Читать онлайн Его выбор, автора - Уорнер Элла, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его выбор - Уорнер Элла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его выбор - Уорнер Элла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его выбор - Уорнер Элла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уорнер Элла

Его выбор

Читать онлайн


Предыдущая страница

15

– Нет! – Слово вырвалось из самых глубин женского сердца. Катрин яростно замотала головой. – Ты не мог сделать ничего дурного маленькому мальчику… Ты не мог погубить Рона! Я не верю в это!
Он смотрел на нее с болью.
– Конечно… Господи, неужели я способен на злодейство! Дело в другом. Понимаешь, я все время думал о тебе, жалел, мечтал изменить твою судьбу. Хотел раз и навсегда покончить с этой невыносимой игрой.
– Ты имеешь в виду меня и Гордона?.. Наш с ним брак?.. С этим ты хотел покончить?
– Да. Понимаешь, до поры до времени у меня и не было нужды покрывать измены Гордона. Но когда я узнал… Невыносима была сама мысль о том, как человек унижает тебя… Но что я мог? Говорить с ним? Бесполезно. Он уже стал чуть ли не гордиться передо мной своими победами и с удовольствием принял бы мои протесты за зависть. И тут я понял, что способен изменить законам мужской дружбы, если эти законы оборачиваются болью для тебя. Но что было делать? Поставить тебя в известность? Это значило бы потерять навсегда даже мечту о нашей возможной близости. Посчитал, что единственно возможное – дать самой жене убедиться в предательстве мужа. Тогда бы ты ушла от него… И возможно, это стало бы первым шагом навстречу мне. Я жил мечтою о нашем с тобой общем будущем.
– Да, я не простила бы тебе твоих откровений, ты прав… Но… Вы же считались друзьями. И ты мог…
– Мог! Он не любил тебя, вот в чем дело. Его устраивало, что отвоевана навсегда такая женщина, как ты. Ах, какая престижная жена! Но тем слаще ему казались измены, чем больше унижали твое достоинство. Поверь, он был не достоин тебя! Желание восстановить справедливость, может быть поначалу именно это, стало отправной точкой моих рассуждений. Но личный интерес снижал пафос задуманного. Вот в таком я находился состоянии, когда созрел мой план.
– Джеф, мне понятны твои чувства…
Катрин тщетно искала оправдание действиям любимого. Размытый образ из прошлого и реальный, страдающий человек, стоящий перед ней… Ей дороже нынешний, и его хотелось утешить, оградить от безжалостных самооценок, но вмешивался тот, прежний, настаивал на полной ясности, требуя сурового приговора.
Резким жестом мужчина показал, что не желает быть оправданным до выяснения истины. Крепко сжатый кулак сильно и звучно ударил в ладонь другой руки– Джеф будто подкреплял нелегкую правду трудно рождающихся слов.
– Каждый раз, когда он принимался расписывать приключения с новой женщиной, мне хотелось… уничтожить его. Меня убивала твоя терпимость. Я объяснял ее тем, что, видимо, ты не догадываешься о похождениях мужа… Трудно представить себе, что человек знает об изменах и смирился с ними. Он множил свои подвиги. А моя любовь к тебе оставалась спрятанной, неразделенной. Ты молчала о своем горе.
– Я бы все равно ничего никогда не сказала тебе. Все, что происходит между мужем и женой, их личное дело.
– Личное дело! – Собеседник горько усмехнулся. – Это было публичное унижение, насмешка по отношению к обманутой. Я не знал, насколько трудно тебе. Мне же было просто невыносимо. Я не мог прийти к тебе. Иначе я попрал бы доверие Гордона… Честь… верность дружбе… называй это как хочешь… словом, я не мог этого сделать. Оставался только один шанс – ты должна была узнать все сама. Тогда появлялась надежда, что свою боль ты выскажешь мне. Что придешь ко мне. – В его глазах горела решимость. – Поэтому я устроил так, чтобы это случилось.
– Но ты же не собирался никому вредить. – Катрин все еще пробовала защищать его. От него самого. От себя.
– Собирался. Но… конечно же, не Рону. Только Гайсу!
– Господи, какая глупость! Из подобной затеи все равно ничего бы не вышло! В то время я ни за что бы не пришла к тебе.
Это была чистая правда. Ведь до недавнего времени у нее не оставалось сомнений, что Джеф ничуть не лучше своего дружка. И тем не менее ее тянуло к Джефу, что составляло причину особых переживаний. Друг мужа – предмет раздумий, желаний. Это же недостойно порядочной женщины!
– Я знал, что Гордон волочится за Сарой Картер. Прямо-таки проходу ей не давал. И именно потому, что та вовсе не намерена была вступать с ним в связь, категорически отказывала ему в его домогательствах. А такое не часто случалось с Гордоном.
Еще бы! Гайс был так красив и так прекрасно сложен, что женщины никогда не отказывали ему, с горечью подумала Катрин. Гордон никогда не допускал ни малейших сомнений в своих мужских достоинствах. Веселый участник сексуальных игрищ желал получать постоянные подтверждения своей неотразимости и силы.
– Я посчитал, что, если свести их вместе на несколько дней, Гордон не устоит и попытается еще раз соблазнить Сару Картер. А я сделаю все возможное, чтобы ты узнала об измене. Открыть глаза любимой женщине на мужчину, недостойного ее любви, – тогда мне казалось это единственным способом освободить тебя от наваждения, уберечь от дальнейших унижений, боли, страданий. Знаю, ты сейчас осуждаешь меня. Да что там! Я сам сужу себя судом собственной совести. Но, поверь, другого выхода не было. Я представлял себе, что буду обнимать тебя… утешать… и ты наконец поймешь… – Он сжал кулаки.
– А я возьми и откажись от поездки! Разрушила, значит, все планы, – сказала Катрин, далекая от того, чтобы судить его за прежние ошибки. Ее сердце сжималось. Если бы только этот человек знал, почему она не поехала в горы!
Джеф помотал головой, словно отгоняя мучительные воспоминания.
– Я так ждал, что ты приедешь… Так рассчитывал на это… – Он подошел к дивану, взял подушку, повертел ее в руках. – Гордон, вопреки ожиданиям, приехал с Роном. Без тебя. Сказал, что ты заболела… И я тоже как будто заболел. От разочарования. От угрызений совести. По отношению к Саре мое поведение выглядело попросту мерзким. Сара нравилась мне как человек. Интересный собеседник, хороший товарищ, толковый специалист. Несколько раз я даже встречался с ней. Но в те проклятые дни… я просто перестал обращать на нее внимание. А она ждала, что я… Словом, ну как бы это получше высказать… я не смог дать ей то, чего она хотела.
– Насколько можно догадаться, ты отказался спать с ней, – тихо подсказала Катрин. Джеф отбросил в сторону подушку.
– Да, я остался просто… приятелем. – Губы его скривились в усмешке. – Прямо скажем, не очень хорошим приятелем. Я больше занимался с Роном. Ведь он – часть тебя…
Да, и очень существенная часть меня, подумала Катрин. И снова ее охватила безысходная скорбь… Как же много она потеряла! Как рано оборвалась жизнь ее мальчика, ее сына…
– Это сильно задело гордость Сары, – продолжал мужчина усталым, безжизненным голосом. – Но рядом оказался Гордон, всегда готовый подобрать, что плохо лежит. Нельзя сказать, что я силой толкнул ее в объятия сладострастника. Но… много сделал для этого, пусть даже… с болью в сердце. Во всяком случае, свое отношение к Саре я никак не предполагал использовать подобным образом. Ведь я и не думал давать ей хоть какой-то повод считать меня своим потенциальным любовником. Не было явного предложения с ее стороны, и не было резкого отпора с моей. Да, сейчас я понимаю – женщину задело невнимание. Видимо, мое отношение к Рону было сочтено намеренным отказом от ее общества. Задним умом многое понимаешь. Но тогда я просто констатировал: мой план, пусть глупый, сорвался. Отдыхаем как можем. Горы великолепны. Малыш доволен. Ну и я тоже.
– Да стоит ли ее так уж оправдывать? Она знала, что Гордон женат, – напомнила ему Катрин.
Джеф положил руки ей на плечи.
– И все же причина во мне.
– Да что ты такое говоришь! Мужчина, подчеркну еще раз, женатый мужчина приехал в горы с ребенком. Неужели этого недостаточно, чтобы на время оставить свои любовные амбиции? Ведь речь идет о женщине, а уж кому, как не нам, обостренно чувствовать присутствие ребенка, предугадывать его возможную реакцию на поведение отца. Неужели ей было все равно, что мой сын заметит их? Неужели наплевать, что будет твориться в его маленьком сердце, если он вдруг увидит, как она развлекается с его отцом назло тебе?
Кровь отхлынула от лица Джефа.
– Все эти соображения не снимают вины с меня. Господи, ну что мне стоило утолить ее любовный голод? Взял бы да переспал с ней… если бы я хотя бы составил ей компанию… или если бы Рон остался рядом со мной, когда я налаживал снаряжение…
– Что же там все-таки произошло?
Тот глубоко вздохнул.
– Мы договорились, что я первым спущусь с обрыва. Меня это устраивало. Лучше побыть одному… а не оставаться наедине с Сарой… – Он замолчал, заставляя себя вспомнить точную последовательность событий. – В общем, я ушел. Гордон и Сара болтали около палатки. Рон играл с мячом. Я пошел к машине – в багажнике у меня лежали веревки и снаряжение. Довольно долго возился, собирал все, что надо. На сердце было очень скверно, поэтому я делал все очень медленно. – Он впился пальцами в плечи Катрин. – Мяч упал с обрыва. Рон громко звал отца и просил достать игрушку. Я собрал снаряжение, вышел из-за джипа и… увидел эту парочку. Они даже не позаботились закрыть дверь палатки. И Рон увидел их. Он бросился на них с кулаками… Кричал: «Она не моя мама!»
– О Господи! – Слезы хлынули из глаз несчастной женщины.
– Рон выбежал из палатки, Гордон бросился догонять его, но споткнулся о камень и упал. Рон как слепой мчался прямо к обрыву. Я кричал ему, но мальчик ничего не слышал. То, что он увидел, оказалось для него… непереносимым. Я кинулся за малышом. Гордон поднялся и тоже побежал. Отец оказался ближе к Рону, чем я. Бежал изо всех сил, кричал, умолял сына остановиться. Но тот все бежал… не разбирая куда… и упал с обрыва… а отец… Гордон прыгнул за ним, как будто мог поймать его на лету и спасти.
Катрин еле добралась до кресла. Рыдания сотрясали женщину. Джеф опустился на пол у ее ног. Он крепко обнимал ее за плечи, прижимая к груди.
– Пожалуйста, продолжай, – умоляла она, безуспешно пытаясь остановить потоки слез. – Скажи мне… что было дальше. Мне нужно знать.
С тяжелым вздохом мужчина выпустил ее из объятий, поднялся, сел на софу напротив. Наклонившись вперед, устремил на Катрин взгляд, полный сочувствия и любви.
– Остальное вспоминается не так четко. Помню, мне пришлось ударить Сару по щеке, чтобы прекратить истерику, я… Я думал только о тебе. Нужно было быстро, до приезда спасателей, что-то придумать. Я сказал Саре, как надо отвечать на вопросы. Та кивала: да, она единственный свидетель. Мол, почти ничего не видела. Ни она, ни Гордон тут ни при чем. Согласились, что скандала быть не должно. На веревках я спустился вниз с обрыва и на дне нашел их тела. Они… лежали рядом. Руки Гордона, казалось, обнимали сына. Им уже ничем нельзя было помочь.
Катрин закрыла глаза.
– Гордон любил Рона, – с трудом выговорила она. Ей очень хотелось, чтобы все так и было… чтобы они обнимали друг друга, пока не пришел конец. – Он был… неплохой отец, поверь мне.
– Если бы он так не относился к тебе… его можно было бы считать хорошим человеком.
Женщина тщетно пыталась бороться с новым потоком слез.
– До этого мгновения я не осознавал, – продолжал Джеф, – как сильно Гордон любил Рона. Я знал, что он гордится им… и тобой он тоже гордился. Но я не предполагал, что он не сможет пережить потери сына.
Катрин покачала головой. Дело не только в этом. Во многих отношениях жена знала Гордона куда лучше, чем кто-либо другой. Она глубоко вздохнула. Пришло время правды. Абсолютной правды. Нельзя останавливаться. Человек один нес бремя вины, хотя виноваты были все. В том числе и она. Да, да – и она тоже.
– В том, что Гордон прыгнул с обрыва за Роном, выразилась не только его любовь к сыну. Я в этом уверена. Гордон не смог бы жить, зная, что Рон погиб из-за него. Ему пришлось бы отвечать передо мной. И это был бы конец всему, что для него имело какой-то смысл. Именно так! Конец всему! Думаю, он успел понять это. Интуитивно, но понял.
Джеф размышлял над ее словами, потом медленно кивнул.
– Возможно, ты права. И все-таки, если бы я взял на себя Сару…
– Если бы я тогда поехала, если бы Рон остался со мной дома… Если бы, если бы…
– Но ты же заболела.
– Я не болела.
Ответом был его недоумевающий взгляд из-под нахмуренных бровей.
– Просто притворилась больной. Потому что не хотела ехать. Я не могла выносить…
– Но тебе же нравилось жить в палатке. Ты же всегда любила горы, природу…
Краска смущения залила милое заплаканное женское лицо.
– Но с нами должен был поехать ты. На все выходные. Ты жил бы в соседней палатке с… женщиной. А Гордон… стал бы домогаться меня. А я бы думала про тебя с другой женщиной… в другой палатке… Когда я спала с Гордоном, я представляла тебя на его месте и ненавидела себя за это. Не могла больше выносить собственную… безнравственность. Меня просто мутило от подобных мыслей. Отсюда и твердое решение: не поеду! Пришлось притвориться больной!
– Не могу понять, зачем было притворяться? Ведь могла просто сказать, что не хочешь…
– Ох, ну пожалуйста, не перебивай, выслушай меня!
Его губы дрогнули.
– А поскольку я сказалась больной, Гордон посчитал невозможным оставлять со мной Рона. Сказал, чтобы я поправлялась, отдыхала и не беспокоилась о сыне. Мол, Рон может заразиться. Для мальчика – так сказал муж – даже хорошо побыть некоторое время с отцом и дядей Джефом. Мол, будущему мужчине нужно мужское общество. Что я могла ответить? Не признаваться же, что ты – причина всех моих проблем? Ложь вынудила сделать следующий шаг– я разрешила Рону уехать… и осталась дома.
– По-моему, ты приняла тогда вполне разумное решение. Стоит ли себя корить за это, если все последующие события абсолютно вне связи с твоим мнимым недомоганием.
– Как ты, однако, мягко излагаешь… мнимое недомогание… Это была ложь! Откровенная, явная ложь! Неужели не понимаешь? Мы все внесли свою лепту в то, что произошло. Естественно, никто не предвидел, как дело обернется, но тем не менее каждый внес свою долю лжи, и, значит, говорить, что ты один виновен в гибели Рона, – неправильно и несправедливо.
Он напряженно смотрел ей в глаза, все еще не веря услышанному.
– После всего, что я тебе рассказал… ты не винишь меня, Катрин? – тихо спросил он.
– Теперь ответь мне на такой вопрос: это ты положил мяч в сумку Рона?
– Я долго искал мяч. Любимая игрушка Рона. И вот все, что осталось от этих игр… А я… я ничего не мог сделать. Ничем не мог помочь. Почему-то мне показалось ужасно важным найти мяч. Это была последняя вещь, которую мальчик держал в руках… – На глаза Джефа навернулись слезы. – Прости… Хотелось, как лучше… Просто не знал, как утешить тебя. Все, что я мог… это найти мяч… и сочинить историю… чтобы отвести от тебя еще один удар.
– Сейчас я ценю это, дорогой… А раньше…
– На похоронах Сара плакала не потому, что потеряла Гордона. Как и я, Сара была потрясена случившимся. Не хотела даже подходить ко мне, так же как и я не хотел ее видеть. Невозможно забыть, что мы натворили…
– И все же ты встречался с ней после этого, – сказала Катрин. Теперь-то она абсолютно уверена, что Сара Картер не случайно заметила талант миссис Гайс. – Ты знал про мой контракт еще до того, как я тебе сказала об этом.
Вспомнилось, как собиралась удивить его тем, что самостоятельно добилась работы. Оказывается, и здесь ей помогала сильная рука друга.
– Да. Знал, – признался Джеф, как в тяжком преступлении.
– Откуда ты мог знать, что я предложу свои работы именно этому издательству?
– Когда ты спросила, куда лучше обратиться, издательство Сары первым пришло мне в голову. Хотя я знал, что ты получишь контракт в любом издательстве… – Он улыбнулся. – Ты и сама знаешь себе цену. Ты – хороший, я бы даже сказал, выдающийся художник.
– А ты – мой самый замечательный друг. – Катрин села к нему на колени, взяла в ладони его лицо, заставила посмотреть себе в глаза. Так хотелось надеяться, что в них он прочитает все, что у нее в душе. – Ты столько для меня сделал, Джеф. И так было всегда. Ты всегда помогал мне… Женщина о таком может только мечтать. Думаешь, я не понимаю этого? Не ценю? Или не люблю тебя?
– Катрин… – Надежда смыла страдания, только что искажавшие его лицо. Он вскочил, взял ее на руки, закружил по комнате. – Милая, милая, – повторял он, целуя ее волосы. – Я сделаю все, чтобы ты была счастлива. Все, что в моих силах…
– Я тоже мечтаю сделать тебя счастливым.
– Считай, что тебе это уже удалось.
– Постой, мне надо еще кое-что тебе сказать.
Он целовал ее и повторял:
– Я люблю тебя, Катрин. Люблю тебя, тебя одну. И всегда буду любить. Ты нужна мне. Я хочу тебя. Хочу, чтобы ты была со мной…
– Наши желания совпадают, Джеф.
Его лицо засветилось радостью.
– Значит, все в порядке… Тогда чего же мы ждем?
Прежде чем женщина успела перевести дыхание, он легко опустил ее на диван. Глаза его не скрывали откровенного желания.
– Джеф, ну подожди, ты должен меня выслушать, – слабо протестовала она, – иначе… я никогда не сумею этого сказать.
– Итак, мы скоро поженимся…
– Конечно, поженимся.
Он расстегнул пуговицы на ее блузке, обнажил грудь, лаская и целуя соски.
– Мистер Томпсон, если вы сейчас же не остановитесь, то…
– Но ведь тебе же это нравится…
– Да, нравится… Но сейчас ты должен меня выслушать. Я хочу видеть твои глаза.
Он наклонился к ее лицу.
– Так?
– Чутье не обмануло меня, Джеф. – Голос ее дрожал от радости. Она вдруг ясно представила себе их будущее, их семью. – Там, в «Замке Берроуза», кое-что произошло…
– Знаю, знаю, – прошептал он нетерпеливо. – Я все помню… Но сейчас будет еще лучше…
– Произошло что-то очень важное, дорогой.
Он, наконец посерьезнев, взглянул на нее.
– Что именно?
– Об этом-то я и хотела сказать тебе утром.
– Ну не тяни же, говори…
– У нас будет ребенок, – глубоко вздохнув, объявила она.
Удивление в его глазах сменилось восторгом.
– Ребенок!
– Наш ребенок.
Его ласки стали нежными, почти благоговейными.
– Я люблю тебя, Катрин! Люблю всем сердцем.
– Я тоже люблю тебя, Джеф. Всем сердцем.
– Ребенок, – тихо повторил он, как будто пробуя это слово на вкус.
– Ты будешь папой, Джеф, – сказала Катрин.
Мягкая нежность засветилась в глазах мужчины. Он улыбнулся – и столько любви было в этой улыбке!
– Самый лучший подарок в моей жизни.
– Да, ты сделал мне этот самый лучший в нашей жизни подарок.
Он снова улыбнулся и проговорил:
– Я буду папой…


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Его выбор - Уорнер Элла

Разделы:
Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Его выбор - Уорнер Элла



Прекрасный, чувственный роман.Получила огромное удовольствие от чтения. Захватывающая история любви. Такая масса положительных эмоций, что просто нет слов. Читайте, не пожалеете!!!
Его выбор - Уорнер Элламария
31.10.2012, 12.33





неплохо
Его выбор - Уорнер Эллатана
31.10.2012, 20.29





Как то...средне.Не было желания за раз всю книжку прочитать,с третьей попытки дочитала)))
Его выбор - Уорнер ЭллаСветлана
2.11.2012, 9.48





Почему-то очень похоже на роман Эммы Дарси. Кто у кого списал, или это тотже автор, но немного переработано?
Его выбор - Уорнер ЭллаОльга
15.11.2012, 0.18





читать можно.7 баллов.
Его выбор - Уорнер Эллачитатель)
4.09.2014, 14.14





читать можно.7 баллов.
Его выбор - Уорнер Эллачитатель)
4.09.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100