Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Дункан не на шутку рассердился. Больше всего на свете он не любил представать в глупом свете, а именно так с ним в последнее время происходило с завидным постоянством. В чем дело? Тихая провинциальная дыра кажется мирной, как цветущая лужайка, но под зеленым ковром таятся ужасы в духе Стивена Кинга.
Плутая по кое-как заасфальтированным, плохо освещенным улицам, Дункан щурился на указатели и проклинал все на свете. Никто не потрудился составить карту Свифт-карента, а расспрашивать прохожих, где находится дом покойного Фрэнклина Форреста, неразумно, раз уж он собирался вломиться туда под покровом ночи.
Александре Форрест неоднократно задавали вопрос, знала ли она убитого, и каждый раз всем и Дункану в том числе она отвечала, что знать не знает и никогда не видела. Ему тоже задавал подобный вопрос методичный сержантик Перкинс. Приятно сознавать, что удалось обойтись без прямой лжи — с полицией ложь никогда себя не оправдывает. Когда Перкинс докопается до истины (а это не заставит себя ждать), можно будет с полным правом утверждать, что слышать о ком-то и быть знакомым — вещи разные.
Дункан слышал о Джерси Плотнике не раз. Он слыл мелким наркодельцом и скупщиком краденого. Им бы вообще никогда не столкнуться, если бы одно время Плотник не работал на сомнительного торговца антиквариатом, некоего Мендеса (тот подвизался на черном рынке, разыскивая по дешевым лавкам запущенные предметы искусства, подлатывая их и перепродавая по более высокой цене). Таких не встретишь на солидных аукционах вроде «Сотби» или «Кристи». Проходившие через его руки ценности чаще всего оседали в подвалах и задних комнатах.
Появление Плотника наверняка не простое совпадение, мрачно размышлял Дункан. Плотник тоже объявился в Свифт-каренте, штат Орегон, и притом в то же самое время скорее всего из-за Ван Гога.
Но вот Плотник мертв. Что означает его смерть? Будь он простым обывателем в погоне за сокровищем, тогда понятно, но Плотник чуть не с детства отирался на задворках общества, среди всевозможной шушеры. Он был верткий, как угорь в стае пираний. Более того, он полезен тем же пираньям, и им нет никакого смысла спроваживать его на тот свет. Что же изменилось? Какой неверный шаг стоил Джерси Плотнику жизни? Может, попытался облапошить босса? Или просто не потянул и списан за ненадобностью?
Как ни хочется поверить в симпатичную теорию Алекс, что все произошедшее — лишь случайная цепь событий: и само убийство, и мертвое тело в библиотеке, — интуиция подсказывает, что труп Джерси Плотника подсунули ей намеренно.
Слухами земля полнится. Если Саймон прослышал о том, что ценнейшее полотно не погибло, а преспокойно ждет, когда его обнаружат, с тем же успехом о нем мог прослышать и Гектор Мендес. Правда, такая мысль проливает свет лишь на то, как Плотник оказался в Свифт-каренте. А вот как он оказался на том свете? Кто его туда спровадил? И какое отношение к нему имеет Алекс?
Может ли быть, что игривая кошечка в нескромном прикиде водит за нос его, Дункана Форбса, человека бывалого? Дункан заметил, что ногой выбивает по полу машины нетерпеливую дробь. Помимо злости, им владело радостное возбуждение. Раз уж события приняли такой серьезный оборот, значит, слух небезоснователен! В застойных водах вопреки всем законам природы прячется раковина-жемчужница.
Бесценное полотно в пределах досягаемости. Невероятно!
А почему, собственно, невероятно? Дедуля не мог забрать его с собой в могилу. Он просто обязан был кому-то его передать, а кому и можно довериться, как не любимой внучке?
Да, но внучка сбила его с толку, затуманила мозги токсической смесью чопорности и бесстыдства!
Внезапно свет фар выхватил из тьмы облупленный, покосившийся указатель. Дункан напряг зрение. Так, перекресток Лаванда-лейн и Гиацинт-драйв. Он, конечно, не ботаник, но хочется верить, что Примула-авеню где-то рядом. Именно там жил Фрэнклин Форрест. Что, если полотно в доме? Висит себе на стене, как ни в чем не бывало среди копий и подделок. Почему бы и нет? Человек порой такое может отчудить, особенно если с головой не все в порядке…
Хотя на столь легкий вариант лучше не рассчитывать. И то хлеб, если отыщется какой-нибудь намек.
Мысли вернулись к Алекс, Дункан нахмурился.
Нельзя поддаваться вожделению. Пусть думает, что заарканила его, а главное, пусть считает тем, за кого он себя выдает, — профессором в ходе работы над книгой по искусству. Может, тогда она разговорится и расскажет подробнее о дедушке. Хорошо бы она припомнила его рассказы о друзьях времен Второй мировой. Рано или поздно в них проскользнет имя Луи Вендома, и тогда с помощью ловко поставленных вопросов можно будет перевести разговор в нужное русло. Скорее всего, Фрэнклин Форрест никогда не держал в руках пейзаж Ван Гога. Так уж ведется, что тот, кто припрятал сокровище, умирает, не успев поделиться своим секретом. Но на то и опыт, чтобы по обрывкам складывать картину.
Существует и более грустная возможность: полотно выкрали, и оно исчезло без следа. Тогда надежда только на записи, дневники, письма или мемуары покойного — на все то, где можно найти хоть какой-то ключик. Он-то и наведет на утерянный след.
Законные владельцы пейзажа обратились к Дункану лет десять назад, когда важная находка принесла ему известность. Он тогда разыскал одно из полотен старых мастеров, «откупленное» нацистами в 1930-х годах, когда они принуждали немецких евреев за гроши распродавать имущество. Бесценный Рубенс пылился в запаснике незначительной американской галереи. Дункан помог доказать его подлинность и вернуть наследникам. Он занялся поисками не во имя торжества справедливости, просто он испытывал удовлетворение, если получалось слегка подправить исковерканную фашизмом историю.
Контракт обычно заключался на таких условиях: никакого результата — никакого вознаграждения. Иногда Дункану везло, иногда нет. Поиск отнимал массу времени, не говоря уже о том, что не каждое правительство шло навстречу частным расследованиям, криминальный элемент норовил сесть на хвост, а галереи закрывали глаза на нечестные сделки прошлого. Иными словами, в его занятии присутствовал определенный элемент альтруизма, иначе не стоило за него и браться. Кроме того, к Дункану обращались после ограблений, и он чаще всего преуспевал в возвращении украденного. Так, например, он вернул английскому аристократу фамильный портрет кисти Ван Дейка.
Отчасти подобное занятие напоминало долгий и кропотливый процесс складывания мозаики, но не в безмятежной домашней обстановке, а среди опасностей и интриг, насыщая тем самым тягу к авантюризму, а заодно принося доход. Дункан не скопидом, но и не бессребреник.
Припомнив собственных предков, Дункан невольно улыбнулся. Он на правильном пути. Немногие в его семействе могли этим похвастаться. Так, наследственная ловкость рук помогла ему проникнуть в подвал на Бермудах, где он нашел спрятанное там незаконно приобретенное полотно.
В тот раз, правда, не все прошло гладко. Воспоминания о проделанной авантюре пробуждали неприятные ощущения в бедре. Выбираясь с виллы со скрученной в рулон картиной, Дункан слегка нашумел и как результат — нарвался на пулю. Можно сказать, еще повезло. Как-то обернется затея с возвращением Ван Гога? Впрочем, как бы ни обернулась, главное — отыскать пейзаж. Шутка ли, десять лет бесплодного поиска!
Дункан прикинул третью возможность и задался вопросом, приходила ли она в голову кому-нибудь, кроме него.
Что, если Фрэнклин Форрест присвоил картину и увез в Америку под видом нестоящей копии, по случаю приобретенной в сувенирной лавке Лувра? Пейзаж «Оливы и фермерский домик» написан Ван Гогом в последние годы жизни, когда он создавал шедевр за шедевром с маниакальной поспешностью, словно зная, что дни его сочтены. У Дункана есть черно-белый снимок пейзажа, сделанный еще в те годы, когда цветной фотографии не существовало. От времени оборотная сторона пожелтела, а сам снимок приобрел тусклый серый налет, но как раз такой вид и подзадоривал. Хотелось взглянуть на оригинал во всем его великолепии, со всеми красками жаркого лета южной Франции.
Если полотно хорошо сохранилось, его стоимость трудно себе вообразить. Десятки миллионов, не меньше!
Замечтавшись, Дункан не сразу обнаружил, что Петуния-стрит, на которую он повернул, тупиковая. Пришлось разворачиваться.
Надо не упускать из виду Алекс, хотя бы потому, что она может навести на Ван Гога. В дальнейшем он так и поступит. Ее нужно оберегать, ведь убийца Плотника разгуливает на свободе.
Как же к ней подступиться? Самый легкий и приятный способ — уложить в постель. Хорошо, что она не воплощенная невинность, как по штату положено библиотекарше. Горячая штучка, ничего не скажешь! Когда он держал ее в объятиях, он почувствовал в ней огонь, обещание. В тот момент он забыл обо всех краденых полотнах. Кто бы мог подумать, что такие водятся в захолустье! Скорее всего, она здесь главный предмет сплетен. А вот его веселая семейка наверняка бы ее одобрила.
Дункан опять задумался и чуть не прозевал нужную улицу. Указателя тут не висело вообще, но какой-то остряк прикрепил к дереву детский рисунок — корзину цветов за подписью «наша Примула-авеню». Улица оказалась небольшой, и номер не пришлось долго высматривать.
Для начала Дункан медленно проехал мимо. В доме явно никто не жил, хотя и регулярно выкашивал вокруг него газоны. Центральное окно верхнего этажа слабо освещалось — видимо, кто-то забыл выключить свет на лестничной площадке (или оставил нарочно, от незваных гостей). На веранде у парадной двери к полу прилип вверх ногами сделанный из газеты самолетик.
Чтобы не привлекать внимания, Дункан не стал возвращаться, а объехал блок и осмотрел дом с торца. Здесь гардины на окнах отдернуты, но за ними царила тьма.
Хотя соседние дома располагались довольно близко, на всех освещенных окнах жалюзи были опущены и плотно задвинуты, что обнадеживало. Дункан припарковал машину под развесистым деревом и вернулся к дому пешком. Отправляясь «на дело», для пущей маскировки он выбрал черные джинсы, черный свитер с капюшоном и разношенные кроссовки. По опыту зная, что таиться и прятаться — себе дороже, он уверенным шагом прошагал прямо к парадной двери. Никаких сердитых окликов не последовало, и замок даже не подумал бросить вызов его мастерству взломщика. Ничто не загудело, не взвыло, не замигало — сигнализацией тут и не пахло.
Несколько разочарованный тем, что не удалось блеснуть, Дункан проник в дом, тихонько прикрыл за собой дверь и замер, прислушиваясь. В доме стояла мертвая тишина (подумав так, он невольно поежился). Запах подтверждал первое впечатление заброшенности — пахло непроветриваемым помещением, пылью и отчасти старым человеком.
— Куда ты его запрятал, старый пень? — спросил Дункан в полголоса.
Само собой, ответа не последовало. Тишина словно с каждой минутой углублялась, могильная тишина дома, который утратил хозяина.
Несколько минут Дункан стоял на месте, привыкая к тишине и запахам, потом достал из кармана фонарик. Тонкий луч описал в кромешной тьме круг. Он находился в холле, просторном и мрачном, весьма характерном для викторианского стиля.
Дверь направо вела в гостиную. Дункан начал поиск с осмотра картин на стенах (могло ведь статься, что Фрэнклин Форрест выставил добычу на всеобщее обозрение, отлично зная, что никто не заподозрит в случайном полотне бесценный оригинал). Будь оно так, Дункан зауважал бы старика. Нечасто встретишь вора с чувством юмора и стальными нервами.
Увы, в гостиной нашлись лишь унылые гравюры викторианской эпохи. Единственная картина маслом того же периода — очевидный предмет гордости хозяина, так как красовалась в центре, над каминной полкой. Эффект, однако, полностью нивелировался вышивкой с двойным сердцем и слюнявой цитатой из какой-то песенки, висевшей сбоку, над пухлым стулом с цветастой обивкой и в пару ему скамеечкой для ног.
В надежде обнаружить сейф Дункан заглянул под каждую картину. Ничего. Тогда, заслонив рукой свет, он прокрался в столовую, окна которой выходили на улицу. Там над антикварным буфетом висело превосходное полотно середины XVIII столетия, но импрессионистами даже не пахло.
В противоположной части нижнего этажа находились жилая комната с телевизором, большая кухня, забитая таким старьем, что могла бы служить декорацией к фильму о 1950-х годах, и нечто среднее между библиотекой, студией и кабинетом старого холостяка. Здесь все еще витал аромат трубочного табака.
В душе у Дункана шевельнулась жалость. Должно быть, именно в этой комнате старикан проводил большую часть времени — она ощущалась более обжитой. Во всяком случае, не настолько безликой, как другие помещения. Зажечь бы свет, но Дункан поостерегся. В большом городе мало кто знает имена соседей и уж тем более не интересуется тем, кто бродит ночью по их квартире. В захолустье все знакомы друг с другом. Более того, каждый в курсе чужих семейных дел.
После осмотра стен Дункан прошел к солидному дубовому столу и выдвинул верхний ящик. Дальше дело не пошло — снаружи послышался хруст гравия под колесами подъехавшей машины. С приглушенным проклятием он выключил фонарик. Оставалось надеяться, что кому-то просто понадобилось развернуться.
Однако вскоре хлопнула дверца. Не в силах поверить в подобное невезение, Дункан замешкался в кабинете. Через пару минут послышался скрежет ключа в замке — знак того, что путь к отступлению отрезан. Он затаился за ветхим кожаным диваном. Кому еще могла прийти в голову мысль наведаться ночью в дом Фрэнклина Форреста?
Алекс закрыла за собой дверь и немного постояла в холле, охваченная печалью и окруженная призраками прошлого, не теми, которых стоит бояться, поэтому страха она не чувствовала. Дедушка жил здесь почти всю жизнь и здесь же умер, в точности как мечтал.
Она даже обрадовалась бы, явись ей сейчас его призрак. Она не могла бы на него наглядеться! Они устроились бы в кабинете и стали беседовать, как в старые добрые времена.
Дедушкин совет пришелся бы кстати: как лучше поступить с домом, как устроить свою жизнь, как наладить жизнь непутевой Джиллиан? Хотя нет, все это темы, неподходящие для бесед с дедушкиным духом. Они и при жизни скрывали от него истинное положение дел. За неимением родного сына Фрэнклин Форрест гордился зятем, и весть о том, что семейная жизнь Эрика и Джиллиан лежит в руинах, разбила бы ему сердце. Он сошел бы в могилу много быстрее, если бы знал обо всем.
Зато Алекс предстояло и впредь решать проблемы сестры. Что ж, ей они по плечу, и сердце у нее не в пример крепче дедушкиного. Ее жизненная философия проста: упал — встань, отряхнись и иди дальше. Не самая худшая из философий.
Воздух в холле стоял спертый, но Алекс не замечала этого, рисуя себе дедушку живым и бодрым. Ощутив на глазах слезы, сморгнула их и направилась в кабинет. Там, где сохранилось больше всего светлых воспоминаний, лучше и работалось.
В верхнем ящике стола лежали кассеты, пронумерованные в хронологическом порядке. Как любая живая речь, они изобиловали повторами, местами сбивчивыми и не вполне внятными. Алекс предстояло облечь дедушкины рассказы в литературную форму. Мемуары обрывались на начале 1990-х годов, однако все самое интересное он уже рассказал, оставалось только добавить заключительную главу.
Два прошедших месяца нельзя было назвать плодотворными. Алекс садилась за работу от случая к случаю и сумела разобраться только с двумя кассетами, то есть с детством и первыми годами в Орегоне. Теперь она чисто автоматически потянулась за третьей, но отдернула руку, сообразив, что никто не требует от нее столь систематизированного подхода. Компьютер ее, и она могла заносить туда информацию как угодно, хоть задом наперед. Столь кощунственная мысль смутила, но Алекс упрямо выпятила подбородок. Почему бы не отложить Вторую мировую на потом? Взяться за более светлые времена, когда все возвращалось на круги своя? В то время дедушка и бабушка встретились и поженились.
Она вставила кассету, нажала кнопку. Комнату заполнил низкий, немного скрипучий старческий голос. Боль утраты сжала ей сердце с такой силой, что Алекс выхватила и прижала к глазам бумажный платок. Что же с ней такое, в самом деле?! Человек жил долго, полной жизнью и умер легко, без страданий. Доктор так и сказал: приступ настиг его в разгар послеобеденного сна. Такой смерти можно только позавидовать. О чем же она плачет? Вспоминать об ушедших надо легко и радостно.
Внезапно Алекс поняла, что оплакивает вовсе не дедушку, а себя, одинокую и никем не любимую.
Сжав зубы, она подавила постыдную жалость к себе и занялась работой. Размеренный голос убаюкивал, навевал приятные видения.
— Она стала зеницей моего ока, — говорил дедушка о женщине, которую взял в жены, — и величайшей ценностью моей жизни.
Глаза снова заволокло. Промокнув слезы, Алекс чаще застучала по клавишам, чтобы успеть за голосом и не упустить ни слова из сказанного. История знакомства и ухаживания нравилась ей больше всего.
Насилие, смерть… и страсть.
Припомнив поцелуй, Алекс провела по губам кончиком языка и поскорее оттеснила от себя образ Дункана Форбса.
Дальше шел рассказ о первых днях, неделях, месяцах брака. О том, как они с головой погрузились в отделку дома, уже тогда далеко не нового, как обставляли его, как купили свой первый автомобиль. Нетрудно вообразить себе бабушку на веранде с вышиванием на коленях. Она обожала это занятие и все время расшивала то спинки стульев, то полотенца, то скатерти. В пресвитерианской церкви Свифт-карента до сих пор пользовались в день первого причастия пеленой ее работы…
Мобильный телефон в сумочке зазвонил, катапультировав Алекс на полстолетия вперед. Она выудила его и прижала к уху, дезориентированная, понятия не имея, чего ожидать.
— Как ты, Алекс? Держишься?
— А, Том! Держусь, конечно. Спасибо, что позвонил.
— Нет проблем. Знаю, зачем я тебе нужен. Ты, конечно, ждешь не дождешься открыть библиотеку? Прости, но еще денек придется потерпеть. Зато послезавтра — уже с гарантией. Идет?
— Идет. Не я тут решаю.
— Хочешь, я сам договорюсь с уборщиками на завтрашний вечер?
— Будь так добр. Слушай, а их уже допросили?
— Само собой. Из библиотеки миссис Родригес сразу поехала в больницу, а ее муж присоединился к ней после уборки в одной конторе. У них дочь в родильном, как раз ночью и родила — здоровенного парнишку. Во время убийства они сидели в коридоре и ждали, а кругом бегали медсестры, акушерки и прочее. Словом, полное алиби.
Ну вот! Когда имеешь дело с убийством, подозрительным кажется любой, от уборщиков до заезжего профессора. В результате она даже не поинтересовалась, все ли благополучно у дочери Родригесов. Просто вылетело из головы. А ведь у них родился первый внук!
Кстати, о заезжем профессоре.
— Том… — нерешительно начала Алекс, — тут такое дело… я не знаю, стоит ли вообще об этом упоминать…
Не так-то легко настучать на человека, который целуется более пылко, чем до сих пор приходилось испытывать.
— Ты расскажи, а там увидим. Сама знаешь, в таком деле важна любая мелочь.
— Я насчет Дункана Форбса. Когда мы сегодня расходились по домам, я заметила у него на манжете и рукаве следы крови. Понимаю, он мог запачкаться, когда переворачивал труп, но…
Со стороны дивана у противоположной стены донеслись шорохи и поскрипывания. Алекс вздрогнула, но быстро опомнилась. Старые дома полны звуков: между стенами и обшивкой шуршат насекомые, половицы скрипят, словно по ним спускается кто-то невидимый. Потому во все века их так и боятся.
— Спасибо, — между тем ответил Том. — Я разберусь.
Тон его стал заметно более мрачным. Алекс сразу ощутила, какую важную деталь сообщила следствию. Выходит, Дункан Форбс показался подозрительным не ей одной. Во рту появился противный привкус, в точности как тогда, когда она полоскала и полоскала его в попытках стереть всякий след поцелуя. Жаль, что не догадалась захватить полоскание с собой.
Кассета находилась примерно на середине, и Алекс как раз предстояло выяснить, как дедушка воспринял новость о том, что скоро в первый раз станет отцом, когда в парадную дверь постучали.
Кто бы мог прийти в такой час? Может, соседи решили полюбопытствовать, почему в доме свет? Или грабители стали настолько вежливы?
Алекс на цыпочках прокралась в столовую, из окон которой виднелось крыльцо, выглянула — и бросилась отворять с радостным возгласом: «Эрик!»
Каждый раз, когда они виделись, она заново поражалась тому, как он изменился, каким опрятным стал. Она помнила его нескладным парнем с патлами ниже плеч, когда Джилли привезла его из Калифорнии, зато теперь — лощеный бизнесмен и политик, и пахло от него не застарелым потом, а дорогим одеколоном. Отойдя от дел, дедушка оставил свой антикварный магазин на его попечение. К его большому удовольствию, Эрик не сменил имя на вывеске. Он не хотел задеть чувства старика — он, кому на последних выборах удалось без труда пройти в городской совет.
Приятно сознавать, что дедушка не ошибся в нем. Из гадкого утенка вырос красивый, сильный лебедь. Дело процветало в руках Эрика, а современные средства коммуникации и коммерции (Интернет, онлайновые аукционы) расширяли поле деятельности. Пришлось даже нанять помощницу.
— Как ты здесь оказался?
— А ты не знаешь? Когда я бываю тут, непременно заглядываю проверить, все ли в порядке. Сегодня вот заметил возле дома твою машину.
— Так не стой на пороге, заходи!
— Пожалуй, в самом деле зайду. Давно уже собирался с тобой кое о чем поговорить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100