Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Том Перкинс не пришел в восторг от сведений насчет Джерси Плотника, убитого бог знает где и подброшенного в библиотеку Алекс. Что понадобилось такому типу в Свифт-каренте? Кто его прикончил и почему взял на себя труд перетащить в общественное место, делая себе дороже?
Стоя посреди комнаты отдыха, на время расследования отведенной под кабинет, Том в который раз скользил взглядом по фотографиям. Их было столько, что они с успехом заменяли обои, и с каждой из них взирали стеклянные глаза трупа. Его взгляд стоил Тому аппетита. Он чувствовал, что теряет в весе.
За десять лет работы в полиции Том успел насмотреться на мертвые тела, но они относились к жертвам аварий, а с убийством до перевода в Свифт-карент сталкиваться не приходилось.
По натуре не слишком амбициозный, он вполне довольствовался рутиной и не мечтал о большом деле, которое мог бы лихо раскрыть. Он и в полицию пошел, чтобы служить и защищать, а не ради карьеры, и меньше всего желал, чтобы вокруг крутились репортеры, а его физиономия красовалась на страницах газет. Мир и порядок в родном городе — вот ради чего он старался.
Однако и шарахаться от ответственности не в характере Тома. Раз уж убийство совершилось, его следует раскрыть, поэтому он принял назначение как должное. В объединенном межгородском подразделении, где он числился, кое у кого и опыт побольше, и образование повыше, зато Том хорошо знал город и жителей.
Забросанная бумагами, заваленная папками, комната давно утратила всякое подобие аккуратности. Здесь валялись рапорты, протоколы допросов, бюллетени и отчеты, в том числе отчет баллистической экспертизы, согласно которому орудием убийства признали девятимиллиметровый полуавтоматический пистолет, каких кругом полным-полно. Судмедэкспертиза утверждала, что тело, уже мертвое, тащили по асфальту и гравию, что тоже не сужало поле действия. Под ногтями не нашлось ни кожи, ни крови — ничего такого, что могло пролить свет на личность убийцы.
Полиция Лос-Анджелеса разыскивала и допрашивала всех, кто так или иначе имел дело с Джерси Плотником, но поскольку он считался криминальным элементом, как-то не верилось, что кто-то возгорится желанием помочь следствию. Подружка убитого не особенно огорчалась его смертью. По ее словам, Джерси сказал, что на пару дней уезжает по делу, и с тех пор как в воду канул. Ей в голову не пришло поинтересоваться, куда он направляется, а также один или с кем-то. В Мичигане у Джерси Плотника жила сестра, но они почти не общались, так что она знала и того меньше, а услышав о смерти брата, не моргнула и глазом.
Единственный неопровержимый факт — Плотника убили и уже после того перетащили в библиотеку.
Том присел к столу и выудил из-под горы бумаг план муниципального комплекса, без того известный ему наизусть. Убийца проник в библиотеку без труда: замки не взломаны, сигнализация не сработала. Казалось, он просто возник там с трупом на спине, свалил его за стеллажи и улетучился, не потревожив ни пылинки.
Обычная процедура включала размещение в газете фотографии жертвы с просьбой обратиться в полицию, если имеется хоть какая-то информация. Все сделали уже на следующий день. Местное телевидение регулярно повторяло то же самое объявление.
Безрезультатно.
Отдел по расследованию прочесал округу: бакалейную лавку; кофейню; каждый ресторан, закусочную и бистро; каждую гостиницу, мотель и пансион; каждую бензозаправку.
Ничего.
Казалось бы, в маленьком городке, где люди только и делают, что сплетничают, незнакомцу просто не затеряться. А Джерси Плотник сумел. С тем же успехом он мог просто возникнуть в библиотеке уже мертвым.
Правда, говорили о вновь прибывшем профессоре, что пишет книгу по истории искусства.
Профессор явился в город за день до убийства. Интересное совпадение. Возможно, одно из тех, что в конечном счете не имеют с совпадением ничего общего. Однако это еще требовалось доказать.
Поначалу дело представлялось ясным: один гастролер прикончил другого. Когда Алекс позвонила насчет пятен крови на рубашке Дункана Форбса, такое сообщение порадовало. Из всех вариантов Том предпочитал тот, в котором замешаны люди пришлые.
Однако кровь оказалась краской, и список подозреваемых благополучно сошел на нет.
За неимением доказательств невозможно утверждать, в самом деле приезд двоих в Свифт-карент — чистой воды совпадение или нет. Том счел за лучшее отложить такой вопрос на потом. Сейчас важнее разрешить другую загадку: чего ради понадобилось тащить труп в библиотеку Алекс? Интуиция подсказывала, что ее решение приблизит главный ответ.
Библиотека Алекс.
Сообразив, что он всегда именно так и думал об этом месте, Том хмыкнул. Не он один. В маленьком городке каждый друг друга знает. К примеру, о заведениях говорят как о «кафе Ильды», «пончиковой Вэла», «пиццерии Эрла».
В любом случае именно Алекс наткнулась на труп. Не подозревать же в убийстве ее! Глупее ничего нельзя придумать.
Как человек скрупулезный, Том проверил, где находилась Алекс в предполагаемый момент убийства, то есть между полуночью и часом ночи. По ее словам, она безмятежно спала у себя в постели. Подтвердить подобный факт некому, так как жила она одна, но никто из соседей не видел, чтобы она входила или выходила в неподобающий час. Теоретически она могла прикончить Джерси Плотника, но такое предположение звучало столь нелепо, что Том не стал распылять полицейские силы, отряжая кого-то из своих людей для проверки подобной версии.
Допустим, произошла разборка. По какому поводу? Наркотики?
До сих пор в Свифт-каренте, штат Орегон, с данной проблемой особенно не сталкивались. Марихуаной время от времени торговали по подворотням, невзирая на жесткий контроль, так что некоторые щеголяли стеклянным взглядом чаще, чем хотелось бы, но они держались в тени. Спокойствия ради их не трогали.
Ход мыслей Тома по поводу наркотиков неминуемо приводил к Джиллиан.
Том хмуро прошагал к окну и встал, уперев руки в подоконник и глядя на стоянку в надежде, что его осенит новая блестящая идея.
Джиллиан. Она вернулась из Лос-Анджелеса тонкой, как прутик, и безнадежно «съехавшей». Когда она не «торчала», то пила запоем, так что одно время весь город стоял на ушах от ее выходок. С тех пор миновало много времени. Джиллиан повзрослела, повзрослел и сосунок, которого она с собой притащила. Фрэнклин Форрест спал и видел, чтобы непутевая внучка остепенилась, поэтому настоял на браке.
Эрик. Том невзлюбил его с первого взгляда, но судя по тому, как высоко пришлому удалось подняться, Том относился к меньшинству. Старик Форрест, тот прямо души не чаял в Эрике Мунне, да и Алекс приняла его без возражений (может, в надежде спихнуть с плеч обузу). Горожане быстро к нему привыкли. Почему бы и нет? Возмужав, он превратился в мужчину с лоском, и его привечали настолько, насколько отвергали Джиллиан. На последних выборах он прошел в городской совет.
Как Том ни бился, он не мог понять, в чем секрет успеха Эрика Мунна. Разве можно не видеть очевидного? Джиллиан любила выпить и до отъезда и, уж конечно, покуривала марихуану, но только связавшись с Эриком, перешла на серьезные наркотики. Кто подтолкнул ее к ним, если не приятель?
Времена изменились, но по городу полз слушок, что Джиллиан не оставила своих привычек, невзирая на то что муж ее давно взялся за ум.
В связи с убийством подозрение естественным образом падает на запойных пьяниц и наркоманов, которые не ведают, что творят в свои худшие моменты. Пришлось проверить алиби Джиллиан. Однако никаких дальнейших шагов Том не предпринял, о чем теперь жестоко сожалел. Накануне вечером он встретил женщину на грани нервного срыва. Больно вспоминать, как она умоляла его поверить ей. Не закоренелая наркоманка и алкоголичка, как считала Алекс, а жертва жестокого обращения, каких ему довелось повидать немало.
Кто мог поднять на нее руку? За ответом далеко ходить не нужно.
Полиция считала, что тело в библиотеку перетащил опытный преступник, которому раз плюнуть отключить сигнализацию и открыть замок. Том на этот счет держал при себе особое мнение. Как член городского совета, Эрик Мунн имел доступ к запасным ключам и знал код. Вскоре после убийства глаз его бывшей жены оказался подбитым. Чтобы не проговорилась? Маловато для ареста, но для небольшого частного расследования — вполне достаточно.
Что касается Дункана Форбса, тот оказался на месте преступления просто потому, что не вылезал из библиотеки. Когда ни придешь, вечно сидит там, уткнув нос в книгу. Алекс, словно всеми силами избегая его, бродит между стеллажами. Все вполне нормально. Мужики липнут к ней, как мухи на мед, а она этого терпеть не может. Правда, обычно она умеет сохранять любезность даже с хамом. Форбс, должно быть, вел себя с ней чересчур нагло. И зря. Он проторил кратчайший путь к ее неприязни, а никак не к сердцу.
Ах, Дункан Форбс, Дункан Форбс! Первый из двоих объявившихся в городе чужаков. Он пасся в библиотеке и в тот день, когда убили Джерси Плотника. Он перехватил бежавшую в панике Алекс. Есть у него и пистолет, который коротает время на восточном побережье. Правда, всегда можно купить другой.
У Тома вырвался смешок. Профессор, который работает над книгой с оружием в руках! Персонаж дешевых комиксов. Он и сам себе казался все больше похожим на такой персонаж — на туповатого сыщика с густыми черными усами и в котелке.
Но если поразмыслить, вся история носит какой-то водевильный характер. Что-то в ней есть нелепое. Что-то не вяжется.
Вяжется, не вяжется, а в любой пьесе, от водевиля до детектива, персонажи живут и действуют. У них есть право на поступки. Он тоже может сделать шаг. Например, все-таки пригласить залетного профессора в горы.
Он так и сделает сразу после того, как навестит Джиллиан. Им самое время поговорить по душам.
Том подбросил связку ключей в воздух и ловко поймал.
Допрашивать Джиллиан не хотелось, но рано или поздно придется. Надо было пользоваться случаем вчера. Нажми он как следует — она бы проговорилась. Но как нажимать, если у нее и так красные распухшие глаза и синяк на лице?
Джиллиан оказалась дома. Звук ее голоса заставил Тома встрепенуться, и подобная реакция ему не понравилась. Он отнесся к ней как к заблаговременному предупреждению. Разум подсказывал, что такой интерес добром не кончится, поэтому он свел телефонный разговор к обмену короткими репликами.
— Я собираюсь за твоей машиной. Ключи при мне. Есть в связке ключ от дома?
— Да, он с синей полоской.
— Как колено? Лучше?
— Да.
— Все равно не беги открывать дверь. Я сам открою ключом. Просто сиди и жди.
— Хочешь зайти? — удивилась Джиллиан.
— Хочу взглянуть на твое колено. Может, ты думаешь, что все в порядке, а на деле — хуже некуда. Придется тогда тащить твою задницу в больницу.
— С твоей стороны будет превышение власти!
— Ради того и живем, — заметил он со смешком.
К брошенной машине Тома отвезла Реана. Затем она укатила, а он поехал к Джиллиан, попутно размышляя над тем, какие вопросы задаст. Ко времени приезда мысленный список он составил. На всякий случай Том еще раз запретил себе шарить взглядом по одежде собеседницы и воображать, что под ней скрывается. Как назло, мысленная цепочка потянулась к вчерашнему дню и полуобнаженной груди. Томительно захотелось увидеть всю картину.
С Джиллиан так бывало всегда. Он смотрел на нее и хотел видеть больше. Отчего-то казалось, что он хотел бы больше всегда, даже если бы с ней переспал. Именно благодаря Джиллиан он когда-то понял, что такое вожделение. Однако даже ради нее он не мог пренебречь своим долгом.
Для начала осмотреть колено, а заодно и осмотреться, все ли в порядке, нет ли чего необычного.
У двери Том постучал, объявляя о своем приходе, потом вставил в замочную скважину ключ.
— Джиллиан, это я, Том.
Вообще-то он собирался назваться полным именем и званием, но заранее почувствовал себя ослом и изменил тактику. Вчера Джиллиан высмеяла его за слово «мэм», не хотелось снова представать в глупом свете.
— Очень мило с твоей стороны вернуть мне машину. Спасибо.
Голос у нее звучал по-прежнему кротко и трогательно, но как будто всепроникающе. Ее шепот, должно быть, можно расслышать на другой стороне стадиона.
— Всегда пожалуйста.
В жилой комнате Джиллиан не оказалось. Бросалась в глаза необычайная чистота. На журнальном столике ни пылинки. Несколько удивленный, Том прислушался.
Тишина.
Он прошел на кухню. Там царила та же чистота нежилого помещения. Шкафчики блистали, с пола можно есть. Словно в рекламном ролике!
— Где ты?
— Здесь!
Том прошел по коридору, заранее рисуя себе Джиллиан в кабинете перед телевизором. Но комната, в которую он попал, оказалась не кабинетом. Переступив порог, он замер на полушаге, как человек, внезапно выскочивший на кромку утеса.
Какого черта он сюда приперся?! Здесь же спальня!
В самом деле, о «мыльных операх» речи не шло, и Джиллиан не сидела, а лежала.
В постели.
По щекам Тома пополз румянец. Заметив его смущение, она усмехнулась:
— Не волнуйся, я не собираюсь склонять тебя к постели — слишком неважно себя чувствую.
Внезапно время прыгнуло на годы и годы назад, и Том ощутил себя угловатым подростком, малиновым от неловкости.
— Я не… — Горло перехватило, пришлось откашляться. — Я думал, ты смотришь телевизор… я не знал, что ты в спальне…
Воображая себе спальню Джиллиан, он рисовал что-то откровенно эротическое — эстампы с голыми телами с претензией на искусство, запах массажных масел и курений. На деле все обстояло по-другому.
Джиллиан полулежала на простом покрывале в цветочек, на груде подушек с оборочками. Оборочки виднелись всюду: на балдахине, на скатерти, на чехле кресла.
— Здесь что, твоя спальня?! — вырвалось у него, прежде чем он догадался прикусить язык.
— Раньше комната предназначалась для гостей. Когда Эрик ушел, я перебралась сюда. Хотелось перемен.
В короткой джинсовой юбке, выбранной, возможно, чтобы кромка не давила на колено, ноги Джиллиан находились на виду, и их изящные очертания еще больше подчеркивались иссиня-черной опухолью. Ступни ног узкие, на ногтях — оранжевый лак.
Простая майка с коротким рукавом полностью скрывала грудь, но по странной причине именно это заставило Тома вспомнить оборванную лямку и все, что накануне ненамеренно выставлялось напоказ.
Длинные светлые волосы без затей лежали на плечах. Так Джиллиан носила их всегда. Кое в чем она не изменилась ни на йоту, зато в другом стала совершенно иной. Например, из глаз исчез тот особый свет, что выдает жадность к жизни. Синяк отлично шел к равнодушному взгляду.
В свое время Тому пришлось повидать немало подбитых глаз. Кое-кому он сам ставил синяки, кое-кто украшал синяком его, но такие отношения характерны для мужчин. Женщине по штату не положено ходить с подбитым глазом, а на прелестном личике Джиллиан синяк и вовсе не к месту. Вчерашняя краснота сменилась пурпуром, переходящим дальше к виску в желтизну и даже зелень. Глаз заплыл так, что почти не открывался.
Пристальный осмотр заставил Джиллиан поежиться. Том поспешно перевел взгляд на ноги.
— Как колено?
— В порядке.
— Сгибается?
— Да.
— Покажи.
— Вот еще!
О том, чтобы подскочить и насильно согнуть ей ногу в колене ради спокойствия души, не шло и речи (насилия ей пришлось хлебнуть и без него). Том утешил себя мыслью, что Джиллиан — девочка взрослая и знает, когда надо к врачу.
— Я принес настоящий медицинский пакет со льдом. Он показал подернутый влагой пакет.
— Спасибо.
— Можно приложить?
— Давай.
Он пристроил пакет на колене, изо всех сил стараясь не прикоснуться к коже. Пристроил — и сразу дал задний ход.
— Пить хочешь? Может, кока-колы?
— У меня нет.
— Тогда чаю?
— Не утруждайся, мне и так неплохо, — успокоила его Джиллиан с легкой усмешкой.
Шажок за шажком он все дальше удалялся от постели, пока не оказался на пороге, спиной уже как бы в коридоре, лицом еще в спальне. Промежуточное положение как-то успокаивало. Джиллиан молча следила за ним со своих подушек.
— Я хотел кое о чем спросить.
В ее взгляде появилась настороженность, и она села прямее, закрыла книгу и положила ее на ночной столик так, чтобы он не видел заглавия. Однако Тому хватило и мгновения, чтобы заметить его: «История наркомании».
— Хотел, так спрашивай, — произнесла Джиллиан с вызовом. — Все равно мне нечем заняться.
— Как сестра, оправилась от потрясения? — начал Том, решив подойти к интересующему вопросу издалека.
— А ты что, сам не знаешь? Вы же все время крутитесь в одном и том же здании.
— Я знаю только ту Алекс, которая появляется на людях. Как она живет в другое время, для меня загадка.
— Для меня тоже, — ответила Джиллиан с горьким смешком. — Мы не настолько близки, чтобы поверять друг другу тайны, да и вообще… К примеру, на днях я попросила Алекс о помощи, а она сдала меня полиции.
— Из лучших побуждений.
— Само собой! — Джиллиан переплела пальцы так крепко, что побелели костяшки.
— Кто подбил тебе глаз?
— Никто, — быстро ответила она, слегка вздрогнув от неожиданности. — Говорю же, ударилась о ребро двери, а потом скатилась со ступенек.
Ну правильно, так все и случилось. А он тогда — папа римский.
— Помочь можно, только если знаешь правду.
— Бывает, что помочь вообще нельзя, — проговорила она тоном до того безнадежным, что Том внутренне поежился.
Внезапно оставаться на пороге показалось глупым, он прошел к плетеному креслу в чехле с оборочками и осторожно пристроился в нем, отметив, что ткань только что выстирана. Все в доме выглядело неестественно чистым.
— Давай попробуем.
— Зачем? — На короткую секунду взгляды скрестились и сразу разбежались в стороны. — Все равно это ничего не даст.
— Тогда на дороге ты просила верить тебе, и я поверил. Почему не дать мне еще один шанс?
Том старался говорить как можно мягче и позу принял по возможности непринужденную: оперся локтями на колени и свесил руки — в надежде разговорить Джиллиан. С той минуты, когда он перехватил ее сломя голову убегающей из города с подбитым глазом, многое стало ясно, но он не мог вложить нужные слова ей в уста. Даже если бы весь город знал, что руку на нее поднял именно бывший муженек, его все равно нельзя тронуть, до тех пор пока Джиллиан на него не заявит. Ситуация сильно осложнялась нераскрытым убийством, и прежде чем действовать, нужно убедиться, что Джиллиан не имеет отношения к убитому, ведь Джерси Плотник промышлял и наркотиками. Существовал шанс, хоть и совсем небольшой, что синяк подвесил именно он за неуплату в срок, а Джиллиан в ответ его прикончила. Чтобы предположение опровергнуть, одной интуиции маловато.
— Я смотрю, хорошая ты хозяйка, — заметил Том. — У меня дома ужасный кавардак, а у тебя — как на выставке.
— Только потому, что скоро мне отсюда выметаться, — пожала плечами Джиллиан. — Дом придется продать. Развод — штука дорогостоящая.
— Жаль. Симпатичный домик. Неужели не хочется здесь остаться?
— Я не могу себе это позволить.
Она выглядела ужасно одинокой на громадной кровати в чересчур чисто убранной комнате с книгой по истории наркомании — не самым захватывающим чтением для человека с исковерканной судьбой.
— Ты могла бы найти работу.
— Где и какую? Кто меня возьмет? — Джиллиан подняла на Тома глаза: один большой и печальный, другой почти заплывший. — Сам знаешь, что думает каждый: «Зачем мне лишние проблемы? От таких только и жди всяких каверз. Кто ее знает, что она отчебучит, эта…»
— Так докажи, что они ошибаются.
— Как?! Чтобы что-то доказать, надо с чего-то начать.
— Ты вроде начала — в библиотеке.
— Попытка неудачная.
— Открой свое дело.
— Ну, да, что может быть проще! Можно подумать, у меня мешок денег. У меня даже счета нет в банке. Идей тоже никаких. Сейчас бы заработать что-нибудь, хоть на жилье, а пока отсюда одна дорога — в дедушкин дом. Со временем и он будет продан, потому что так хочет Алекс. Куда я тогда подамся, ума не приложу, но в любом случае придется как-то кормиться.
Поскольку он не имел права лезть в чужие дела, Том придержал язык, однако задался вопросом: как вышло, что Джиллиан осталась без гроша? Антикварный магазин процветал, да и занимаемая Эриком Мунном должность тоже приносила немало. Детей у них нет, в дорогостоящие круизы они не выезжали. На что же ее бывший тратит деньги? Том решил, что при случае перекинется словом с его банкиром.
Между тем разговор все дальше отклонялся от нужной темы. Нельзя же до бесконечности ходить вокруг да около! Том решил взять быка за рога.
— Я вот думаю, Джиллиан… если у тебя все еще проблемы с наркотиками, существуют клиники…
Раздался крик, такой пронзительный и отчаянный, что непонятно, как он родился в таком хрупком теле. На миг Тому показалось, что он попал в самую середину самой крутой серии «Изгоняющего дьявола». Он невольно отшатнулся, почти готовый увидеть, как голова Джиллиан соскакивает с плеч. Вместо головы она сама соскочила с постели, охнув от боли в коленке.
— Идем!
— Куда?
— На тесты! Хочу пройти все, какие только бывают! Прямо сейчас! Я больше не могу, понимаешь, я больше не могу! С меня хватит!!!
Слезы градом катились у нее по щекам. Она гневно отерла их ладонью. Том вскочил, отчаянно сожалея, что не сидит сейчас в какой-нибудь забегаловке, провонявшей пивом и табачным дымом, где в ответ на непристойные шуточки народ разражается диким ржанием, — в каком-нибудь месте, где все понятно и просто.
— Эй, полегче! Я только хотел помочь…
— Ты же сказал, что поверил мне тогда, на дороге!
— Поверил, что ты не пьяна. Так оно и было. Но это совсем не значит, что у тебя нет проблем с наркотиками.
Джиллиан встала перед ним, уперев руки в бока. Гнев клокотал в ней с той же силой, что недавнее отчаяние.
— Я не пью, не нюхаю и не колюсь!!! Я чистая, понял?
Она прошагала к ночному столику так быстро, как позволяло колено, достала что-то из ящика и швырнула Тому. Меткость у нее никудышная, но он привык хватать все налету. И он поймал плоскую квадратную коробочку, из тех, где хранятся диски. Том недоуменно повертел ее в руках:
— Что это?
— Моя карта из общества анонимных наркоманов! Я состою в нем уже два года!
Том медленно поднял взгляд от коробочки, где просматривались очертания зеленого диска. Джиллиан смотрела на него пристально, разгоряченная яростью, но с робкой надеждой в глазах, и внезапно он понял, как трудно для таких, как она, попросить чужого человека поверить тебе, когда даже близкие отказались.
Карта, конечно, может, и фальшивая. Осторожность требовала не спешить, но личный опыт подсказывал: верь ей, верь.
Много лет назад Джиллиан была первой девушкой Тома, если можно так назвать несколько неловких поцелуев, которые они разделили. Неловких исключительно по его вине. Он так волновался и так боялся осрамиться перед Джиллиан, что в самом деле осрамился. Зубы хрустнули, нос стукнулся о нос с такой силой, что на глаза навернулись слезы. По неопытности он так глубоко засунул язык в рот Джиллиан, что чуть не задушил. Но она не оттолкнула его, а когда он наконец отстранился сам, погладила по щеке так ласково, словно только что испытала самые прекрасные мгновения своей жизни.
Джиллиан могла его высмеять, заложив чудовищный комплекс, от которого потом избавляются годами, если вообще избавляются. Она так не сделала. Наоборот, она заявила, что будет всю неделю оставлять окно спальни открытым, чтобы он мог прийти, когда захочет. Самая горячая штучка в городе сказала, что готова с ним переспать, но он так и не решился.
Годы спустя все произошедшее казалось нелепым, а тогда он вел себя слишком робко и нерешительно. Думал, что она пошутила, и если он, как последний идиот, клюнет на приманку, то выставит себя на посмешище. Что общего у него с Джиллиан, такой опытной, такой всеми желанной? Зачем ей он, вероятно, единственный в городе девственник такого возраста?
Сейчас она стоит перед ним, и взглядом, всей своей позой умоляет поверить. Как он может ей отказать, помня о прошлом?
В конце той мучительной недели, когда он каждую ночь простаивал под открытым окном, разрываясь между желанием и страхом, проклиная себя за трусость, Джиллиан покинула город.
— Что ж, — вздохнул Том, глядя прямо в неподбитый глаз, — поздравляю с двухлетним успехом.
— Значит, ты мне веришь? — Джиллиан одарила его улыбкой, такой сияющей, что она совершенно затмила синяк. — Спасибо!
И не успел Том опомниться, как она обвила его руками в благодарном объятии. Чисто дружеском объятии, которого он не ждал. Он хотел стать восемнадцатилетним и лезть в окно, оставленное открытым специально для него.
Когда Джиллиан обхватила его и прижалась так тесно, так доверчиво, он поцеловал ее в макушку. Как он и ожидал, она подняла голову, удивленно глядя, и он воспользовался этим, чтобы поцеловать ее в губы.
Одно короткое восклицание — и Джиллиан ответила на поцелуй. На сей раз и речи не шло о скрежете зубов, болезненных толчках носами или вращении языком в опасной близости от трахеи. Восемнадцать лет давно остались позади, а с ними и повышенная нервозность, и неистовая пляска гормонов. Он изменился и умел теперь не только брать, но и давать. Они оба повзрослели.
Том ждал, что поцелуй разбудит вожделение, и, конечно же, так и случилось, но, кроме того, случилось и кое-что еще, не менее важное. Они не набросились друг на друга, как дикие звери. Он держался уверенно, а Джиллиан — непривычно робко. Губы ее трепетали, да и вся она дрожала с головы до ног.
Вожделение отчасти уступило место нежности, и поцелуй из жадного превратился в осторожный.
— Я ждал этого полжизни…
— Тогда почему не пришел, когда я позвала?
Джиллиан спрятала лицо у него на груди, и вопрос прозвучал не совсем внятно. Разгоряченная, немного растрепанная, так что волосы светлой волной падали вперед, она как будто пыталась укрыться за всем, за чем только можно.
На миг укрыться захотелось и Тому, потому что правда нелегка. Но он решил объяснить давнее недоразумение:
— Я боялся.
— Меня? — Джиллиан хмыкнула, но головы не подняла. — Вот уж в самом деле страшно! Меня отродясь никто не боялся.
— Ну, значит, я один такой. — Он принялся водить пальцами у нее по спине. — Я до смерти боялся, что ты пригласила меня только смеха ради. Чтобы потом рассказать подружкам и вволю повеселиться. В то время я лишь в теории знал, что делать, вот и боялся.
— Да? — Она теснее прижалась к нему и вздохнула. — А я боюсь теперь.
Том озадаченно сдвинул брови. Речь все еще о том, чтобы раздеться и лечь в постель, или она уже сменила тему и рассуждает о том, кто и почему подбил ей глаз? Как офицер полиции он хотел бы наконец понять, что происходит в Свифт — каренте, раскрыть убийство и все такое, но как мужчина предпочел бы не уклоняться от первой, более многообещающей темы.
Джиллиан просто не может бояться секса.
— Чего ты боишься?
— Ну… нас. Не знаю, готова ли я.
Том был готов, как никогда, но он воздержался от такого заявления. Не сейчас, сказал он себе. Не когда она в синяках и уж точно не в доме, который делила с Эриком Мунном.
— Ложись, — попросил он негромко и подтолкнул Джиллиан к постели.
Она воспротивилась и адресовала ему испуганный, почти панический взгляд, в котором просматривался оттенок желания.
— Тебе не стоит так долго оставаться на ногах, вот и все. Кстати, лед тает.
— Звучит не слишком романтично, — заметила Джиллиан, но на лице ее отразилось облегчение.
— С романтикой подождем до тех пор, когда ты будешь в полном порядке.
Устраиваясь в постели, Джиллиан поморщилась, и Том невольно поморщился за компанию. Он повыше взбил гору нелепых подушечек, поднял с пола пакет со льдом и пристроил куда следует. Потом, словно само собой разумелось, коснулся губами губ Джиллиан. Она не противилась.
У телефона на ночном столике лежала записная книжка. Он нашел свободный лист и написал номер своего мобильного телефона.
— Звони в любое время.
— Спасибо.
— Когда переезжаешь?
— Через пару недель.
— Буду ждать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100