Читать онлайн Когда влюблен, автора - Уорнер Элла, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда влюблен - Уорнер Элла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда влюблен - Уорнер Элла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда влюблен - Уорнер Элла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уорнер Элла

Когда влюблен

Читать онлайн

Аннотация

Верный сыновнему долгу Карлос Рикардо де Мелло готов жениться на девушке, которую выбрала ему мать. И ни разу в его душе не шевельнулось предчувствие, что, возможно, он совершает роковую ошибку.
И так было до того момента, когда буквально накануне помолвки, в номере отеля, где он находился, раздался телефонный звонок, вернувший Карлоса Рикардо на два года назад...




В особняке де Мелло царила несусветная суета. Слуги сбились с ног, в сотый раз смахивая невидимую пыль, проверяя каждую их многих сотен лампочек в роскошных хрустальных люстрах и бра. Завтра все должно было сверкать, ибо произойдет событие, которого хозяйка дома ждала уже давно. Сын, Карлос Рикардо, одобрил ее выбор, и сутки спустя весь свет Каракаса будет присутствовать на приеме по случаю помолвки наследников двух состояний.
Правда, Элда Регина де Мелло предпочла бы видеть в роли наследника своего старшего, обожаемого, сына. Но, увы, несколько лет назад тот трагически погиб. Самолет, на котором Деметрио летел из Европы, взорвался в воздухе, и его горящие остатки упали в океан. Не осталось даже могилы, где несчастная мать могла бы выплакать свое горе. Поэтому сердце Элды Регины оделось ледяной броней отчужденности. Но пусть не сердцем, так разумом эта властная, целеустремленная женщина делала все, чтобы оставшиеся двое сыновей заняли подобающее им место и деловой и общественной жизни страны…
А в часе езды от особняка де Мелло, в своей очаровательной девичье спальне – бледно-розовой с белым – сияющая Марсия Арбэлоэс в который уже раз прикладывала к себе белоснежное платье, которой ей предстояло надеть завтра. Строгое и элегантное, оно должно было подчеркнуть ее чистоту и непорочность, кроткий взгляд прекрасных бархатных глаз из-под полуопущенных ресниц и легкий румянец, столь свойственной безгрешной юности.
Марсия получила прекрасное образование и последние годы провела в дорогой частной школе при монастыре. Энрике Арбэлоэс был уже в преклонном возрасте, когда судьба подарила ему долгожданного ребенка. Подарила ли? Потому что, едва увидев прелестное крохотное создание, жена Энрике скончалась. Чтя память любимой супруги, сеньор Арбэлоэс, хотя и большой поклонник прекрасного пола, не привел в дом другой женщины.
Марсия не знала ни матери, ни мачехи. Женщины, постоянно суетившиеся вокруг нее, были в основным чужими ей: няни, воспитательницы, горничные, наставницы в монастыре. Она не нашла ни в ком из них задушевной подруги, которой могла бы излить душу. А родственники, как назло, были в основном мужчинами. Дядюшки, кузены, племянники – все как на подбор самоуверенные, высокомерные. С такими не очень-то пооткровенничаешь.
Каково же было изумление Марсии, когда более двух лет назад, встретив на одном из приемов покорившего ее с первого взгляда Карлоса Рикардо де Мелло, она нашла в лице его матери неожиданную союзницу. Да и сама девушка на какие только ухищрения не пускалась, лишь бы завоевать благосклонность темноволосого красавца, обратить на себя его внимание.
И вот мечта ее готова осуществиться. Ее мужем станет одним из самых богатых, самых неотразимых молодых людей, которых ей доводилось встречать…
А в это самое время второй виновник предстоящего торжества находился совсем в другой стране… Карлос Рикардо де Мелло пребывал в отличном настроении, поднимаясь на лифте в свой номер в отеле «Шератон». Дела, по которым он приехал в Боготу, успешно завершены, он только что хорошо пообедал, а очередной политический кризис в столице обеспечивал ему отличный повод не явиться на прием по случаю собственной помолвки. И даже матушка его, известная как самая – богатая и самая властная женщина в Венесуэле, абсолютно ничего с этим поделать не сможет. Он улыбнулся своим мыслям.
Две молодые женщины, делившие с ним кабину лифта, – судя по акценту и одежде, туристки из Штатов, – заинтересованно обратили на него призывные взгляды. Карлос мгновенно перестал улыбаться, а в темных глазах появилось выражение гордого презрения, положившее немедленный конец женским фантазиям.
Карлос презирал иностранок, которые рыскали здесь повсюду в поисках сексуальных приключений. Ему претило, что его рассматривают как потенциального латиноамериканского любовника. Возможно, внешне он и соответствовал этому образу: оливковая кожа и черные волосы выдавали его происхождение, к тому же высокий рост и физическое сложение добавляли ему привлекательности. Но он никогда больше не унизится до этой роли. Хватит, обжегся!
Лифт остановился. Карлос зло смотрел в светлые затылки женщин, пока те выходили из кабины. И хотя их волосы не шли ни в какое сравнение с шелковистыми солнечными волосами Присциллы, скрывавшиеся под ними мозги, по мнению Карлоса, у всех иностранок были устроены одинаково. Для них он всего-навсего один из аборигенов, от которого ждут нового опыта чувственного наслаждения.
«Ну нет, леди, перебьетесь!» – яростно произнес про себя Карлос, прежде чем закрылись двери. Лифт повез его выше. В одном его мать, несомненно, права: связывать жизнь лучше с женщиной из своего народа, с которой у тебя и общая культура, и общие корни. Так что его сватовство ни у кого не вызвало удивления. Все прошло как по маслу. Тем более что заправляла всем Элда Регина де Мелло. Вот только одного она не могла предвидеть – небольшой заварушки, разразившейся в Колумбии, которая и послужит причиной его отсутствия на собственной помолвке.
Ничего не поделаешь – непредвиденные обстоятельства! Мысль об этом вернула Карлосу веселое настроение. Двери лифта открылись на нужном этаже. А вот и его номер. Никто не может оспорить его права оставаться здесь: выбраться из Боготы без риска буквально невозможно. После вчерашнего марша крестьян по улицам столицы страна находилась в стадии кипения перед очередной возможной сменой правительства. Аэропорт был закрыт. Установлен комендантский час. Город наводнили войска.
В безопасности и комфорте отеля Карлоса совсем не волновали разворачивающиеся события. Латинская Америка это Латинская Америка – всем известно, что смены правительств здесь происходят чаще, чем на любом другом континенте. Порой по пять раз на дню, как свидетельствует новейшая история. Скоро все уляжется, и жизнь пойдет своим чередом.
Войдя в номер, Карлос направился к мини-бару, чтобы пропустить пару стаканчиков и отрешиться от всех проблем. Разумеется, будет организован второй прием с объявлением о помолвке. Впрочем, он должен настоять, что сделает все сам, по-своему… в следующий раз. Эта небольшая передышка всего лишь отсрочка неизбежного. Ему уже двадцать восемь, пора жениться и обзаводиться семейством. К тому же пришло время его матери отойти от дел.
Элда Регина, несомненно, будет вне себя от переноса срока публичного объявления события, составлявшего предмет давно взлелеянного ею честолюбивого замысла – соединить богатства двух семейств, де Мелло и Арбэлоэс. «Это пойдет ей только на пользу, – с глубоким удовлетворением подумал Карлос, – уж слишком она торопится».
На Марсии Арбэлоэс она остановила свой взгляд почти сразу после трагической гибели его старшего брата. Карлос посмеялся над ее выбором – школьница! Ничего, доказывала мать, вышколят, станет ему подходящей женой, достойной их положения в обществе. Иногда он строптиво заявлял, что сам выберет себе жену. Но на самом деле ему все было безразлично с тех пор, как Присцилла, эта зеленоглазая ведьма, пожевала и выплюнула его.
Карлос достал из холодильника лед, лимон, выбрал запотевшую бутылку сухого вина, обтер ее… Как бы ему хотелось вот так же стереть даже память о существовании Присциллы Деламбр! Из-за нее… после нее ему уже было мало иметь просто подходящую жену. Хотелось настоящего чувства…
А может, он больше не способен на чувство? Тогда какая разница, если его брачная постель будет недостаточно теплой? Скоро он женится на Марсии. Она этого хочет, он хочет. Вместе они обеспечат продолжение рода… и он перенесет свою любовь на детей. Тем не менее одно дело, когда ты сам решаешь примириться с судьбой, и другое – когда тебя заставляют. Да, бунтарская юность позади, на нем лежит бремя ответственности, предназначенное старшему брату, Деметрио, останься он жив. Просто Карлосу не нравилось, что мать считала себя вправе руководить его жизнью.
Он рад. Да, несомненно, рад, что не смог вылететь в Каракас. Вне всякого сомнения, Марсия покорно будет ждать… она все сделает покорно. Карлоса передернуло. Иногда у него возникало подозрение, что это игра, рассчитанная на то, чтобы он чувствовал себя самым уважаемым, самый почитаемым – просто королем в своем королевстве. Ну и что с того? По крайней мере, он знал, что его ждет с Марсией.
Карлос бросил в стакан ломтики лимона, размял их с сахаром, добавил льда и залил все это вином. Напиток получился сладким и густым. «Как сама жизнь», – подумал он, попробовав. В ту же минуту зазвонил телефон. Со стаканом в руке Карлос подошел к ближайшему аппарату. Неужели его матушке удалось-таки обнаружить для него безопасный путь из Боготы?
– Карлос де Мелло, – произнес он.
– Карлос, это Робер Деламбр. Пожалуйста, не бросай трубку. Я столько времени потратил, чтобы отыскать тебя. Мне крайне нужна твоя помощь.
Карлос не желал ни слышать, ни видеть, не иметь ничего общего с человеком, сестра которого употребила его словно… кусок сочного латиноамериканского мяса. Уязвленная гордость жгла его изнутри.
– Какая помощь? – резко спросил он, злясь на себя за то, что ему не хватает решительности прервать разговор с бывшим другом.
– Карлос, у меня на руках застрявшая здесь туристическая группа. Мы должны были вылететь в Каракас завтра утром. Одному Богу известно, когда откроют аэропорт. Люди напуганы, паникуют, некоторые страдают горной болезнью. Мне нужен автобус, чтобы вывезти их. Я сам поведу. Я подумал, что ты мог бы помочь мне.
Автобус… Карлос вспомнил Робера, молодого, бесшабашного, ведущего автобус сквозь тропический лес к месту горных разработок, куда Карлос был отправлен наблюдать за деятельностью одного из предприятий семейства де Мелло. Робер проработал там полтора года и благодаря мастерству механика скопил достаточный капитал, чтобы открыть собственное туристическое агентство.
Канадец, влюбленный в Южную Америку, сколотил на этом приличное состояние. Карлос восхищался его энтузиазмом и решительностью. Ему нравился жизнерадостный и доброжелательный характер друга, в его обществе Карлосу всегда было хорошо. Несколько лет дружбы… Если бы только Робер не познакомил его со своей сестрой…
– Присцилла с тобой? – Вопрос вырвался непроизвольно и прозвучал враждебно.
В трубке повисла тишина, разделившая их на два враждебных лагеря.
– С тобой? – Голос Карлоса прозвучал требовательно, ему было все равно, что о нем подумает Робер. Он осознавал свою власть над бывшим другом, готовый в любой момент прервать разговор.
– Черт возьми, Карлос! Я заплачу тебе за автобус. Разве ты не можешь иметь со мной просто деловые отношения? – взорвался Робер.
Значит, она с ним. Теперь его сжигал совсем другой огонь – огонь желания женщины, которая перечеркнула все прекрасное, что было между ними.
– Где ты сейчас? – спросил Карлос.
– В отеле «Пальмира». – В голосе Робера прозвучали мольба и надежда одновременно. – Это совсем недалеко от «Шератона».
– Очень удобно! – Карлос зловеще улыбнулся. – Сколько человек в твоей группе? – Тридцать пять, включая меня. – Я могу достать тебе подходящий автобус…
– Отлично! – послышался облегченный вздох.
– … и подослать его к твоему отелю, чтобы утром вы могли отправиться в путь…
– Я знал, что если кто и может помочь, так это ты. – Голос на другом конце провода потеплел от благодарности.
Карлосу было плевать на чувства Робера. Возможно, его дружба была такой же неискренней, как и отношение к нему его сестры. Но турагенту, да еще иностранцу, сейчас без его помощи в Южной Америке не обойтись. Карлос Рикардо де Мелло способен здесь открывать двери… а может и закрывать.
– … при одном условии: Присцилла придет ко мне в номер и переговорит со мной, – твердо произнес Карлос. – И чем быстрее, тем лучше для тебя.
– Ты шутишь?! – воскликнул Робер. – На улицах повсюду солдаты. Одинокая женщина, нарушающая комендантский час… Это слишком опасно!
«Так же, как и выбраться отсюда на автобусе», – подумал Карлос. Фермеры взбунтовались и перекрыли все выезды из столицы. Робер отчаянно рисковал, собираясь вывезти людей из города.
– Можешь проводить ее, если хочешь. Расстояние небольшое, идти придется по глухому переулку, где и днем-то никого нет, – заметил Карлос.
– Я не могу бросить группу. И Присцилла не может. Женщины нуждаются в ее…
– В отеле «Шератон» есть боковой вход, ее там встретят. Скажем… через полчаса. – И Карлос решительно положил трубку.
Посмеиваясь, он добавил льда в свой напиток. Обязательность перед другими частенько заводит не туда, куда хотелось бы. Но сегодня он порвет все связи с прошлым. И поможет ему в этом Присцилла Деламбр.
О, ему доставит огромное удовольствие разоблачить ее! Карлос Рикардо имел в виду не только одежду…


Присцилла увидела, как исказилось лицо брата. Он буквально скрипнул зубами, когда с размаху опустил телефонную трубку на рычаг. Ее сердце мгновенно затрепетало, хотя во время разговора оно не давало о себе знать, словно замороженное. Догадка о причине столь внезапной вспышки блеснула сквозь темное облако воспоминаний. – Чего он хотел? – спросила Присцилла. Из услышанного ей и так было понятно, что Карлос имеет возможность обеспечить их транспортом. Еще бы! Ведь семейство де Мелло запустило щупальца во все сферы деятельности на континенте…
– Забудь! – Резким взмахом руки Робер словно отрубил что-то невидимое. – Я при думаю что-нибудь еще.
Но придумывать было нечего. Медленно покачав головой, молодая женщина окинула взглядом груду бумаг на столе. Все возможности были испробованы, но ничего не получалось. Робер мерил шагами пространство вокруг нее, вызывая у Присциллы ощущение безысходности.
А ведь так, казалось, повезло: расселение в «Пальмире», относительно новом пятизвездочном отеле. Теперь он воспринимался тюрьмой. Туристы в группе уже не получали удовольствия от окружавшей их роскоши. Нарастало беспокойство, что они оказались в ловушке. Поступавшие ежечасно новости усиливали страхи. Словом, ситуация становилась невыносимой.
Робер был опытным агентом, но на сей раз столкнулся с ситуацией, из которой не видел выхода. А он не любил проигрывать. Так же, как и Карлос Рикардо де Мелло, вспомнила Присцилла. Родственные души. Они были друзьями… Для их дружбы не имели значения ни время, ни расстояние, ни разница в социальном положении. «И я все разрушила», – виновато подумала Присцилла, своей безответственностью, своей наивностью, своей глупостью.
Брат предупреждал, что ничего не выйдет у них с Карлосом. Просто исключено. Она отказывалась слушать и понимать… пока Элда Регина де Мелло не открыла ей глаза, причем сделала это с предельной жестокостью. Потом она слишком замкнулась в скорлупе своей раненой гордости, чтобы осознать, как разрыв с Карлосом отразится на его дружбе с братом.
Робер ни словом не обмолвился. Но случайно Присцилла подслушала, как жена брата, Аделин, сказала, что семейство де Мелло их больше не жалует. И действительно, вскоре посещение ранчо младшего брата Карлоса, Хосе Антонио, было исключено из их туристического маршрута.
Когда же Присцилла напрямую обратилась к Аделин, то услышала следующее: «Неужели ты и вправду ожидала, что Карлос будет поддерживать с нами отношения после того, что случилось? Вы с Робером не только родственники, вы и внешне похожи».
И правда, Робер, старше сестры на восемь лет, был обладателем таких же, как у нее, высоких скул, бровей вразлет, прямого носа и четко очерченного подбородка. Вот только верхняя губа у него была тоньше, да к сестринской зелени глаз примешались коричневые крапинки. Светлые с золотистым отливом волосы у него с годами потемнели.
Да, сходство их было велико, а любое напоминание о Присцилле Деламбр Карлос Рикардо де Мелло вряд ли стал бы приветствовать. Присцилла понимала, что нанесла по самолюбию Карлоса жестокий удар. И если вначале ей было безразлично, то в сложившейся ситуации это приобретало огромной значение.
Ты говорил с Карлосом обо мне, – сказала она.
Робер бросил на нее обиженный взгляд.
– Нет, он просто спросил, со мной ли ты, – лаконично ответил брат.
– Но было что-то еще. – Присцилла нахмурилась, пытаясь вспомнить, что слышала. Разговор внезапно прервался после фразы Робера, что слишком опасно для женщины появляться на улице во время действия комендантского часа. – Робер, ответь, чего он хотел.
– Я сказал, забудь об этом! – раздраженно огрызнулся брат.
– Я хочу знать. Я имею право знать! – настаивала она. – Я так же, как и ты, несу ответственность за группу.
Робер перестал метаться по номеру, но глаза его все еще горели гневом.
– Я не позволю моей сестре унижаться перед каким-то там Карлосом де Мелло! – выкрикнул он.
Еще один гордец нашелся! Сердце Присциллы отчаянно забилось – значит, Карлос обернул дело с автобусом во что-то личное. И в этом тоже ее вина. Но она не допустит подобной несправедливости по отношению к Роберу. К тому же целая группа туристов надеется, что им помогут выбраться из страны.
Я не ребенок! – решительно заявила Присцилла. – Мне двадцать шесть, и я способна сама позаботиться о себе.
Робер закатил глаза.
– Способна! То же самое ты сказала мне два года назад, когда попросила не вмешиваться в твои отношения с Карлосом.
– С этим покончено. Я вполне могу поговорить с ним по-деловому, – горячо настаивала она.
Ты не хотела возвращаться в Южную Америку. И с этой группой ты бы не поехала, если б Аделин не заболела. Пока мы были в Каракасе, ты чертовски нервничала.
Щеки Присциллы вспыхнули.
Я отправилась сюда, чтобы помогать тебе, поэтому я встречусь с ним.
Нет, не встретишься!
– Робер, Карлос де Мелло был твоей последней надеждой. Два года назад он помог бы тебе без всяких проблем. Проблему создала я, и я разберусь с ней!
Робер снова заспорил, но Присцилла твердо стояла на своем. Ничто не могло остановить ее – ни комендантский час, ни опасности, тем более что вход в «Шератон» находился прямо за углом. Слишком долго она жила с чувством вины и стыда. Два года ее грызли воспоминания, которые она не могла ни изменить, ни похоронить. Карлос де Мелло хотел лицом к лицу встретиться с ней. Значит, так тому и быть. Может, из этого получится что-нибудь хорошее. Хотя бы автобус для группы. Она должна сделать это для Робера.
Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. Присцилла остановилась перед дверью в номер Карлоса Рикардо де Мелло, и в сердце ее закрался страх – ведь в номере есть кровать. Нет, ничего не кончилось и, наверное, никогда не кончится. Карлос Рикардо… У нее кружилась голова от одного его имени. Темный ангел, думала она, едва сдерживая дрожь. Ей понадобилась вся ее воля, чтобы поднять руку и постучать. Еще несколько тошнотворных секунд ожидания.
Присцилла пыталась взять себя в руки, чтобы не выдать охватившего ее волнения. «Думай только об автобусе, – мысленно твердила она, – ты должна добыть этот автобус, у тебя всего лишь деловая встреча».
Дверь отворилась, и перед ней предстал он. Зачесанные назад черные волнистые волосы открывали лицо красивой лепки. Глубоко посаженые глаза обрамляли густые ресницы. Взгляд излучает редкостную по человеческим меркам силу.
Присцилла словно приросла к полу, неспособная говорить, дышать, думать, забыв о цели своего визита. Напряжение ее было столь велико, что ногти пальцев непроизвольно вонзились в ладони. Сердце билось часто, его гулкие удары отдавались в каждой частице ее тела. Она хотела его, как и прежде!
– С приездом в наше полушарие.
Знакомый голос вывел Присциллу из оцепенения, вернув к суровой реальности. Она всегда любила его голос – низкий, мелодичный… только не было теперь в нем прежней нежности. И улыбка была недоброй. Чувственные полные губы, покорившие ее когда-то, искажала злая усмешка, мрачный огонь в глазах сжигал малейшую надежду на восстановление дружеских отношений или хотя бы на деловое взаимопонимание.
Он отступил в сторону, приглашая Присциллу на свою территорию. И тут нервы сыграли с ней злую шутку – будто она в мгновение ока перенеслась из номера современного отеля в джунгли, где со всех сторон ей грозили опасности: зубастые крокодилы, бесшумно скользящие боаконстрикторы, кровожадные пираньи, громадные пауки-птицееды, затаившиеся в ветвях деревьев…
– Испугалась? – спросил Карлос, глядя на нее с презрением.
Насмешливый тон побудил ее отважно шагнуть вперед.
– Нет. А что, есть чего бояться? – бросила она, проходя мимо него с бесстрастным ви дом.
Он закрыл дверь. Легкий металлический щелчок прозвучал зловеще.
– Мало ли на что способен отвергнутый любовник-латиноамериканец, – заметил он по-прежнему насмешливо.
– Столько воды с тех пор утекло, Карлос, – отмахнулась Присцилла от скрытой угрозы и, пройдя в гостиную номера, направилась к большому окну, из которого открывался красивый вид на ночной город.
Но не переливающаяся огнями панорама привлекла молодую женщину. Ей крайне необходимо было установить дистанцию между собой и человеком, который всколыхнул воспоминания об их романе… и о том, как печально он кончился.
– Должна сказать, что ты выглядишь таким же энергичным и бодрым, как всегда. – Ей удалось вымучить дружелюбную улыбку. – Похоже, у тебя в жизни все идет хорошо.
– Могло быть лучше, – отозвался Карлос, наблюдая за ней с мрачным удовольствием, что только усилило ощущение опасности у гостьи.
– Полагаю, ты уже женат, – добавила она, пытаясь выстроить между ними своего рода этический барьер.
Белая рубашка на нем была полурасстегнута, обнажая клинышек широкой мускулистой груди с черными завитками волос, которые так хорошо были ей знакомы… И эти сильные руки… Присцилле нестерпима стала мысль, что его жена знает тело Карлоса так же хорошо, как она.
– Нет, случайно не женат.
От этих слов сердце Присциллы пронзило болью. Неужели она совершила ошибку? Жаркое смятение охватило ее. К счастью, она уже добралась до окна и смогла скрыть от Карлоса свое состояние, сделав вид, что загляделась на ночной город.
Наверняка он лжет! Карлос был обручен с наследницей семейства Арбэлоэс еще до их романа. Он и тогда лгал ей, заверяя, что она единственная в его жизни, хотя были две женщины, которые имели на него давние и основательные права.
Кто бы рискнул не посчитаться с мнением Элды Регины де Мелло? Как посмел он скрыть от Присциллы, что в жены ему предназначена юная прекрасная Марсия Арбэлоэс. Его молчание объяснило Присцилле, какое место она занимала в его жизни – иностранка для отдыха и развлечения. Но тут же молодая женщина сурово напомнила себе, что он и не давал ей никаких обещаний.
– Полагаю, и ты не вышла замуж, если путешествуешь с братом.
Судя по звучанию голоса, Карлос приближался к ней.
– Я пришла по делу, – коротко ответила она, не желая быть втянутой в разговор о личном. Все равно веры ему нет и не будет, что бы он ни сказал.
– Или дома ты оставила любовника, дожидающегося твоей благосклонности? – Фраза прозвучала как удар хлыста.
– У меня сейчас нет любовника, – небрежно бросила она, считая ниже своего достоинства даже взглянуть на Карлоса.
– Так вот почему ты отправилась сюда, не так ли?
Завуалированный намек достиг цели. Страстное желание развернуться и дать ему возможность испытать на себе жало ее языка чуть было не заставило Присциллу забыть, зачем она сюда пришла. Стиснув зубы, она сложила на груди руки и застыла, глядя на мириады огней внизу.
– Похоже на волшебную страну, правда? – как можно беззаботнее заметила Присцилла минуту спустя.
Действительно, город был расположен на высоте свыше двух тысяч пятисот метров над уровнем моря. То место, откуда она смотрела, находилось в нижней части Боготы, и отсюда огни города поднимались вверх по спирали так высоко, что казалось, они висят в небе. Не верилось, что там живут люди.
– Тебе понадобится волшебник, чтобы выбраться отсюда, – съязвил Карлос, остановившийся прямо за ее спиной.
– Нет, нам понадобится автобус, – быстро сказала Присцилла, борясь с острым ощущением его близости.
– Комендантский час заканчивается в шесть утра.
Сердце ее затрепетало. Что он хотел этим сказать? Что они всю ночь будут вести переговоры?
– Мне не нравится, когда твои волосы стянуты в косу.
От этого замечания Присцилла растерялась еще больше. Мурашки побежали у нее по спине, когда он взял в руки ее косу. Она знала, что Карлос собирается сделать, но умом не принимала этого. Он не может по-прежнему любить ее волосы, не может по-прежнему желать ее! А может, это всего лишь жестокая игра в кошки-мышки? Ей хотелось посмотреть ему в лицо, но было страшно. Что, если Карлос только и ждет, чтобы она обнаружила свои чувства. Гордость взыграла в ней. Только бы он не услышал биения ее сердца! Стой спокойно, стой спокойно, лихорадочно повторяла она про себя.
Карлос расплетал косу так, словно получал чувственное наслаждение от прикосновения к ее волосам. Невыносимо было притворяться спокойной.
– Что тебе нужно от меня, Карлос? – невольно вырвалось у нее.
– То же, что и прежде.
Оборона Присциллы разлетелась на кусочки под напором неудержимого желания снова быть с ним. Жалкие остатки здравого смысла тщетно взывали к ней, уверяя, что Карлос попросту забавляется, используя свою власть над ней… Но ей нужно было самой убедиться, разобраться…
Она резко обернулась, руки взлетели в умоляющем жесте.
– Что ты хочешь этим сказать? – вскричала она, стремясь добиться правды.
Карлос продолжал удерживать прядь волос Присциллы, намотав ее на руку, темные глаза смотрели в упор.
– Хочу, чтобы этот день был моим, Присцилла. Или, точнее, ночь. Тебе нужен автобус. А мне нужно еще раз вкусить тебя.
До нее медленно доходило: еще раз вкусить… всего лишь раз… Плата за автобус.
– Простая сделка, не находишь? Всего лишь дай мне то, что два года назад дарила мне добровольно… желая получить от меня…
– Я ничего не получила тогда, – запротестовала Присцилла срывающимся голосом, содрогнувшись под тяжким грузом разбитых надежд. Злые огоньки загорелись в его глазах.
– Разве я не дал тебе все, что ты стремилась получить от любовника-латиноамериканца? Нет? Так позволь мне постараться и не разочаровать тебя сегодня ночью. У нас впереди много времени. Обещаю тебе пир жаркой чувственности.
Пылко, грубо, безжалостно!
Самое ужасное, что только с ним ей довелось испытать экстаз, запредельное блаженство. Никто другой за прошедшие два года не доставлял Присцилле такого наслаждения. Одна лишь мысль о его прикосновениях вызвала внутреннюю дрожь.
Но сейчас Карлос обращался с ней, как со шлюхой, – автобус был платой за ее тело.
Секс – это не любовь. Даже малейшего сходства между ними нет! Сердце Присциллы мучительно сжалось. А он тем временем, все крепче закручивая волосы вокруг ладони, притянул ее к себе. Второй рукой он поглаживал груди Присциллы, чувствуя, как твердеют соски. Глаза его загорелись торжеством – он понял, что это по-прежнему доставляет ей удовольствие.
– Прекрати! – прошипела она, ненавидя его за ту власть, что он имел над ней. Карлос насмешливо изогнул бровь.
– Тебе больше так не нравится?
Словно дьявол во плоти искушал ее. Да ей и самой не хотелось, чтобы он остановился. Однако она нужна ему лишь на одну ночь. Он сам так сказал, если только…
Что-то глубоко запрятанное, первобытное пробудилось в Присцилле. Карлос ведь сказал, что неженат… и все еще хочет ее. К тому же он явно собирается отплатить ей за оскорбленное самолюбие. Значит, дело за ней!
– Я так не могу… одна ночь… – пробормо тала она.
– Таковы обстоятельства, – вкрадчиво заметил он.
– Тогда позволь мне кое в чем убедиться, Карлос…
С бьющимся сердцем Присцилла скользнула рукой ему под рубашку, нащупала и медленно сжала сосок. Его прерывистое дыхание зазвучало музыкой: у нее тоже есть власть над ним. Это вам не улица с односторонним движением!
Вызывающе глядя ему в глаза, Присцилла заговорила, продолжая возбуждать его:
– Если я останусь с тобой на ночь и позволю тебе… вкусить меня… – она сделала паузу, взмахнула ресницами, – я получу автобус? Это действительно сделка?
– Да, – шепнул он ей.
– В таком случае, Карлос, дай мне убедиться, что ты выполнишь свою часть договора. Как только ты это сделаешь, я позвоню Роберу, заверю его, что все в порядке, и останусь с тобой до утра.
У Карлоса на скулах заходили желваки, глаза сузились. Ему явно не нравилось, что она диктует условия, но он сам дал ей карты в руки и установил правила игры, в которой не могло быть проигравших.
На губах Присциллы заиграла лукавая полуулыбка.
– Как ты сказал, пир жаркой чувственности? Звучит неплохо. Хочется надеяться, что ты способен на такое, Карлос Рикардо.
Сказала и тут же почувствовала, как от него повеяло мраком и жестокостью, – она спиной ощутила опасность. Отпустив ее волосы, Карлос улыбнулся в ответ самодовольной улыбкой. Потом вынул ее руку из-под рубашки и медленно потянул ее внизу.
– Суди сама, дорогая, – растягивая слова, произнес Карлос, а второй рукой провел вверх по ее шее, приподнимая подбородок.
Присцилла почувствовала, как натянулась ткань его брюк. Он заставил ее гладить свой возбужденный член. Затем, склонив к ней голову, шепнул: «Теперь ты убедилась, как я хочу тебя» – и закрыл ее рот своим, не дав возможности ответить.
У Присциллы и в мыслях не было отвергать его. Слишком велико было ее желание, а поцелуй – нежный и страстный – еще больше разжег его. Неужели взаимная страсть, которую они когда-то испытали, не может вспыхнуть вновь, несмотря на все, что разделяло их? Свободной рукой Присцилла, подчиняясь инстинкту, обвила его за шею, чтобы продлить поцелуй, обещавший так много волнующей близости.
Она все глубже и глубже погружалась в сладостный мир грез, когда ее безжалостно вернули к действительности. Карлос прервал поцелуй, отвел ее руку и освободился из объятий.
– Должно быть, ты здорово изголодалась по мужику, детка, – насмешливо сказал он, поднеся к губам пальцы, только что ласкавшие его плоть. – Очень возбуждающе. Однако извини меня, я должен выполнить свою часть договора. Но, клянусь, я буду с нетерпением ждать продолжения.
Карлос отошел от нее, полностью владея собой. Тогда как сердце Присциллы ныло, к горлу подкатывала тошнота, мысли беспомощно путались, а ноги обессиленно подкашивались. Сплошное противоречие: она любила и ненавидела его. Страстно желала и в то же время жаждала вырвать его черствое сердце из груди. Чем обернется для нее эта ночь? Возвращением к полноценной жизни или губительным для всего ее существа одиночеством? Присцилла не знала, не могла разобраться в себе, да и не желала… Только одно занимало ее мысли – то, что могло сейчас произойти между ними.
Карлос поднял трубку и заговорил с надменной властностью человека, чье имя Карлос Рикардо де Мелло. Человека, который единственный был способен так завести ее. Присцилла не встречала никого, похожего на Карлоса, и скорее всего никогда не встретит.
«Что я выиграю, оставшись на ночь? – спросила себя Присцилла. И сама ответила: – Автобус». Но автобус не решит ее личную проблему. А ей хотелось… нет, ей было просто необходимо выйти из этой схватки победительницей. Так или иначе, а она останется, даже если потеряет все!
Одна ночь… всего лишь одна ночь… Если только она не сумеет превратить ее в нечто большее.
Карлос испытывал тяжесть и боль в паху, но растерянное выражение на лице Присциллы стоило нескольких минут дискомфорта. Нет, ей не удастся обыграть его! Гореть этой ведьме синим пламенем! Он специально повернулся к ней спиной, пока разговаривал с Умберто Варгасом, который мог организовать в Боготе любой вид транспорта.
Как дань местной традиции разговор велся на одном из диалектов, чему Карлос был несказанно рад. Присцилла владела довольно сносно и испанским, и португальским, но понять, о чем шла речь в данном случае, не могла. Пусть помается в неизвестности, решил он. Уж слишком она уверена, что в ее власти добиться желаемого. Ничего, еще до исхода ночи ей придется уразуметь, кто истинный хозяин положения. А напоследок он подарит ей такой же прощальный поцелуй, каким Присцилла одарила его два года назад.
– Проблема не в автобусе, Карлос, – раздалось на другом конце провода, – а в…
– В чем?
– Нет смысла обращаться к местным водителям. Их могут задержать и даже арестовать еще на пути к отелю. У военных приказ не допускать скопления людей. Для них три человека уже толпа. Местный за рулем… Слишком подозрительно!
Карлос призадумался. Этот момент он упустил из виду. Выходит, автобуса не будет?.. Нет! Он добудет автобус во что бы то ни стало! Иначе, как он будет выглядеть в глазах Присциллы Деламбр?! Должен же быть какой-то выход.
– А твой знакомый из Канады… может, он сам сядет за руль? Он ведь иностранец, – предложил Умберто. – Если он готов рисковать группой туристов, пытаясь вывезти их из города, скажи ему, пусть подъезжает к базе и сам забирает автобус. Он уже будет заправлен.
Резонно, но по условиям сделки с Присциллой не проходит. Автобус должен быть подан к отелю. Это все, о чем просил его бывший друг.
– А если кто-то другой заберет автобус с базы? – спросил Карлос.
– Комендантский час закончится в шесть. В шесть тридцать я поставлю своего человека у ворот.
– Спасибо, Умберто.
– Твой друг поступает глупо, Карлос.
– Это его дело.
– Да, но автобус-то наш. Как он собирается вернуть его?
– Не беспокойся, Умберто. Я беру это на себя.
– Как скажешь.
Карлос медленно опустил трубку на рычаг, приходилось переоценивать создавшуюся ситуацию. Да, затея и впрямь была глупостью чистой воды и чревата серьезными неприятностями. Туристы Робера были в полной безопасности, оставаясь в отеле. Что изменится в их жизни, если они проведут в нем одну-две недели? Лучше быть узником роскошной тюрьмы, чем трупом. И он тоже глупец, раз ввязался в это. И ради кого? Ради женщины, которая использовала его… ради ничтожной, презренной женщины!
Впрочем, безумие еще можно обратить в сладкую месть. Это в его власти. Он выгонит ее прямо сейчас из своего номера – пусть уходит не солоно хлебавши. Чем не достойная расплата за долг двухлетней давности?
Он повернулся к Присцилле, собираясь осуществить задуманное.
Молодая женщина стояла у окна на фоне черной ночи в обрамлении мерцающих огней города. Длинные волосы переливались словно поток лунного света, от золотистой кожи исходило сияние, а глаза сверкали словно изумруды. Полные губы были слегка приоткрыты, как после поцелуя, и, казалось, ждали нового.
Карлос не мог отвести от нее глаз. У нее нет сердца, твердил он себе, нет сердца. Да и как это возможно желать женщину, которую ненавидишь столь яростно?
– Обещали автобус подать утром? – спросила Присцилла, голос выдавал ее внутреннее напряжение.
Чувство уверенности вернулось к Карлосу. Сейчас ей не до шуток – это ясно. Но в тот, последний, раз она подшутила над ним, причем довольно зло. Сегодня ночью его черед. Он мог бы прямо сейчас отправить прочь ее, потерпевшую неудачу. Но что это ему даст? Абсолютно ничего. А он жаждал… ему необходимо было получить такое же физическое удовлетворение, какое получала от него неоднократно она.
– Да, – сказал Карлос, сопровождая слова медленным кивком, – ты получишь автобус. Итак, сделка вступила в силу!
Он пристально наблюдал за тем, как она реагирует на его ответ. Откровенный вызов в его глазах заставил Присциллу отвести взгляд. Руками она судорожно обхватила себя за плечи, пальцы вонзились в кожу… Обольстительные груди приподнялись в глубоком, прерывистом вдохе. Карлос поймал себя на том, что сдерживает дыхание в ожидании ее решения, желая, чтобы она уступила ему.
Присцилла заговорила, уставившись в пол, еле слышно:
– Если у тебя есть жена, Карлос, то ты играешь в отвратительную игру, и мне не хочется участвовать в ней.
Карлос стиснул зубы. Это из-за нее у него нет жены, но он скорее сгорит в аду, чем унизится до подобного признания.
– Если бы у меня была жена, тебя бы здесь не было, детка, – едко заметил он.
Присцилла медленно подняла ресницы и посмотрела ему в глаза со странным выражением горькой иронии. Он уловил в ее взгляде какую-то обреченность, скорее даже жертвенность. Не было ни намека на сопротивление. Это обескуражило Карлоса – он не ожидал от нее такой покорности… да и не хотел.
– В какое время подадут автобус к отелю? Я должна сообщить Роберу, чтобы группа была готова к этому часу, – спросила Присцилла.
К отелю! У Карлоса вертелось на языке сообщение, что Роберу придется забирать автобус с базы, но чувство собственного достоинства возобладало. Если он сейчас скажет правду, то проиграет этой женщине и в ее глазах всегда будет чувствовать себя опозоренным, а это для него невыносимо. Нельзя давать Присцилле малейшего повода презирать его. Возможно, это безумие рисковать собственной шкурой, рисковать репутацией семейства, но лучше самому пригнать этот чертов автобус, чем дать Присцилле лазейку разорвать сделку. В эту ночь она должна принадлежать ему. В противном случае он не мужчина!
– В семь часов, – коротко ответил Карлос. – Если, конечно, не остановят для проверки военные. Это я не могу проконтролировать.
Легкий вздох облегчения сорвался с ее губ. Присцилла согласно кивнула.
– Вполне честно! Я позвоню Роберу сейчас.
Есть! Он победил!
Однако у триумфа Карлоса был горький привкус. Присцилла получила от него больше, чем заслуживала. Но она заплатит, пообещал он самому себе. К исходу ночи он не даст ей и намека на ту власть, которую непостижимая женщина имела над ним. И тогда он освободится от нее. Освободится навсегда!
Присцилла безуспешно пыталась придумать, как ей сообщить Роберу, что она проведет ночь с мужчиной, который украл ее сердце два года назад, а затем выбросил, словно ненужный хлам… С мужчиной, который относился к ней как к красивой безделушке, а когда лишился этой безделушки, обрушил свое неудовольствие на ее брата. В любом случае Робер этого не поймет.
Еще одна ночь… Удастся ли ей извлечь из этого свидания хоть что-то положительное: или навсегда освободиться от Карлоса Рикардо де Мелло, или вернуть себе надежду на нечто большее в их отношениях? Впрочем, в большее верилось с трудом.
Его тянуло к ней, возможно, так же сильно, как ее к нему. Вот на этом она и намерена была сыграть. К тому же он не женат. Не заполучила-таки его пока наследница семейства Арбэлоэс. А может, Элда Регина де Мелло знала своего сына вовсе не так хорошо, как считала?
– Телефон свободен, можешь звонить, – сухо напомнил ей Карлос. Похоже, ему не терпелось услышать о ее решении остаться с ним.
Присцилла вышла из оцепенения и улыбнулась. Однако улыбка вышла смущенной и растерянной.
– Разговор предстоит не из легких.
Карлос насмешливо смотрел на нее.
– А ты полагаешь, мне было легко, когда я, как дурак, договаривался об автобусе, чтобы помочь выбраться из страны, охваченной волнениями и беспорядками, кучке перепуганных любителей экзотики?
Он был прав. Впрочем, оба они дураки. В определенной степени эта мысль поддержала Присциллу морально.
Карлос явно не собирался отойти от телефона и дать ей возможность поговорить с Робером конфиденциально. Он не скрывал намерения не упустить ни слова из ее разговора. Таким образом, выбора не оставалось и Присцилле пришлось встать рядом с ним, оказавшись в эпицентре его притяжения. Набрав номер, она тут же повернулась к Карлосу спиной. Пусть слушает, но хотя бы не видит выражения ее лица, пока она будет объясняться с братом.
– Откуда ты звонишь? – встревоженно спросил Робер, как только услышал голос сестры.
– Я все еще в номере Карлоса. Робер, он добыл для тебя автобус.
– Что он за это хочет?
– Никаких проблем. Можешь сообщить моим, чтобы собрались к семи часам в вестебюле отеля с вещами. Все хорошо.
– Все хорошо? – с подозрением переспросил Робер. – Что задумал Карлос, Присцилла?
– Робер, повторяю, он договорился об автобуce. Правда, Карлос не может поручить, что военные не остановят его на пути к отелю.
Она услышала, как брат тяжело перевел дыхание. Одновременно Присцилла заметила, что Карлос переместился ближе к ней и остановился прямо за ее спиной.
– Естественно! Тогда, как я понимаю, переговоры закончились, – решил Робер, – и ты можешь уходить. Дай мне пять минут, и я встречу тебя у бокового выхода из «Шератона», чтобы…
Руки, обвившие ее талию, привели Присциллу в смятение. Карлос стоял так близко, что тело женщины напряглось. А сердце неистово забилось, когда он стал расстегивать ремень.
– Присцилла?
Она поняла, что не расслышала последние слова брата.
– Э-э-э, нет… не надо. Мы еще не закончили, – пролепетала она.
– Мы только начинаем, – прошептал Карлос ей на ухо. Он уже справился с пряжкой и принялся за молнию на ее брюках.
У Присцилла перехватило дыхание. Все ее существо замерло в ожидании.
– Что там у вас происходит? – Судя по голосу, Робер был на грани срыва.
Присцилле не хватало воздуха, ей стоило больших усилий сосредоточиться. Нужно было отвечать, и отвечать быстро!
– Я проведу ночь с Карлосом, Робер, – пробормотала она, чуть не ахнув в трубку, когда ее брюки и трусики были сдернуты на бедра.
– Нет! – завопил Робер.
Но что значило для Присциллы потрясение, испытанное братом, когда она сама уже бьиа во власти Карлоса, который мог делать с ней что угодно. Все произошло так стремительно. Однако крик Робера привел ее в сознание. Ей мгновенно захотелось бросить трубку и привести себя в порядок, натянуть одежду.
– Я сейчас приду за тобой!
– Нет! – бросила она в лицо Карлосу, желая остановить его. – Нет! – повторила Присцилла и увидела на его лице гримасу похотливого злобного сатира.
Не обращая внимания на протесты, Карлос приподнял ее и посадил на письменный стол, затем взял ее ногу, поставил себе на бедро и принялся расшнуровывать кроссовку. Мысли Присциллы опять спутались – близость его тела, прикосновения завораживали. Но, может, ей следует остановить его натиск? Стоит только ударить ногой…
– Присцилла! – надрывался Робер. – Если это плата за услугу, то он ведет себя как мерзавец…
– Робер, я выполнила твое поручение, – отрезала она, безумно желая закончить разговор. – Все остальное это наше с Карлосом дело. Личное! Понял?!
Одну ногу Карлос уже разул и принялся за вторую.
– Ты сошла с ума? Этот тип снова воспользуется тобой, а потом и думать забудет о какой-то там Присцилле Деламбр! – гремело в трубке.
Вторая нога была свободна, теперь черед за одеждой… и времени на то, чтобы успокаивать Робера, не оставалось. Со стесненным сердцем наблюдая за действиями Карлоса, Присцилла испытывала одновременно и возбуждение, и страх, разрываясь между противоречивыми чувствами. Она не могла устоять перед непреодолимой потребностью узнать то, что хотела узнать.
– Вот и не мешай ему сделать это! – грубо крикнула она брату.
– Значит, сделка с автобусом держится на твоей покорности этому… этому…
Будет лучше, если она ответит спокойно… хотя ее брюки и трусы уже стянуты до икр… до щиколоток…
– Сделай одолжение, Робер, собери и упакуй мои вещи. Я вернусь утром, когда кончится комендантский час.
Карлос встал перед ней, возбужденный, со сверкающими глазами, в упоении оттого, что теперь и ночь, и эта женщина… все принадлежит только ему.
– Присцилла, ради Бога! Неужели ты…
Карлос выхватил у нее трубку.
– Отстань Робер! – приказал он. – Нам с твоей сестрой предстоит много потрудиться, и это очень, очень личное.
Затем просто положил трубку. И без малейшей паузы принялся стаскивать с нее майку. Руки Присциллы безвольно упали, когда он приступил к последней детали ее одежды. И вот клочок белоснежного шелка уже полетел на пол. Она была полностью обнажена. От быстроты происходящего кружилась голова…
Не давая опомниться, Карлос подхватил ее и на вытянутых руках понес в спальню… словно какой-то отвратительный предмет. Присцилла была так потрясена подобным отношением, что буквально лишилась дара речи. В довершение всего Карлос грубо швырнул ее на постель и хрипло произнес, слегка задыхаясь от предпринятых усилий:
– Вот твое место. Ты ведь так умело используешь эту игровую площадку!
Оскорбительные слова, оскорбительный взгляд, шарящий по ее телу, навели Присциллу на мысль, что поведение Карлоса продиктовано лишь одним – желанием отомстить за то, что некогда она отнеслась к нему как к очередному сексуальному партнеру. Даже хуже того, как к мужчине мимолетного постельного эпизода, который мгновенно утратил ценность новизны. Расхожий ярлык темпераментного латиноамериканского любовника занозой вонзился в его сердце. А она для него?.. Тоже всего лишь заноза?
Карлос не потерял над собой контроля, полный решимости оставаться хозяином положения. Но какой силы чувство к ней скрывалось за его ощетинившейся гордостью? Если бы она могла пробиться сквозь эту броню…
Соблазнительно изгибаясь; она устроилась на постели поудобнее и перекинула волосы через плечо на грудь.
– Карлос, ты и сам был классным игроком, – ответила Присцилла, улыбаясь своим воспоминаниям. – Жаль, что ты, похоже, утратил свой стиль общения. – Она окинула взглядом его фигуру. – Грубая сила – это печальный признак упадка.
Он разразился невеселым смехом.
– При твоей любви к разнообразию немного грубости не помешает, – сказал он, сверкнув глазами, и стянул с себя рубашку. – Это только придаст нашим отношениям оттенок новизны.
– Но мне не нужна новизна, – искренне призналась Присцилла. – Я всегда считала наши отношения на редкость гармоничными.
– Потому и ушла, чтобы не испортить их, – с сарказмом парировал Карлос.
«Они были испорчены еще до моего ухода», – подумала Присцилла.
– Мне предсказали грядущее несчастье, – тихо сказала Присцилла, вспоминая, какой наивной была и ничего не видела, пока ее не ткнули носом. – Я ушла, чтобы оно не пало на мою голову.
– Какое еще предсказание? – презрительно усмехнулся Карлос, всем видом выражая недоверие к любым ее объяснениям.
– О твоей настоящей жизни в Каракасе.
Присцилла пристально следила, не вызовут ли ее слова у Карлоса чувства вины за то, что он скрывал от нее. Но не дождалась. На его лице читалось одно лишь желание… такое жгучее, что она внутренне содрогнулась.
– Понимаю, – манерно растягивая слова, произнес Карлос, – Романтическая идиллия на Ориноко закончилась. В Каракасе меня ждала куча дел, и ты там не получала моего обычного внимания. Можешь быть уверена, сегодня ночью я верну тебе должок, детка. – И принялся расстегивать брюки.
Присцилла была разочарована, более того – оскорблена тем, что ее низвели до положения сексуального объекта. Хотя, может, он всегда к ней так относился. Желая уязвить его так же, как он уязвил ее, Присцилла воскликнула:
– Эй, Карлос, твоим женщинам, должно быть, не хватает остроты, раз тебе понадобилась я, чтобы разнообразить меню!
Удар пришелся в цель. Карлос разозлился, губы поджались, образовав жесткую линию, полыхающий гневом взгляд не сулил ей пощады этой ночью.
– Воображаешь, что ты особенная? – Он разделся и теперь стоял перед ней абсолютно обнаженный – властный и агрессивный, с мстительным ухмылкой глядя на нее сверху вниз. – Впрочем, ты такая и есть… Роскошный эротический десерт… Есть где разгуляться и попировать.
А утром выплюнуть, мысленно докончила Присцилла. Внутри у нее вдруг образовалась пустота. Похоже, в этой игре все карты черные, одни пики и трефы. Ни тебе сердечек, ни бриллиантов. Но даже при таком раскладе нельзя отказываться от надежды на победу. Ни за что нельзя!
– Рискнешь? – небрежно обронила она. – Человеку свойственно привыкать к роскошным эротическим десертам.
Карлос засмеялся. Внезапно лицо его просветлело и приобрело то выражение, которое она так хорошо знала и любила. Сердце Присциллы радостно дрогнуло. А тело ожило, готовое принять его, когда Карлос лег рядом и склонился над ней. Он собрал с ее груди волосы и разложил их веером вокруг головы. Черные глаза горели нетерпением.
– Десерт нужно соответственно оформить, чтобы он был готов к употреблению, – пробормотал он, соблазнительно касаясь ее губ. – Сегодня я собираюсь насладиться им в полной мере.
«Готов к употреблению» – эхом отозвалось в голове Присциллы. А секундой позже Карлос уже завладел ее ртом и они слились в долгом жадном поцелуе, который разбудил ее голод, голод, от которого она страдала в течение двух лет, тоскливых и пустых. Если бы она осталась тогда, может быть, Карлос пренебрег бы традицией, чтобы сохранить ее.
Неразумная, безмерная гордыня… Если бы тогда они поговорили откровенно, насколько сейчас все было бы проще и яснее. А вдруг судьба дает им еще один шанс?
Присцилла с наслаждением зарылась пальцами в его волосы, и ее переполнило сладостное чувство обладания. Этот мужчина должен принадлежать ей. Только ей! Другого такого нет на свете.
Внезапно схватив за запястья, Карлос поднял ее руки и прижал их у нее за головой к постели.
– Это моя ночь, Присцилла! Играть будем по моим правилам.
Он склонился, мимолетно коснулся ее губ, провел языком по шее и припал ртом к жилке, бьющейся у ключицы. Затем чуть помедлил. От его прикосновений сердце Присциллы бешено забилось, дыхание прервалось. Удовлетворенный Карлос двинулся ниже, к упругим холмикам грудей с торчащими вверх сосками. Их он подверг мучительно-сладостной пытке – дразнил языком, сосал, покусывал. Карлос умело растягивал удовольствие, вознося Присциллу на гребень наслаждения, пока у нее не вырвалась полумольба-полутребование:
– Карлос… пожалуйста…
Он отреагировал быстро, так быстро, что Присцилла не успела понять его намерения. Перевернув лицом вниз и раздвинув ей ноги коленями, Карлос обхватил ее одной рукой за живот и передвинул назад так, что бедра ее скользнули по его бедрам. Присцилла почувствовала, как он входит в нее резко и глубоко…
Они никогда не занимались любовью в такой позе. Но еще больше Присцилла была потрясена прямо-таки звериной яростью этого совокупления. И в то же время испытывала ни с чем не сравнимое наслаждение. Вдруг, не выходя из нее, Карлос скользнул рукой к ее грудям, обхватил и сжал их, играя сосками, затем поцеловал в шею. Он поднял в ее душе такую бурю эмоций, какую невозможно было унять.
Ей было безразлично, что Карлос все контролировал. Нежная и послушная, она подчинялась всем его молчаливым командам до последнего, пока он, обессиленный, не рухнул на постель, по-прежнему сжимая Присциллу в объятиях. И словно не было расставания… Всем существом она наслаждалась чувством единения с ним. Карлос Рикардо… Светлый ангел или темный демон? Какая разница? Это был ее мужчина. И когда он снова начал гладить и ласкать ее тело, Присцилла подумала только, что – Карлос так же, как и она, еще не утолил свой голод.
Но ей Карлос не позволял любить себя, и она постепенно утратила это чувство единения с ним. Осознание того, что происходит на самом деле, холодными щупальцами сжало сердце, убивая надежду, которую Присцилла лелеяла. Карлосу было безразлично, что она чувствует, это только подогревало его.
Он наслаждался, ощущая себя хозяином положения. Ее хозяином…
Вот он, ответ, который она тщетно искала в течение двух последних лет: у них с Карлосом Рикардо де Мелло нет и не могло быть будущего! Здесь ее ничто не удерживало. Придя к такому убеждению, Присцилла нашла в себе силы рывком высвободиться из его объятий и спрыгнуть с кровати.
Вслед ей понеслась ругань. Выбрав ванную комнату как наиболее безопасное место, она вбежала туда и заперла за собой дверь. Присцилла дрожала с головы до пят, в голове царила путаница. Тем не менее одно она знала твердо: никогда, ни при каких обстоятельствах, чтобы Карлос ни сказал и ни сделал, она не позволит ему распоряжаться собой!
Стремительное, паническое бегство Присциллы привело Карлоса в крайнее изумление… и нарушило его планы. Внезапно, без всяких причин полное послушание сменилось откровенным неприятием. Однако звук захлопнувшейся двери ванной был настолько очевидным, что побудил его быстренько припомнить, что же он такого натворил.
Присцилла не выражала протеста или недовольства. Физическую боль он причинить ей не мог. Ее тело отзывалось на ласки, к тому же он контролировал каждое свое движение. Так почему же она вырвалась и убежала?
Разумеется, он помешал ей опутать его своими чарами. Больше он не позволит обращаться с ним как с игрушкой. О чем и предупредил опытную обольстительницу с самого начала. Возможно, Присцилла не верила, что кто-то способен устоять перед ней, и расстроилась, осознав всю тщету своих усилий. В таком случае, он нашел правильный подход к ней: никаких поблажек или она тут же запустит в него свои коготки!
Карлос лениво потянулся, стараясь избавиться от досады, что задуманная им игра сорвалась. Ну ладно, пусть помается в ванной, пусть позлится. Если Присцилла полагала, что может противостоять его решимости, то теперь убедилась в обратном. Впрочем, он уже и так получил то, что задумал, и наслаждался при этом каждым мгновением. Большего ему и не надо.
Мрачно улыбаясь, Карлос спустил ноги с кровати. Она умоляла. И он дал ей то, о чем она просила. «Надеюсь, своенравная красотка будет помнить эту ночь до конца своих дней, – со злорадством подумал Карлос. – Пусть знает, со мной шутки плохи!»
Часы на столике у кровати показывали одиннадцать сорок семь. Еще и полночь не наступила, а ведь обещала провести с ним всю ночь… Как это похоже на Присциллу – одни обещания, и ничего больше. Типичный случай.
Карлос достал из шкафа гостиничный купальный халат, закутался в него и направился в гостиную к мини-бару. Проходя мимо ванной, он услышал, как шумит душ. «Смывает грязь», – подумал он с сарказмом. Если есть справедливость на земле, ей это удастся не больше, чем ему за прошедшие два года.
В гостиной так и остался гореть свет. На полу была разбросана одежда Присциллы. Без нее она никуда не денется, ухмыльнулся Карлос, наливая себе выпить. Рано или поздно ей придется выйти и собрать свою одежду. Вот будет волнующий момент!
Отхлебнув глоток виски, Карлос поморщился. Десерту положено быть сладким, а он таким не был. Понимание того, что сокровенное желание невыполнимо, лишь усилило горький осадок в его душе.
Со стаканом в руке он подошел к окну и уставился на огни города. Присцилла права: переливающаяся огнями Богота поразительно красива и действительно похоже на волшебную страну. «Как и она сама, – со злостью подумал Карлос. – Обманчивый фасад, обещающий чудеса, и несущее разрушение».
Завтра утром он отправится по этим улицам, чтобы добраться до базы. Опаснее, чем оказаться под колесами автобуса. Глупость какая-то эта сделка… И все ради встречи с Присциллой. Но зато он чувствовал себя победителем. Еще большая глупость – выигрывать-то было нечего! Она ясно дала понять: в ее сердце нет и не было любви к нему. Ее привлекал только секс.
Когда-то он верил, что, кроме секса, между ними существует нечто большее. А оказалось, это большее ощущал только он, черт побери! Какая радость ему от победы, зачеркнувшей то последнее, пусть мучительное, что оставалось от истинного чувства. Короткое упоение местью… и пустота.
Карлос допил виски и решил, что, пожалуй, ему все равно, погибнет он завтра на улицах города или нет. Будущее представлялось ему настолько мрачным, что, казалось, жить просто не имело смысла.
Присцилла выключила в ванной свет, как можно тише повернула ручку, медленно приоткрыла дверь и, затаив дыхание, прислушалась. Из комнат не доносилось ни звука, зато сердце ее билось так громко, что могло бы разбудить и мертвого. Может, Карлос махнул на нее рукой и лег спать? Присцилла горячо молилась, чтобы так и оказалось.
В ванной она провела больше часа, пытаясь прийти в себя и смыть с себя даже воспоминания о прикосновениях Карлоса. Даже вымыла и высушила волосы, до которых он дотрагивался. Придерживая махровое полотенце на груди, Присцилла отважно проскользнула в короткий коридорчик, соединявший спальню с гостиной, и быстро устремилась в последнюю. Свет не горел, но она и без света найдет свою одежду. Как ни противно было надевать вещи, которые Карлос буквально сдирал с нее, выбора не было.
Трусики, брюки, лифчик, майка… Она торопливо натягивала их на себя. Через минуту, в полном облачении, Присцилла уселась на пол, чтобы обуться. Почувствовав себя более уверенно, она поднялась на ноги и обернулась в поисках места, где можно было бы провести остаток ночи.
В следующее мгновение она замерла, в шоковом состоянии уставившись на дверной проем, ведущий в спальню. И снова ее закружило в водовороте чувств, а в голове не осталось ни одной разумной мысли. Присцилла не могла оторвать взгляд от человека, одно присутствие которого травмировало ее психику. Человека, систематически разрушавшего все хорошее, что было между ними.
Присцилла определенно знала, что Карлос следил за ней, наблюдал, как она собирала и надевала на себя одежду, добавив еще одно унижение к тем, которым он уже подверг ее.
Слава Богу, на нем был халат, но такой белоснежный, что, казалось, он почти светился, создавая странный контраст с темным, дьявольски красивым лицом Карлоса Рикардо де Мелло. Правда, теперь он выглядел менее напряженным и в глазах не было блеска одержимости. Из-под полуопущенных ресниц он с усмешкой смотрел на нее, но насмехался он не только над ней – над собой, над всем миром и всем сущим в нем.
– Я так понимаю, ты не собираешься разделить со мною постель, – тягуче произнес он.
– Ты получил свой кусок мяса, Карлос, – холодно ответила она.
Он пожал плечами.
– Я потерял вкус к нему.
Присцилла покраснела от скрытого в его словах презрения.
– Отлично! – огрызнулась она. – Я к тебе тоже вкус утратила.
Карлос небрежно махнул рукой в сторону входной двери.
– Можешь уйти, когда тебе вздумается. Ты свободна.
– А, понятно, тогда ты сможешь нарушить свое обещание! – в ярости воскликнула Присцилла.
– Твое дальнейшее пребывание здесь абсолютно необязательно, – холодно ответил он. – Если боишься выйти на улицу, позвони брату. Уверен, он с готовностью проводит тебя назад, в отель.
– Нет! – решительно отрезала она, ненавидя его с той же силой, с какой некогда любила. – Я останусь до окончания комендантского часа, как договорились. После того как ты использовал меня словно шлюху, я не дам тебе возможности уклониться от обязательств, которые ты взял на себя. – Она добьется от него чертова автобуса, даже если это будет стоит ей жизни!
Выражение уязвленной гордости снова появилась на его лице.
– Я дал тебе слово.
– Вот я и посмотрю, как ты его сдержишь утром. – В глазах Присциллы светилось откровенное недоверие. – Поскольку в моем обществе ты находишь не больше удовольствия, чем я в твоем, предлагаю тебе вернуться в постель, а я устроюсь здесь.
– Благодарю. Ты сделала свой выбор, – насмешливо ответил он. – А теперь спокойной ночи.
Карлос удалился в спальню, оставив Присциллу в состоянии крайней растерянности и разочарования. Ясно, что теперь он относился к ней как к пустому месту, даже спорить не стал. Несколько минут она испытывала острое желание пойти за ним следом, высказать ему все, что о нем думает. Но какой смысл? Ему все равно. И даже если она пробудет в номере до утра, не было никакой гарантии, что Карлос сдержит слово. Зато совесть ее будет чиста.
Присцилла подошла к окну и поискала заколку, которую Карлос снял с ее волос. Почему-то ей казалось крайне важным восстановить тот внешний облик, какой был у нее, когда она переступила порог номера. Обыскав весь пол и не найдя заколки, Присцилла решила, что Карлос положил ее в карман.
«Кругом одни потери», – уныло она подумала, подходя к письменному столу.
Позвонив портье, Присцилла попросила разбудить ее в половине шестого. Звонок, разумеется, разбудит и Карлоса. Таким образом он узнает, что она провела в его номере всю ночь. Успокоившись, что теперь не проспит, Присцилла выключила свет, сдвинула два кресла и свернулась калачиком, уповая, что усталость сослужит ей в эту ночь добрую службу.
Но неожиданно, словно из глубины сердца, поднялись и хлынули слезы. Они пробивались сквозь опущенные ресницы и скатывались по щекам. Тихие горькие слезы, слезы одиночества. Лучше уж выплакать их сейчас – завтра утром она снова должна быть сильной.
– Присцилла…
Услышав свое имя, Присцилла с трудом разлепила веки и посмотрела затуманенным взглядом. Рядом с креслами стоял Карлос и хмуро взирал на молодую женщину. У него были влажные после душа волосы и чисто выбритое лицо.
«Почему он будит меня?» – вяло подумала Присцилла. Неужели я проспала и теперь Карлос недоволен, что я все еще в его номере.
И вдруг мысль о том, что Робер ждет ее возвращения и беспокоится, заставила Присциллу в панике выбраться из кресел и закричать:
– Который час?
– Времени еще достаточно, – успокоил ее Карл ос. – Сейчас только около половины шестого. Я заказал завтрак в номер и подумал, что ты, наверное, захочешь освежиться до того, как его принесут.
– Завтрак?.. Для меня? – Присцилла была поражена.
– Для нас двоих.
Стук в дверь сообщил им о прибытии официанта. Карлос пошел открывать дверь, а Присцилла уставилась ему в спину, смущенная таким поворотом событий. Теперь она разглядела, что он полностью одет. На нем была темно-синяя рубашка, черные джинсы и такого же цвета кроссовки. Чего ради он вырядился в такую рань? Этот вопрос не давал ей покоя, пока она шла в ванную, а затем приводила себя в порядок, чтобы во всеоружии встретить наступающий день.
Правда, лучше бы Карлос не видел ее такой! Покрасневшие глаза и припухлые веки были красноречивее всяких слов. Вряд ли их удастся полностью уничтожить с помощью холодной воды, так что Карлос легко догадается о ее слабости. Растрепанные волосы пришлось расчесывать пальцами. Разгладив руками смятую во время сна одежду, Присцилла собралась с духом, чтобы предстать перед своим мучителем в последний раз.
Завтрак был накрыт в гостиной. Карлос уже сидел за столом и ел. Его пристальный взгляд вызвал у Присциллы чувство незащищенности.
– Я налил тебе кофе, – сухо сообщил он.
– Спасибо, – автоматически ответила она, хотя малейшее напоминание об их недавней близости было ей сейчас ненавистно и ничего принимать от него она не собиралась.
Карлос указал рукой на стул напротив себя, заметив, что она не двинулась с места.
– Не церемонься, детка, ты можешь поесть и здесь.
– Я не голодна. – Это было чистой правдой. – Я просила портье разбудить меня в пять тридцать. Не ожидала, что ты поднимешься так рано.
– Мне предстоит отправиться из отеля сразу по окончании комендантского часа, – не брежно ответил он.
Присцилла встревожилась. Не удирает ли Карлос специально, чтобы ему не могли позвонить по поводу автобуса?
– Отправиться куда? – спросила она. – В городе закрыты все учреждения, никто не ра ботает.
Он неопределенно пожал плечами.
– По личному делу.
Присцилла смотрела, как он ест круассан, и все внутри нее кипело от возмущения. Как можно быть таким равнодушным к жизненно важным проблемам других людей!
– А что, если автобус не придет в семь часов? Где тебя искать? – с раздражением поинтересовалась она.
Карлос посмотрел на нее взглядом, в котором читалось полнейшее безразличие.
– Кто ж его знает?
– Это не ответ, Карлос! – взорвалась Присцилла, выведенная из себя его хамским тоном. Уголок его рта иронически дрогнул.
– Уж какой есть, детка. Принимай его или не принимай – твое дело.
Нет, это просто невыносимо! Накопившиеся в ней боль и разочарование, вопреки гордости и здравому смыслу, требовали выхода. Голос ее дрожал от эмоционального накала, до которого он довел ее:
– Никогда я не использовала тебя так, как ты использовал меня этой ночью! Не знаю, почему ты решил, что можешь обращаться со мной, как тебе вздумается, но на этот раз я не примирюсь с твоими очередными ложью и увертками!
У Карлоса, видимо, пропал аппетит. Враз перестав жевать, он недоуменно уставился на нее. Присцилла поперхнулась, но потребность выговориться была слишком велика:
– Я пойду за тобой следом. Я не спущу с тебя глаз, пока обещанный тобой автобус не будет стоять у входа в отель «Пальмира». Я буду…
– Когда это я тебе лгал? – резко спросил он.
– Не притворяйся! – Его вопрос словно сдетонировал бомбу замедленного действия. – Как удобно, не правда ли, делать вид, что не существует никакой Марсии Арбэлоэс, и жить со мной!
– Я не женат на ней! – отрезал Карлос.
– Верно, но, как сказала твоя мать, вы обручены. Твоя мать, от встречи с которой ты так тщательно оберегал меня, пока я жила с тобой в Каракасе. Именно она объяснила мне, как на самом деле все обстоит в твоей жизни.
– Когда это произошло? – потребовал ответа Карлос.
– Накануне того дня, когда я ушла от тебя. После того, как ты в очередной раз уклонился от приглашения матери.
Он так резко вскочил со стула, вид его был настолько угрожающим, что Присцилле захотелось оказаться от него подальше. Но запугать ее было не так-то просто. Правота была на ее стороне, и Карлосу придется ответить за свое поведение.
– Почему ты скрывала это от меня?! – бросил он ей прокурорским тоном.
– Это ты скрывал от меня! – предъявила она ему встречное обвинение.
– Ты позволила моей матери, вечно сующей нос не в свои дела и умело манипулирующей людьми, испортить наши отношения! Ты не обратилась ко мне и поспособствовала Элде Регине осуществить ее замысел, не задавшись ни единым вопросом! – обрушил он на Присциллу весь свой безумный гнев. – Бессердечная! Нет в тебе ни преданности, ни доверия! И ради такой, как ты, я рискую жизнью!
Она недоуменно уставилась на него, завороженная проявлением столь сильного негодования.
– Жизнью?
Карлос вызывающе вздернул подбородок. Живое воплощение мужественности.
– Возвращайся в отель и жди меня там! – не терпящим возражений тоном приказал он. – Если автобус не придет, то уж не по моей вине.
– Ты? Ты сам поведешь автобус?
Но Карлос уже отвернулся от нее и быстро направился к двери. А она… она осталась со своими неразрешенными сомнениями.
– Карлос! – крикнула она. Мысль, что она может никогда больше не увидеть его, вне запно поразила Присциллу, заставив по крыться холодным потом страха. А ведь ей о столь многом еще нужно было спросить его… Дверь закрылась с негромким стуком.
Присцилла мучительно приходила в себя от потрясения. Все вдруг утратило свой смысл. Она не знала, чему верить. Если Карлос вернется с автобусом… что тогда?
«Возвращайся в отель и жди меня там!» Его приказ был исполнен здравого смысла. К тому же что еще ей оставалось делать? Карлос-то ведь ушел.
В вестибюле отеля «Пальмира» Робер дожидался сестру, одновременно поглядывая, как собираются туристы у стойки портье. Лишь только Присцилла появилась в дверях, он оказался рядом с ней.
– С тобой все в порядке? – спросил Робер, пытливо вглядываясь в ее лицо.
– В полном порядке. – Присцилла решительно прошла к лифтам, не желая вступать с братом в разговор о личном. – Мои вещи еще в номере?
– Да, я решил, что ты захочешь переодеться.
– Конечно. Мне нужен ключ.
Робер передал ей ключ.
– Спасибо, я недолго.
– Присцилла…
– Карлос отправился за автобусом, – прервала она брата, опасаясь нежелательных расспросов.
– Карлос? Сам? – Робер был крайне удивлен.
– Он сказал, что, если не появится к семи, это не его вина. Где все?
Продолжая удивленно покачивать головой, Робер ответил:
– Те, кто не расплачиваются у портье, завтракают. Тебе тоже не мешало бы перекусить, Присцилла. Впереди долгий день.
Она нажала кнопку вызова лифта. Ей повезло – двери открылись сразу.
– Ты заказал еды на дорогу? – спросила она, заходя в кабину.
– Да, все сделано. Присцилла, но…
– Скоро спущусь, – пообещала она. Двери закрылись, заслонив озабоченное лицо Робера.
Присцилла с облегчением вздохнула. Она обсудит с ним все, имеющее отношение к ситуации с туристической группой. Что же до остального… Пожалуй, у Карлоса могли быть основания думать о ней плохо. Если его мать лгала… Если Марсия Арбэлоэс сговорилась с Элдой Региной де Мелло одурачить ее, Присциллу… Где тут истина, где ложь – не разобрать.
Правда, имелись два обстоятельства, которые были ей понятны. Если бы она рассказала Карлосу о вмешательстве его матери два года назад, не было бы сейчас такого сумбура в ее душе. Вина за это лежала целиком и полностью на ней. Тем не менее, даже допустив, что у него был резон думать о Присцилле самое худшее, Карлосу не следовало обращаться с ней так, как прошлой ночью. Грубость и презрительное высокомерие не прощают. А значит, нечего мучиться. Совместного будущего у них все равно не может быть. Пора забыть об их романе.
Однако вряд ли ей когда-нибудь удастся это сделать. Тем более если он сам приведет автобус… Присцилла почувствовала, как напряглись ее нервы. Карлос побудет здесь всего несколько минут, уговаривала она себя, только передаст автобус Роберу. А потом уйдет. Ничего страшного… Если он, конечно, появится…
Лифт остановился, а Присцилла так и не пришла к какому-нибудь решению. И в номере, роясь в дорожной сумке, она продолжала размышлять о Карлосе, пока его слова о том, что он рискует жизнью, не связались с добыванием автобуса. Неужели именно это он хотел сказать? Неужели на улицах так опасно? Вряд ли Робер решился бы на риск, если бы тот и вправду был столь велик. Брат говорил что-то о трудностях, с которыми придется столкнуться при выезде из города, но он был уверен, что преодолеет их. Конечно, пользуясь таким тараном, как имя де Мелло, Карлос может справиться с любой проблемой, которая встретится ему на пути.
Нет, нелогично. Зачем человеку, презирающему женщину, рисковать жизнью ради того, чтобы выполнить ее просьбу? Да Карлосу, наверное, стоит только пальцами щелкнуть, и люди бросятся со всех ног выполнять его распоряжение. Бессмыслица какая-то!
Присцилла нашла то, что искала, переоделась… и неожиданно почувствовала облегчение. Не то чтобы она выглядела теперь по-другому, просто вместо красной майки на ней была зеленая с фирменной эмблемой их туристического агентства, а расчесанные волосы заплетены в косу. Однако в ее душе определенно возникло ощущение большей защищенности от грядущих напастей.
Окинув номер прощальным взглядом, Присцилла подхватила сумку, спустилась вниз и оставила ее под присмотром Робера.
– А теперь завтракать! – бросила она ему и умчалась. Только бы избежать вопросов! Большинство туристов из их группы уже покидали зал, когда она вошла. Времени оставалось в обрез. Присцилла обменялась с ними короткими приветствиями и поспешила к стойке буфета. Не то чтобы у нее вдруг разыгрался аппетит, просто следовало поесть перед дальней дорогой. Взяв сок, рогалики, несколько ломтиков холодного мяса и сыру, она направилась за свободный стол, чтобы не оказаться втянутой в ненужный ей сейчас разговор.
Без десяти семь она вернулась в вестибюль, чтобы помочь Роберу успокоить туристов, ответить на все их вопросы и подготовить к предстоящему долгому путешествию. От Боготы до Медельина, где аэропорт еще не был закрыт, часов пять езды… если ничего не случится. Добравшись туда вовремя, можно будет попасть на рейс в Каракас, а оттуда уже вылететь домой, в Канаду.
Настроения в группе были разные. Те, кто страдал горной болезнью, не хотели и думать о предстоящих неудобствах – лишь бы поскорее выбраться отсюда. Другие, напротив, страшились того, что ждало их за стенами отеля. Канадцы вообще не привыкли к присутствию на улицах людей в военной форме, за исключением официальных парадов войск. А танк видели только в музее. Кто-то поговаривал, что больше никогда не уедет из дому, убедившись лишний раз, в какой счастливой стране они живут.
Текли минуты напряженного ожидания… Нервозность выражалась в бесконечных проверках багажа и разговорах на тему: не забыл ли кто чего. Попросив никого не выходить из отеля, Робер отправился ждать на улицу.
Присцилла, беспрестанно улыбаясь, пыталась зарядить группу оптимизмом и уверенностью в благополучном исходе дела. На это требовалось немало усилий, а время шло, и все труднее было отмахнуться от тревожных мыслей. Если автобус не приедет, будет ли это означать, что с Карлосом случилась беда? Несмотря на боль, которую он ей причинил, прошлой ночью, она не желала ему зла и уж тем более не жаждала его смерти. Однако Карлос сам был инициатором их сделки, она здесь ни при чем. И тем не менее Присцилла внутренне содрогнулась от мыслей, пришедших ей в голову…
В вестибюль вбежал Робер.
– Приехал!
Напряжение последних минут было столь велико, что, освободившись от него, Присцилла почувствовала слабость и с трудом поднялась на ноги.
– Собирайтесь и выходите, – отдавал распоряжения Робер. – Помните, что я сказал: женщины сразу садятся в автобус, мужчины грузят вещи в багажное отделение. Чем быстрее мы отправимся, тем лучше.
Все приободрились, возникла радостная суета, и более тридцати человек потянулись к выходу. Присцилла плелась в хвосте, якобы для того чтобы проверить, не осталось ли чего-нибудь в вестибюле. Автобус стоял так, что ей была видна кабина, в которой на водительском месте сидел Карлос. У нее сразу отлегло от сердца: теперь он сможет вернуться к себе в отель, где ему ничто не угрожает.
Двери автобуса с легким шипением открылись, и Карлос вышел. «Сейчас он уйдет», – подумала Присцилла, и я больше никогда не увижу его. Странно, что ей стало очень плохо при этой мысли. После прошедшей ночи ей должно было быть безразлично даже само его существование на свете. Но ноги сами понесли ее к выходу… Когда она достигла дверей, Карлос, стоявший у багажного отделения, поднял взгляд и глаза их на мгновение встретились. Словно по мановению волшебной палочки исчезло все, остались только они, двое, связанные невидимыми узами. В этот краткий миг сердце Присциллы преисполнилось такой любовью к нему, что, казалось, было готово разорваться. От потрясения женщина едва владела собой. Что значил этот взгляд Карлоса? Она ушла из его жизни, между ними не осталось ничего, что связывало их когда-то. Не могло остаться!
Она попыталась собраться с мыслями. Сейчас не время и не место анализировать свои эмоции. В ее обязанности входило усадить женщин в автобус, пока Робер присматривал за погрузкой багажа. Убедившись, что женщины вполне справляются сами, она решительно направилась к брату. Тот о чем-то говорил с Карлосом. И разговор этот явно грозил перейти в перепалку.
– Спасибо, что помог с автобусом, – произнесла она с предельной искренностью, об ращаясь к Карлосу.
Робер бросил на нее горящий взгляд.
– Он говорит, что поедет с нами!
– Прости… – растерялась Присцилла. – Что ты имеешь в виду?
– То, что он настаивает, что поведет автобус сам, – объяснил Робер.
– В Медельин? – Присцилла в замешательстве уставилась на Карлоса.
– Да хоть в преисподнюю и обратно, – с мрачной решимостью ответил он.
– Но почему? – воскликнула она.
– Потому что в этом автобусе поедешь ты, детка, а у меня с тобой еще не все кончено.
Ей бы возразить, сказать, что между ними уже давно все кончено, по крайней мере с ее стороны. Но слова застряли в горле. Присцилла просто смотрела на него, ощущая, как невидимая сила снова привязывает ее к нему. Это было как наваждение. Однако слишком болезненны были еще шрамы от нанесенных друг другу ран. Правда, в его отношении к ней уже не чувствовалось прежнего презрения, неприятия и уж точно не было равнодушия.
– Карлос… – протестующим тоном начал Робер.
– Это мой автобус, – грубо оборвал его Карлос. – Выводи своих людей, если не берешь меня в качестве водителя.
Багажное отделение было уже заполнено. Женщины сидели внутри, и теперь к ним присоединились мужчины.
– Черт побери, приятель! Оставь в покое мою сестру! – не выдержал Робер.
Карлос тем временем не отрываясь смотрел на Присциллу. Надо было выбирать: либо остаться в Боготе, а значит, в одном с ним городе, либо отправиться в Медельин вместе с ним. Что бы она ни выбрала, как подсказывала Присцилле интуиция, Карлос не даст ей избежать общения с ним, пока сам не решит, что у них действительно все кончено. Определенно, он имел в виду не секс, размышляла Присцилла. К тому же, слава Богу, народу в автобусе много и она не окажется наедине с ним. Пожалуй, стоит предоставить Карлосу возможность прийти к окончательному решению в условиях, относительно безопасных для нее.
– Лучше уехать с Карлосом, чем не ехать совсем, Робер. Тем более что все уже в автобусе, – сказала Присцилла. – Пойду пересчитаю наших подопечных.
– Ты не водишь автобус так же хорошо, как я, Карлос, – опять принялся спорить Робер, как только мужчины остались одни.
– Исходя из того, что я видел на улицах, тебе придется в основном поддерживать бодрость духа среди твоих туристов, – последовал мрачный ответ. – Это не увеселительная прогулка. Сможешь сесть за руль, когда мы выберемся из города.
– Чтобы у тебя была возможность еще по мучить Присциллу?
Присцилла, в этот момент обходившая автобус спереди, услышала слова брата и в сердцах пожелала ему заткнуться.
– Поверь, это жестоко, Карлос, – продолжал Робер. – Она еще не пришла в себя после вашего романа.
– Я тоже, друг мой. Я тоже.
«Неужели это правда?» – вздрогнула Присцилла.
– Так в чем дело, приятель? Ты никогда не собирался жениться на ней. Я говорил сестре об этом с самого начала, но она не желала меня слушать.
– Ах, и ты тоже? – Тон Карлоса был язвительно-ледяным. – Значит, в том, что случилось, есть и твоя заслуга.
– Что ты хочешь сказать?
– Я хочу сказать, чтобы ты не путался у меня под ногами во время поездки. Ты ни черта не знаешь о том, что я чувствую или что собираюсь сделать.
«Так же, как и я», – подумала Присцилла, поднимаясь в автобус. Ей было неимоверно трудно сосредоточиться на подсчете членов группы. К счастью, все сошлось со списком к тому времени, когда Робер и Карлос присоединились к ним.
Карлос занял водительское место, Робер расположился на сиденье гида по соседству и, включив микрофон, представил группе Карлоса и рассказал в общих чертах о предстоящей им поездке. Присцилла седа прямо за водителем. Автобус тронулся.
Присцилла не слушала брата. Для нее эта поездка была путешествием с Карлосом. Что ему теперь нужно от нее? Куда это может их завести? Будет ли этому конец? Такие вот мысли мучили молодую женщину.
На улицах города стояла неестественная тишина. Транспорта почти не было видно, лишь изредка попадались прохожие. Чувство неясного страха действовало на всех угнетающе. В автобусе не слышно было привычного гула голосов, если переговаривались, то шепотом.
Присцилла обратила внимание, что Карлос избегает центральных магистралей, предпочитая объездные пути по узким улочкам. Отчетливо осознавая, какая опасность их подстерегает в случае, если автобус остановят, он прибавлял газу, проезжая мимо скоплений солдат быстрее, чем те успевали сообразить что к чему.
Робер проинструктировал членов группы, чтобы они вели себя естественно, оставались на своих местах, не пригибались и не совершали движений, которые могли бы вызвать подозрение стороннего наблюдателя. Туристам здесь ничего не угрожает, объяснял он, просто в стране внутренний политический кризис. Присцилла очень надеялась, что брат правильно разобрался в ситуации.
Они двигались по безлюдной дороге, когда на перекрестке вдруг появился танк и загородил им проезд. Чтобы не столкнуться с ним, Карлосу пришлось резко затормозить. Остановился и танк. С наводящей ужас медлительностью башня танка стала разворачиваться в их сторону. Послышались истерические вскрики женщин и приглушенные ругательства мужчин.
– Тише, сидите спокойно! – рявкнул Робер в микрофон.
Все замолчали, но атмосфера в автобусе накалилась от страха. Присцилла вдруг поняла, что дуло орудия направлено прямо на Карлоса. Водитель… похожий на местного жителя! Мгновенно сорвавшись с места, она обвила шею Карлоса руками и склонила голову так, чтобы были видны ее светлые волосы. Она определенно не была похожа на латиноамериканку, и, по логике вещей, тот, кто смотрел на них через амбразуру, должен был дважды подумать, прежде чем выстрелить.
– Присцилла… – запротестовал было Робер.
– Карлос – брюнет. Возможно, его приняли за колумбийца. Покажись им, Робер. Скажи, что мы туристы из Канады и у нас есть больные.
– Правильно! Открой дверь, Карлос.
Поднимаясь со своего места, Робер помахал рукой, чтобы отвлечь внимание военных на себя.
– Оставайся рядом с автобусом, Робер, – успела предупредить его Присцилла. – Не показывай виду, что напуган.
Следующие несколько минут были особенно напряженными. Робер встал у открытой двери автобуса и, махая рукой, что-то быстро сказал по-испански. Ответа не последовало. Тогда Робер продолжил говорить, повторяя то и дело: «Канада, зарубежные связи, международный конфликт».
И вот дуло пушки стало передвигаться, пока не вернулось в исходное положение. Потом двинулся и сам танк, освободив дорогу. Робер поспешно запрыгнул внутрь. Все в автобусе вздохнули с облегчением. Кто-то стал поздравлять Робера с благополучным разрешением кризисной ситуации. Присцилла довольно поздно сообразила, что продолжает висеть на Карлосе, и стала потихоньку убирать руки. Но он на какую-то долю секунды сжал ее правой запястье – от сильных пальцев словно шли электрические импульсы. Что это было? Благодарность? Присцилла так и не поняла. Затем хватка ослабла, Карлос закрыл дверь, и автобус двинулся дальше. Ни взгляда, ни слова, только короткое пожатие, и снова он весь отдался одной цели – вывезти их из города. Робер похлопал сестру по плечу:
– Отлично придумано!
Она кивнула и села на место. Робер включил микрофон и выдал речь для поддержания духа, но Присцилла не слышала его. Она смотрела на руку, которую перехватил Карлос, и с беспокойством размышляя о том, как сильно он по-прежнему волнует ее. Такое впечатление, словно он въелся в ее мозг и душу, словно она отмечена его несмываемой печатью, от которой не избавиться, несмотря на все старания. От одного его прикосновения начинается цепная реакция во всем ее теле. Как ему это удалось после прошлой ночи? А тот взгляд… всего один взгляд, и ее потяну ло к нему как магнитом.
«Поистине роковое влечение», – с горечью подумала Присцилла. Но она не позволит околдовать ее снова. Если бы Карлос хотел от нее чего-то большего, то вел бы себя по-другому. Для начала проявил бы уважение. Взаимное доверие… никаких умалчиваний из чувства гордости. Она припомнила его слова, сказанные Роберу: «Ты ни черта не знаешь о том, что я чувствую или что собираюсь сделать». Одно ему точно не удастся, поклялась себе Присцилла, это соблазнить ее еще раз стать его любовницей. Она сжала челюсти. Нет, ему не поколебать ее. И тут же посмеялась над собой. Наверное, он имел в виду не секс, когда говорил, что между ними не все кончено, а желание разобраться в фактах, имевших место два года назад. Скорее всего, именно так. Вот разберется и, удовлетворенный, уедет. Впрочем, и ей будет полезно покопаться в прошлом, чтобы расстаться с Карлосом раз и навсегда.
Автобус почти достиг верхней точки пологого холма, откуда дорога раздваивалась. Левое ее ответвление вело к аэропорту, который им предстояло миновать, держа путь в Медельин. Однако территория вокруг аэропорта тщательно охранялась. Робер предвидел, что здесь у них шансов попасть в переделку больше, чем где бы то ни было.
Им то и дело приходилось проезжать мимо солдат, поглядывавших на их автобус с подозрением. Серо-зеленые джипы стояли у обочин дороги, но их никто не преследовал. То, что они проскочили мимо аэропорта и их ни разу не остановили, было похоже на чудо.
Послышались шутки, громкие возгласы, которые развеяли мрачную атмосферу в автобусе, все почувствовали себя чуть ли не победителями. Робер рассказал несколько историй о переделках, в которые попадал во время предьщущих туристических поездок. Всем уже казалось, что опасности миновали, оставшись позади.
Автобус катил по открытой местности, и ничто вроде бы не угрожало находившимся в нем людям. Никто не вспоминал о волнениях среди крестьян. По крайне мере, Присцилла не вспоминала. Ее мысли были заняты человеком, сидевшим перед ней, а взгляд прикован к его темноволосому затылку, поэтому она вздрогнула, услышав восклицание Карлоса:
– Робер, смотри… там, впереди нас!
Вдалеке большая группа мужчин столпилась вокруг чего-то, похожего на кучу камней и земли, насыпанную поперек дороги.
– Они выкопали траншею, – пояснил Карлос, у которого не было сомнений в том, что означала насыпь.
Сердце Присциллы тревожно заныло. Камни еще можно объехать. А траншею?
– Выжимай до отказа, Карлос, – живо посоветовал Робер. – Мы должны проскочить.
– Но мы не знаем ее ширины.
– Если дело в том, что тебе не хочется рисковать своим автобусом…
– Предупреди своих людей! – раздалась резкая команда.
– Мужчины, поднимитесь и сложите ручной багаж, который у вас над головами, под сиденья или просто на пол! – закричал Робер и захлопал в ладони, вынуждая их к более быстрым действиям. – Крестьяне выкопали траншею поперек дороги. Наш водитель набирает скорость, и нам предстоит перелететь через нее. Живее, живее… Нам не нужны увечья от падающих сумок.
На большой скорости выполнить распоряжение Робера оказалось довольно сложно, но туристы справились с задачей. Насыпь быстро приближалась, увеличиваясь в размерах, что означало: ширина траншеи гораздо больше, чем это можно было себе представить.
Рискованное предприятие могло окончиться пренеприятно.
– Садитесь, садитесь, – снова закричал Робер, – и приготовьтесь к удару, когда мы приземлимся на другой стороне…
«Если приземлимся», – мрачно подумала Присцилла.
– … у кого больная спина, подложите что-нибудь для амортизации.
Напряженное молчание, шорох последних приготовлений, тяжелое дыхание. «О чем думает Карлос. Почему он так рискует? Что значит для него этот риск?» – недоумевала Присцилла, видя как он привстал за рулем, стараясь разглядеть, что ждет их впереди. Видно ему что-нибудь за насыпью или нет? Все равно теперь уже им не остановиться. Если траншея слишком широкая, первый удар придется на него… Карлос, Робер… потом я, отрешенно думала Присцилла. Еще мгновение, и все кончится. И мне не суждено будет узнать… Затем ее мысли словно замерли.
Автобус влетел на насыпь и оторвался от земли, слегка накренившись в воздухе от неравномерного толчка. Стоявшие на обочине люди бросились врассыпную. Присцилла с ужасом уставилась в боковое окно. Пропасть… О Господи, Господи! Такая большая… Но автобус уже преодолевал пугающую пустоту под колесами. Им не придется падать. Но как только длинная машина начала опускаться на противоположную сторону, Присциллу пронзила мысль, что задние колеса могут не дотянуть до края.
Передняя часть автобуса приземлилась под углом, развернувшись в сторону чистого поля. Левое заднее колесо оказалось в траншее, но правое встало на дорогу. Отчаянно маневрируя, Карлосу как-то удалось вытянуть попавшее в ловушку колесо. Автобус зигзагообразно понесло вниз по дороге. Однако водитель не сдавался, изо всех сил стараясь восстановить управление. Присцилле оставалось только радоваться, что по обочинам не росли деревья и не было других преград – только неогороженные поля.
Сумки, свертки, саквояжи скользили по полу. Пассажиров швыряло из стороны в сторону, но не раздалось ни единого возгласа недовольства. Присцилла понимала, что все страстно желали Карлосу вытащить их из этого кошмара. Она словно утратила чувство времени.
Наконец автобус постепенно замедлил ход и, накренившись, остановился. Прекращение движения вывело всех из шокового состояния. Не верилось, что все кончилось благополучно.
– Робер, левое заднее колесо заклинило, – пробормотал Карлос.
Робер моментально вскочил с места.
– Пойду взгляну.
Когда дверь открылась, Карлос сказал:
– Я с тобой.
На лице Робера вспыхнула улыбка.
– Приятель, ты показал класс!
– В рубашке родился, – смущенно ответил Карлос.
– Присцилла, остаешься здесь за главного! – скомандовал Робер. И уже мягче добавил: – Справишься?
– Справлюсь. – Она с трудом поднялась на дрожащих ногах.
Карлос помедлил, всматриваясь в нее темными внимательными глазами. Он ничего не сказал, только коротко кивнул и вышел из автобуса вслед за Робером. «А вот мне следовало сказать ему хоть что-нибудь, – сварливо выговаривала она себе, – хотя бы поблагодарить». Но момент был упущен, а о том, что означали его взгляд и кивок, она не имела ни малейшего представления. Но времени сосредоточиться на этой проблеме у нее не было. Быстро перейдя на место брата, она включила микрофон и обратилась к туристам:
– Никто не пострадал?
Ее вопрос побудил всех заняться осмотром самих себя и соседей. Синяки есть, доложили ей пару минут спустя, но ни ран, ни других серьезных повреждений.
– Как долго нам еще придется терпеть такое? – не выдержал Марк Бордовски, главный смутьян в группе, до сих пор почему-то терпеливо молчавший.
– Я не знаю, – честно призналась Присцилла.
– Черт знает что! Просто безумие какое-то! Робер не смел подвергать нас…
– Погоди, Марк, – вмешался кто-то. – Робер честно предупредил всех о возможных последствиях. Ты был среди тех, кто настаивал, чтобы мы покинули Боготу. Ты еще грозился, что в противном случае создашь его агентству дурную репутацию после возвращения домой. Помнишь?
– Да уж! – вступила в разговор энергичная дама средних лет. – Вам лучше заткнуться, мистер Бордовски. Вы не только сами требовали, чтобы мы немедленно уехали из города, но и нас подбили поддержать вас. Мы пока все целы и невредимы. Так чем же вы не довольны, позвольте спросить?
– А кроме того, какое приключение! Будет о чем рассказать внукам, – подхватила соседка пожилой дамы.
– Жаль, что не смог заснять все это на кинопленку, – заметил кто-то с грустным юмором.
«Слава Богу, мятеж подавлен», – с облегчением подумала Присцилла.
– А теперь, если вы чувствуете в себе достаточно сил, было бы неплохо разобраться с ручным багажом, который валяется под ногами. Пока Робер с Карлосрм чинят колесо…
– А они справятся? – с сомнением осведомился кто-то.
– Робер – высококвалифицированный механик. Он сделает все, что нужно, чтобы мы двинулись дальше, – убежденно ответила Присцилла.
Ее спокойная уверенность ободрила людей, которые принялись разбирать вещи, заново укладывать их. В результате общими усилиями навели порядок, которого не было в момент отъезда, так как тогда все делалось наспех и кое-как.
Одна из женщин предложила открыть термосы, которыми снабдили их в дорогу, и выпить по чашечке кофе. Присцилла категорически отвергла предложение. «Мы в опасной близости от агрессивно настроенных крестьян, – объяснила она, – и благодушествовать рано». Как только с ремонтом будет закончено, им надо будет быстро убираться отсюда. К тому же впереди у них еще несколько часов езды до Медельина. Никто ей не возразил…
Когда Карлоса с Робером поднялись в автобус, их встретили радостными возгласами. А Присцилла внимательно вгляделась в лица мужчин. Робер пребывал в приподнято-веселом настроении – похоже, он просто расцветал в экстремальной ситуации. Выражение лица Карлоса было настороженным, но он излучал такую энергию, что нервы Присциллы опять натянулись до предела.
Прежде чем забрать у сестры микрофон, Робер тихо поинтересовался:
– Проблемы были?
Она отрицательно покачала головой и села на место. Карлос убрал инструменты и закрыл дверь автобуса.
– Всё в порядке, отправляемся дальше, – объявил Робер. – Через два часа мы остано вимся… – он улыбнулся, – чтобы отдохнуть и подкрепиться. Если у кого-нибудь возникнет нужда раньше, дайте мне знать. Теперь автобус поведу я, Карлосу надо отдохнуть.
Присцилла нахмурилась. Может, Карлос что-нибудь себе повредил? Растянул, вывихнул? Но, судя по походке, с ним все было в порядке.
– Если вы не против, давайте еще раз поблагодарим нашего водителя за фантастический прыжок и поаплодируем ему. Если бы не Карлос, кто знает, как бы мы выбрались из передряги, – сказал Робер и первый захлопал.
Группа с энтузиазмом поддержала его. Карлос повернулся к ним, отсалютовал рукой и сдержанно улыбнулся. Робер отложил микрофон и шагнул к Карлосу. Между ними произошел короткий тихий спор. Потом Робер сел за руль, завел двигатель, и автобус тронулся по прямой, к большому облегчению Присциллы. Значит, проблема с задним колесом решена. Она полагала, что Карлос займет место ее брата, но он без всяких там «с вашего разрешения» уселся в соседнее с ней кресло.
Присцилла судорожно сцепила пальцы и забилась в дальний от него угол сиденья из страха, что он коснется ее. «Какое ребячество!» – тут же одернула она себя. Что Карлос может ей сделать в присутствии такого количества людей. Она застрахована от любых нежелательных действий с его стороны. Да и Робер рядом. Нет, не надо втягивать брата, она и сама справится с Карлосом. Вне всякого сомнения, справится!
– Ты не пострадал? – тихо спросила она, не в состоянии заставить себя взглянуть на него прямо.
– Нет, – ответил он.
– Тогда почему ты не за рулем?
– Потому что хочу побыть с тобой.
Сердце Присциллы болезненно сжалось.
– И Робер согласился на это?
– Как видишь.
«Целых два часа мы будем сидеть рядом», – тоскливо подумала она, глядя в затылок брату. Интересно, Робер слышит их? Нет, он сосредоточен на дороге, да и шум мотора наверняка заглушает их разговор. Высокие спинки сидений отгораживали их от пассажиров сзади. Идеальное место для личной беседы. Присцилла вынудила себя посмотреть на мужчину, принесшего ей столько мучений. Медленно повернув голову, она встретила его выжидательный взгляд и спросила в упор:
– Зачем?
В черных глазах Карлоса она увидела такую мрачную решимость, что мурашки пробежали у нее по спине.
– Расскажи мне о твоей встрече… с моей матерью. – На последних словах он как будто споткнулся.
Присцилла отвела взгляд, исходившая от него сила тревожила ее.
– Не стоит копаться в прошлом. Какой в этом смысл теперь?
– Прошлое – это настоящее, в котором мне предстоит разобраться, – заявил он.
Присцилла покачала головой, не желая снова пережить боль, которую причинили ей откровения Элды Регины де Мелло.
– Ты обманул меня два года назад, Карлос.
– Нет, я тебя не обманывал, – немедленно произнес он с властной твердостью.
«Если Карлос говорит правду, я не перенесу этого, просто не перенесу», – ужаснулась Присцилла.
– Давай рассказывай! – приказал он. – Все до мельчайших подробностей. Итак, как произошла твоя встреча с… с моей матерью? – Последние слова Карлос опять произнес с запинкой.
Какую бы сильную боль ни причинила она Карлосу и чем бы ни обернулся для нее разговор, он должен узнать правду, неожиданно решила Присцилла. Да и ей тоже пора разобраться в том, что же на самом деле произошло два года назад, в тот роковой день, когда Элда Регина де Мелло разбила ей сердце и изменила ее жизнь…
Да, прошло два года, но воспоминание о встрече с матерью Карлоса Рикардо не стерлось из памяти Присциллы. Выпущенное из глубоких тайников памяти, оно оказалось настолько живучим, что молодая женщина словно заново мучительно переживала происшедшее.
– Ты сказала, что это случилось накануне того дня, когда ты ушла от меня, – напомнил Карлос.
– Да. Но фактически все началось несколько раньше, – задумчиво произнесла Присцилла, переносясь памятью в те времена, когда они жили вместе в квартире Карлоса, расположенной в чудесном месте, в квартале, считавшемся самым престижным в Каракасе. Присцилла была просто счастлива, если не считать того, что они вели замкнутый образ жизни и не общались с его семьей, чей дом находился совсем недалеко.
– Моя мать встречалась с тобой до этого дня? – снова спросил Карлос.
– Нет. Да и ты всячески избегал возможностей представить меня ей. Помнишь, ты даже не знакомил меня с твоими друзьями и знакомыми. – Она обернулась, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. – Почему ты так вел себя, Карлос?
Он твердо выдержал ее взгляд, затем пожал плечами.
– Я не хотел ни с кем тебя делить… Хотя, если бы ты осталась, со временем это стало бы неизбежно.
– Ты стыдился меня?
Карлос недоуменно нахмурился.
– Это еще почему?
– Ну, не соответствовала тебе в каком-то смысле.
Его черные глаза зло сверкнули.
– Это слова моей матери?
– Если бы ты вел себя по-другому, ее слова не имели бы никакой силы, Карлос.
Присцилла отвернулась и невидящим взором уставилась в боковое окно, вспоминая, как проводила дни, когда Карлос пропадал на работе в семейной фирме. Она пребывала в одиночестве, долгими часами дожидаясь возвращения Карлоса. По правде говоря, это было совсем нетрудно. Ей было чем заняться. Присцилла с удовольствием бродила по улицам города, восхищалась постройками прошлых веков и выразительными творениями известного современного архитектора Карлоса Рауля Вильянуэвы. Смотрела представления уличных артистов, слушала певцов и музыкантов. Наслаждалась сокровищами Музея изящных искусств.
О, она не скучала. Совсем не скучала. Но подолгу оставалась одна в незнакомой стране с незнакомой культурой. При этом Присцилла не ощущала себя чужой до того рокового дня, который провела с матерью Карлоса… и с Марсией Арбэлоэс.
– Знаешь, самым трудным было выносить ее сочувствие, – сухо заметила Присцилла. – Как она переживала, что я оказалась настолько слепой и не поняла истинного смысла твоего отношения ко мне. Как сетовала, что ее родной сын обманул меня, доверчивую наивную дурочку, не объяснив моего места в его жизни!
– И какое это место… по мнению моей матери?
– Место женщины, удовлетворяющей низменные страсти и желания мужчины. На таких, естественно, не женятся. Женщин, подобных мне, просто используют и забывают, едва надобность в них отпадет. Истинные сыны Венесуэлы достойно ведут себя только с благовоспитанными девицами с не запятнанной репутацией, которые и становятся их женами.
– Ты поверила, что я настолько бесчестен, что могу использовать женщину… любую женщину, не говоря уже о сестре друга? – с горечью вырвалось у него.
Присцилла вскинула на него осуждающий взгляд.
– Но ты же обошелся со мной как со шлюхой прошлой ночью. Разве не так?
– У тебя был выбор, – отплатил он ей той же монетой, и в жгучих темных глазах Присцилла не увидела ни тени раскаяния. – Сама согласилась на эту роль. Не такую ли роль ты отвела мне два года назад? Роль самца для удовлетворения твоих сексуальных потребностей!
– Ты для меня никогда таким не был! – воскликнула она. – Я сказала это только потому…
– Потому что слова моей матери значили для тебя больше, чем все, что было между нами? – разгневанно прервал ее Карлос.
– Не только слова, Карлос… Я познакомилась с твоей будущей невестой, Марсией Арбэлоэс.
– О! – Его глаза негодующе сверкнули. – И Марсия прямо так и сказала, что она моя невеста?
– Было использовано слово «обручены».
– Кто использовал? Марсия?
Присцилла задумалась. На самом деле она не могла припомнить, чтобы Марсия произносила это слово. Но все, что она делала и говорила, недвусмысленно подразумевало именно это.
– «Когда мы с Карлосом поженимся…» – звучало рефреном, пока мы сидели за ланчем и она рассказывала о планах вашей будущей совместной жизни, – рассказывала Присцилла, решив быть предельно точной в своих воспоминаниях. – Да, это твоя мать использовал слово «обручены». Еще до прибытия Марсии.
– Где был ланч?
– В доме, принадлежащем твоему семейству.
Челюсти у Карлоса сжались, губы превратились в жесткую тонкую линию. Присцилла ощущала, как в нем закипает дикая разрушительная ярость, но он сумел справиться с ней.
– Как это произошло? – потребовал он ответа. Голос Карлоса прозвучал глухо, как отзвук мучительной борьбы, что происходила в нем.
– В то утро твоя мать пожаловала к нам на квартиру, – живо начала Присцилла. – Было что-то около половины одиннадцатого. Она представилась и пригласила меня на ланч, чтобы… – Тошнотворная волна внезапного раздражения Перехватила ей горло. Присцилла отвернулась, чтобы не искать напрасно сочувствия в глазах Карлоса. – Чтобы узнать побольше о тебе и о твоей жизни, – добавила она уныло.
«Зря я так разоткровенничалась, – досадливо поморщилась Присцилла. – Ничего хорошего из копания в прошлом не получится». И попыталась сосредоточиться на настоящем, на их путешествии. В этот момент они на большой скорости пересекали высокое плато. Хорошо хоть погода их не подвела. День выдался на редкость сухим и солнечным.
Точно в такой же лучезарный день в ее жизнь вошла Элда Регина де Мелло…
Робер говорил ей, что семья Карлоса очень богата. Брат не поленился даже перечислить собственность, которой они владели, когда его все сильнее стали беспокоить отношения друга с сестрой. Но все было напрасно.
Хотя Присцилла проводила все время с Карлосом, его богатство как бы не касалось ее. Да и он не демонстрировал его. Катер, который он нанял, когда они плавали вниз по Ориноко, скорее напоминал допотопную посудину начала века, чем роскошное современное судно для увеселительных путешествий. Его квартира была комфортабельной, но в ней не было ничего, что можно было бы назвать вопиющим о роскоши. Так продолжалось до тех пор, пока она не открыла дверь женщине, которая представилась матерью Карлоса Рикардо де Мелло.
Вот тогда она поняла, что значит выставлять напоказ богатство. Красиво причесанные черные с легкой сединой волосы. Костюм густого красного цвета, изящно отделанный черным, – совершенное произведение «от кутюр». Элегантные туфли и сумочка ручной работы вторили цветам костюма. Знакомая с ювелирными изделиями, выставлявшимися в салонах Каракаса, Присцилла сразу узнала в потрясающем гарнитуре, состоящем из колье и серег, произведение всемирно известной фирмы Тиффани. Винно-красные рубины в оправе из золота стоили целое состояние. Кольца на холеных руках были им под стать.
Присцилла сразу почувствовала себя уличным бродяжкой в своем просторном хлопковом платье на пуговицах по всей длине, созданном скорее, чтобы прятать в складках сумочку путешественника для денег и паспорт, а не подчеркивать фигуру. На ногах у нее были босоножки, удобные для ходьбы. Однако до сего момента Присцилла считала, что выглядит хорошо, несмотря на то что в ее гардеробе не было туалетов от известных модельеров. Да и Карлос никогда не делал ей критических замечаний, заявляя, что больше всего она ему нравится обнаженной…
Лимузин с шофером, в котором ее везли, привел Присциллу в еще большее смущение. Расстояние, которое они проехали, вполне можно было пройти пешком – всего пара кварталов. Но она моментально поняла, что ходить пешком по улицам вместе с обычными людьми – вещь, абсолютно недопустимая в мире Элды Регины де Мелло.
Огромные чугунные ворота открывались на полукруглую подъездную аллею. Впечатляющий портик изящных пропорций украшал вход в дом, который и домом-то в обычном смысле этого слова назвать было трудно.
По-видимому, невозможно будет объяснить Карлосу, который вырос в нем, каким потрясением стал для нее этот дом, фактически дворец, с почти бесстыдной демонстрацией богатства в каждой комнате. Современная мебель из дерева редких пород, стекла и хрома соседствовала с антиквариатом, достойным музеев. Бальный зал напоминал своей невероятной роскошью залы королевских дворцов Франции времен Людовика XIV.
Едва переступив порог фамильного особняка де Мелло, Присцилла осознала всю неуместность своего пребывания в таком месте.
Естественно, хозяйка дома была слишком хорошо воспитана, чтобы сказать это прямо, да ей и не нужно было ничего говорить. Показывая фамильные ценности и портреты предков, перечисляя, чего достигли поколения де Мелло в Венесуэле, она тонко давала понять гостье, что на Карлосе лежит ответственность преумножать наследство, постичь размеры которого не дано никакому иностранцу…
Рядом с ней Карлос, долго пребывавший в напряженной неподвижности, шевельнулся и поднял руку в нетерпеливом жесте.
– Итак, скажи мне, какое суждение ты вынесла… о моей «настоящей» жизни?
Присцилла вздохнула, устав от его настойчивости.
– Ты знаешь о ней больше, чем я, Карлос.
– Да, должно быть, экскурсия по мавзолею с сопровождением стала для тебя большим испытанием, – продолжал он с сарказмом. – Портреты предков, развешанные по стенам, сокровища, собранные за века с помощью грабежей и эксплуатации, хвастливо выставлены напоказ. О, я уверен, мать ничего не утаила от тебя.
Неуважительный тон задел Присциллу. Она строго взглянула на Карлоса.
– Ты не ценишь то, что принадлежит тебе?
В глазах его блеснула насмешка.
– Отчего же, это стоит очень дорого. Была ли с вами Марсия на этой экскурсии?
– Нет.
Присцилла не удержалась от тяжелого вздоха, когда в ее памяти всплыло воспоминание – Марсия в эффектном шелковом платье цвета осенних листьев, выгодно оттенявшем ее чудесную матовую смуглость, с водопадом блестящих вьющихся черных волос и темными бархатными глазами. Изящные золотые цепочки, филигрань золотых сережек добавляли к ее трепетной юности налет богатства и красноречиво свидетельствовали о ее принадлежности к тому же миру, в котором обитали и де Мелло.
– Марсия появилась около полудня, – добавила Присцилла, предвидя следующий вопрос и решив как можно полнее удовлетворить любопытство Карлоса, чтобы навсегда покончить с этим.
– Тебя представили ей как мою тайную любовницу?
От этих слов Присциллу бросило в жар, щеки и шея у нее покраснели. Она покачала головой, пытаясь справиться с болезненной реакцией.
– Твоя мать повела себя очень тактично. Рассказала о твоей дружбе с Робером и представила меня как его сестру, задержавшуюся проездом в Каракасе.
– Очень тактично! – насмешливо фыркнул Карлос. – Говорилось это для тебя, а не для Марсии. Кто, по-твоему, был на самом деле инициатором всей этой интриги? Кто столь настойчиво стремился выжить тебя из моей жизни?
Неужели это правда? Но даже если это так, разве у Марсии не было веского основания желать избавиться от женщины, делившей с Карлосом постель. Должно быть, ее гордость была уязвлена, когда, вернувшись из путешествия по Италии, она узнала, что нареченный изменяет ей с другой женщиной. Хотя ее высказывания за столом об их с Карлосом совместном будущем звучали естественно и бесхитростно.
Правда, сейчас уже было невозможно утверждать, как все выглядело на самом деле. Однако от милого девичьего щебетания интерес у Присциллы пропал – и не только к еде, но к жизни с Карлосом… Хотелось только одного – улететь ближайшим рейсом домой, в Канаду. И еще пришло понимание, что с этими людьми у нее нет ничего общего и никогда не будет.
Присцилла помнила, как неподвижно уставилась на стоявшее в центре стола волшебное по красоте произведение искусства – серебряный рог изобилия. На редкость символично! Из него вперемежку с серебряными цветами и фруктами каскадом спускались живые красные розы. Эффект сногсшибательного великолепия в сочетании с удушливым ароматом. Красные розы – символ любви… С тех пор Присцилла возненавидела красные розы.
– Было у Марсии кольцо на среднем пальце левой руки? – спросил Карлос.
– Нет, хотя она описывала какое-то кольцо – крупный розовый бриллиант в обрамлении белых бриллиантов в два ряда.
Карлос зло пробормотал что-то себе под нос. По-испански и так быстро, почти скороговоркой, что Присцилла не уловила смысла.
– И даже после всего, что услышала, – с откровенным сарказмом произнес он, – ты все равно вечером оказалась со мной в одной постели.
– Мне не хотелось верить, что ты мог подобным образом использовать меня. Я подумала, может, ты передумал жениться на Марсии, – удрученно объяснила она.
– Тогда почему не поговорила со мной?
Да потому что страшно боялась узнать, что правы те две женщины, а не она. Потому что по-прежнему желала его. Потому что трусила, не решалась… пока не раздался тот телефонный звонок.
Присцилла судорожно перевела дыхание, чтобы как-то освободиться от тяжкого бремени воспоминаний, но все было тщетно.
– В тот вечер твоя мать собиралась тебе звонить в восемь часов. И она позвонила, не так ли, Карлос?
– Позвонила.
– Она приглашала нас с тобой к себе на ланч в воскресенье.
– Нет! – яростно отрезал он.
– Карлос, я сама слышала, как ты извинялся. Ты был в высшей степени зол на нее за это приглашение.
– Она хотела, чтобы я сопровождал Марсию на вечер, который устраивали по случаю ее возвращения домой. К тебе это не имело никакого отношения, Присцилла. Ни-ка-ко-го! – Он криво усмехнулся. – Вернее, я так думал тогда. Я и вправду полагал, что ты вне пределов ее досягаемости. Что ты в безопасности, черт побери!
Слова Карлоса привели Присциллу в замешательство, теперь она уже совсем ничего не понимала. Может, он боялся матери, которая имела над ним слишком большую власть?
– Значит, мать спланировала этот телефонный звонок вместе с тобой… чтобы выяснить мои намерения? – спросил Карлос тоном следователя.
Присцилла изложила ему свою версию событий. У нее и в мыслях не было предавать его.
– Я считала, что Элда Регина просто хочет помочь мне, как женщина женщине, по доброте душевной раскрыть глаза на мое истинное положение в твоей жизни.
– Значит, когда ты услышала отрицательный ответ, то убедилась в моем намерении содержать тебя в качестве тайной любовницы? – Теперь его вопрос прозвучал как прокурорское обвинение.
– Да, – еле слышно призналась Присцилла.
– И в ту же ночь твоя великая любовь ко мне исчезла без следа, но это не помешало тебе лечь со мной в постель?
Да, она смалодушничала в ту последнюю ночь. Однако была не в силах отвечать на его ласки, не в силах выкинуть из головы факт существования Марсии и поверить, что Карлос действительно любит ее, а не невесту.
– Я чувствовала себя… использованной, – прошептала Присцилла.
– Поэтому заставила меня чувствовать то же самое?
– Да.
– Значит, для тебя вопрос стоял так: или замужество, или ничего?
У него не было оснований для такого заключения. Она дарила ему свою любовь, не ставя никаких условий.
– Мы так далеко не загадывали, Карлос, – напомнила она ему.
– Верно, не загадывали. Вот почему я не торопился вводить тебя в круг знакомых моей матери, у которой были свои планы относительно меня.
– Но ты наверняка знал о них. Это же было слишком… слишком очевидно…
Карлос резко взмахнул руками, прерывая Присциллу:
– Разговор! Спокойный разумный разговор – вот, что было нам нужно. Если бы ты поговорила со мной… Но нет! Ты сама все решила: раз я обручен с Марсией, тебе нет до меня никакого дела!
– Но твоя женитьба на Марсии означала бы, что для меня ничего не остается, Карлос, – с жаром уточнила она. – Ничего, что могло бы сделать меня счастливой!
– Марсия Арбэлоэс никогда не получит от меня вожделенный розовый бриллиант! Только не от меня! Никогда! – с чувством произнес он. – Теперь я вижу, что она в точности такая же интриганка, как моя мать. Им не поймать меня в свои сети!
Присцилла притихла. Она ничего не знала об этой стороне жизни Карлоса. Получалось, что оба они оказались жертвами хитроумного заговора. Это было выше ее понимания.
Говорят, власть развращает… К счастью, к ее жизни это высказывание было неприменимо. Карлос обвинил ее в недостатке верности и доверия, но как можно чему-то верить и кому-то доверять в мире де Мелло, если мать плетет интриги за спиной родного сына?
Правда – если только то, что она узнала, правда – не принесла Присцилле удовлетворения. Одну печаль. Робер оказался прав. Ее отношения с Карлосом были обречены с самого начала. Любовь не всегда побеждает. Тем более когда против нее ополчилась такая мощная темная сила.
Карлос закрыл глаза. Он чувствовал себя умирающим, перед мысленным взором которого проходит вся его жизнь. И неоткуда ждать помощи. Нельзя обратить время вспять. Прошлой ночью он убил последнюю возможность обрести счастье. Яростный гнев сотрясал его и не находил выхода. Все тщетно: что сделано, то сделано. Присцилла… его Присцилла, которая принесла в его жизнь любовь, радость и смех, с которой он испытал сладчайшее из наслаждений, потеряна навсегда. Она, невинная, была раздавлена силами, которые правили в его мире.
Карлос хорошо знал эти силы и тем не менее возомнил, что способен освободиться от них. Вместе с ней. Дурак! Он задохнулся от бессильной злости. Прошлой ночью он мог снова завоевать Присциллу. А вместо этого сделал все, чтобы еще больше отдалить ее от себя. Теперь она вне досягаемости.
Он остро ощущал ее отчужденность. Еще бы, он причинил ей только боль… И с Робером вел себя неправильно. Еще одна невинная душа пострадала. В то время как виновные готовятся торжествовать победу. Сегодня вечером, если бы не заварушка в Боготе, он вручил бы Марсии кольцо с розовым бриллиантом, а его мать сияла бы от счастья.
«Как порой судьба распоряжается тобой», – с горькой иронией подумал Карлос. Ведь если бы Роберу не понадобился автобус, его мать осуществила бы свое намерение соединить состояния двух семейств. Он позволил бы ей преуспеть в коварном замысле и даже придумал бы оправдание тому, что жертвует единственной настоящей любовью в своей жизни. А ведь этому нет оправданий. Ни одного, которое Карлос принял бы.
Все, что сказала ему Присцилла прошлой ночью, теперь обрело истинный смысл. Если бы он не был настолько ослеплен своими чувствами, то обратил бы внимание на ее повторяющиеся упоминания о его женитьбе и задумался бы. А впрочем, вряд ли у него была возможность разобраться в том, что творится в сердце Присциллы. Рану несчастной жертве нанесли два года назад. Шрамы от таких увечий быстро не исчезают. Если вообще исчезают когда-либо. Но те, кто заставили Присциллу страдать, еще поплатятся. Прекрасно воспитанная, кроткая Марсия, предлагающая бескорыстное утешение, скрывала в себе холодный ум Макиавелли… Ей придется распрощаться со всеми амбициями. Коварная бестия и бровью не повела, заставив Присциллу истекать кровью. Она наносила ей смертоносные удары с очаровательной, милой улыбкой. Она, которая ни черта не знала о любви. Тем более о такой, как любовь Присциллы…
Сердце Карлоса болезненно сжалось. Успокойся, ругал он себя. Робер прав: хватит об этом. Видит Бог, есть другие дела, которыми придется заняться. Например, матерью…
Если бы только злой рок не отнял у нее Деметрио… Карлос сразу заметил перемену в матери после той ужасной катастрофы. Даже смерть отца, за пять лет до гибели Деметрио, не затронула ее так глубоко, так непоправимо. Возможно, потому, что не было тела, которое упокоилось бы в семейном склепе, горе матери оказалось столь тяжелым.
Вот тогда и появилась новая женщина, для которой управлять стало смыслом жизни. С ростом богатства и могущества она все больше забирала власть в свои руки. Потребность любить кого-то превратилась для нее в слабость, делавшую человека уязвимым. Лучше не любить. Лучше держать то, что имеешь, железной рукой и никогда этим не рисковать, никогда не допускать даже возможности риска. Оградиться, возвести неприступные стены. И постоянно быть начеку. Разумеется, Элда Регина не излагала свои воззрения столь открыто, но смысл их сводился именно к этому. Карлос, помимо своего желания ставший наследником огромного состояния, виделся ей марионеткой, послушной ее воле. Никаких возражений она не слушала, чужих мнений в расчет не принимала.
В какой-то степени Карлос понимал мать, понимал, что ею двигало. И старался заполнить пустоту, которой та страшилась… но в пределах разумного. А она?!
Изгнать Присциллу из его жизни с таким безжалостным коварством! Не посчитаться с той болью, которую она причинила каждому из них! Ее надо остановить. Так активно, разрушительно Элда Регина больше не будет вмешиваться в его жизнь.
Самое лучшее – это заставить ее осознать, насколько далеко она зашла на том пути, который избрала. Но как этого добиться? Как внушить матери, что она не права?
Карлос понимал, что нужно предпринять, и сделал бы это с превеликой охотой, если бы не знал наверняка, что Присцилла ответит отказом. Наверное, ждет не дождется, когда он уберется из кресла по соседству.
И все-таки Карлос был не в силах расстаться со своей идеей. Вышел бы отличный акт справедливого возмездия. Никаких тайных действий. Никаких хитроумных маневров. На глазах изумленной толпы Карлос Рикардо де Мелло заявил бы о себе как о хозяине собственной судьбы. И никакая сила, ополчившаяся против него, ничего не смогла бы изменить.
Но для выполнения этого плана ему была нужна Присцилла. Выслушает ли она его? Поймет ли, что он собирается отомстить и за нее тоже? Нет, скорее всего заявит, что не желает больше иметь дело ни с ним, ни с его семейством. Но ведь попытаться стоило, очень даже стоило! Тогда все могло бы вернуться на круги своя и Присцилла снова увидела бы в нем человека, которого любила когда-то.
Они добрались до места их первой остановки, показав хорошее время. Поскольку последний отрезок пути прошел без приключений, все пребывали в хорошем настроении.
– У вас максимум двадцать минут, – предупредил группу Робер. – Далеко не разбредайтесь. Воспользуйтесь теми удобствами, которые найдете через дорогу, затем возвращайтесь к автобусу. Мы с Присциллой приготовим для вас кофе с печеньем и напитки.
Люди выходили из автобуса оживленные. Присцилла тоже обрадовалась, что наконец-то у нее появилась возможность избавиться от соседства Карлоса, и принялась с готовностью помогать брату. Но, как назло, Карлос не отходил от них ни на шаг.
Присцилла избегала смотреть в его сторону, зная, что еще больше расстроится. Она не переставая твердила себе, что Карлос Рикардо де Мелло отныне не имеет к ней совершенно никакого отношения и ей лучше держаться от него подальше. Но, видимо, внутреннее напряжение, сковывавшее ее, было заметно.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил Робер.
– Нормально, – коротко ответила она, покосившись на Карлоса, который, очевидно поняв, что его присутствие раздражает Присциллу, наконец-то отошел от них и с безразличным видом прислонился к дверце автобуса.
– Знаешь, Присцилла, я был не прав в отношении Карлоса. Извини меня.
– Не переживай. Мы все заблуждались и о многом судили неправильно.
– Тебе удалось разобраться, что к чему?
– Да.
– Ну и?..
– И ничего. Тупик.
Робер нахмурился. Ответ сестры ему явно не понравился. Но туристы уже подтягивались к автобусу, и пришлось сосредоточить свое внимание на них.
Следующая остановка им предстояла через пару часов. Затем долгий перегон до Медельина, куда они надеялись прибыть к вечеру. Там Робер забронировал для них номера в отеле на ночь. Утром следующего дня им предстояло вылететь в Каракас. Если все пойдет хорошо, они прибудут туда вовремя, чтобы успеть на рейс до Канады. Однако, чтобы все шло хорошо, – для Южной Америки большая редкость. На соблюдение расписания можно было только надеяться, но уверенности не было никогда.
Проливной дождь мог размыть дороги и надолго задержать движение транспорта. Рейсы самолетов могли отменить или отложить на неопределенный срок без извинений и объяснений. И это при нормальной политической ситуации. А нынешнюю ситуацию никак нельзя было назвать нормальной. Слава Богу, им удалось выбраться из столицы. Но кто знает, что ждало их впереди.
Правда, все это компенсировалось поистине волшебной красотой страны, ее многочисленными неповторимыми чудесами природы: внушающая благоговение долина реки Магдалены, величественные, покрытые вечными снегами горы Кристобаль-Колон и Сьерра-Невада-де-Кокуй, замечательные национальные парки Чирибикете и Парамильо… Одним словом, с какими бы трудностями они ни встречались на протяжении всего маршрута, поездка все равно стоила того. И в памяти туристов путешествие наверняка оставит незабываемые впечатления. «В мой-то уж точно!» – криво усмехнулась Присцилла.
Когда все расселись в автобусе по своим местам, она сказала Роберу, что хотела бы рассказывать членам группы о том, мимо чего они будут проезжать.
– Это их отвлечет, – настаивала Присцилла. Главной причиной, однако, было ее нежелание опять сидеть рядом с Карлосом.
Ответ Робера стал для нее неожиданностью:
– Я сделаю это сам. Теперь за руль сядет Карлос. Так мы будем двигаться быстрее. Да и безопаснее, когда два водителя ведут автобус по очереди, успевая передохнуть.
«Значит, Карлос решил оставить прошлое в покое», – подумала Присцилла. А чего она, собственно, ожидала?
Автобус тронулся, Присцилла сидела теперь одна и, казалось, должна была бы успокоиться, лишившись источника стрессового состояния. Но нет, теперь она поймала себя на том, что не сводит глаз с затылка Карлоса, пытаясь прочитать его мысли. Так что ничего не изменилось. Она необратимо впала в черную депрессию.
«Бессердечная! Нет в тебе ни преданности, ни доверия…» Слова, брошенные ей Карлосом в то утро, похоронным звоном звучали в ушах, вызывая головную боль. Ей вообще было плохо. Если по правде, она действительно не очень-то верила тогда в его любовь. Из-за комплекса неполноценности и повела себя так: поверила матери, а не Карлосу, доверилась женщинам, которых не знала, и не доверилась человеку, которого знала. Он был прав. Где же было ее сердце?
Разбитое, опустошенное, кровоточащее. От этого нет лекарства!
Тем временем они добрались до места следующей остановки. Вся группа пошла в отель, где для них был уже накрыт шведский стол. А Карлос отправился звонить по телефону. «Небось, своим драгоценным бизнесом занимается», – с раздражением подумала Присцилла. Следующий отрезок пути проходил по очень живописной местности. И Присцилла снова предложила свои услуги в качестве экскурсовода, догадываясь, что теперь Робер поведет автобус.
– Лучше это сделать позже, а сейчас отдохни и дай им подремать после ланча, – по советовал брат. А это означало, что ей опять придется сидеть с Карлосом и мучиться.
Она замкнулась в себе, как только он оказался рядом, приготовившись к долгому путешествию в напряженном молчании. Поэтому ее крайне удивило, что Карлос заговорил с ней сразу, как только автобус тронулся:
– Присцилла, прости меня, если можешь, за мое поведение прошлой ночью.
Она вскинула на него взгляд, пораженная не столько словами, сколько тоном, каким они были сказаны. В глазах Карлоса она не увидела ни насмешки, ни тени презрения к ней, но понять, о чем он думал, ей не удалось. Лицо было напряженное и серьезное. Присцилла занервничала – неужели она ошиблась, когда сочла, что Карлос решил оставить все как есть.
– Мы оба, к сожалению, вели себя не лучшим образом, – натянуто ответила она. – И я тоже прошу простить меня за ту боль, что причинила тебе.
Щека его нервно дернулась.
– Но одного извинения недостаточно, верно?
Присцилла кивнула.
– Да, слишком много всего накопилось.
– Согласен.
Похоже, они нашли верный тон, говоря о прошлом, подумала Присцилла, снова погружаясь в мрачное уныние.
– Моя мать устраивает сегодня вечером большой прием, – обронил он. – В списке приглашенных самые именитые люди страны. Семейство Арбэлоэс определенно будет там. В полном составе.
Присцилла решила, что лучше бы он помолчал о делах своей семейки.
– Я счел бы за честь, – продолжал Карлос, – если бы ты согласилась быть моей дамой на этом в высшей степени блистательном собрании.
От такого потрясения в голове Присциллы все смешалось. Не может быть! Или это сон, или Карлос сошел с ума! Хотя по его виду этого не скажешь.
– Почему?! – вырвалось у нее. Ей было не обходимо разобраться в двойственности чувств, которую вызвало у нее предложение.
Он странно улыбнулся.
– Ну, может, это мой первый правильный поступок после всего, что я совершил по отношению к тебе.
– Что это исправит? – воскликнула Присцилла.
– Два года назад я заставил тебя испытать унижение, которого ты не заслуживала, – тихо сказал Карлос. – Вышло это не намеренно, но вина все равно лежит на мне. Мне бы хотелось, по крайней мере, исправить свою ошибку. Я был бы счастлив представить тебя моей матери и всем гостям.
Смущенная Присцилла ушла от прямого ответа:
– Слишком поздно, Карлос.
– Нет, никогда не поздно отдать дань уважения. Залечить раны, нанесенные гордости и чувству собственного достоинства. И сегодня я это сделаю… если ты только позволишь мне.
– Это не имеет значения. Какое мне дело до людей, которых я видела один-единственный раз в жизни!
Лицо Карлоса словно окаменело.
– Разве не имеет значения то, что они лгали тебе? Разве не они заставили тебя поверить, чтобы ты не нужна мне? Ты сможешь простить и забыть это, Присцилла? Или это навсегда останется раной в твоем сердце?
– Все в прошлом, Карлос.
– Нет. – В глазах его горела страстная вера. – Прошлое никогда не уходит, оно живет в нас. Всегда. Мне нужно… Пожалуйста, я умоляю тебя… позволь мне воздать тебе по справедливости.
Она отвела от него взгляд и потупилась. Властная настойчивость Карлоса тяготила ее. Он снова хочет вовлечь ее в свою жизнь. Но зачем? Справедливость – это остывший ужин. Она не вернет ей того, что у нее отняли.
Тем не менее была какая-то странная притягательность в том, чтобы появиться с гордым видом рука об руку с Карлосом на грандиозном приеме, который устраивала его мать, и утереть нос снобам из рода Арбэлоэс. Да, она получила бы удовлетворение, сведя на нет их жалкий триумф.
С другой стороны, это означало бы постоянное общение с Карлосом и боль упущенных возможностей. Его прикосновения, оживляющие воспоминания… Играть чужую роль и делать вид, что между ними все прекрасно, хоть это далеко не так. Нет, она не может на это пойти. Да, кстати, как он собирается попасть на прием?
– Карлос, а ты не забыл, что мы сейчас в центре Колумбии? И если повезет, то только к вечеру прибудем в Медельин.
– Там нас будет ждать реактивный самолет компании, чтобы доставить в Каракас. Присцилла в изумлении воззрилась на него.
– Ты уже все организовал?
– Я делал это для себя, но надеюсь, ты полетишь со мной.
«Так вот что значили его телефонные звонки, – подумала Присцилла. – Интересно, когда же у него возникла эта идея? До первой остановки или пока он вел автобус?»
– Присцилла, я должен это сделать для тебя, – сказал он мягко, – так же, как ты должна это сделать для меня.
Она долго смотрела ему прямо в глаза, потом спросила:
– Как ты себе это представляешь?
– Понимаешь, ты позволила им представить меня в ложном свете. Если оставить их поступок безнаказанным, они могут пойти на то, чтобы очернить меня в глазах других людей, если им это для чего-то понадобится. Их необходимо остановить. Самый эффективный способ, если ты станешь моим свидетелем на приеме, где об этом услышат люди, с мнением которых они считаются. Вместе мы сможем испортить им игру и разоблачить их.
От подобной безжалостности Присцилла содрогнулась.
– Так же, как ты поступил со мной про шлой ночью, Карлос?
– Нет, то была месть мужчины, любовью которого пренебрегли. Ни о какой справедливости речи не было. Прошлую ночь я всегда буду вспоминать как самый отвратительный поступок в моей жизни. Но не стыдно искать справедливости. Стыдно не искать ее, Присцилла.
По-своему он был прав. Нельзя допустить, чтобы Элда Регина де Мелло и Марсия Арбэлоэс остались безнаказанными за то, что совершили. Справедливость… Она ставит надежную преграду преступлению. А тогда было совершено преступление – преднамеренное убийство любви.
«Чего мне стоит, – уговаривала она себя. – Еще одна ночь. Ради него. Ради себя». Но в каком виде она туда явится?
– У меня нет ничего подходящего из одежды, Карлос. Все будут смотреть на меня свысока и решат, что ты сошел с ума, раз решил ввести меня в их общество!
– Я предоставлю тебе подходящие наряды. Мне на квартиру должны будут доставить большой выбор платьев с соответствующими аксессуарами. – На лице его сверкнула лукавая улыбка, от которой сердце Присциллы дрогнуло. – Поверь, ты явишься на прием во всем великолепии.
Богатство, напомнила себе Присцилла, один из разделяющих их барьеров, который не должно упускать из виду. Непомерное богатство. Карлос, вероятно, может заказать что угодно, и все появится, стоит ему только щелкнуть пальцами. Или позвонить по телефону. Хотя есть вещи, которые никто не может купить. Например, любовь, доверие, счастье.
– По-твоему, это стоит сделать, Карлос? – спросила она. – Даже если удастся приехать в Медельин к семи часам, нам еще лететь до Каракаса. Прибавь разницу во времени, плюс время на переодевание. Сомневаюсь, чтобы мы попали на прием до полуночи.
– Да, стоит, – твердо заявил он. – К тому же, полагаю, полночь самое подходящее время. К двенадцати часам все будут в сборе, и никто не уйдет. Считается невежливым покидать столь элитное собрание раньше трех утра. – Карлос недобро усмехнулся. – А тут как раз мы и появимся. Ты и я!
Он явно получал удовольствие от своей идеи. И вдруг Присцилла тоже заразилась его энтузиазмом.
– Намереваешься превратить Золушку в принцессу с двенадцатым ударом часов? – чуть насмешливо спросила она.
– Ты никогда не была Золушкой, – возразил он, и Присцилла увидела в его глазах неподдельный гнев. – Не смей говорить о себе в уничижительном тоне. Ты… – Он сжал губы, оборвав себя, и покачал головой. – Нельзя ненавидеть собственную мать. Но я ненавижу многое из того, что она сделала.
На лице его отразилась мука, которая тронула Присциллу больше, чем слова. Она подумала о своей матери, которая всегда была рядом, готовая помочь и утешить, всегда считалась с ней, но никогда не давила на нее. Несмотря на богатство, Карлос жил нелегкой жизнью, постоянно чувствуя на себе гнет ответственности, которую унаследовал после трагической гибели старшего брата.
Присцилла вспомнила, как доверителен был Карлос в минуты душевной близости. Открыто он никогда не критиковал мать за то, что она распоряжалась его жизнью. Но Присцилла замечала, что иногда он чувствовал себя заложником той роли, которую ему навязали в силу обстоятельств. Однажды Карлос сказал, что завидует Роберу, самому выбирающему свой путь.
– Я должен разорвать путы, которые связывали меня так долго, – пробормотал он и потянулся к ее руке. Пальцы их встретились и крепко переплелись. – Будь моей спутницей сегодня, Присцилла. Я позабочусь, чтобы ты успела на рейс в Канаду завтра. Но сегодняшняя ночь – наша… Выступим последний раз вместе… в защиту справедливости.
– Да, – шепнула Присцилла, едва ли осознавая, что дает согласие.
Стремительный поток исходящей от него энергии словно заполнил каждую клеточку ее тела. Опустив глаза, она смотрела на их сплетенные пальцы, еще не веря, но чувствуя, как ей необходимо быть с ним. Если бы Карлос сказал еще хоть слово, она осталась бы с ним до конца жизни.


– Красное! – решительно сказал Карлос.
– Ты уверен?
Присцилла колебалась, поглядывая на произведение портновского искусства из черных кружев. Она еще не пришла в себя от потрясения, увидев множеством изысканных вечерних туалетов, разложенных в спальне. Ее волнение усугублялось тем, что спальня была ей знакома до мелочей, поскольку она делила ее с Карлосом в период их близости. Кроме того, Присцилла нервничала из-за перспективы вновь оказаться в фамильном особняке де Мелло, хотя ей была обеспечена безопасность и поддержка Карлоса. Больше всего она боялась показаться смешной и нелепой.
– Присцилла, сегодня не тот случай, когда надо слиться с толпой, – сухо напомнил ей Карлос.
Понятно. Значит, черное отпадает.
– По-моему, темно-синее выглядит очень элегантно, – заметила она.
– Надень красное, – сказал он тоном, не допускающим возражений.
– Карлос, но в нем вся спина будет открыта! – запротестовала Присцилла.
Вырез у платья доходил сзади до талии, и держалось оно на тонких бретельках.
– У тебя красивая спина.
Слова были сказаны низким бархатистым голосом, от которого у нее по коже пробежали мурашки. Присцилла знала, что по-прежнему желанна ему. Карлос доказал это прошлой ночью. Даже когда он ненавидел ее, сексуальное влечение к ней не убывало. Но сегодняшняя ночь предназначалась вроде бы не для этого.
– Но это вовсе не означает, что я должны надеть именно красное платье, – возразила она, уже не в силах отвести глаз от ярко-алого туалета.
А потом ее мысли устремились совсем в другом направлении. Сегодняшним вечером Карлос будет держать ее под руку, им придется танцевать, постоянно касаться друг друга… Не кончится ли все тем, что они окажутся в постели и займутся любовью? А вдруг он попросит ее остаться с ним? Или сдержит обещание и отвезет утром в аэропорт, где ее будет дожидаться Робер с группой туристов, чтобы лететь домой?
– Твои волосы почти закроют вырез. – Чувственные обертоны придавали его голосу еще большую бархатистость.
– А я собиралась зачесать их наверх. По-моему, так было бы эффектней. – Ее почти трясло от волнения, которое она никак не могла унять.
– Нет, распусти волосы. И надень красное, Присцилла. – Ей послышалось, что он тяжело вздохнул. – Я оставлю тебя, одевайся. Ванная свободна.
По звуку шагов она поняла, что Карлос направился в соседнюю спальню. Щелкнул дверной замок. Он оставил ее в полном одиночестве, ни чем не дав понять, что испытывает к ней сексуальный интерес. Но Присцилла все равно думала об этом. Он сказал, одна ночь… ради справедливости. Отважится ли она на большее? И возможно ли это?
Черт побери! Разве не на это она надеялась прошлой ночью? Наверное, она окончательно свихнулась, если снова готова лезть в пекло. «Делай то, что задумано, – принялась сурово отчитывать себя Присцилла. – Раз ванная свободна, нечего терять попусту время».
Тем не менее, принимая душ и потом нанося макияж, она не могла остановиться и продолжала рассуждать сама с собой о том, что поведение Карлоса по отношению к ней изменилось, едва она согласилась участвовать в его замысле. Если не считать того внезапного пожатия руки, он больше не притрагивался к ней, не говорил ничего, что могло бы подразумевать какой-либо интерес с его стороны помимо ее участия в сегодняшнем ночном шоу.
«Есть одно незаконченное дельце», – объяснил он Роберу, когда попросил забросить их с Присциллой в аэропорт Медельина прежде, чем везти туристов в отель. Робер ограничился вопросом: «Ты так решила, Присцилла?» И получив утвердительный ответ, объяснил группе, что Карлос обеспечил их автобусом в качестве особой любезности его туристическому агентству. А теперь они в качестве ответной любезности должны помочь ему в организации и проведении одной очень важной деловой встречи. Присцилла полетит вместе с Карлосом в Каракас на частном самолете, чтобы уже завтра утром заняться делами. Никто не стал возражать.
В аэропорту все выглядело по-деловому: не успел автобус остановиться, как их встретил представитель компании де Мелло, чтобы проводить к самолету. Карлосу он вручил кейс, в котором, как предположила Присцилла, содержались важные документы, затем подхватил ее багаж.
Туристы горячо прощались с ними, счастливые, что путешествие подходит к концу. Робер пожелал им удачи, и их быстро повели на летное поле. Самолет взлетел без промедления, а в салоне их ждал накрытый стол. После ужина Карлос посоветовал ей отдохнуть, чтобы набраться сил, а сам пересел подальше, вероятно, чтобы поработать с бумагами. Почти весь перелет Присцилла проспала – сказались дневные тревоги и переживания последней ночи. Карлос разбудил ее перед посадкой, и запах его одеколона – он успел в самолете побриться – пробудил чувства Присциллы. Позже она поняла, зачем он это сделал: чтобы не занимать ванную комнату. Но тогда, спросонок, она потянулась и чуть не дотронулась рукой до его щеки. Но, вовремя спохватившись, сделала вид, будто убирает со своего лица выбившуюся прядь волос.
Бессознательность движения испугала ее. Она не должна продолжать желать его так… так безоглядно. Это глупо. Просто на редкость глупо!..
По дороге из аэропорта до квартиры в ней нарастало напряжение. Они не разговаривали. Машина с шофером, которая везла их, тоже принадлежала компании. Это был серебристо-серый «мерседес» последней модели, с сиденьями из телячьей кожи. С того момента, как Присцилла согласилась сопровождать Карлоса этой ночью, ей демонстрировали могущество денег по полной программе…
Вместе в последний раз… В последний! Сегодня ночью все кончится, и нет надежды начать сначала.
Искусно оттенив глаза жемчужно-серым, она обвела губы красным карандашом и наложила помаду того же цвета, что и платье, на выборе которого настоял Карлос. Ей пришло в голову, что по крайней мере для двух женщин она определенно явится сегодняшней ночью огненным ангелом возмездия. Или огненным мечом, разрубающим сеть, сотканную из коварства и лжи. А чего еще заслуживали порочные лгуньи, оклеветавшие Карлоса, обманувшие ее, что привело к разрушительным последствиям? Справедливое возмездие…
Закрыв тюбик с губной помадой, Присцилла расплела волосы, расчесала их щеткой, чтобы они легли волной, шелковистой и переливающейся. Карлос всегда предпочитал, чтобы она носила их распущенными. Присцилла надеялась, что это не будет выглядеть неприличным и легкомысленным в глазах других.
Завернувшись в полотенце, она направилась в спальню для самой ответственной части процедуры – одеться так, чтобы соответствовать принятому стандарту гостя на большом приеме в доме семейства де Мелло. От красного наряда дух захватывало. Ткань, мягкая и тонкая, плотно облегала тело, создавая не поддающееся четкому определению впечатление стиля и волнующей притягательности. Присцилла надела великолепные серебряные цепи филигранной работы, которые каскадом спускались на грудь. Красивые серебряные босоножки на высоких каблуках и элегантная вечерняя сумочка отлично дополняли наряд.
Молодая женщина невольно засмотрелась на свое отражение в зеркале, пораженная метаморфозой, достигнутой без особого труда с ее стороны. Воистину красивой птицу делают перья. Даже себе она казалась великолепной, что придало Присцилле столь необходимую ей уверенность.
Она быстро положила в крохотную сумочку губную помаду, носовой платок и немного денег на всякий случай. Часы у кровати показывали одиннадцать сорок пять. Карлос планировал их появление в полночь, которая близилась. Сказав себе «пора!», Присцилла сделала глубокий вдох и шагнула к двери.
Он ждал ее в центре гостиной, в одной руке держа бокал. Вид Карлоса привел Присциллу в шоковое состояние. Его черный вечерний костюм из дорогой ткани отливал словно шелковый и вместе с атласным галстуком-бабочкой составлял разительный контраст с ослепительно белой рубашкой, сидевшей на нем как влитая. Он выглядел таким величественным и таким красивым, что Присцилле стало трудно дышать, не говоря уже о том, чтобы ходить.
«Мужчина-совершенство», – подумала она. Высокий, темноволосый, мужественный, наделенный притягательностью породистого самца, и все это к тому же «упаковано» в одежды изощренной цивилизации. Сердце Присциллы забилось неровно, неистово подавая сигналы, что этот мужчина создан для нее и если она позволит ему уйти, то потеряет единственного спутника жизни. Как воплотить это в реальность? Как?
– «И солнце, и луна, и звезды…» – тихо продекламировал Карлос, и на Присциллу снизошло умиротворение.
Его глаза согрели ее теплом доброты, знакомой, но забытой, воскресив воспоминания о прекрасных временах, когда они были вместе. О временах все сжигающей на своем пути страсти и глубокой, невыразимой нежности. Хмельная надежда ударила Присцилле в голову, заиграла в жилах.
Карлос прикрыл глаза длинными ресницами, и легкая усмешка искривила его губы.
– Ты всех затмишь сегодня. Именно это от тебя и требуется. Хотя я был бы горд представить тебя в любой одежде, дорогая. Пусть ты не веришь мне, но это правда.
– Это мое желание – сделать так, чтобы ты гордился мною, Карлос, – ответила Присцилла, понимая, что он недооценивает важность первого впечатления.
Впрочем, какая ему разница, если сегодняшняя ночь – последняя. Вот если бы ей предстояло войти в их избранный круг, ему было бы небезразлично первое впечатление, произведенное ею на гостей. Но именно сейчас Присцилла хотела почувствовать себя принятой в его мире и увидеть признание в глазах окружающих. Для нее было очень важно с успехом пройти это испытание.
На секунду Карлос озабоченно сдвинул брови.
– Если ты чувствуешь себя неловко… – Вид у него был извиняющийся. – Я не должен был заставлять тебя надевать то, что тебе не по душе.
– Чтo ты, это красное платье мне очень нравится, – живо заверила она его.
Его озабоченность сменила довольная полуулыбка.
– Прекрасно! На мой взгляд, оно тебе очень идет. Буду наслаждаться завистью всех мужчин на приеме.
Поставив бокал на стол, Карлос направился к выходу, чтобы галантно открыть перед нею дверь. В его улыбке предвкушения было что-то дьявольское.
– Пошли, Золушка, пора ехать на бал.
С нервным смехом Присцилла заставила непослушные ноги двигаться. Элда Регина де Мелло вряд ли годилась на роль злой мачехи, а Марсия Арбэлоэс уж точно не была похожа на уродливую сводную сестру. Но втайне Присцилла надеялась, что для них будет большим потрясением увидеть ее сегодня идущей под руку с Карлосом.
Серебристый «мерседес» дожидался их. Шофер помог Присцилле сесть с одной стороны заднего сиденья, пока Карлос, обойдя автомобиль, занял место с другой. Итак, скоро начнется последний акт спектакля. Еще каких-нибудь пять минут, и актеры выйдут на сцену, думала Присцилла. Интересно, сколько людей будут поражены ее появлением с Карлосом де Мелло, наследником состояния, от которого, несомненно, ждали, что он будет ухаживать за наследницей такого же огромного состояния.
Неожиданно тревожная мысль поразила Присциллу, и она резко обернулась к Карлосу.
– А что же будет с семейством Арбэлоэс? Это не испортит ваших деловых отношений?
– Мне все равно, Присцилла. Что будет, то будет, – сказал он спокойно и твердо.
Что это – безрассудство? Секунду она всматривалась в лицо Карлоса, но разобрать его выражение было трудно в ночном освещении. Он откинулся на спинку сиденья и, похоже, полностью расслабился. Хотя она ощущала в нем сдержанную силу и целеустремленность, решимость смести все на своем пути, утвердить свою волю во всем происходящем.
– За меня не беспокойся, Присцилла, – тихо произнес он. – Какими бы ни были последствия сегодняшней ночи, я предпочитаю, чтобы меня знали как человека независимого, а не как человека, которым можно манипулировать.
– Для меня все это в новинку… Ну, эта сторона твоей жизни… твое общественное положение…
– Мне было важнее, чтобы ты узнала меня просто как человека.
– Думаю, неправильно разделять себя таким образом, Карлос.
– Я ошибался, – согласился он. – Ты заставила меня понять это, Присцилла. И я тебе глубоко благодарен. Человек не может жить двойной жизнью, он должен всегда быть верен себе.
Присцилла вдруг поняла, что сегодня ночью для Карлоса речь идет не столько о справедливом возмездии, сколько о его свободе. Значит, этот прием приобретал куда более важное значение, чем она полагала. Карлос наверняка относился к нему как к поворотному моменту в своей жизни… И все благодаря ей?!
У Присциллы даже холодок пробежал по спине. Нет, заспорила она сама с собой, я только послужила катализатором. Он был несчастлив. Возможно, он был несчастлив много-много лет. В душе он считал, что время, потраченное на любовный роман с ней, украдено им у той жизни, которую он находил тягостной. Вот, вероятно, почему так велико было его разочарование и ожесточение, когда она порвала с ним.
Но любил ли он ее по-настоящему? Или она была для него только тем, в чем он нуждался… своего рода протестом против той замкнутой системы, в которой родился… Отдушиной для чувств, которые он не мог позволить себе в той жизни… Убежищем, где он скрывался от давления, казавшегося неизбежным злом? Как много всего в нем было такого, о чем она даже не подозревала.
Присцилла любила его тогда и сейчас продолжает любить. В интуитивном порыве она потянулась к нему и слегка сжала руку.
– Сегодня ночью я с тобой, Карлос. К чему бы ты ни стремился, я на твоей стороне.
Она не успела убрать руку, как он крепко схватил ее и зажал в ладонях, заряжая ее своей энергией, которая и возбуждала, и успокаивала.
– Это обещание, Присцилла? – спросил он, и даже в темноте его глаза блеснули такой надеждой, что ее сердце ёкнуло.
– Да, – прошептала она.
– Тогда и солнце, и луна, и звезды прольют на меня свой свет сегодня ночью, – сказал Карлос и засмеялся, откинув голову, давая выход какой-то беззаботной радости.
Присцилла в изумлении уставилась на него, а он поднес ее руку к губам и нежно перецеловал пальцы. Глаза его увлажнились, но победная улыбка блуждала на губах, когда он произнес:
– Спасибо тебе. Хотя обещание тебя ни к чему не обязывает. Я бы не хотел, чтобы ты пожалела о нем. Ты свободна выбирать и по ступать так, чтобы тебе было хорошо.
Свободна… Сердце Присциллы заныло, прогоняя прочь глупые надежды, не подчиняющиеся никаким доводам здравого смысла. Карлос не хотел, чтобы она связала с ним свою жизнь. Их сегодняшнее партнерство – временное, пока их объединяет общая цель – поиск справедливости. Затем их пути разойдутся. Более ясно свою позицию он выразить не мог.
Автомобиль замедлил ход, повернул. И перед ними возникли огромные чугунные ворота, охранявшие вход во владения семейства де Мелло. Вот они и прибыли!
Величественное здание в классическом стиле, с массивными колоннами и лепным карнизом, подсвечивалось, словно роскошная театральная декорация. Из открытых окон второго этажа, где находился бальный зал, доносились звуки музыки. Прием был в полном разгаре.
«Мерседес» остановился у портика, который сделал бы честь любому античному храму. А это и был храм, с иронией подумала Присцилла, храм того божества, которому поклонялась Элда Регина де Мелло. Сегодня ночью ей придется решать, что ей дороже – родной сын или наследник состояния.
Карлос вылез из машины и тут же протянул Присцилле руку, чтобы помочь ее выйти, пока шофер держал дверцу открытой. Она бережно подобрала подол платья, чтобы не оступиться. Красный цвет – цвет опасности. Но отступать было слишком поздно. Она дала слово.
Карлос взял ее под руку, и она прильнула к нему, чтобы продемонстрировать всем свое единство с ним.
– Готова? – спросил он. В его глазах Присцилла увидела удовлетворение.
– Да, – ответила она, набираясь мужества предстать перед людьми, которые привели ее к… Нет, привели их обоих к заключительному акту этой драмы.
Рука об руку они начали подниматься по ступеням.
– Сеньор де Мелло!? – Изумление, отразившееся на лице старого слуги, прозвучало и в его голосе. – Так неожиданно… – Он смущенно взглянул на Присциллу, которую, вне всяких сомнений, не ждали еще больше.
– Случай помог мне выбраться из Боготы, – объяснил Карлос.
– Ваша матушка будет… – Старик запнулся. В обычной ситуации он сказал бы «довольна, рада, в восторге», а сейчас молчал, глядя на молодую женщину чуть ли не с ужасом.
– Позволь мне представить мою спутницу, мисс Присцилла Деламбр. Присцилла, это…
– Хуан, – перебила она его, – мы уже встречались. – Присцилла улыбнулась старику, который бледнел на глазах. – Вы обслуживали меня за ланчем два года назад в этом доме. Хотя, возможно, не помните меня.
– О нет, сеньорита Деламбр, помню, – ответил он, впадая в полуобморочное состояние. И с трудом произнес: – Пойду сообщу «о вашем прибытии.
Карлос успел задержать слугу.
– Давай обойдемся без этого, Хуан. Хочу преподнести матери сюрприз.
– Но, сеньор…
В голосе Карлоса зазвучали стальные нотки хозяина:
– И советую тебе сделать вид, что ты меня не видел. Я выразился ясно?
– Да, сеньор.
И Карлос с Присциллой ступили на широкую лестницу, ведущую к длинной галерее, граничащей с бальным залом. В галерее висели портреты в золоченых рамах и были выставлены произведения искусства, которые потрясли воображение Присциллы в прошлый раз. Поднимаясь по лестнице, они не встретили больше никого из слуг. Теперь музыка звучала громче. Исполняли знаменитое танго.
– Помнишь, как мы танцевали его с тобой? – шепнул Карлос.
Присцилла бросила на него взгляд, вспыхнув при воспоминании, которое он пробудил. Откровенно эротические движения, которые они позволяли себе наедине, когда два исполнителя дразнят друг друга внешне сдержанно, но постепенно, подчиняясь ритму музыки, распаляясь до безудержности… Заканчивался танец, как правило, бурной любовной схваткой.
Взгляды их встретились, и она поняла, что Карлос думал о том же.
– Да, это было прекрасно, – ответила При сцилла тихо, чувствуя, что ее сердце забилось чаще.
– В нем огонь и романтика… Это танец души, ты согласна?
Присцилла кивнула, не понимая, чего он ждет от нее. Исторически танго возникло в Аргентине как парный мужской танец, как проявление темных сторон души. Он носил скорее трагический характер, когда мужчины, танцуя друг с другом, давали выход сжигающим их страстям. Может, в данный момент Карлос проводил какую-то параллель?
– Станцуешь со мной сегодня танго? – спросил он. Последнее танго? Присцилла растерялась.
У нее этот танец ассоциировался с раскованным поведением, с откровенным выражением желания. Разумно ли искушать судьбу, когда заранее знаешь, что будущего нет? Но страстная потребность в безрассудстве перевесила здравый смысл.
– Если… если ты считаешь, здесь это уместным, – сказала она.
– В данном случае я считаю это особенно уместным. А черти по ночам танцуют в аду? Похоже Карлос вознамерился использовать любое взрывоопасное средство, чтобы в клочья разнести властолюбие своей матери. И я в роли факела для него, подумала Присцилла. Интересно, останется здесь что-нибудь, кроме золы, когда Карлос осуществит задуманное? Он в насмешку назвал этот дом мавзолеем, вспомнила Присцилла, когда ступила под своды мраморной арки, ведущей в галерею. «Здесь хранятся сокровища мертвых…», – сказала она себе, но тут же заметила, что галерея заполнена очень даже живыми людьми. Гости бродили или стояли группами. Одни рассматривали предметы старины, другие просто болтали, отдыхая от танцев.
Появление Карлоса Рикардо де Мелло с незнакомой им женщиной быстро стало сенсацией. Когда они проходили мимо, замолкали разговоры. Головы поворачивались им вслед. Чувства Присциллы были настолько обострены, что она кожей ощущала потрясение собравшихся, причиной которого было ее присутствие здесь, вернее ее присутствие здесь в качестве спутницы Карлоса. Ее придирчиво разглядывали, затем перешептывались. Присцилла представила, как гости спрашивают друг друга: кто она? как это понимать?
Вдруг один из присутствующих мужчин поспешил навстречу им. Сердце Присциллы замерло, когда она узнала в молодом человеке младшего брата Карлоса, Хосе Антонио. Он выглядел встревоженным, явно не верил своим глазам и собирался выяснить, в чем дело.
– Господи! Хорошенькое начало, Карлос! – пробормотал он, намеренно загораживая им дорогу.
Хосе Антонио уступал старшему брату в росте, был худощавее, но некая внутренняя сила делала его при желании грозным противником. Усы придавали его симпатичному лицу довольно забавное выражение ребяческой лихости, но оно было обманчивым. Присцилла знала, что Хосе Антонио жесткий и расчетливый делец, который успешно управлял семейными ранчо.
Иногда он демонстрировал свое, искусство верховой езды туристам на их главном ранчо под Каракасом. Но Робер как-то сказал сестре, что это единственное развлечение, которое брат Карлоса себе позволяет.
– Уйди, Хосе Антонио, – также тихо про изнес Карлос.
– Предполагается, что ты в…
– Уйди с дороги, – повторил Карлос уже с угрозой. – И, пожалуйста, прояви вежливость и поздоровайся с Присциллой. Ты ведь хорошо знаком с сестрой Робера.
– Присцилла?! – Хосе Антонио недоверчиво окинул взглядом молодую женщину в красном платье. – Я… я не узнал тебя, прости. Но как же… – Он растерянно посмотрел снова на брата. – Я не понимаю…
– А тебе и не надо ничего понимать! – отрезал Карлос.
– Ты же сам заявил, что члены семейства Деламбр персоны нон грата, – зло прошипел в ответ Хосе Антонио.
– Мое доверие обманули не они. Я совершил несправедливость по отношению к невинным людям, которую обязан исправить.
– Карлос, но не сейчас и не здесь! – встревожился Хосе Антонио.
– А по-моему, именно сейчас и именно здесь!
– Ты сумасшедший? Семейство Арбэлоэс в полном составе. Ты не можешь показаться на глаза Марсии с другой женщиной.
– О, еще как могу!
Злость, прозвучавшая в голосе Карлоса, потрясла Хосе Антонио. С озабоченным видом он обратился к Присцилле:
– Я не хочу тебя обидеть, Присцилла, но в данный момент ситуация сложилась довольно щекотливая. Дело в том, что мама собирается объявить…
– Она этого не сделает, – прервал его Карлос. – Я позвонил ей и сказал, что назначу время по собственному усмотрению.
Хосе Антонио покачал головой.
– Ты полагал, что твое отсутствие остановит ее, Карлос? Ты дал свое молчаливое согласие перед тем, как уехать в Боготу. Когда оркестр закончит играть…
– Значит, раньше она могла принудить меня даже к этому. Но теперь все изменилось.
Лицо его приняло зловещее выражение, когда он выбросил вперед руку, чтобы удержать Хосе Антонио на расстоянии, и тут же обвел Присциллу вокруг брата с такой скоростью, что ей пришлось чуть ли не бежать вприпрыжку, чтобы поспеть за ним.
Хосе Антонио устремился за ними, настойчиво увещевая:
– Карлос, это равносильно публичному совершению харакири.
– Она не оставила мне выбора.
– Позволь мне позаботиться о Присцилле. Ты можешь уладить это и без…
– Нет! – Карлос немедленно накрыл руку Присциллы, которой она держалась за него, ладонью, демонстрируя, что их не разлучить, и упорно пошел вперед. – Ничто больше не будет совершаться по воле матери!
– Карлос, что происходит? – взмолилась, Присцилла, встревоженная перепалкой братьев. – Ты сказал, что просто соберется блестящее общество, но, если это прием по какому-то важному случаю…
– По случаю оглашения помолвки Карлоса с Марсией Арбэлоэс! – выпалил Хосе Антонио.
– Что?! – воскликнула она в ужасе.
– Нет! – яростно возразил Карлос. – Этого не будет. Я не допущу.
Ноги Присциллы словно приросли к полу, когда она осознала всю чудовищность ситуации и то, что Карлос снова обманул ее.
– О Господи! Карлос, ты привел меня сюда, зная, что… и это последняя ночь…
Он резко обернулся к Присцилле, глядя ей прямо в глаза.
– Я не давал Марсии никаких обязательств, поверь!
– Но ты позволил всем думать, что помолвка – дело решенное, – вмешался Хосе Антонио, стараясь отгородить их от посторонних взглядов.
– Сегодня я поломаю все их замыслы, – обрушился на брата Карлос. – Я изменю свою жизнь. – Можешь роль Деметрио взять на себя, если все это так важно для тебя. Наверняка ты ей больше подойдешь, чем я.
Хосе Антонио даже отступил на шаг. На его лице отразилась внутренняя борьба, которую он вел сам с собой.
– Но… но я не стремлюсь занять твое место, Карлос..
– Тогда заткнись и не мешай мне!
– Карлос, это нечестно… Ты не сказал мне, как на самом деле обстоит дело. – Задыхаясь от негодования, Присцилла пыталась вырвать руку, понимая, что ее снова использовали.
– А Марсия переживала из-за тебя? Может, моя мать сделала все, чтобы мы были вместе? – обернулся к ней Карлос с такой яростью на лице, что у Присциллы пропала всякая охота перечить. – Ты сказала, что будешь на моей стороне, – продолжал он страстно. – Выходит, ты меня обманула и мне не на кого рассчитывать?
Такая мольба горела в его взгляде, что сердце Присциллы не выдержало. Разве не она отчасти виновата в том, что в его жизни все так запуталось? Это чувство сопричастности не давало ей покоя. И почему она опять не хочет поверить Карлосу, когда и так очевидно, что с Марсией его не связывает ничего, о чем стоило бы говорить.
– Но ты опять повторил свою же ошибку, скрыв от меня, что тебе предстоит, – напомнила она ему.
– Суть дела от этого не меняется, – упорствовал Карлос.
Может, он и прав? Все равно, известие о помолвке все портило. От одной мысли, что он ухаживал за Марсией, целовал ее… и даже, возможно…
– Ты занимался с ней любовью? – спросила Присцилла, исходя из опыта прошлой ночи, что мужчина может предаваться любовным утехам, но не любить.
– Господи Иисусе! – возмутился Хосе Антонио. – Да какое право она имеет спрашивать?!
– Молчи! Это ты не имеешь никакого права! – огрызнулся Карлос и снова устремил взгляд на Присциллу, умоляя о доверии. – Мне в голову никогда не приходило, что я могу заняться с ней любовью! – То, с каким выражением он это произнес, не оставляло сомнений в его искренности. – Между мной и Марсией никогда не было никакой близости.
– Тогда как же могла состояться эта помолвка? – воскликнула Присцилла, измученная этой сценой.
– Виною всему мое безразличие. Мне было все равно, на ком жениться. Марсия воспользовалась этим, а мать ей помогла. Ты бросила меня им на растерзание!
Оказывается, она еще и виновата?! Где же справедливость? Или это месть? Последнее танго с ним… Последняя ночь… А что же дальше?
– Карлос, оркестр перестал играть, – предупредил Хосе Антонио.
– Присцилла, ты оставляешь меня в одиночестве? – с новой силой воззвал он к ее душе.
Несмотря на смятение в мыслях, ее все равно тянуло к Карлосу. Присцилла прекратила бороться сама с собой, поняв, что все равно проиграет. Если это так важно для него, чтобы сейчас рядом оказалась именно она… Если она нужна ему, чтобы завоевать свободу, то почему бы не уступить? Таким образом она хотя бы искупит свою вину перед Карлосом за то, что изуродовала его жизнь.
– Нет, ты не одинок, – прошептала она. – Я с тобой.
Карлос с облегчением перевел дух и быстрыми шагами устремился дальше, увлекая Присциллу за собой. На этот раз уже по ее воле.
До слуха доходили перешептывания гостей у них за спиной, потянувшихся следом в предвкушении скандала. Присцилла подумала, что и вправду оказалась в роли огненного ангела возмездия, и ей вдруг стало легко и весело.
Когда они завернули за угол галереи, перед ними открылся проход в бальный зал. Хосе Антонио, проскользнув за спиной Карлоса, зашагал рядом с Присциллой. Таким образом, она как бы оказалась защищенной с обоих флангов. Все трое шли в ногу, привлекая внимание гостей. Любопытных взглядов становилось все больше, слышалось жужжание досужих домыслов.
– Лучше отвали, Хосе Антонио, – посоветовал Карлос.
– Никогда.
– Это моя драка!
– Не знаю, что скрывается за твоими действиями, черт возьми, но, если ты отказываешься занимать место Деметрио, Карлос, тогда мать примется за меня. Я, пожалуй, останусь на твоей стороне.
– Это мое глубоко личное дело, Хосе Антонио.
– Все равно будет лучше, если мы выступим единым фронтом.
– Слишком поздно примазываться. Не ты ли пытался остановить меня?
Для главного события еще не поздно. С одной стороны, расчетливое упрямство Хосе Антонио, а с другой – безрассудная решительность Карлоса влекли Присциллу вперед, по ее ощущению, к своего рода Армагеддону – к столкновению противоборствующих сил, которое должно было положить конец эре единоличной правления. А она тут причем, разодетая словно принцесса, которой отведена роль пешки? Нет, не пешки, решила Присцилла, а символа. Даже оружия, этакого карающего меча, занесенного над головой виновного во имя правды и справедливости.
От этих мыслей на губах молодой женщины заиграла улыбка… Нет, она определенно вела себя легкомысленно. Слова из шуточной песенки «Не плачьте по мне, не надо…» вертелись у нее в голове, когда они вступили в бальный зал.
Теперь их окружала сплошь одна аристократия: весьма импозантные мужчины и женщины, сверх меры увешанные драгоценностями. Они подвергли ее пристальному осмотру. Присцилла высоко подняла голову – Золушка прибыла на бал в сопровождении двух принцев де Мелло.
И тут из дальнего конца зала донесся голос, усиленный микрофоном, который Присцилла сразу узнала. Он принадлежал особе с репутацией богатейшей и самой властной женщины в Венесуэле.
– Друзья мои… спасибо, что вы пришли сегодня на этот вечер. Мне доставляет огромное удовольствие видеть вас всех здесь, чтобы вместе отпраздновать очень важное событие. К сожалению, мой сын Карлос не смог вырваться из Боготы, поскольку…
– Нет, мама… Карлос прилетел, – громко выкрикнул Хосе Антонио.
А дальше все произошло, как по мановению посоха Моисея – море людей перед ними расступилось и по всей длине зала образовался проход к возвышению, на котором стояла Элда Регина де Мелло, словно всевластный фараон, управлявшая своим миром. Вид у нее был величественный. Переливающееся сине-зеленое платье, сказочной красоты золотое ожерелье, золотые подвески в ушах и золотые браслеты на запястьях. На руке, державшей микрофон, вспыхивали разноцветьем изысканные кольца.
Однако победная улыбка исчезла с ее красивого лица, как только она увидела, кто перед ней. Элда Регина увидела не только Карлоса, не только Карлоса с его младшим братом, не только Карлоса, чудесным образом прибывшего вовремя, чтобы дать торжественное обещание женщине, которую, она, его мать, определила ему в жены. Элда Регина увидела, что под руку его держит другая женщина, увидела, как он недвусмысленно дает понять, что это его женщина, положив свою ладонь поверх ее.
Присцилла не задумывалась, узнала ли ее Элда Регина. Смысл происходящего и так был безошибочно понят собравшимися. Это была демонстрация гордого пренебрежения чьим бы то ни было мнением. Это было утверждением самонадеянной независимости. Перчатка оказалась брошена в лицо каждой из высокопоставленных особ в стране, и сделать вид, что ничего не произошло, было уже просто, невозможно.
Воцарилось молчание, и Присцилле показалось, что время во дворце де Мелло остановилось. Огромные зеркала в позолоченных рамах отражали застывших в неподвижности участников бала. Сверху многоярусные люстры заливали ослепительным светом зал, а под ними двигалась в унисон троица – Присцилла, Карлос Рикардо и Хосе Антонио. Они шли с достоинством, не ускоряя и не замедляя шаг. Звук их шагов по паркетному полу гулким эхом одиноко и мрачно отзывался в сверхъестественной тишине и внушал суеверный страх.
Присцилла подумала, что Карлос с братом вступают в неизвестное будущее, рискуя всем, что имели в прошлом. Стоила ли игра свеч? Правы ли они? Она не представляла, что значит быть обремененным таким наследием, каким располагало их семейство. Для нее было просто невозможно взвесить все преимущества и издержки огромного богатства.
Элда Регина не спускала с них глаз, лицо ее застыло и казалось неживым. То, что происходило на ее глазах, было откровенным бунтом. Попробует ли она остановить происходящее? Или поняла, что любые ее действия окажутся безрезультатными?
Нервы Присциллы напряглись до предела, когда взгляд женщины в сине-зеленом платье сосредоточился на ней. Он стал пронзительным, когда она узнала спутницу своего сына. Да, это я! – со злостью подумала Присцилла. Смотри на меня. Смотри на свою жертву. Помнишь, мы встречались два года назад? А теперь колесо Фортуны повернулось, и это справедливо.
Элда Регина слегка повернула голову вправо, бросив взгляд на группу людей, стоявших там же на возвышении, на Марсию Арбэлоэс в окружении семейства. Марсия была в девственно белом наряде, как и подобает невесте, маскируя им свой расчетливый ум, готовая принести свою невинность в качестве жертвы на алтарь жадности. Но она смотрела на троицу в недоумении и не реагировала на сигналы, посылаемые ей союзницей.
Понимая, что план ее грозит сорваться, а гости наэлектризованы возрастающим любопытством, мать Карлоса судорожно пыталась найти выход, чтобы снять нагнетаемое напряжение. Желая выгадать время, чтобы поразмышлять над создавшейся ситуацией, она снова подняла микрофон, сосредотачивая внимание присутствующих на себе:
– Воистину потрясающий сюрприз! Похоже, ничто – ни революции, ни стихийные бедствия не смогли бы помешать Карлосу присоединиться к нам сегодня. Прошу извинить меня за небольшой перерыв. Хочу поздороваться с сыном, вернувшимся домой. – Она обернулась к музыкантам и взмахнула рукой.
Оркестр послушно заиграл. Элда Регина укрепила микрофон на подставке и царственно прошествовала влево по возвышению, подальше от семейства Арбэлоэс, явно давая понять Карлосу, что намерена переговорить с ним наедине прежде, чем он скомпрометирует себя, вне всякого сомнения, крайне безрассудным поведением. Однако Карлос не внял ее желаниям.
Без малейшего колебания он направился прямо к семейству Арбэлоэс. Хосе Антонио не надо было подсказывать, что делать, он только сменил ногу, чтобы не нарушить единый строй. Открытый марш-бросок навстречу вражеской линии, подумала Присцилла, видя, как ощетинились члены семейства, рассчитывавшие этой ночью скрепить важный для них союз.
Знали ли они, что было некогда предпринято для достижения этой цели? Мужчины Арбэлоэс выглядели старше и Хосе Антонио, и Карлоса Рикардо. Намного старше. Может, они отводили Карлосу роль кролика, не ставя его ни в грош? «Что ж, вот вам и кролик из шляпы!» – думала Присцилла с откровенным непочтением к их сорвавшейся комбинации.
Она не опустила глаз перед изумленным взглядом наследницы огромного состояния, которая некогда вдребезги разбила ее веру в любовь Карлоса. Теперь горе Присциллы вернулось в виде оскорбительного вызова. «Как тебе это понравится, Марсия? Перед тобой те двое, союз которых тобой, как предполагалось, был разрушен навеки. Смотри на женщину, которой ты лгала! Которую надеялась изничтожить, стереть в порошок».
Ответ не замедлил себя ждать. Последовали внезапность узнавания, затем непонимание, что означает появление здесь Присциллы в паре с Карлосом… А потом ярость, откровенная злобная ярость. Никаких мук разбитого сердца не отразилось в глазах, чей взгляд полоснул по убийственному наряду Присциллы и метнулся к мужчине, которого она почти завоевала с помощью его матери. Ярость сменилась надменным презрением. Марсия Арбэлоэс не из тех, кто признает себя побежденным!
– Я вижу, ты снова связался с этой иностранной швалью, Карлос! – первой напала она, едва представилась такая возможность.
Присцилле стоило великих трудов вынести подобное оскорбление с холодной невозмутимостью. Но она постаралась продемонстрировать неуязвимую уверенность в своем праве находиться рядом с Карлосом. Не говоря уже о том, что это была его «драка». С завидной выдержкой Карлос не замедлил ответить своей некогда невесте:
– Предоставляю тебе самой объяснить родным, почему сейчас происходит то, что про исходит, Марсия. И мой тебе совет, умерь свою злость. Она не украшает тебя.
– Объясни мне, что происходит! – резко потребовал пожилой мужчина, стоявший рядом с Марсией. – Ты поставил нас в унизительное положение. Такие вещи не прощают, Карлос.
– Сеньор Арбэлоэс, ваша дочь и моя мать сговорились разрушить самое ценное, что было в моей жизни. И не надо угрожать мне. Справедливостью я дорожу больше всего.
На секунду сердце Присциллы болезненно сжалось. Услышав из уст Карлоса, что их любовь «самое ценное, что было в его жизни», она лишь полнее ощутила горечь невосполнимой утраты.
– О какой справедливости идет речь? – возмутился старик. – Хосе Антонио… – обратился он за поддержкой, – разве поступок твоего брата совместим с понятием чести?
– Вы не можете отделять меня от моего брата. Сегодня нам нужна правда, а правда не может быть бесчестной.
– У нас была договоренность! – яростно возразил Энрике Арбэлоэс.
– Построенная на обмане, – выдвинул обвинение Карлос.
– Ты можешь доказать это?
– Спросите у своей дочери, – повторил Карлос холодно и сурово. И вдруг с оттенком подозрительности добавил: – Если только вам до сих пор неизвестна та ложь, которой она опутала меня, чтобы связать наши семейства.
Патриарх семейства Арбэлоэс покраснел от гнева.
– На что ты намекаешь?
– Наведите порядок в своем доме, сеньор Арбэлоэс, как я сейчас навожу в моем.
Карлос слегка поклонился в знак уважения к старшему, а затем направился в сопровождении брата и Присциллы туда, где их дожидалась мать.
– Иностранная шваль! – снова выкрикнула Марсия вслед сопернице.
– Придержи язык, девочка, и делай вид, что ничего не произошло, – строго приказал Энрике. – Нечего меня позорить перед всем обществом.
Карлос Рикардо де Мелло не кролик, и никогда никто из этих людей не посмеет относиться к нему иначе как к человеку, с которым надо считаться, думала Присцилла с гордостью. Как отчаянно она жалела, что не дала ему возможность встать на ее защиту два года назад. Теперь у нее не оставалось и тени сомнения, что Карлос сделал бы это, бросил бы вызов матери и отстоял право на «самое ценное в его жизни».
Слезы навернулись у нее на глаза. Ну, почему она была такой легковерной дурой?! Только взглянув на мать Карлоса, Присцилла тут же решила – с такой умной и закаленной властительницей ей все равно не справиться. Тут нужен был необыкновенный человек. Такой, каким показал себя Карлос этой ночью.
«Будь рядом…» Неужели он черпал силы в ее поддержке?
Присцилла с трудом сдерживала слезы, которые грозили ослепить ее. И все это на глазах у присутствующих, под пристальным взглядом Элды Регины де Мелло.
Чтобы хоть как-то сгладить впечатление от странного поведения сына, она подошла к ближайшей от возвышения группе гостей и, улыбаясь как ни в чем не бывало, завела светскую беседу… «Сестра одного очень предприимчивого владельца туристического агентства, старого друга Карлоса, – так представила себе Присцилла ее объяснение. – Должно быть, они тоже оказались в Боготе. Очевидно, им вместе удалось выбраться оттуда. Одному Богу известно, как…»
Но для Элды Регины это была всего-навсего передышка перед тем, как встретиться лицом к лицу с правдой, непосредственно касавшейся ее. Теперь она готова к схватке. Извинившись перед гостями, она повернулась и направилась навстречу сыновьям. В ее глазах сверкал боевой огонь. Королева явно была недовольна, что разработанная ею режиссура сегодняшнего представления оказалась нарушеной, а указания саботировались.
Присцилла собралась с духом. Элда Регина наверняка сочтет, что слабое место – это она, а следовательно, и атакует ее. Уж слишком велик был соблазн. Тем не менее Присцилла решила не показывать, насколько уязвима. На нее рассчитывал Карлос.
Если бы это происходило в зале суда, то она оказалась бы в центре внимания присяжных, судьи, прокурора и любопытствующей публики. И все бы придирчиво вслушивались в ее слова, бдительно следили за каждым ее жестом. Сейчас Присцилле предстояла не менее трудная миссия. Но она должны доказать, что достойна своих защитников – двух мужчин из рода де Мелло.
– Разве ты не мог посоветоваться вначале со мной, Карлос? – спросила Элда Регина сына, со светской улыбкой на устах и с ледяным холодом во взгляде.
– Мама, ты ведь не советовалась со мной два года назад, – ответил Карлос.
– Это делалось для твоего же блага, – парировала она. – И если бы у тебя был здравый смысл, ты бы понял это.
– Значит, для моего блага ты собиралась женить меня на бездушной лживой твари!
– Карлос! Я не позволю тебе бросить коту под хвост все, чего я достигла с таким трудом.
– Это твоя проблема, а не моя. Прими меня таким, какой я есть. В противном случае, ты сама бросишь все коту под хвост. Подумай, кто еще у тебя есть?
Его крик души не был понят матерью. Она сосредоточила свой властный взгляд на младшем сыне.
– Хосе Антонио…
– Нет! – Его реакция была мгновенной и категоричной. Затем спокойно и твердо Хосе Антонио заявил: – Я не потяну тот груз, который ты взвалила на плечи Карлоса. С меня хватит того, что лежит на мне.
На нее и это не подействовало. Она окинула взглядом Присциллу и с презрением произнесла:
– Эта женщина… Как может она стоить того, чтобы разрушить все?
– Разрушить – что? – воскликнул Карлос. – Тюрьму, которую ты сотворила для меня из-за смерти Деметрио?
Элда Регина вздрогнула.
– Как ты смеешь?!
– А как ты смеешь лишать меня права на собственную жизнь?! – Голос его дрожал от оскорбленного чувства справедливости.
С надменной гордостью она вздернула подбородок.
– Эта женщина даже не венесуэлка. «Иностранная шваль…»
– Она – женщина, которую я люблю, мама.
Любит? Казалось, сердце Присциллы остановилось. Уж не ослышалась ли она? Неужели это правда? Или…
– Ты могла бы вспомнить, каково это – любить, – продолжал Карлос с нарастающей страстностью. – Огромную радость этого чувства, мама. Его опьяняющее великолепие. Загляни в холодный маленький гроб, который ты называешь своим сердцем, и поищи там, вспомни то чувство, которое питала к отцу. Или еще больше к Деметрио.
– Прекрати! – Лицо ее побелело.
– Только один раз! Я тоже твой сын. И Хосе Антонио – твой сын.
– Именно поэтому я сделала то, что сделала. Дабы защитить тебя, – стояла на своем Элда Регина.
– Мы мужчины. И не нуждаемся в твоей защите. Она нам просто не нужна.
– Если бы Деметрио не погиб…


– Деметрио больше нет. Смирись с этим, мама. И пойми, я намерен жить своей жизнью… с тобой… или без тебя. Тебе выбирать.
– Карлос, ты не посмеешь!
– Посмотрим… Присцилла! – окликнул он свою спутницу и потянул за руку.
Присцилла вздрогнула, выведенная из оцепенения, в которую ее поверг конфликт между матерью и сыном. Она подняла взгляд на Карлоса, вся в сомнениях, что тут говорилось всерьез, а что ради эффекта.
– Теперь твоя очередь, – сообщил Карлос. Глаза его горели одержимостью, которой она не понимала.
Что он имел в виду? Теперь ее очередь сказать что-нибудь его матери. Наверняка он понимал, как это неуместно.
– Хосе Антонио… – Он бросил взгляд поверх ее головы на брата. – Сцена моя.
– Давай, мы не будем вмешиваться, – сказал тот. – Не возражаешь, мама?
Присцилла не успела услышать, что ответила Элда Регина. Карлос, обойдя мать, стремительно повел ее к ступеням на возвышение.
– Что ты задумал? – шепотом спросила она, встревоженная его поведением. Все, чего он хотел добиться, уже произошло. Оглаше ние помолвки сорвано. Уж не собирается ли Карлос сделать сообщение о ситуации в Бо готе, чтобы как-то заполнить образовавшуюся паузу? – мелькнула нелепая мысль.
Он склонил голову ближе к ней, его теплое дыхание коснулось ее щеки.
– Присцилла, ты свободна выбирать по своему желанию. – Голос у него был тихий, но напряженный, и он пристально вгляды вался в ее лицо. – Все ли я сделал? – пробормотал Карлос, обращаясь скорее к самому себе, чем к Присцилле.
Смысла первой фразы она не поняла, но сочла свои долгом заверить:
– Да-да, ты все сделал правильно, насколько это в твоих силах.
– Нет, прошлой ночью я унизил тебя. Такие вещи не забываются. Но, дорогая, я предлагаю тебе сейчас поступить со мной также. Ты можешь отвергнуть меня перед всеми, и я не затаю в своем сердце зла на тебя. Это твое право.
– Карлос… – Его слова испугали Присциллу. – Я не хочу такого… такого возмездия.
– Тогда прими мой дар с той же искренностью, с какой он дается.
– Какой дар?
– Узнаешь через минуту… И, я надеюсь, поймешь…
Они уже поднимались по ступенькам на возвышение. Взволнованная, переполненная тревогой и сомнениями Присцилла вымученно улыбнулась Карлосу, когда он снял со своего локтя ее ладонь и зажал в своей. Он сделал знак музыкантам, и музыка мгновенно смолкла, что послужило сигналом для гостей сосредоточить внимание на сцене, которую совсем недавно покинула Элда Регина де Мелло. Теперь ее место занял ее сын Карлос Рикардо и женщина в красном.
Гости замерли на своих местах. Семейство Арбэлоэс застыло на полдороги к выходу. Элда Регина де Мелло стояла рядом с младшим сыном Хосе Антонио, который явно получал удовольствие от происходящего. Всем было обещано оглашение важного события. Праздник продолжался!
Когда Карлос взял в руки микрофон, наступила такая тишина, что можно было бы услышать, как упала булавка.
Заметив, что едва дышит, Присцилла постаралась немного расслабиться. Насколько она понимала, борьба за торжество справедливости продолжалась. Только теперь Карлос старался исключительно для себя. У нее личной заинтересованности в дальнейших событиях не было. Только его заявление о любви к ней осталось для Присциллы источником мучений.
Как ей хотелось, чтобы это было правдой. Но его напоминание о ночной пародии на близость… Разве такое могло сочетаться с любовью?
Карлос сжал ее ладонь, передавая ей заряд бодрящего тепла и отвлекая от лихорадочных мыслей. Она посмотрела на него: если бы вернуть то время, когда его пожатие значило так много! Он будто только и дожидался ее взгляда – улыбнулся ей сердечно и ослепительно. Как завороженная Присцилла улыбнулась в ответ. На какой-то краткий миг все темное, что было между ними, исчезло, словно вовсе не бывало.
Затем Карлос повернулся лицом к гостям и заговорил:
– Дамы и господа…
Присцилла схоронила этот чудесный миг в тайниках своего сердца и оглядела столпивших у возвышения всех этих дам и господ. Гости Элды Регины, нужные люди, с которыми связаны деловые интересы семейства де Мелло. Люди влиятельные и богатые. Люди, которым небезразлично, собирается ли Карлос удержать свою долю капитала в семейной компании или нет. Жадное любопытство смело все другие выражения с лиц, сделав их похожими одно на другое.
Карлос набрал воздуху, чтобы продолжить, и снова Присцилла уловила напряженность, витавшую в воздухе. Может, лучше ему отказаться от задуманного? Забыть, что произошло прошлой ночью? Не нужно ей никакого публичного уничижения. Оно ей ненавистно. Господи, сделай так, чтобы он утолил любопытство этих людей и ограничился борьбой за личную независимость, молилась она с отчаянным усердием.
Низкий звучный голос Карлоса разносился по всему залу:
– … я горд представить вам женщину, наделенную большим сердцем и личным мужеством, мисс Присциллу Деламбр…
Молодая женщина внутренне съежилась, когда все взгляды с интересом обратились к ней. Зачем же он ее выставляет напоказ?
– Ее брат Робер – мой давнишний друг, – продолжал Карлос. – Когда-то мы работали вместе на руднике де Мелло. С тех пор он обзавелся собственным прибыльным делом – возит туристские группы в Южную Америку, используя Каракас в качестве базового города. Таким образом, Робер способствует притоку иностранного капитала в нашу страну, – в расчете на понимание собравшихся толстосумов добавил он.
Действительно, по залу прокатился гул одобрения. Присцилла позволила себе немного расслабиться: Карлос, видимо, счел необходимым объяснить людям, с которыми его связывали деловые и приятельские отношения, чем вызвано ее присутствие в особняке де Мелло.
– Прошлой ночью Присцилла проявила чудеса храбрости, нарушив комендантский час, чтобы раздобыть автобус для туристической группы Робера, среди которой были серьезно больные горной болезнью.
Однако сочувственные перешептывания в зале не смогли заглушить сигнала тревоги в душе Присциллы. Надеюсь, Карлос не собирается вдаваться в подробности интимного характера, подумала она и бросила на него взгляд, умоляющий остановиться. Карлос в ответ улыбнулся так, словно собирался поделиться с ней и с каждым из гостей чем-то хорошим.
– Сегодня… – сказал он и сделал много значительную паузу, – эта удивительно находчивая женщина спасла меня – и в придачу еще тридцать человек – от танка, патрулирующего улицы, в тот самый момент, когда я смотрел прямо в жерло его пушки. Ее красивые светлые волосы произвели эффект отвлекающего маневра.
Раздались смешки. Это гости представляли нарисованную им пикантную сценку. Улыбка Карлоса стала еще шире.
– В качестве ответной любезности я заставил наш автобус перелететь через траншею, которую бунтующие крестьяне выкопали поперек дороги. Итак, поездка наша была чревата непредвиденными и, увы, предвиденны ми трудностями, но мы уцелели.
На этот раз смеялись все, бурно аплодируя их смелости. Присцилла тоже улыбалась, радуясь, что Карлос обратил недавний кошмар в сказку со счастливым концом, доставившим всем удовольствие. К тому же он ловко ушел от ответа на вопрос, почему оказался с ней на этом приеме, и вместе с тем сделал ее присутствие здесь абсолютно приемлемым в свете последних событий.
Шум вскоре затих – все жаждали услышать еще что-нибудь волнующее. Присцилла тоже с любопытством посмотрела на Карлоса: чем еще он собирается поразить их? Лицо его стало серьезным, когда он заговорил, голос звучал негромко и доверительно:
– Я счастлив сообщить, что была еще одна причина, кроме желания уцелеть, ради которой мы проделали столь долгий и опасный путь сюда, к вам. – Карлос помолчал, возбуждая всеобщее внимание. – Два года назад под воздействием рокового стечения обстоятельств Присцилла решила, вопреки моему желанию, что не может связать со мной свою жизнь.
О Господи! Не может же он… Он просто не смеет выносить на публику козни своей матери и Марсии! – ужаснулась Присцилла.
– Сегодня днем, когда наши жизни находились в смертельной опасности, эти обстоятельства потеряли всякий смысл.
Зачем он заговорил об этом? Присцилла совсем растерялась. Они явились сюда, чтобы раз и навсегда покончить с теми обстоятельства, о которых он упомянул. И они это сделали! Так к чему Карлос клонит теперь?
Вне себя от волнения она вонзила ногти ему в ладонь. Но он лишь крепче сжал ее пальцы. От этого тревога Присциллы только возросла. Она не понимала, какая роль уготована ей в последнем акте разыгрываемого спектакля.
Карлос повернулся, чтобы заглянуть ей в лицо… Присцилла чувствовала, что он подходит к важному для себя моменту, неуверенный, но склонный преодолеть любые препятствия на своем пути. И вдруг слова, сказанные им утром, вспыхнули в ее памяти: «Ради тебя я рискую своей жизнью». Ей захотелось крикнуть «нет!», но от волнения горло свела судорога, и из него не вылетело ни звука. И тут Карлос снова заговорил:
– Перед всеми вами заявляю: я люблю эту женщину и буду любить всегда!
Его слова потрясли Присциллу, породив хаос в ее сознании. Что говорилось от чистого сердца? А что – ради красного словца? И кому это нужно – ему или ей, она тоже не понимала. Слезы затуманили ей глаза, обращенное к ней лицо Карлоса расплылось. Как уж здесь разобраться, что он хотел сказать этим публично сделанным заявлением.
– Присцилла… – услышала она его чуть охрипший голос. И вдруг громко и отчетливо: – Согласна ли ты оказать мне честь, став моей женой?
Значит, его предложение и есть искупление за прошлую ночь… или даже искупление за то, что он скрывал их любовь, когда это имело значение. Карлос хотел сказать, что для него она не «иностранная шваль». Он торжественно ввел ее как равную в высшие круги, к которым принадлежали де Мелло. Теперь перед лицом этих людей просит стать его женой… если она согласна. А если нет… Если публично откажет ему, он готов принять и это, лишь бы она удовлетворила свое самолюбие.
Присциллу охватила паника. Карлос ждал ее ответа. Ждали гости. Но простого ответа у нее не было. Вот только унизить Карлоса перед этими людьми… на это она была совершенно не способна. Значит, выбора не оставалось.
– Я… – Во рту безнадежно пересохло. И – вот досада! – глаза полны слез. Она кивнула Карлосу, давая понять, что согласна, раз ему нужно ее согласие, непонятно только для чего. Наконец, справившись с собой, Присцилла выпалила: – Да! – Ответ ей самой показался слишком лаконичным, и она быстро добавила: – Да, я согласна стать твоей женой, Карлос.
Микрофон разнес ее слова по залу. Ей показалось, что они возвращаются гулким эхом из каждого угла большого зала, и вот кто-то начал хлопать. Где-то в той стороне, где стояли Хосе Антонио и Элда Регина. Невозможно было определить, кто первым начал, потому что почти сразу же захлопали и остальные, все громче и громче, пока хлопки не переросли в овацию, сотрясавшую стены огромного помещения.
Карлос отпустил ладонь Присциллы и, обняв за плечи, крепко прижал к себе. Совершенно растерявшись, молодая женщина тщетно пыталась смахнуть слезы с глаз. Невероятно, ее приветствовали как будущую жену Карлоса! Значит, она по-прежнему должна делать все, чтобы не опозорить его, независимо от собственных, раздирающих ее душу сомнений.
– Спасибо! Большое спасибо!
Может, микрофон так искажал голос Карлоса, только слышалось в нем неподдельное волнение. Присцилла рассудила, что это у него от облегчения: ведь его публично сделанное предложение произвело такой фурор. Даже она была потрясена чрезмерным одобрением его выбора. Наверное, он пользуется большой популярностью в Каракасе. А может, его рассказ о разлученных влюбленных, о любви, возродившейся перед лицом смертельной опасности, просто всем понравился? Конечно, ведь это так романтично… Волшебная сказка: Прекрасный принц выбрал Золушку.
Ей снова стало легко и весело. Голову кружили бесконечно сменяющиеся мысли. Как хорошо, что Карлос поддержал ее за плечи, потому что колени Присциллы подгибались.
– В надежде… – снова заговорил он, когда смолкли аплодисменты, – в отчаянной надежде, что Присцилла согласится связать свою жизнь с моей…
В его голосе было столько радостной теплоты, что сердце Присцилла никак не могло успокоиться. Неужели он и вправду верит в то, что говорит? Но тогда как же быть с его обещанием доставить ее утром в аэропорт? Концы с концами явно не сходились…
– … Когда сегодня днем мы остановились по дороге, я позвонил в Медельин. Как вы знаете, Колумбия славится на весь мир своими изум рудами, а в Медельине есть очень хорошие ювелиры. Мне захотелось подарить моей будущей жене кольцо с изумрудом под цвет ее глаз.
Неужели все это он задумал еще тогда?.. Сразу после того, как она согласилась сопровождать его на прием? Душу Присциллы раздирали сомнения. Он был настроен… так по-деловому всю дорогу, пока они добирались сюда.
– И в аэропорту я получил доставленную мне коллекцию.
Так вот что было в кейсе!
– … Пока Присцилла спала во время перелета в Каракас, я выбрал одно, которое и дарю ей сейчас в знак моей любви, в знак моих обязательств и веры в наше совместное счастливое будущее.
Присцилла в беспомощной растерянности смотрела, как он достает кольцо из кармана, поднимает ее левую руку и надевает на средний палец самое изумительное кольцо, какое она только видела в своей жизни. Большой сверкающий изумруд среди россыпи бриллиантов, словно зеленый пруд в окружении ослепительно белых лилий. Размер не тот! – испугалась она. Но – вот странно! – казалось, что кто-то будто заранее снял мерку с ее пальца. А смотрелось кольцо абсолютно неправдоподобно!
Пока Присцилла не могла отвести взгляда от изобилия драгоценных камней на ее руке – на среднем пальце, где положено быть обручальному кольцу – Карлос снова взял микрофон.
– По-моему, я сильно удивил ее, – сообщил он с мягкой улыбкой и услышал в ответ снисходительные смешки.
«Удивил» – не то слово, подумала Присцилла, пытаясь отбиться от массы нахлынувших вопросов, к которым пока у нее не было ответов.
– Поскольку большинство из вас еще не знакомо с моей будущей женой, – продолжил Карлос, – позвольте сообщить вам, что Присцилла бегло говорит по-испански и о нашей стране, пожалуй, знает больше многих из нас… И еще она великолепно танцует танго. Мне бы хотелось продемонстрировать это прямо сейчас.
Он дал знак музыкантам занять места и приготовиться. Затем обратился к гостям, которые явно получали удовольствие от происходящего:
– Приглашаю всех присоединиться к нам и повеселиться от души. Хочу, чтобы эта ночь надолго осталась у вас в памяти.
Итак, теперь танго, обреченно подумала Присцилла, чувствуя себя безнадежно связанной обстоятельствами. Карлос в этот момент прилаживал микрофон на стойке… Микрофон, который сделал его предложение достоянием публики… Присцилле неожиданно пришло в голову, что Карлос с помощью этого микрофона ловко шантажировал ее. Но с какой целью? Чтобы вырвать у нее согласие? Неужели он действительно всерьез хотел этого обручения? А какое отношение оно имело к торжеству справедливости?
Карлос обернулся к Присцилле. Лицо его прямо-таки светилось от радости, глаза лучились счастьем. Он поднес к губам руку, на которую только что надел кольцо, и галантно поцеловал. Затем его ладонь скользнула ей на талию, и он повлек ее вниз, в зал.
Они по-прежнему оставались в центре внимания большинства гостей. Одни дожидались, когда они начнут танцевать, чтобы затем присоединиться к ним. Другие просто хотели посмотреть, действительно ли светловолосая иностранка умеет танцевать танго.
Сердце Присциллы стучало, как молот. Она так и не вышла из состояния растерянности, но чувство собственного достоинства требовало от нее показать все, на что она способна. А для этого нужны были ноги, не дрожащие как желе. Но она справится, чего бы ей это ни стоило!
Оркестр выбрал для исполнения «Кумпарситу», в которой была та страстная драматургия, которая требовалась Присцилле для небольшого индивидуального творчества. Достаточно Карлос поманипулировал ею. Она преподнесет ему сюрприз.
– Только помни, в этом платье движения бедрами ограничены, – предупредила его Присцилла. Он засмеялся, обжигая ее горячим взглядом.
– Под моим контролем все будет в порядке.
От его слов кровь в жилах Присциллы закипела. «Карлос Рикардо де Мелло, не слишком ли ты самонадеян? Пора показать тебе, что и у других тоже есть права, по крайней мере, право не быть загнанной в угол».
– Готова? – спросил он, вздернув бровь.
– На этот раз… лучше приготовиться тебе, – ответила она с насмешливой полуулыбкой.
Карлос улыбнулся, и они заключить друг друга в объятия, с которых начинался танец. Подразумевалось, что в танго ведет мужчина, а послушная партнерша следует за ним. И действительно, Присцилла позволила Карлосу некоторое время «покомандовать», четко повторяя за ним все фигуры. Но неожиданно острое желание бросить ему вызов подтолкнуло ее на импровизацию со сложными фигурами, что выглядело очень и очень соблазнительно.
В глазах Карлоса появился звериный блеск, когда он, прижав ее бедра к своим и наклоняясь в ее сторону, заставил откинуться Присциллу назад. В следующее мгновение его рука почти накрывала ее грудь.
– Опять за свое, Карлос? – прошептала Присцилла, пользуясь преимуществом их близости.
– Дарю! Готов отдать все, что у меня есть, – ответил он, и безумное желание в глазах не имело ничего общего с мстительным право судием.
Он действительно желал ее! Как прежде! А может, всегда? Присциллу охватило возбуждение.
Контролируемая поначалу сдержанная страстность танца быстро приобрела налет волнующей сексуальности. Не было никакого смысла притворяться, что она не отвечает ему взаимностью. Но еще очень многое оставалось для Присциллы тайной за семью печатями. Однако одно молодая женщина уже уяснила для себя: если эта ночь снова соединит их, она не задумываясь бросится в объятия Карлоса.
Покорные чувственному музыкальному ритму, они разгорячились настолько, что у Присцилле появилось опасение растаять прямо здесь, на сверкающем как зеркало паркете. Сердце ее билось неровно, то замирая, то пускаясь вскачь. Тело чувственно изгибалось.
Когда музыка кончилась, они остались стоять, тесно прижавшись друг к другу. Присцилла тяжело дышала, но взгляд ее горел восторгом. Нет, это не конец! Достаточно заглянуть в глаза Карлосу. И те надежды, которые час назад казались ей по-детски глупыми и наивными, продолжали кружить ее сердце в ритме танго.
«Все ли я сделал?» – этот вопрос терзал Карлоса, пока он, стоя в компании друзей, следил за Присциллой, танцующей с Хосе Антонио. Нет, конечно, не танго – вальс. Ни одному мужчине он не позволил бы танцевать с ней танго. Ни за что! Вальс еще можно пережить… с трудом, но можно.
От нетерпения заключить ее в свои объятия у него чесались руки… заключить и не выпускать. Умом он понимал, что все идет так, как задумано. Раз Присцилла танцует с братом, значит, и семья поддержала его выбор.
Его план сработал… даже чересчур хорошо сработал. Присцилла вон до сих пор играет роль, которую он доверил ей. А что она при этом чувствует? О чем думает? Предстояло мучиться в неведении, пока не закончится прием. То и дело приходила на ум ее фраза, брошенная во время исполнения танго: «Опять за свое, Карлос?» Разве все, что он совершил сегодня, не искупило его поведения в отеле «Шератон»? Или он еще недостаточно пострадал за свои ошибки?
Нет, здесь я сделал все, что мог, подумав, решил Карлос. Теперь ему нет необходимости скрывать свои чувства к Присцилле. Оставалось только выяснить: дала ли она свое согласие ради спасения его престижа или предоставила ему еще один шанс обрести счастье? Если второе, тогда ему есть ради чего жить.
Стрелки на его часах показывали без четверти три. Вполне прилично и уехать.
– Не терпится, Карлос? – с понимающей улыбкой спросил один из его друзей.
– А кто его осудит? – заметил другой. – От такой женщины у любого кровь в жилах закипит. Она великолепна, Карлос.
– Да, в самом деле великолепна, – согласился он, улыбкой прикрывая нервозную неуверенность: сумеет ли удержать Присциллу в своей жизни?..
Большинство гостей разгулялись и скорее всего останутся до рассвета, рассудил Карлос, но их уход извинят и примут с пониманием. В конце концов, позади у них долгий, богатый событиями день. И к тому же сегодня ночью они, можно считать, победили на прямых выборах.
Члены семейства Арбэлоэс вели себя тактично и ушли всего полчаса назад. Сеньор Энрике, похоже, готов забыть о расторгнутой помолвке и использовать свой авторитет главы рода, чтобы не допустить разрыва между семьями. А если и придется объясниться, то это произойдет за закрытыми дверями, а не здесь, прилюдно. Сохранить лицо также важно, как и сохранить выгодные деловые отношения. Карлос рассчитывал на это: Энрике Арбэлоэс был известным прагматиком.
Присцилле не нужно будет опасаться остракизма или проявления снобизма со стороны местной элиты. Напротив, за прошедшие несколько часов ей выказали только восхищение и доброжелательность. По крайней мере, с этой стороны теперь все в порядке, удовлетворенно решил Карлос.
Реакция гостей на известие о скорой женитьбе на Присцилле Деламбр превзошла все его ожидания. Не то чтобы это было крайне важно для Карлоса. Но оказаться в изоляции в такой значительный момент жизни не каждому по силам.
А Присцилла? Ее согласие – вынужденное или искреннее? Что ждет его за дверями фамильного особняка? Она обещала поддержать его этой ночью и сдержала слово. Хотя, судя по ее темпераментному поведению во время танца, Карлос чувствовал, что здесь было нечто большее, чем простая поддержка. И это позволяло ему надеяться. Вряд ли Присцилла стала бы вести себя так возбуждающе чувственно, если бы не испытывала влечения к нему.
Но, с другой стороны, она могла его заводить из желания отомстить за прошлое. Хотя потом он не заметил в ее поведении ни намека на злость или раздражение. Она была сердечна и приветлива во время всех представлений. Вела себя раскованно и добродушно шутила с ним. Улыбалась, смеялась – словом, давала ему все основания верить в реальность их союза.
Или Присцилла послушно играла роль, полагая, что он ожидает от нее именно этого? Возможно, ее поведение диктовалось желанием доказать самой себе, что она ровня ему, независимо от того, думает ли об их совместном будущем или нет. Однако Карлос надеялся, что думает…
Вальс закончился. Карлос отошел от друзей, подчиняясь непреодолимому желанию быть рядом с любимой. Да, «великолепна» самое подходящее слово для нее. Под руку с Хосе Антонио она шла навстречу ему в красном платье, подчеркивающем ее восхитительную женственность. Волосы струились словно поток солнечного света, живое лицо отмечала печать яркой индивидуальности.
Все в ней находило отклик в его душе. Более того, Присцилла пробуждала скрывавшегося в нем пещерного человека. «Я должен завоевать эту женщину, она будет моей!» – мысленно твердил он себе. Он подал ей руку, и она без колебаний вложила в нее свою, хотя улыбку – подарила брату, отчего у Карлоса внутри все перевернулось.
– Спасибо, Хосе Антонио, – звенящим от возбуждения голосом произнесла она.
– Мы уезжаем сейчас, – заявил Карлос. Живший внутри него пещерный человек настаивал на этом. Он ни минуты больше не в состоянии был делить ее с кем бы то ни было, даже с братом. – Ценю твою поддержку, Хосе Антонио, – добавил он, искренне благодарный брату за его достойное поведение на приеме.
Хосе Антонио подмигнул ему с пониманием.
– В следующий раз, когда задумаешь дергать богов за бороды, делай это с большими предосторожностями. – Он поднес к губам руку Присциллы, которую не выпускал во время разговора с братом, причем сделал это с исключительной галантностью. – Прости, если я чем-нибудь обидел тебя. На самом деле я рад приветствовать в твоем лице нового члена нашей семьи. Ты оказываешь честь моему брату, соглашаясь стать его женой.
– Ты так любезен, – ответила она, оставив у Карлоса впечатление, что в ее словах не было подвоха.
Отпустив наконец руку Присциллы, Хосе Антонио серьезно посмотрел на брата.
– Не уходи, не поговорив с матерью. Это она первой начала аплодировать после того, как Присцилла приняла предложение выйти за тебя замуж.
Карлос искренне удивился:
– Я подумал, что это был ты.
– Нет, начала она, я только присоединился.
– Спасала свое лицо, – заметил Карлос с сарказмом. Хосе Антонио пожал плечами.
– Мама публично встала на твою сторону. Это может значить больше, чем ты думаешь.
– Посмотрим, – неохотно ответил Карлос. – Спокойной ночи, Хосе Антонио.
– Спокойной ночи.
Карлос помахал рукой приятелям и повел Присциллу к выходу в галерею, молясь, чтобы не столкнуться еще раз с матерью. Зачем рисковать, вдруг она скажет что-нибудь неприятное его избраннице. И все испортит.
– Я понимаю это так, что заседание суда откладывается, – сухо заметила Присцилла.
Сердце Карлоса сжалось. Значит, она все-таки играла роль!
– Надеюсь, ты поняла, что справедливость восторжествовала? – спросил он, желая встретиться с ней глазами.
Она искоса бросила на него насмешливый взгляд.
– Было бы ловко, если бы ты вынул из кармана розовый бриллиант.
Ловко… Да уж, тогда бы она могла определенно обвинить его в игре. Хотя для него это и было игрой, только чистой и простой. Самой крупной игрой его жизни. И Карлос пока не знал, чем она закончится, эта его игра.
– Правильно, что я выбрал для тебя изумруд? – спросил он умоляющим тоном, надеясь хотя бы на намек.
Уголок рта иронически изогнулся, когда Присцилла подняла левую руку и снова залюбовалась кольцом, которое он надел ей на палец.
– Весьма экстравагантный жест, Карлос, – сказала она лукаво. – Он окончательно убедил присутствующих, что ты говоришь правду.
Она не верит ему! Вот и конец! Что еще он мог сделать, что сказать? Может, его план был обречен на неудачу с самого начала? Господи, как он стремился к ней! И неужели сейчас позволит ей уйти из его жизни? Карлос лихорадочно подсчитал, сколько времени у него осталось до отъезда в аэропорт. Он должен заставить каждую минуту работать на себя.
– Я говорил правду, Присцилла, – тихо сказал он, – Я считал, что это – единственный способ доказать, что ты можешь положиться на мое слово. В сложившихся обстоятельствах мне казалось, что поступки более убедительны, чем слова.
Он почувствовал, как ладонь, спокойно лежавшая в его руке, сжалась в крепкий кулачок. Голова мотнулась в отрицательном жесте. Она отказывается от него! – решил Карлос и лихорадочно стал искать способ заставить ее открыться, поверить ему.
В этот момент проход в галерею им загородила Элда Регина. Карлос мысленно выругался: опять она вмешивается! Если бы вот так же не стала у них на пути два года назад…
– Карлос, Присцилла… вы уже уходите?
– Полагаю, ты не собираешься снова помешать нам, – грубо ответил Карлос, ему было не до дипломатии. Глаза у пожилой женщины были усталые, лицо осунулось, но эти приметы пережитого стресса не тронули сына. Причиненные ею страдания были слишком глубокими. Элда Регина коснулась руки Карлоса – проявление нежности, не характерное для нее. Но и на этот ее жест он не ответил. Два года… два года мучиться по ее милости! И если он сейчас окончательно потеряет Присциллу…
– Прости меня, я была не права, – неожиданно сказала Элда Регина, и взгляд ее метнулся к Присцилле. – Умоляю… не отнимай у меня сына!
Снова намек на Деметрио… Карлос с ожесточением стиснул зубы, подавляя яростную волну сопротивления. Неужели мать никогда не сможет понять, что ему необходимо освободиться от этого заклятия, тяготеющего над его жизнью?
– Я никогда не сделаю этого, сеньора де Мелло. Поверьте мне, – искренне ответила Присцилла.
Ну вот, сейчас она уйдет, оставит его, как уже однажды сделала, с горечью подумал Карлос.
– Ты заставил меня устыдиться своих поступков.
Робкое смирение вызвало у Карлоса беспокойство. Он пристально пригляделся к матери, не зная, что и подумать. То ли это очередная уловка, чтобы вернуть себе его расположение. То ли искреннее выражение раскаяния. Мать как будто постарела, появились морщинки, которых он не замечал раньше, – признаки усталости и слабости. Они поразили Карлоса с такой силой, что все его раздражение мгновенно прошло.
– Надеюсь, ты найдешь в своем сердце… прощение для меня… со временем. – Элда Регина говорила запинаясь, словно шла по незнакомой тропе, конца которой не было видно.
– Хосе Антонио сказал, что вы зааплодировали, когда я приняла предложение Карлоса, – произнесла Присцилла с легкой вопросительной интонацией.
Хочет убедиться, что это правда, удивился Карлос. Зачем ей это нужно?
– Это было… то немногое, что я могла сделать, – последовал полный раскаяния ответ. – Я не думала… Нет, я не допускала даже мысли, что Карлос полюбит… способен полюбить тебя с такой силой. – Элда Регина оглянулась на сына, откровенно умоляя его о прощении. – Пожалуйста, поверьте мне сейчас! Я желаю вам обоим… большого счастья.
В сущности, наперекор собственному желанию, Карлос оказался тронут… Может быть, взаимопонимание с матерью станет возможным, если она наконец поймет, что он не послушный инструмент в ее руках…
– Спасибо вам, – пробормотала Присцилла.
Обмен любезностями под конец? Карлос попытался преодолеть одолевавшие его сомнения.
– Поговорим в другой раз, мама, – пообещал он довольно бесцеремонно. – А сейчас извини нас.
Элда Регина де Мелло стушевалась и, покорно кивнув, отошла в сторону.
– Попроси Хосе Антонио не оставлять ее одну, – шепнула Присцилла.
Карлос озадаченно посмотрел на нее – надежда боролась в нем с недоверием. В красивых зеленых глазах он неожиданно увидел заботу, сочувствие, желание помочь женщине, принесшей ей столько горя!
– Сейчас же, пока мы не ушли! Пожалуйста! – настаивала Присцилла.
Карлос посмотрел в ту сторону, где они оставили Хосе Антонио. Как оказалось, брат следил за ними. Кивком головы Карлос указал ему на мать. Этого оказалось достаточно. Хосе Антонио поднял руку, давая понять, что все будет в порядке, и направился к матери.
Увидев сомнение в глазах Присциллы, он криво усмехнулся.
– Он сделает все, что нужно, – заверил ее Карлос.
Присцилла улыбнулась в ответ.
– Не забывай: она твоя мать.
– А ты? Ты – моя невеста, Присцилла?
Ресницы ее дрогнули и опустились. Улыбка исчезла с лица, и Присцилла вздохнула. Карлос затаил дыхание.
– Давай уйдем отсюда.
Она не сказала «нет»!
– Машина с шофером ждет у подъезда.
Присцилла скользнула по нему ироническим взглядом.
– Какая расторопность!
Он с облегчением рассмеялся. Затем – обвил ее руку вокруг своей и повел к выходу. Она не отвергла его завуалированное предложение остаться с ним наедине. У него в запасе несколько часов, чтобы завоевать ее снова.
Еще пять минут, уговаривал себя Карлос, садясь в машину рядом с Присциллой. Желание схватить желанную женщину, посадить на колени и крепко прижать к своей груди, чтобы дождем страстных поцелуев смыть все ее сомнения, распирало его. Это было бы вполне в его духе, но почему-то сейчас казалось неуместным, особенно в машине. Еще немного, и водитель доставит их домой. А тогда уж его не остановить. Если только Присцилла…
Карлос глубоко вздохнул и посмотрел на свою спутницу, стараясь угадать в ней признаки такого же нетерпения. Взгляд Присциллы был обращен на дом, от которого они отъехали. Она не отрываясь смотрела на него, пока они не достигли резных чугунных ворот. Обеспокоенный, как бы этот символ непомерного семейного богатства вновь не стал барьером между ними, и полный решимости смести все преграды, Карлос схватил Присциллу за руку. Она резко повернулась к нему, но взгляд ее сохранял отсутствующее выражение. У Карлоса на душе опять заскребли кошки. Казалось, он был готов отдать все, лишь бы узнать, о чем она думает, что творится в ее душе. Но вот выражение лица Присциллы изменилось – теперь она доверчиво и серьезно смотрела на него.
– Понимаешь, Карлос, в нашей семье не было трагических столкновений, поэтому я не смогла в полной степени оценить всю тяжесть положения, в котором ты оказался. – Она сжала его руку. – Как бы ни было трудно, я рада, что сегодня все вышло наружу. Думаю, всем вам на благо. И мне тоже. На вашем примере я поняла, что вещи в своей сути не всегда такие… какими кажутся на первый взгляд.
Умиротворение снизошло на него. Никакого подвоха в ее маленькой речи Карлос не заметил.
– Что ты имеешь в виду?
Присцилла пожала плечами.
– Я относила на счет снобизма то, что твоя мать отвергала меня. Мне казалось, что она никогда не изменит своего отношения ко мне. Оказалось, дело было не в снобизме, тут причины более глубинные…
– Все дело в ее властности, Присцилла, – дополнил ее мысль Карлос.
Она кивнула.
– Пожалуй, теперь я это понимаю. – вдруг с беспокойством взглянула на него: – А как ты думаешь, со стороны семейств Арбэлоэс последует ответный удар?
– Сомневаюсь. В любом случае они мало что могут сделать нашей компании. Для них мы неуязвимы. Возможно, какие-то сделки не состоятся, но это не изменит ситуации в целом.
Удовлетворенно вздохнув, Присцилла посмотрела на свою руку, что покоилась на колене, и снова залюбовалась подарком. Даже в тусклом свете изумруд и бриллианты сверкали и переливались, когда она шевелила пальцами.
А Карлоса внезапно вновь одолели сомнения. Что, если она собирается снять кольцо и вернуть ему?
– Прошлой ночью я решила, что все кончено… Что уже ничего между нами не может быть, – тихо сказала Присцилла, не отрывая взгляда от кольца, словно раздумывала, по праву ли оно занимает место на ее пальце.
Лицо Карлоса исказила гримаса боли. Как сильно ему хотелось повернуть время вспять и все сделать по-другому! Прошлой ночью он мог бы услышать от нее правду, если бы дал ей малейшую возможность и открыл бы ей… Что открыл? Его любовь к ней была погребена под таким слоем перегоревших страданий, ярости и отчаяния, что чудилось, будто ее и не существовало вовсе. Так почему же теперь она должна поверить ему?
Он растерянно искал приемлемый для нее ответ. Но ничего не приходило в голову. Хотелось только обнять ее, но вряд ли это поможет. Да и слова не помогут. Он должен доказать ей… заставить понять, что творится с ним. Все не так, как прошлой ночью. Все должно быть абсолютно по-другому.
– Ты мог бы объяснить мне… – снова заговорила она, выводя Карлоса из глубокой задумчивости. – Прошлой ночью ты… – Голос ее прервался, опустившиеся уголки губ придали трагическое выражение лицу. – Ну, тому было много причин, не так ли?
– Нет! – вырвалось у Карлоса с горячностью отчаяния, напряжение достигло взрывной точки. – Господи, Присцилла! Посмотри На меня!
Она послушалась. В ее широко распахнутых глазах он увидел вопрос, словно отражение его собственного.
– Я ненавидел тебя прошлой ночью, Присцилла. Эта ненависть созрела за два этих проклятых года пустоты, когда я страдал без той любви, которая, как мне казалось, су ществовала между нами. Сегодня, когда я окончательно понял, что за чувства объединяли нас… – Карлос задохнулся. Но, сделав усилие, заговорил опять, чтобы высказать все, что мучило его: – Я готов сделать что угодно, лишь бы вернуть ее. Что угодно! Ты слышишь меня?
Присцилла смотрела на него как завороженная. Но тут «мерседес» остановился. Карлос не мог больше ждать ни секунды и выскочил из машины, чтобы опередить шофера. Он бы сбил с ног любого, кто осмелился бы открыть дверцу для Присциллы. Не колеблясь, он сгреб ее с сиденья и прижал к груди. Живущий в нем дикарь вырвался наружу… Его женщина! И ничья больше!
– Не говори ничего, не надо… – услышал Карлос собственный хрипло бормочущий голос, пока нес ее к дверям своей квартиры.
Теплое дыхание защекотало ему ухо, когда она обвила руками его шею.
– Сегодня я могу обнимать тебя?
– Да, – выдохнул он. – Обнимай меня, сколько хочешь, как хочешь.
– Никаких ограничений?
Кажется, она поддразнивала его. Или ему показалось? Неважно.
– Никаких, совсем никаких! – подтвердил он. – Держись, мне надо достать ключ.
Карлос с радостью бы вышиб дверь, но остаток здравого смысла подсказал ему, что она слишком солидная и ему не по силам. Присцилла, кажется, не имела ничего против, когда он перекинул ее через плечо, чтобы нашарить ключ в кармане. Только начала смеяться.
Смех был хорошим признаком или плохим? Сердце его билось с такой силой, что его удары, отдаваясь в висках, мешали мыслить трезво. Он вставил ключ в замочную скважину – и еще одного барьера не стало. Они внутри. Пинком ноги Карлос закрыл дверь в остальной мир.
– Отпусти меня, Карлос, – попросила Присцилла, задыхаясь от хохота.
– Сейчас. – Он устремился в спальню.
– Только не в постель, – выговорила она более отчетливо.
– Нет? – А ему казалось это самым подходящим для них местом.
– Поставь на ноги. Сейчас же! – приказала она, вырываясь из его рук.
Хоть и противно это было разбушевавшемуся инстинкту, но Карлосу удалось-таки сдержать себя и не рухнуть вместе с ней на кровать. На ноги он ее поставил, но убирать руки с талии не стал. Если уж не дал своей Золушке убежать с бала одной, то и теперь не отпустит.
– Я не хочу, чтобы ты порвал мое платье, – объяснила Присцилла.
– Куплю тебе другое.
– Нет, это платье особенное. Включи свет, Карлос.
– Свет, – повторил он эхом, размышляя над тем? Что «особенное» – это хороший признак. Значит, можно и отпустить. На несколько секунд. Только чтобы включить свет.
Прекрасные зеленые глаза Присциллы искрились весельем, дразнили плутовским озорством.
– Теперь моя очередь раздевать тебя, – заявила она подчеркнуто решительно. – Ведь прикосновения разрешены.
Все правильно. Только так и должно быть между ними. Можно ничего не скрывать и быть самим собой. Вот она – волнующая, полная свобода!
– Да, – сказал он, зная, что улыбается так же, как она.
Их мысли и желания в точности совпадают… Никаких барьеров, никаких запретов. Ничто не отделяет их друг от друга… кроме одежды.
– А что, если по очереди? Мой галстук – твои цепочки, мой пиджак – твое платье. – Карл освопросительно вздернул бровь, гля дя на нее. – Так будет намного быстрее.
Присцилла опять засмеялась и начала развязывать его бабочку.
– Я не хочу быстро, Карлос. Хочу наслаждаться каждым мгновением.
Неожиданно до него дошло. И хотя ему очень хотелось услышать это от нее, он выпалил сам:
– Ты по-прежнему любишь меня. – Фраза прозвучала не вопросом, а утверждением, потому что какой смысл спрашивать, когда ощущаешь на себе руки любимой, смотришь ей в глаза и все в тебе поет от счастья.
Присцилла вздохнула с притворным сожалением.
– Похоже, прилепилась я к тебе. Уж не знаю, на беду свою или на радость. Но если ты задумал отобрать у меня кольцо…
– Я хочу, чтобы ты произнесла это, Присцилла, – прервал ее Карлос, сгорая от нетерпения услышать слова, которые были необходимы ему для полноты счастья.
Присцилла вытащила галстук из-под воротничка, сплела пальцы у него за шеей, подняла ресницы и произнесла:
– Я люблю тебя, Карлос Рикардо де Мелло. Другого любимого мужчины у меня не было и никогда не будет.
Это обещание она донесла на своих губах до его губ. И в сердце Карлоса словно произошло извержение огненной лавы, когда они слились в поцелуе, за которым последовал еще один и еще… С жадностью изголодавшихся они накинулись друг на другу, возрождая понимание, разгоняя последние теневые завесы над любовью, которая больше никогда не окажется во власти мрака.
Он был прекрасен, опьяняюще прекрасен… Видеть его тело, ощущать его кожей, вдыхать его запах… Присцилла чувствовала, как все ее существо переполняется счастьем. Ее мужчина, ее половина во всех смыслах этого слова… Это было единение такого рода, о котором она мечтала прошлой ночью, в котором отдавать и получать равно восхитительно. Они испытывали исступленный восторг любить и быть любимыми, острое наслаждение от прикосновений. Не только физически, глубинный процесс удивительного слияния происходил в их сердцах, мыслях и душах.
Было что-то невероятное, исключительное в той стремительности, в которой возрождалось все разрушенное два года назад – не находившие отклика их насущные потребности и желания, их надежды и мечты. Словно их чувства друг к другу застыли в ожидании, попав в ловушку искривленного времени, чтобы теперь, чудесным образом ожив, вырваться на волю.
Когда он медленно вошел в нее и лицо его склонилось к ее лицу, оба испытали волшебное чувство предельной близости. В глазах их отражался взаимный восторг. И это тоже было чудом – ей послушался небесный голос, его голос, который прошептал: «Присцилла», словно пробуя имя на вкус. А в затуманенном мозгу Присциллы билось: «Карлос… Карлос… Карлос».
Это были и свет, и радость, слившиеся в ритме движения, который стал праздником жизни для них двоих. Она обвила его тело ногами, движимая ликующей одержимостью, и выгнулась навстречу… Началось пиршество любви, где формальная сторона их отношений не имела никакого значения.
Потом не было никаких мыслей, только ощущения, мощные наплывы ощущений, уничтожавшие все, кроме чувства их единения. Пульсирующий поток чувственности словно зажил самостоятельной жизнью, подчиняя их себе, унося к вершинам совершенного наслаждения…
– Благодарю тебя, – шепнул Карлос, в изнеможении опускаясь рядом с Присциллой. – Благодарю за то, что ты есть и что ты меня любишь.
– Иначе и быть не могло, – прошептала она, чувствуя это как нечто неизменное, истинное, вечное. – Без тебя, Карлос, я жива только наполовину.
– И я без тебя. – Он приподнялся на локте. В его темных любящих глазах светилась нежность. – Где бы ты предпочла жить в будущем, в нашем с тобой будущем, Присцилла? Если хочешь, чтобы я переехал в Канаду…
– Нет! – Она была потрясена подобным самопожертвованием. – Твоя жизнь здесь, Карлос. Я счастлива остаться с тобой.
К тому же она обещала его матери не лишать ту сына. Она не могла усугублять ее горе, увезя Карлоса от всего, что было так дорого Элде Регине.
– А как же твои родные? – мягко напомнил он ей.
Присцилла немного помолчала, зная, что будет скучать без них, и мысленно сетуя на разделяющее их расстояние. Но, к счастью, они живут не в каменном веке. И самолеты давно уже изобретены.
– Мы могли бы навещать их, как ты думаешь? – с надеждой спросила она.
Карлос улыбнулся.
– Так часто, как тебе этого захочется, любовь моя. И конечно же я прилечу в Канаду, чтобы познакомиться с твоими родителями и обсудить с ними план нашей свадьбы.
– Договорились, мистер Плановик, – поддразнила она его. – И что у тебя дальше по графику?
Он ухмыльнулся.
– Ну, поскольку я очень скоро должен буду отвезти тебя в аэропорт, где томится в ожидании своей сестры Робер, то…
Карлос намеревался сдержать обещание, и это было правильно. Но им оставалось так мало времени побыть вместе теперь, когда…
– … то полагаю, что мог бы последовать за вами на следующей неделе.
Легкий приступ разочарования тут же сменился радостью. А это еще более правильно, удовлетворенно подумала Присцилла.
– Ты за это время успеешь подготовить родных, – продолжал он излагать свой план. – Да и мне нужно время разобраться со своими.
– Я полагала, что твоя мать согласилась на нашу свадьбу, – напомнила она ему.
Карлос кивнул.
– Я просто хочу убедиться, что все будет улажено до мелочей прежде, чем мы вернемся с тобой обратно.
Присцилла лукаво улыбнулась.
– Значит, ты намерен лететь в Канаду, что бы похитить меня, да?
Глаза его сверкнули.
– Одну неделю без тебя я еще могу выдержать. Но с условием, что всю оставшуюся жизнь мне не придется терять впустую время без тебя. Обещаешь? – И он поцеловал ее долгим, нежным поцелуем.
– Обещаю, – томно произнесла Присцилла, счастливая от сознания того, что именно она делает жизнь Карлоса столь на полненной.
Вот так они провели оставшиеся до отъезда в аэропорт часы. Когда они присоединились к туристической группе в здании аэровокзала, сияние, исходившее от них, было для Робера и остальных подобно неоновому объявлению, извещавшему о появлении в мире двух влюбленных.
Никто не обращался к Присцилле с просьбами или расспросами. Их с Карлосом оставили наедине, чтобы не мешать попрощаться перед разлукой. Правда, недолгой. Их клятвы были такими же настоящим и твердыми, как изумруд и бриллианты в кольце на пальце Присциллы.
– Целая долгая, бесконечно долгая неделя, – с тоской произнес Карлос, когда настало время идти на посадку.
– Я встречу тебя в аэропорту Оттавы, – пообещала на прощание Присцилла.
– Я буду звонить тебе каждый день! – заверил ее Карлос. – Да, да.
Пора было идти. Последний короткий поцелуй – и она побежала догонять остальных. Ноги ее так и просились исполнить фантастические па танго, потому что, улетая в Канаду, она на самом деле возвращалась к Карлосу, возвращалась в Венесуэлу, возвращалась к любви всей своей жизни.
В их жизни больше не останется места пустоте. Впереди заключительная сцена спектакля, режиссерами и главными исполнителями ролей которого были они сами.


– Объявляю вас мужем и женой.
Наконец-то, подумал Карлос, охваченный чувством Триумфа. Свершилось! Три месяца он ждал этого события, три месяца считал дни, каждую минуту беспокоился, проверял, все ли готово к свадьбе. Теперь он мог вздохнуть свободно. Они с Присциллой обвенчаны, их совместное будущее гарантировано. Оно подтверждено подписями свидетелей и скреплено обручальными кольцами.
Переполненный до краев бурной радостью, он повернулся, чтобы поднять фату с лица новобрачной. В прекрасных зеленых глазах Присциллы блестели слезы. Карлос вспомнил: точно такие же стояли в ее глазах, когда он делал ей предложение в присутствии тех же людей, которые сейчас заполняли церковь. Но теперь у него не возникло сомнений, он знал, что за чувства прячутся за этими слезами. Любовь, радость, счастье.
– Можете поцеловать новобрачную.
Карлос привлек ее к себе. Сердце моего, сердца, подумал он и поцеловал, испытав восхитительное чувство завершенности. Муж и жена не только по имени, но и по существу. До конца своих дней они будут дорожить друг другом и ценить все, что подарила им судьба.
– Я люблю тебя, Присцилла, – шепнул он, оторвав губы от ее губ.
– Я люблю тебя, Карлос Рикардо де Мелло, – ответила она, испытывая восторг от одного звучания этого имени, словно оно было каким-то волшебным.
– Ну что, сеньора де Мелло, – обратился он к ней, – готовы ли вы предстать миру моей женой?
Ее «да» прозвучало музыкой для Карлоса. И вот она стоит рядом с ним, как и положено, справа. Верность, доверие, любовь, преданность, безграничная поддержка – он не сомневался, что этими богатствами отныне они располагают в полной мере. Надо только быть честными друг с другом и не забывать урок, что преподала им жизнь.
Даже сейчас воспоминание о пережитом доставляло боль им обоим. Но с этого дня в их жизни не будет больше места боли, пусть она остается в прошлом. Сегодня у них начинается новая жизнь.
Прежде чем направиться по проходу, Карлос с гордым видом счастливого новобрачного положил ладонь Прйсциллы на сгиб своей руки. Хосе Антонио и Робер встали рядом с ним. Жена Робера, Аделин, и его юная кузина Мадлен подхватили шлейф великолепного свадебного наряда новобрачной.
Элда Регина поднялась с передней скамьи, вид у нее, как всегда, был величественный. Карлосу пока еще трудно было простить ей те два года, которые она отняла у них с Присциллой.
«Теперь понимаешь? – мысленно говорил он ей. – Вот как правильно. Вот как хорошо. Вот как все должно происходить между мужчиной и его женщиной».
Она улыбнулась и чуть заметно кивнула, словно услышала его мысли. Теперь Элда Регина одобряла выбор сына, и шрам от раны, нанесенной ею, скоро, возможно, исчезнет. Карлос понимал, что им еще не раз придется столкнуться, однако в главном он победил. Элде Регине де Мелло пришлось смириться с тем, что не все обязаны подчиняться ей. За богатство и положение в обществе любви не купишь. Карлос надеялся, что она усвоила эту простую истину.
Но сейчас подобные мысли были неуместны. Он и Присцилла поженились. Теперь они навсегда вместе. Если будут трудности, они справятся с ними. Если у них возникнут разногласия, они обсудят их и придут к согласию. Ничто не разлучит их снова.
Карлос – обратил свой взгляд на родителей Присциллы, которые тоже поднялись со своей скамьи. Они благословили их без всяких оговорок. Того, что Присцилла любит его, было достаточно, чтобы дать согласие на свадьбу. Карлос понял, что всегда будет благодарен им за доверие, и поклялся в душе сделать их дочь счастливой…
Заиграл орган, наполняя церковь мощными торжественными аккордами. Карлос крепче прижал к себе руку Присциллы и двинулся вперед по проходу навстречу жизни, которую им придется строить вместе. «Нас ждет светлое будущее», – думал Карлос, наблюдая, как Присцилла раздаривает ослепительные улыбки гостям, мимо которых они проходили. Она покоряла их так же, как покорила некогда его… Так было, так будет всегда.


Читать онлайн любовный роман - Когда влюблен - Уорнер Элла

Разделы:



Ваши комментарии
к роману Когда влюблен - Уорнер Элла



Да,издательство Панорама просто штампует клоны.Интересно на это действие не распространяются законы о нарушении авторских прав?
Когда влюблен - Уорнер ЭллаПоли
18.03.2012, 8.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100