Читать онлайн Долгие раздумья, автора - Уорнер Элла, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Долгие раздумья - Уорнер Элла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.13 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Долгие раздумья - Уорнер Элла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Долгие раздумья - Уорнер Элла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уорнер Элла

Долгие раздумья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

За шесть лет в особняке Харлендов ничего не изменилось.
Дикси, стоя посредине помпезной гостиной, испытала то же, что и в юности, гнетущее чувство полной беспомощности и собственной неуместности, чуждости всему окружающему. Казалось, время повернуло вспять, чтобы разом навалить на плечи девушки все, что она вытравила из своей жизни с превеликим трудом: неуверенность, страх и отчаяние до полной безысходности.
- Нет, ну должно же хоть что-нибудь измениться! - прошептала Дикси.
Максимилиан Харленд, бывший ей отцом первые восемнадцать лет жизни, умер. И злобная тирания сгинула вместе с ним. И мать, и сестры свободны, и - наконец-то! - сами себе хозяева. Так пусть живут, как велит им собственное сердце, не подчиняясь более жестким правилам, установленным Максимилианом! Неужели до них так и не дошло, что он действительно умер? И этот дом теперь перешел в их полную собственность?
Дикси не удалось, что естественно, спокойно поговорить с матерью и сестрами в церкви. Они вообще потеряли дар речи, увидев ее. Это простительно: они испытали шок, ведь Дикси тоже как будто умерла для них шесть лет назад. А теперь - воскресла.
Но почему они и сейчас избегают меня? - недоумевала Дикси. Почему делают вид, что меня не существует? Оставили совсем одну…
Дикси кожей чувствовала холод отчужденности, которым общество сильных мира сего, как забором, отгородилось от нее. Среди тех, кто пришел в дом отдать последний долг финансовому магнату, ей явно не было места.
Но тут Дикси облегченно вздохнула: наконец-то ее мать закончила разговор с каким-то важным джентльменом и направилась в ее сторону. Дикси метнулась ей навстречу, коснулась руки.
- Мама!
Фредерика Харленд неприязненно отмахнулась от младшей дочери.
- Не сейчас, Бенедикта! Меня ждет Феликс.
Все ясно, сбываются самые худшие предположения. Откровенное недружелюбие матери, сдвинутые брови, лишенный и толики тепла взгляд, под которым Дикси съежилась и готова была расплакаться, - она ждала подобного приема, но теперь, убедившись в своей ненужности собственной семье, стояла, беспомощная и покинутая, в центре спектакля, называемого поминками очень важной персоны, а ее мать спешила навстречу мужчине, которого уже окружили все четыре сестры Дикси.
Быстро же Феликса Дебнема признали наследником империи Харленда! Он организовывал похороны, а теперь руководит пышными поминками по великому магнату в фамильном особняке усопшего.
И в церкви, и на кладбище Дикси старательно избегала смотреть в сторону Феликса, и сейчас его важный вид всколыхнул в ней прежнюю ненависть.
Он уже сумел стать тем, кем ей никогда не быть. Дикси никогда не соответствовала, да и не могла соответствовать идеалу, придуманному Максимилианом Харлендом для своих детей, одному из которых непременно надлежало стать выдающимся продолжателем его дела.
Обладатель привлекательной внешности, Феликс Дебнем, бесспорно, блистал бы в любом обществе. Природа наделила его острым умом. Мало кто не подпадал под его обаяние, не восхищался его целеустремленностью и волей. От Феликса словно исходил аромат успеха. Из собравшихся на поминки одна лишь Дикси оказалась способной повернуться к Феликсу спиной при его появлении.
Дикси больше не было смысла ненавидеть этого человека. Жизнь развела их навсегда. А теперь вместе с крышкой гроба Максимилиана Харленда захлопнулась и та печальная страница в книге жизни, на которой еще не стерлись некоторые имена и имя Феликса среди прочих. Отдаться воле прежних чувств и эмоций казалось Дикси непростительной роскошью. Как и верить в перемены к лучшему в отношении семьи Харленд к добровольной изгнаннице.
У меня и без того ушло слишком много сил и времени - шесть лет борьбы и одиночества! - на то, чтобы стать тем, кем я являюсь сейчас, подумала Дикси. Феликс Дебнем не может повлиять на мои решения. Я достигла наконец совершеннолетия, и обстоятельства более или менее изменились.
Она тяжело вздохнула. Похоже, мать и сестры уже пляшут под его дудку. Король умер - да здравствует король! Непонятно только, почему они так лебезят перед ним, ведь Феликс не может так же, как отец, управлять их жизнями.
Не исключено, рассуждала Дикси, что после поминок выпадет удобный случай собраться всей семьей, появится шанс навести мосты, которые я разрушила, убежав из дому в надежде спастись от невыносимой жизни, которую меня вынуждали вести в родном доме. Так что смысла оставаться среди гостей нет никакого, тем более что все на меня таращатся, будто, явившись сюда, я совершила нечто неприличное, во мне видят паршивую овцу, досадное недоразумение, семье явно не до меня.
Дикси заметила, что во дворике за домом безлюдно, и пошла туда. Непогода волновала ее меньше всего: шляпку, которую испортил бы дождь, она не носила, прическу тоже беречь не приходилось - роскошные длиной до пояса волосы можно, вернувшись в дом, быстро высушить с помощью фена.
Дождь крапал уже в четверть силы, но из-за пасмурного неба казалось, что он и плотнее, и холоднее. Впрочем, Дикси, наверное, не заметила бы, если бы вдруг хлынул ливень. Она была погружена в свои невеселые мысли.
Что ожидает ее дома? И, главное, дом ли это? Или очередное временное пристанище?
- Дикси…
Она резко обернулась на голос. И отругала себя за нервозность, от которой тщетно пыталась избавиться с самого утра. Собственное имя, произнесенное кем-то за спиной, заставляло вздрагивать. А то, что звал ее именно он, Феликс, еще участило пульс.
Зачем он ищет меня? Что ему нужно? Ведь на минуту мне даже показалось, в интонации Феликса звенит знакомый металл Максимилиана Харленда.
Ужас охватил Дикси и все нарастал, пока она не сказала себе: стоп, довольно! В конце концов хватит постоянно находить внутри себя ту маленькую запуганную девочку, какой я некогда была. Нет, теперь я молодая независимая женщина, неплохо устроившаяся в жизни, которую и выбрала, и строю сама. И никому не позволю меня третировать. Я научилась справляться с превратностями судьбы.
Дикси выпрямила спину и мысленно словно добавила себе роста. И невозмутимо взглянула в глаза Феликсу - мужчине, виновному в череде мучений, которые ей пришлось вынести в прошлой жизни.
Ни одного разумного объяснения, что вынудило его искать встречи с белой вороной семейства Харленд, Дикси в голову не приходило. Для чего Феликс оставил своих обожателей и бросился мне вдогонку, рискуя безнадежно испортить под дождем пятисотфунтовый костюм?
- Ты ведь не бросаешь нас?
За простым вопросом Феликса Дикси померещилось еще как минимум три смысла. Однако выглядел он озабоченным, и это смущало.
- Это тебя беспокоит? - осведомилась она.
- Мне все никак не удавалось поговорить с тобой!
Феликс улыбнулся несколько, как показалось Дикси, манерно и капризно. Уж не пытается ли он очаровать меня? Раньше ничего подобного ему и в голову не приходило. Так с чего теперь играть в игры? Дикси начала злиться.
- Напомни, нам с тобой когда-нибудь удавалось поговорить? - спросила она с обезоруживающей прямотой.
Однако Феликса ее дерзость ничуть не обескуражила. Его лицо по-прежнему оставалось безмятежным, что буквально взбесило Дикси. С этим мужчиной связано так много воспоминаний… Болезненных, мучительных, горьких воспоминаний!
- Тебя долго не было, - начал он, небрежностью тона стремясь сократить дистанцию между ними.
Дикси не могла не оценить энергию, излучаемую этим самцом, вышедшим на охоту, за бархатными интонациями которого притаилась агрессия.
Превосходный темный безукоризненно сидящий костюм добавлял Феликсу Дебнему светского лоска, но Дикси не обманывалась на его счет. Перед ней был охотник, в чем-то даже примитивный, и сейчас этот охотник, раздувая от возбуждения крылья чуткого античной лепки носа, как раз выходит на добычу. Роль добычи должна сыграть она, Дикси. Ее сердце дрогнуло - девушке опять показалось, что за спиной Феликса мелькнула знакомая тень Максимилиана Харленда. Охота началась, но Дикси отбросила минутный страх и с ироничной улыбкой спросила Феликса:
- Так ты выбежал под дождь, чтобы пригласить меня в дом?
А он красив, до тошноты красив, вдруг подумала она. Фотография в газете даже отдаленно не передавала, сколько шарма вмещает в себе этот мужчина, ему сейчас, должно быть, тридцать четыре года. Определенно, пора расцвета. На чистой матовой коже лица играет здоровый румянец, темные волосы лежат замысловатой волной, и усмирить их может только самый лучший стилист, нос абсолютно гармонирует с чувственным ртом. Хотя челюсть, на взгляд Дикси, была тяжеловата, зато твердо очерченный подбородок придавал еще больше обаятельной силы всем чертам Феликса Дебнема.
Но не этот набор выразительных черт притягивал взор, а глаза. Они завораживали. Они господствовали на лице, подчиняли. Пронзительные глаза, обрамленные пушистыми ресницами, не утрачивали ясной синевы даже в самый пасмурный день. И высокомерные брови почти не портили впечатления.
Между тем Феликс Дебнем тоже внимательно изучал Дикси.
- Вернемся в дом? - не то спросил, не то мягко попросил он, чем совершенно выбил почву у нее из-под ног.
- Только подышу немного воздухом… - прошептала она. - Я хотела прогуляться, пока особо важных персон развлекают в доме…
И Дикси пошла к лестнице, ведущей прочь от дома в глубь сада, где, как она прекрасно помнила, много лет назад вырыли довольно глубокий пруд.
- Ты не против моей компании? - остановил ее вопрос Феликса.
Может, хватит на сегодня незапланированных волнений? - спросила себя Дикси. Если рядом Феликс - хорошего не жди. Зачем он преследует меня? Ведь то время прошло, прошло, прошло… Прошло безвозвратно! Он выглядит как герой, но он никогда не был героем. Это девчонкой я воображала, как Феликс подобно Белому Рыцарю ворвется в мою жизнь и спасет меня от этого кошмара. Господи, какой же глупенькой, маленькой девочкой я была!
Дикси пожала плечами и равнодушно обронила:
- Тебе будет скучно.
- Не бери в голову. Мне вправду хочется пройтись с тобой.
Дикси тронула его искренность, однако она, по инерции продолжая оберегать свое одиночество, заметила:
- Не лучший выбор.
- Какой есть, зато мой. Я не позволю никому делать выбор за меня.
Феликс не отступится, сопротивляться бесполезно, поняла Дикси. Он проявляет ко мне повышенное внимание, не поспоришь. Безжалостный охотник не привык промахиваться. Неужели, прежде чем настичь жертву, он хочет позабавиться? Или мое возвращение домой связано в его мыслях с лишними хлопотами и теперь он пытается убедиться в моем нейтралитете? В конце концов, я единственный член семьи, способный замедлить воцарение Феликса в империи великого Максимилиана Харленда. Белая ворона непредсказуема. Уже само мое появление на похоронах озадачило близких родственников и повергло в изумление общество. Наверное, шепчутся теперь по углам, строя догадки, почему по прошествии шести лет я решила вернуться из небытия и напомнить о себе.
Ладно, пусть Феликс проводит меня до пруда, пусть удовлетворит свое любопытство, развеет сомнения, я же, в свою очередь, постараюсь от него побольше узнать о теперешней жизни Харлендов.
- Мне нравятся люди с сильным характером, самостоятельно делающие выбор, - сказала она.
Феликс улыбнулся в ответ и сделал самонадеянный вывод:
- Значит, тебе симпатичны люди вроде меня.
На секунду или на долю секунды, которая потребовалась Дикси, чтобы сжаться и замереть, перехватив дыхание на вдохе, ей показалось, что улыбка обольстительного охотника затягивает ее в заговор, словно они с Феликсом достигли абсолютного согласия друг с другом… Дикси поспешила отбросить лукавые мысли, что удалось сделать не сразу и не полностью. Наваждение!
Феликс Дебнем окинул ее оценивающим взглядом и изрек:
- Прими запоздалый комплимент: ты великолепно выглядишь!
- Спасибо.
Он опять поставил ее в тупик. Дикси до самой смерти не забыть шпилек Феликса по поводу ее внешности. И теперь, неосознанно защищая себя от волнующей силы комплимента, она вспомнила, с какой язвительностью лет семь назад Феликс прилюдно попенял ей на бледный вид и неспособность оценить по достоинству мастерство отменного повара. Это произошло во время одного из традиционных воскресных обедов у Харлендов, когда желудок Дикси бастовал, не в состоянии переварить ни кусочка, сдобренного изрядной порцией лицемерия и неприязни.
- Так выглядеть мне прежде мешало отсутствие аппетита, понимаю… - не без яда продолжила Дикси.
Феликс, судя по всему, тоже помнил тот день. Он пожал плечами.
- Поверишь ли, я на самом деле боялся за тебя. Ты была слишком бледной и худой.
- Я так и подумала! «Отсутствие аппетита поможет тебе контролировать собственное тело, но вряд ли - чье-то еще!» - Она дословно процитировала его высказывание семилетней давности. - Это выражение глубокого сочувствия, охотно верю.
Он окинул ее с головы до пят удивленным взглядом и объяснил таким тоном, словно размышляет вслух и не собирается оправдываться:
- Я думал, встряска тебе необходима. Странно, что он еще помнил события тех далеких дней. Дикси было семнадцать, и проблемы с весом у нее действительно существовали. Ей мучительно хотелось походить на старших сестер, чьи идеальные формы и пропорции, высокий рост, даже светлые волосы вызывали у Дикси зависть и восхищение.
Природа одарила Дикси совершенно иной конституцией, очень тонкая кость и мальчишеское телосложение диктовали ей порывистость в движениях. Однако опытный взгляд без труда выявил бы в гадком утенке черты будущего прекрасного лебедя. Вдали от гнетущей обстановки дома Харлендов фигура Дикси обрела и женственность линий, и отточенность пропорций, превратив угловатого подростка в роскошную, но отнюдь не вульгарную молодую женщину, даже на расстоянии способную кружить головы, а вблизи вызывающую чувственное желание. Будучи чуть выше среднего роста, Дикси привыкла носить обувь на каблуках. Сейчас она обнаружила, что даже на высоких шпильках заметно ниже Феликса, и открытие неожиданно разозлило ее.
- Ладно, Феликс, - старательно чеканя слова, заговорила Дикси, - я не нуждаюсь в твоем одобрении. Хорошее ли мнение, плохое ли… Оставь его при себе. Мне неинтересно.
Вот так- то. Пусть знает свое место.
Феликс рассмеялся и подступил к Дикси еще ближе. Она поняла, что ее дерзости развлекают его, но и только. А она… О, как хотела бы она испепелить его взглядом, превратить в камень! Или в жабу. И бросить в пруд. А еще лучше пусть убирается ко всем чертям, среди которых ему самое место!
- А раньше я не замечал пламени твоих невероятных глаз.
Феликс усмехнулся, будто прочитав ее мысли.
Не замечал? Я действительно произвела на него такое впечатление или он затеял со мной какую-то дьявольскую игру? Господи, да он просто пошло флиртует со мной! - догадалась Дикси.
Нет, разумеется, ее не мучили сомнения относительно внешности. Она давно поняла, что пышные платья с воланами, оборками, да вообще платья - ей не идут, они полнят ее, старят. Дикси не носила юбок в складку, раз и навсегда выбрав стильную обтекающую и облегающую фигуру одежду. И траур ей тоже был к лицу, подчеркивал тонкую талию и крутые бедра.
Дикси легко справлялась с буйной живой силой своих черных волос, идеально дополняющих и смуглую оливковую кожу, и темные глаза. Единственным недостатком, который находила в себе Дикси, был чуть длинноватый нос. Но однажды, увидев в музее на полотне одного великого итальянца почти точный свой портрет, она смирилась и с носом, который, кстати, на самом деле был идеальной формы. Как и крупный припухлый яркий рот.
За последние два года лицо немного округлилось и теперь пребывало в окончательной гармонии со всем обликом Дикси. Словом, сейчас у нее было больше оснований считать себя красавицей, чем у ее старших сестер, обладательниц заурядно-сладкой внешности блондинистых фотомоделей, которых пруд пруди.
Страшно подумать, ведь в юности Дикси с отчаяния попыталась даже перекрасить волосы, осветлить. Полное фиаско! Кукушонок остался кукушонком в гнезде беленьких птенчиков.
- Я и не сомневаюсь, что ты не нуждаешься в чьем-либо одобрении. И уж тем более в моем, - вырвал Дикси из воспоминаний голос Феликса. - Однако в этом доме каждый, в ком еще не остыла кровь, одобрил бы тебя!
Секс! Все понятно.
Дикси уперлась взглядом себе под ноги и ускорила шаг, закипая от злости. Она и без Феликса знала, что от ее пышной фигуры мужчины сходили с ума. Мужчины всегда смотрят на формы женщины, на ее стати, словно оценивают лошадей. Феликс не исключение. Что такое интеллект по сравнению с женской грудью! Конечно, кому нужна женщина умная и сердечная, но не обладающая бедрами, за которые приятно ухватиться! Его стиль… Что бы он ни говорил, а его стиль - это секс, он только что себя выдал!
Дикси внимательно читала прессу. Феликс Дебнем считался одним из самых заманчивых женихов Соединенного Королевства: холостой претендент на роль финансового магната. Желтые газеты устали подбирать ему подходящие, на их взгляд, партии.
Интересно, а что на самом деле думает обо мне Феликс Дебнем? - вдруг задалась вопросом Дикси. А, пусть думает что хочет! В мои намерения пока не входит выбирать себе спутника жизни.
Непреодолимый внутренний барьер возникал для Дикси тут же, едва какой-нибудь мужчина начинал за ней ухаживать. Ей хотелось быть любимой, возможно, хотелось даже больше, чем она сама себе в том признавалась. Но настоящую любовь Дикси пока не находила.
- Ты счастлива? Ты живешь, как хотела?
Феликс опять задавал очень простые вопросы, на которые не так-то просто ответить. К тому же Дикси казалось, что он задает их с каким-то тайным умыслом. Скажешь такому правду, а он потом использует твою откровенность против тебя же! Кому, как не Дикси, имеющей богатый опыт общения, принятого в доме Харлендов, знать это! А Феликс, похоже, намерен возглавить этот лживый клан.
Глядя мимо, Дикси уклончиво ответила:
- Достаточно счастлива… А ты? Ты счастлив?
Она с детства усвоила иезуитскую манеру отвечать вопросом на вопрос.
Феликс снова засмеялся, но теперь к смеху примешивались нотки иронии.
- Знаешь, а ведь мне никто никогда не задавал этого вопроса.
Ну еще бы! - насмешливо прокомментировала про себя Дикси. Его успех не предполагает сомнений. Потому-то никому и в голову не пришло спросить, счастлив ли «золотой мальчик»!
- А сам-то ты спрашивал себя об этом? - съехидничала Дикси, обрадовавшись, что задела Феликса за живое.
- Возможно… Хотя я не сказал бы, что счастье - самое главное в моей жизни. И вообще, не кажется ли тебе, что счастье неуловимо? Это иллюзия, химера, мираж. Его нелегко заполучить, еще сложнее - удержать… В отличие от здоровья или власти.
- Почему ты спросил меня о счастье?
- Не знаю, на самом деле думал спросить, как тебя встретили родственники. Ободрили и утешили?
Он бросил вопрос небрежно, словно невзначай. Дикси чуть не огрызнулась: не лезь, мол, не в свое дело. Остановило ее предположение, не связано ли любопытство Феликса относительно воссоединения с семьей с его замечанием о «мужчинах, в которых еще не остыла кровь»? Кажется, Мистер Удачливый Бизнесмен вообразил, что неотразим и может легко провести несколько веселых дней с «сироткой». Он что, и вправду вознамерился уложить меня в постель?
Дикси решила поиграть с Феликсом, чтобы убедиться в справедливости своих предположений.
- Нет, во всяком случае, мне нужно не такое утешение… Но я вернулась домой… менее всего из-за тебя, Феликс.
Было большой ошибкой посмотреть ему в глаза, он ухватился за этот взгляд так, словно тот был чем-то материальным.
- Дикси, разве я тоже похож на злого призрака из прошлого?
Кровь так быстро заструилась у нее по сосудам, что, казалось, вот-вот вскипит и прожжет хрупкие стенки.
- Зачем ты так говоришь? - тихо спросила Дикси.
- По-моему, ты ненавидела меня слишком сильно.
Нет, на призрака он явно не похож, на бесплотного призрака, во всяком случае: слишком уж волнует меня, с неудовольствием подумала Дикси.
- А что мне оставалось делать? - спросила она. - В моем-то положении?
- Прости, я действительно ничего не мог сделать, чтобы изменить его. Ты должна была действовать сама. Ты так и поступила. Но неужели горькое чувство обиды, черное презрение способны так долго жить в душе? Ты все еще продолжаешь ненавидеть меня?
Дикси показалось, что его слова, минуя мозг, проникают ей в самое сердце. Она попалась в собственную ловушку, из которой выбраться можно, только замолчав. Или, на худой конец, переведя разговор в другое русло. Но Дикси ни один из вариантов не устраивал.
- Разве это для тебя что-нибудь значит? - спросила она, чувствуя, что увязает в западне все глубже.
- Да, очень многое.
- Почему?
Никогда за последние шесть лет Дикси не была более уязвима, чем теперь.
- Ты зря считала меня своим врагом. Ненависть ослепляла тебя. Насколько мог, я был твоим другом.
- Неужели? - пропела она, растягивая слово и удивленно глядя на Феликса. - Ты, как все, использовал меня в отношениях с Максимилианом.
- Я никогда не затевал грязных игр!
- Но и не ушел от Максимилиана!
- Как ты сама сказала, это ничего не изменило бы. Максимилиан нашел бы кого-нибудь, кто заставил бы тебя страдать ему на радость.
По правде говоря, Дикси мало в чем могла обвинить Феликса. Даже во время памятных воскресных обедов он всего лишь развлекал семью Харленд беседой и переводил разговор на другие темы, только бы отвлечь от Дикси внимание и чтобы град насмешек пал на другую голову. Девочкой Дикси мечтала о защите со стороны Феликса, а повзрослев и поумнев, поняла тщетность надежд.
Разум говорил Дикси о правоте Феликса, но проснувшееся детское упрямство пробуждало к жизни затаенные и, как думалось, давно забытые обиды.
- Спасибо, что интересуешься моими чувствами, - сказала она, стараясь быть справедливой к нему. -Если хочешь знать, я больше не испытываю ненависти к тебе. И ты вовсе не привидение из прошлого.
- Вот и славно!
Если Феликс и был привидением, то очень добрым и покладистым. Во всяком случае, именно такого сценария он придерживался. Дикси отметила про себя, каким искренним он выглядит. Во всем, связанном с Феликсом, она уже не могла быть уверенной на сто процентов. Хотя ей никак не удавалось избавиться от ощущения, что все его чувства направлены на нее и подчинены единственной цели - лучше разобраться в ней, Дикси.
Но тут как раз тропинка подвела их к пруду.
Какое облегчение! Можно больше не продолжать разговор, который с каждой минутой грозил вылиться в самый настоящий флирт. Дикси присела на каменный блок - одну из крупных грубо обработанных глыб, из которых устроили бордюр искусственной заводи. Она опустила руку в воду и спугнула стайку декоративных рыбок, бросившихся от движения ее пальцев врассыпную. Чешуйки брызнули всеми цветами радуги.
Как красиво! - подумала Дикси. Маленькие прекрасные узницы… Самый лучший корм, воду чистят раз в неделю… Их несвобода, пожалуй, совсем не обременительна. Безмозглые рыбы, минутная прихоть хозяина, заброшенная и забытая. Однако вот ведь: босс давно забыл про них, но за прудом старательно ухаживают. Каждому узнику, даже самому заброшенному, в этом доме полагается специальный тюремщик и самый лучший корм…
Все окружающее волновало Дикси, она так и не сумела порвать эмоциональную связь с домом, потому и вернулась, наверное, надеясь на… Надеясь на что?
- Я рад, что ты вернулась.
Мягкая интонация, с которой Феликс вторгся в ее размышления, сделала замечание очень личным, почти интимным.
Дикси привычно ожесточилась на проявление теплоты. Ее жизненный опыт подсказывал: чем шире откроешь человеку душу, тем скорее и горше последует разочарование. Но как полно чувствует она его присутствие… Феликс любуется грациозной женщиной, присевшей на грубый валун, и не скрывает восхищения. Сказать по правде, в том, как Дикси провела рукой по воде, как склонила голову набок, как прямо держит спину и откидывает назад свои чудесные волосы, было решительно больше кокетства, чем вражды.
- Я только выполнила свой долг. И… - Дикси не отрывала взгляда от косячка рыбок, резвящихся в пруду. Похороны… похороны сделали смерть Максимилиана реальной. Гроб… могила… прах к праху… земля к земле… У него нет больше возможности причинить мне боль. И тебе не позволю поступать со мной, как Максимилиан Харленд! - добавила она то ли решительно, то ли упрямо.
- Я видел, сестры и мать так и не подошли к тебе ни разу. Думаешь, что-то изменится? - спросил Феликс, стараясь, впрочем, говорить как можно мягче.
А ты? А сам ты разве подошел ко мне на похоронах?! - вертелось у Дикси на языке. Хотя, если быть справедливой, Феликс-то как раз менее всех обязан был это делать. И не одну ее вечно изводил бранью, злыми насмешками и неустанно притеснял Максимилиан Харленд. От этого человека страдало все его окружение.
- Не знаю, изменится что-нибудь или нет, - сказала Дикси грустно.
И неожиданно ей захотелось открыться Феликсу, разрыдаться, рассказать начистоту о своих страхах и подозрениях… Она подняла глаза, посмотрела прямо на Феликса и, взвешивая каждое слово, произнесла:
- Максимилиан связал их по рукам и ногам. И мертвый, он давит на них, словно могильный камень. Похоже, ты идешь по его стопам. Чего ты от меня добиваешься? Не темни, скажи правду. Давай наконец закончим эти игры!
Он покачал головой, словно взвешивая в уме ее слова. Глаза его больше не лучились теплом. Холодно, расчетливо Феликс Дебнем в упор посмотрел на Дикси. И сказал прямо, без преамбулы, без прикрас, голую правду, которую она от него исступленно требовала, сказал ей то, что давно задумал:
- Я хочу на тебе жениться, Дикси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Долгие раздумья - Уорнер Элла

Разделы:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 информация о книге © warner alia, 1973

Ваши комментарии
к роману Долгие раздумья - Уорнер Элла



читайте,но как по мне сразу все поняла,но интрига осталась
Долгие раздумья - Уорнер Эллаatevs17
17.11.2012, 23.56





Как-то сказочно...
Долгие раздумья - Уорнер Эллаелена:-)
25.03.2014, 20.54





Это тоже что и Выбор Ричарда Сэймура
Долгие раздумья - Уорнер Эллазлой критик
19.02.2016, 8.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100