке лекцию об основах безопасности жизни, но вместо этого Раф пробормотал «спасибо» и вошел.
По возможности Раф старался не пользоваться лифтом, вот и на этот раз он поднялся на третий этаж по лестнице, пропахшей затхлостью и средством от тараканов.
Свет в коридоре был тусклым, а ковер давно пора было бы заменить. Краска на стенах кое-где облупилась, по все же здесь было довольно чисто. В этом доме жили те, кто не собирался задерживаться в Остине надолго, или те, кто приехал недавно и еще не успел обзавестись приличным домом. Еще здесь жила молодежь и разведенные одинокие женщины и мужчины. Раф отыскал дверь с табличкой «318» и заметил под дверью свет. Он приложил ухо к двери и услышал голоса. Раф уже собирался уйти, когда до него дошло, что это работает телевизор.
Понимая, что поступает как безумец, он постучал в дверь.
После довольно продолжительной паузы женский голос из-за двери спросил:
— Что вы хотите?
Радует уже то, что хотя бы один человек в этом доме понимает необходимость соблюдения мер предосторожности, подумал Раф, хотя и почувствовал раздражение из-за того, что Стефани ему не открыла. Может, она там не одна? Он сказал:
— Полиция. — Если там у нее бойфренд, он придумает какое-нибудь объяснение. Раф не смог бы так долго работать под прикрытием, если бы не умел быстро соображать и быстро бегать.
И снова пауза. Он спросил себя, откроет ли все-таки Стефани ему, и, похоже, она сама как раз над этим раздумывала.
Наконец Раф услышал, как лязгнул засов, после чего дверь приоткрылась дюймов на шесть, не больше.
Стефани только что приняла ванну. Это первое, что он заметил. Волосы у нее бьши влажными и свисали завитками на воротник белого махрового халата — такие белые халаты полагаются вместе с полотенцами в отелях. Может, его она тоже украла?
Раф увидел дразнящий треугольник нежной влажной кожи в V-образном вырезе халата. Стефани была босиком. Халат доходил до середины икры. Ногти у нее на ногах были покрыты коричневым лаком, а на одном пальце ноги поблескивало серебряное кольцо.
Она ничего не говорила, просто смотрела на него своими карими глазами, которые влекли к себе странной смесью тепла и холодной настороженности. Раф прекрасно понимал, что она чувствовала, а его в ее присутствии бросало то в жар, то в холод. Он был в ярости оттого, что такая красивая женщина портит себе жизнь.
— Вы одна? — наконец спросил он.
Она заглянула ему за плечо.
— А вы?
— Да.
Взгляды их встретились и уже не могли отпустить друг друга. Стефани молча открыла дверь, и Раф вошел, при этом спрашивая себя, за каким чертом он это делает.
Дверь за ним медленно закрылась. Они молча стояли в тесной прихожей с бежевыми стенами и бежевым ковровым покрытием, и Раф думал, какое это неподходящее окружение для такой яркой, такой искрящейся женщины.
Стефани повернулась, потуже запахнув полы халата, и вошла в маленькую гостиную. Взяв пульт, она отключила телевизор.
Их окружила тишина.
Раф чувствовал себя так, словно у него вдруг резко поднялась температура. Но его это не удивило. Он уже успел заметить закономерность. Этот жар возникал всякий раз, когда Стефани была рядом. Все это сильно смахивало на безумие. Она была в беде, он не знал, в чем дело, но чувствовал ее боль, ее беспомощность. А ведь на пальце ее сверкало обручальное кольцо. Или нет? Раф повернул голову и увидел, что ошибался. Кольца не было.
— А где ваше кольцо?
— Я его сняла.
Раф подошел ближе. Он не мог удержаться. Он хотел чувствовать женственный запах шампуня, душистого мыла, лосьона для тела. Он хотел к ней прикоснуться. Он видел настороженность в ее взгляде, но она не отступила назад.
— Почему? Почему вы сняли кольцо?
Глаза ее вспыхнули гневом, Раф видел, что она готова послать его к черту, но вдруг их выражение изменилось. Он увидел в них печаль, растерянность, боль и вновь ощутил, что его тянет к ней с непреодолимой силой, необъяснимой с точки зрения нормальной логики.
— Мы расстались.
— Я рад, — сказал он, потому что это было чистой правдой.
— Но вы его даже не знаете. — Стефани произнесла эту фразу едва слышным шепотом. У нее был красивый рот. Сейчас, без всякой косметики, она выглядела очень юной, свежей, чувственной.
— Я рад за себя.
— Чего вы хотите? — Голос ее чуть дрожал, и Рафаэль напомнил себе, что пришел сюда вовсе не затем, чтобы отведать той наготы, что скрывалась под ее халатом.
— Я не хотел вас пугать, — сказал он.
Стефани нервно рассмеялась и отвернулась.
— Вы пришли в банк, фактически угрожая мне. И где бы я ни была, стоит мне обернуться, я вижу, как вы за мной наблюдаете. Так с чего бы мне бояться?
— Я пытаюсь защитить вас.
Она откинула голову, и влажные волосы хлестнули ее по спине.
— Защитить меня?! — вскричала она. — Вы меня преследуете, запугиваете меня, заставляете меня чувствовать…
— Что именно? — неожиданно хрипло спросил Раф.
— Вину.
— Я должен был вас остановить.
Стефани опустилась на диван, словно ноги не в силах были ее держать. Она покраснела. От смущения? От гнева? Из-за чувства вины?
— О чем вы думаете? — спросил он, садясь рядом с ней на диван. Рядом, но не вплотную. Осознав, что продолжает держать в руке, шлем, Рафаэль наклонился и опустил его на пол, затем выпрямился и повернулся к Стефани. — Зачем вам понадобилось воровать дешевую вещь, из-за которой вы могли бы попасть в большую беду?
— Раньше у меня была проблема, — сказала она, — но потом я от нее избавилась и не испытывала ничего подобного довольно долго. Я даже не знаю, что со мной такое. У меня просто возникает эта безумная потребность, и я не могу удержаться.
— Что, если бы вас поймали с поличным? Вы бы потеряли все. Работу, эту квартиру, все.
Стефани посмотрела ему в глаза.
— Да, это так. — Откинувшись на спинку дивана, она судорожно вздохнула. Халат ее распахнулся, но она, похоже, этого не заметила. Он попытался приказывать себе тоже этого не замечать.
— В течение нескольких лет я посещала психотерапевта. Только поэтому мне дали условный срок, когда поймали.
— У вас есть судимость? — Как могла она получить работу в банке, имея судимость за кражу? И как получилось, что эта информация не всплыла, когда он проверил ее по базе?
Она покачала головой.
— Мне было тогда шестнадцать. Судимость с меня сняли, но обязали пройти курс у психиатра. Мой адвокат сумел доказать, что кражу из магазина я совершила, находясь в состоянии стресса. Мои родители тогда разводились, и я связалась с плохой компанией. — Стефани поежилась, явно чувствуя себя не в своей тарелке. — Вы же знаете, как это бывает.
Раф кивнул.
— А как случилось, что вы больше не попадались? Думаете, вам будет вечно везти? — Он начинал злиться. Стефани была так молода, так хороша собой. Зачем ей швырять свою жизнь под откос ради какой-то дряни, украденной из магазина?
Глаза ее казались такими огромными и такими несчастными, когда она посмотрела на него.
— Вы не понимаете. Я никогда больше этого не делала. Как только у меня появлялись знакомые симптомы, я обращалась к своему психотерапевту, И она меня сразу же принимала. Это всегда мне помогало, спасало меня.
— Не всегда, — напомнил ей Раф.
— Не всегда, — согласилась она. — Если бы вы не ходили за мной следом, я бы взяла те часы. — Она потерла виски, словно у нее разболелась голова. — Я сорвалась.
— Что послужило причиной срыва? Стефани усмехнулась. Довольно жалко.
— Помолвка.
В ямочке у горла у нее бился пульс. Он уставился на эту бьющуюся жилку и не мог отвести взгляд. Если бы он прижался к ней губами, то почувствовал бы, как ее пульс бьется у его губ. Интересно, какой привкус у ее кожи? Он изнемогал от желания это выяснить.
— Должно быть, это не ваш мужчина.
— Нет, — печально сказала она. — Дело не в нем. Он как раз правильный. Дело во мне. Меня всегда тянет не к тем мужчинам.
— Всегда?
Она посмотрела на него, и Раф почувствовал жар, исходивший от нее. И от него.
— Да, — сказала она и, подавшись к нему, прикоснулась губами к его губам. И именно в этот момент он почувствовал, что больше не в силах сдерживаться.
Руки сами обняли ее. Он забыл обо всем: о сдержанности, о разумном поведении, о последствиях. Он снова ступил на ту же чертову дорожку, прекрасно зная, куда она его выведет. Еще одна раненая птица.
Но она так доверчиво прижималась к нему, от нее пахло всеми этими девчачьими ароматами, и под всеми искусственными запахами чувствовался ее настоящий запах, запах женщины… Разве мог он думать?
И надо ли думать?
Они целовались с жадностью: так изголодавшиеся набрасываются на еду. Раф погрузил пальцы в ее волосы, сжимая все еще влажные пряди.
Стефани просунула руки под кожаную куртку, которую он так и не снял, стащила ее с плеч. Он прервался только для того, чтобы сбросить с себя эту чертову куртку и помочь Стефани стащить через голову его рубашку. Рубашка зацепилась за золотую иконку, подаренную Рафу бабушкой, и цепочка чуть не задушила его, когда они оба пытались избавиться от его рубашки, в лихорадке страсти не замечая того, что мешает им это сделать.
Стефани прикоснулась к его обнаженной груди и, опустив голову, лизнула его кожу. Раф просунул руки под халат, лаская ее, лаская ее грудь, округлую, полную, совершенной формы. Когда он накрыл ее грудь ладонями, Стефани застонала, прикусила его сосок и продолжила путь вниз.
Она попыталась расстегнуть его ремень, но бушующая эрекция и еще то, что он сидел, мешали ей.
Рафаэль убрал ее руки, не желая терять время, и, привстав с дивана, сам справился с ремнем.
Затем он скинул ботинки, стащил носки и под неотрывным взглядом потрясающих карих глаз Стефани одним ловким движением стащил джинсы и трусы.
Она окинула его взглядом снизу вверх, и он почувствовал под этим ее жадным взглядом легкое смущение и желание — столь сильное, какого он не испытывал никогда прежде.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тот, кого я хочу - Уоррен Нэнси



Прикольный романчик!!!
Тот, кого я хочу - Уоррен Нэнсиоксюта
16.08.2013, 10.54





Очень понравился, как кино посмотрела.. Смешные диалоги, легко читается. Однако к концу немного занудно.
Тот, кого я хочу - Уоррен НэнсиStefa
29.12.2013, 0.31





Роман замечательный! Ггерои не супер правильные зануды и не садисты. Всего в романе хватает: юмор, секс, романтика и и особенно понравилось наличие параллельных сюжетных линий с нестандартными персонажами. Вывод простой - читать всем!
Тот, кого я хочу - Уоррен Нэнсиюли я
1.02.2015, 0.45





Роман легкий и бодрящий, как шампанское. Спасибо автору за позитив.
Тот, кого я хочу - Уоррен Нэнсиren
1.02.2015, 19.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100