Читать онлайн Рождественская карусель, автора - Уолкер Кейт, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественская карусель - Уолкер Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественская карусель - Уолкер Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественская карусель - Уолкер Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уолкер Кейт

Рождественская карусель

Читать онлайн

Аннотация

В метельный зимний вечер судьба сталкивает знаменитого актера Шона Галлахсра с Лией Эллиот. После пережитой им драмы Шон озлоблен и разочарован в жизни. Он еще не знает, что эта гордая красавица станет для него спасением и счастьем, рождественским даром судьбы.


Следующая страница

Глава 1

Эту машину Шон Галлахер заметил сразу, едва свернул на проселок. И не только заметил, но и узнал. Сомнений нет: у обочины стоял тот самый серебристый «рено», о котором говорил Пит. Именно тот автомобиль, который Шон безрезультатно разыскивал уже несколько часов.
— Попалась! — пробормотал он. В голосе звучало злорадство: малютке Энни Эллиот все же не удалось от него ускользнуть!
Но в следующую секунду радость Шона как рукой сняло. Шквальный ветер на мгновение утих, рассеялась серая пелена метели, мешавшая ему ясно разглядеть происходящее.
— Дьявольщина!
Хрипло выругавшись, Шон нажал на газ, и машина рванулась вперед со скоростью, рискованной при такой погоде.
Однако Шон знал, что делает. Не без труда он подвел свой мощный автомобиль к обочине и затормозил, не желая, по примеру серебристого «рено», окончить свой путь в придорожной канаве.
Судя по всему, машина забуксовала на обледенелом асфальте; женщина-водитель не справилась с управлением, и ее автомобиль просто снесло с дороги. Неудивительно, если вспомнить, какие повороты делает в этом месте узкий проселок, к тому же в преддверии Рождества в йоркширских полях нежданно-негаданно разразился такой буран, какого, верно, и старики не припомнят.
«Должно быть, девица гнала как сумасшедшая, — цинично подумал Шон, выбираясь из машины. — Натворила дел — и бежать! А может, не терпелось увидеться с новым любовником, ради которого она бросила Пита…»
Ледяной ветер ударил ему в грудь, взъерошил волосы, принялся яростно кусать за щеки и бросать в лицо снежные хлопья. Шон поспешно поднял воротник.
Что ж, на сей раз девчонке не повезло, а он в выигрыше. Точнее, в выигрыше Пит. Самому-то Шону в высшей степени наплевать на какую-то вертихвостку, которую он и в глаза не видел. Но слово надо держать. Тем более слово, данное брату.
Не сразу до Шона дошло, что из «рено» не доносится ни звука. И никакого движения в кабине не заметно… Он снова выругался, еще более замысловато, — такого поворота дел они с Питом не предвидели. Что, если женщина в машине серьезно ранена или еще того хуже?..
Нагнув голову, чтобы защитить лицо от ветра, и поминутно поскальзываясь на обледенелой дороге, он заспешил вперед.
— Вам помочь?
Какие прекрасные слова! Но она, верно, еще не пришла в себя после шока, и этот вопрос запросто мог ей пригрезиться. Может быть, звучный мужской голос, предлагающий помощь, звучит лишь в ее воображении?
— П-помочь? — повторила она, словно эхо, не решаясь открыть плотно зажмуренные глаза из опасения, что ее неведомый спаситель растает, словно дым.
— Вам помощь нужна? Вы не пострадали? Да, это мужчина. Мужчина с прекрасным голосом — глубоким, выразительным, с чувственными хрипловатыми нотками. И, судя по тону, он чем-то рассержен.
— Вы ранены?
— А… нет… кажется…
Сосредоточившись, Лия провела мысленную инвентаризацию своего тела. Ноги, две — целы. Руки, тоже пара — в порядке, хотя левая, похоже, сильно ушиблена. Очень болят плечи, и все тело ноет от напряжения, однако все на месте.
Если не считать…
Лия распахнула фиалковые глаза, глядя на свое отражение в зеркале заднего обзора.
Слава Богу, нет! Влага на левой щеке — не кровь, как ей показалось, а всего лишь одинокая слеза, слабый след пережитого ужаса и растерянности.
Только сейчас Лия ощутила холод. Ее затрясло: то ли это была запоздалая реакция на опасность, то ли ледяной ветер ворвался в машину через дверцу, распахнутую широкоплечим незнакомцем.
— Так вы можете ответить: да или нет? Резкий голос вырвал ее из полузабытья и вернул к реальности. Должно быть, мужчина ехал позади и стал свидетелем аварии — видел, как ее «рено» внезапно закрутился на дороге, как волчок, съехал на обочину и очутился в канаве. Неудивительно, что незнакомец всерьез испугался за нее!
Лия заерзала на сиденье, стремясь разглядеть своего спасителя.
Господи Боже, она все-таки бредит! Должно быть, последствия шока или, может быть, удара головой. Рыцари в сверкающих доспехах, выручающие красавиц из беды, встречаются только в сказках. Однако перед ней стоял самый настоящий сказочный герой — хоть и без доспехов. Высокий, мощный, ослепительно красивый… и невероятно реальный.
Но не красота незнакомца заставила Лию усомниться в своем рассудке. Дело в том, что этот гордый разворот плеч, эти мужественные черты могли принадлежать только одному человеку. Человеку, которого она знала!
— Нет!..
Лия слабо покачала головой, все еще надеясь, что невероятное видение исчезнет. Даже в самых дерзких мечтах она никогда не воображала, что встретится на дороге с Шоном Галлахером! С человеком, чье появление в популярном сериале заставляет всех женщин страны каждый четверг прилипать к телевизору!
— Нет?! — повторил спаситель. Похоже, он не собирался менять гнев на милость. — Что это значит? Нет, вы не ранены, или нет, вам плохо? Бог ты мой! Женщина, вы вообще способны два слова связать?!
— Разумеется, способна! — воскликнула Лия, до глубины души возмущенная его грубостью.
«Нет в мире совершенства, — грустно подумала она. — Хоть Шон Галлахер и красавчик, но, похоже, за его великолепной внешностью скрывается скверный характер!»
— Да, у меня все в порядке. Нет, я не ранена, хотя не уверена в этом, поскольку еще не пробовала встать. Вы удовлетворены? Или собираетесь и дальше меня допрашивать?
— Судя по этой гневной вспышке, серьезно вы не пострадали. — Нотка иронии смягчила его тон, а от улыбки, изогнувшей уголки сурового рта, внутри у Лии что-то оборвалось. — Что же касается употребленного вами слова «допрашивать»…
— Прекратите! — выкрикнула Лия, взбешенная его насмешками. — Вы, может быть, и дар Божий для женщин, но приза за тактичность не получите! Скажите, вы никогда не слыхали, что водитель, чья машина несколько минут назад забуксовала на льду и съехала в канаву, может не вполне владеть собой? Знаете, есть такая вещь, называется «шок»! И еще…
— Понимаю. Простите меня. Я и сам был в шоке, когда вас увидел. Представьте: уже несколько недель езжу взад-вперед по этой дороге и ни разу не встречал ни души. И вдруг поворачиваю за угол и вижу вашу машину носом в канаве! Так вы забуксовали на льду?
— Думаю, да, — не слишком уверенно ответила Лия. Она плохо помнила аварию и, по правде говоря, хотела поскорее о ней забыть. — Я ехала по дороге. Точнее, ползла. В такую погоду поневоле приходится передвигаться с черепашьей скоростью. Внезапно машина потеряла управление. Начала двигаться как будто сама по себе, завертелась, съехала на обочину… Вот так я оказалась здесь.
Кстати, где это «здесь»? Сейчас она должна была быть на полпути к дому матери, но из-за метели Лия пропустила нужный поворот и съехала на проселок, чтобы сделать круг и вернуться на прежнее место.
Однако скоро она поняла, что снова свернула не в ту сторону и теперь уже окончательно заблудилась. Авария настигла ее в йоркширской глуши, за много миль от любого жилья. Уже давно по сторонам дороги не видно было даже одиноких домиков, не говоря уж о фермах или поселках.
Конечно, она сама виновата. Разве не замечала, что становится холоднее и поднимается буря? Вот и следила бы лучше за дорогой, чем пережевывать в уме неприятности, не дававшие ей покоя всю неделю…
— Вам бы надо выбраться из машины, — посоветовал спаситель. — Встать можете?
— Попробую.
Но это оказалось труднее, чем она думала. Автомобиль сильно накренился, и Лии пришлось немало поерзать и попыхтеть, прежде чем удалось высунуть ноги из машины.
— Давайте руку. — Шон Галлахер протянул руку в черной кожаной перчатке. — Я вам помогу.
«Чего я шарахаюсь? — изумленно спросила себя Лия. — Он просто хочет мне помочь! Откуда же это странное чувство — смесь страха с возбуждением, и почему кажется, что стоит ему до меня дотронуться, как… Как что? Не будь дурехой, Лия Эллиот! Или ты воображаешь, что, стоит вашим рукам соприкоснуться, произойдет взрыв? Где твой здравый смысл?»
Но рассудок и здравый смысл разошлись с чувствами. Казалось, какой-то первобытный инстинкт, древний, как сама жизнь, предупреждает ее: не рискуй, не прикасайся к этому человеку, пусть даже на секунду!
— Сама справлюсь!
Эти слова слетели у нее с языка сами собой. Темноволосый спаситель отшатнулся, как от удара, мускулистое тело напряглось, и Лия пожалела о своих словах.
— Как пожелаете, — отрезал он.
Судьба, похоже, ополчилась сегодня против нее. Пока Лия, гордо отказавшись от помощи, выползала из машины, подол ее алого вечернего платья задрался и обнажил бедра.
Не в первый раз за сегодняшний день Лия выругала себя за легкомыслие. И что ей в голову стукнуло? Почему она бросилась домой прямо с рождественской вечеринки в агентстве?
Мама не ждет ее, думает, что дочь приедет только завтра. Но в сегодняшнем телефонном разговоре голос Полы Эллиот звучал так одиноко и печально, что Лия вдруг решила: надо ехать! Рождество — семейный праздник, а отца больше нет рядом, и только она может скрасить одиночество матери.
"Что мне стоило заехать домой переодеться? — теперь корила себя Лия. — Можно ведь было сообразить, что вечернее платье не подходит для долгой поездки в холодный зимний вечер». Но, не предусмотрев возможного похолодания и метели, Лия просто накинула поверх праздничного наряда теплое пальто и отправилась в путь.
Да, облегающее платье — не самый удобный наряд для того, чтобы вылезать из машины, уткнувшейся носом в канаву. Особенно если рядом стоит мускулистый красавчик шести футов ростом и наблюдает за твоими передвижениями с нескрываемым интересом.
— Очень мило, — заметил он.
Лия промолчала. Она героически преодолевала дюйм за дюймом, мечтая об одном: оказаться наконец на твердой земле и поправить юбку.
Незнакомец откровенно измерял взглядом длину ее стройных ног. Удивительные синие глаза блеснули ярче прежнего, когда порыв ветра задрал подол еще выше, обнажив нежную белую кожу и кружевные подвязки чулок.
— Не хотите повторить на бис? — лениво поинтересовался он.
— Еще чего! — фыркнула Лия.
И тут же ахнула. Только сейчас она поняла, насколько обледенела дорога. Ноги ее в потертых кожаных туфлях (их Лия надевала, когда вела машину) немедленно разъехались в стороны. Издав вопль ужаса, она уцепилась за первое, что подвернулось под руку.
Этим «первым» оказалась рука Шона Галлахера.
В тот же миг Шон протянул другую руку и обхватил Лию за талию, приняв на себя ее вес с такой легкостью, словно держал в руках перышко, а не женщину отнюдь не хрупкого сложения, от природы одаренную полными бедрами и пышной грудью, с соблазнительными изгибами.
— «На бис» я не повторю, мистер Галлахер! — задыхаясь, выкрикнула Лия.
— Жаль, — заметил он. — Мне так понравилось представление!
Если он и заметил, что она назвала его по имени, то виду не подал. Должно быть, привык, что его узнают на улице. Такова оборотная сторона славы.
Впрочем, известность для Шона Галлахера — не слишком тяжкое бремя. Этот человек появляется в репортажах светской хроники не реже, чем на экране, и всякий раз под руку с новой красоткой!
Впрочем, в последнее время имя его исчезло из газет. Должно быть, шли съемки очередных серий «Инспектора Каллендера», и на светскую жизнь у актера, исполняющего главную роль, просто не оставалось времени.
— Это было потрясающее зрелище! Лия не видела его лица: она стояла, уткнувшись лицом ему в грудь, но по голосу чувствовала, что Галлахер улыбается.
— Представление?! — завопила она, извиваясь в тщетной попытке высвободиться из его объятий. — Да что вы себе позволяете? Думаете, если вы…
А вот шевелиться не стоило! Вместо того чтобы ослабить хватку, Шон крепко, до боли, прижал ее к себе. Лия ощутила тепло сильного мужского тела, в ушах громом отдалось ровное биение его сердца.
— Успокойтесь. — Теперь голос его звучал мягко — так же мягко, как и легкое, успокаивающее поглаживание по щеке. — Вы в шоке. Вам нужно несколько минут, чтобы прийти в себя. Дышите глубоко и ровно.
Он осторожно погладил ее пальцем по щеке, и Лия, окончательно сбитая с толку этой неожиданной лаской, машинально повиновалась. Однако несколько глубоких вдохов не помогли ей успокоиться, совсем наоборот! Стоило посильнее втянуть в себя воздух, и девушка почувствовала, что слабый аромат одеколона, исходящий от ее спасителя, смешивается с иным запахом — пряным, горьковатым запахом мужчины.
Казалось, в мозгу у нее что-то взорвалось. Весь мир растаял, исчез в белой метельной мгле, и не осталось ничего, кроме тепла его тела, широкой груди, сильных и бережных рук.
Сердце заколотилось как сумасшедшее, кровь ринулась по жилам, голова пошла кругом. Где-то глубоко внутри вспыхнул костер обжигающего желания, и Лия невольно вздрогнула.
— Вам холодно? — Уверенными и заботливыми движениями он принялся растирать ее окоченевшие руки. — Да вы совсем замерзли!
"Разве я замерзла? — словно во сне спрашивала себя Лия. — Наоборот, вся горю!» Сейчас Лия хотела только одного. И желание это было столь мощное, столь неодолимое, что она не могла ему противиться.
С тихим чувственным стоном она подняла голову и прильнула мягкими губами к шее Шона Галлахера. На мгновение — лишь на одно краткое мгновение — он изумленно застыл. Все тело его напряглось, и Лия испугалась, что он оттолкнет ее. Ужас вернул ей рассудок. «Что я делаю?» — промелькнуло в голове. Но девушка не успела отстраниться, не успела вымолвить ни слова.
— Так вот что за игру вы затеяли! — с такими словами Шон резко дернул ее к себе, и они сплелись — грудь к груди, бедра к бедрам. Он прижал Лию к машине так, что она и шевельнуться не могла. Ей больше не было холодно: даже сквозь одежду она ощущала жар его тела.
Шон впился в ее губы — впился жадно, безрассудно, безжалостно. Его яростный натиск исторг у нее тихий потрясенный стон. Секунду назад кровь ее кипела — теперь превратилась в огонь.
Язык его проник в нежные глубины ее рта, и Лия вскрикнула, словно в сладчайший миг страсти. Волна желания захлестнула все ее существо; не владея собой, она забилась в объятиях Шона, и тот хрипло застонал в ответ. Казалось, все ее тело пронзают сотни электрических разрядов.
Она не помнила, где она и что с ней. Забыла о морозе и вьюге, не замечала снежных хлопьев, летящих в лицо. Исчезло все — остались только мужчина и женщина и разгорающийся между ними пожар. Сильные мужские руки скользнули ей на грудь, и Лия почувствовала, что еще миг — и она умрет от наслаждения.
Но вдруг Шон оторвался от ее губ. Гневно и замысловато выругавшись, он оттолкнул девушку от себя с такой силой, что Лия заскользила на обледенелом асфальте и ухватилась за капот, чтобы не упасть.
— Какого черта? — Голос его звучал яростнее самых свирепых завываний бури. — Что вы тут вытворяете?
Лия не смела даже поднять глаз: уставившись себе под ноги, она тщетно пыталась привести в порядок мысли.
В самом деле, что она вытворяет? Что за безумие швырнуло ее в объятия к незнакомцу? К человеку, о котором она знает только одно — что раз в неделю он появляется на экране телевизора?
— Я… я не подумала…
— Не подумали! — саркастически повторил он. — Охотно верю! Вы вообще когда-нибудь думаете, мисс Эллиот?
При этих словах Лия вздернула голову, глаза ее расширились от изумления и испуга. Он назвал ее по имени! Откуда он знает…
Но непроизнесенный вопрос умер у нее на губах. Лия поднесла дрожащую руку ко рту, фиалковые глаза ее потемнели от ужаса.
Только сейчас она по-настоящему увидела его лицо.
До сих пор она видела его лишь в профиль, левая сторона лица оставалась в тени. Кроме последних нескольких секунд, когда… тут Лия залилась краской… да, целовалась она с закрытыми глазами.
— Шон!
Только теперь она видела его лицо целиком, и от этого зрелища дыхание ее пресеклось. Даже в сумерках она ясно различала шрам — длинный, зубчатый, уродливый шрам, тянущийся от уголка левого глаза через щеку к подбородку.
Шрам был свежий, едва затянулся; очевидно, Шон получил эту травму совсем недавно.
Он больше не появится на экране телевизора; восторженные поклонницы не станут называть его «красавчиком», а фотографы из модных журналов — ловить в объектив его лицо. Красота Шона Галлахера погибла навсегда.
Шон, разумеется, сразу понял, что приковало ее внимание, куда она смотрит с таким ужасом в глазах.
— Красиво, не правда ли? — в голосе его звучала горькая ирония.
— О, Шон!
Глубокое сострадание охватило Лию, и она забыла обо всем остальном. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она шагнула вперед, протянула руку… Но он отшатнулся.
— И не думайте! — резко предупредил он. — Второй раз я на ту же удочку не попадусь!
— Какую еще удочку?! — Лия гневно топнула ногой, взметнув фонтан мокрого снега. — Да за кого вы меня принимаете?
— За женщину… — голосом он подчеркнул это слово, — женщину, которая готова броситься на шею первому встречному, позабыв о своих обязательствах!
Ну и нахал! Думает, раз он телезвезда, значит, ему все позволено! Однако… откуда он узнал?
— Да что вы знаете о моих… обязательствах?
Этот вопрос вылетел из ее уст помимо воли. Лию поразила внезапная мысль, от которой голова у нее пошла кругом.
Какая разница, откуда Шон Галлахер узнал об Энди? Скорее всего, он ничего и не знает, просто случайно попал в точку. Важно другое: пока Шон не заговорил об этом, сама она и не вспоминала о своем потенциальном женихе.
Лия закусила губу: ей стало горько и стыдно. Конечно, в первые минуты после аварии можно и собственное имя позабыть, не то что имя человека, который сделал тебе предложение. Но дальше-то, дальше… Не успела расстаться с одним, глядь — уже целуется с другим! Никогда до сих пор она не подозревала в себе такой ветрености!
Шон улыбнулся ей в ответ холодной, зловещей улыбкой.
— У меня сложилось впечатление, что вы из породы хищниц, которые заманивают в свои сети какого-нибудь доверчивого простака, разжевывают и выплевывают, когда он больше не нужен.
— Интересно знать, на чем основываются ваши заключения? Что вы знаете о…
— А мне и не нужно ничего знать, — ледяным тоном оборвал Шон ее гневный протест. — Мне достаточно видеть.
Он сделал презрительный жест, и глаза его опасно блеснули.
Только сейчас Лия сообразила, что выглядит отнюдь не пай-девочкой. Волосы ее были собраны в элегантный пучок, но он давно растрепался, и длинные черные пряди в беспорядке висят вокруг лица. Короткая юбка задралась, обнажая кружевные подвязки и кожу бедер. Пальто распахнулось, и в глубоком вырезе платья белеют округлости грудей.
Съежившись под холодно-пристальным взглядом Шона, Лия запахнула пальто и поспешно затянула пояс.
— Господи Боже, я была на вечеринке! Мы отмечали наступающее Рождество! Знаете, мир, благоволение и все такое…
— Благоволение? — повторил он. — К мужчинам, надо полагать?
— Послушайте, вы… — сверкнув глазами, начала Лия.
Но гнев ее пропал впустую. Налетел новый порыв ветра, и, не успев закончить фразу, девушка отчаянно застучала зубами.
— Мы что, всю ночь будем здесь стоять? — нетерпеливо поинтересовался Шон. — Так мы скоро в ледышки превратимся!
— Это уж точно!
Лия была рада любой возможности прекратить утомительный спор. Все, о чем она мечтала, — это вытащить автомобиль из канавы и продолжить свой путь. Сперва Шон Галлахер показался ей рыцарем, готовым прийти на помощь прекрасной даме, но теперь девушка поняла, как обманчива внешность. С виду он просто чудо, но по характеру… за все свои двадцать пять лет она не встречала такого наглеца и грубияна!
— Если вы поможете мне вытащить машину… — начала она, но осеклась, заметив, как Шон нахмурил брови.
— Исключено, — бесстрастно ответил он. — Без тягача и цепей здесь не справиться. И потом, я сомневаюсь, что она заведется. Вы только посмотрите на нее! — И он указал на злосчастный автомобиль.
Лия вынуждена была признать, что он прав. «Рено» торчал из канавы, уже занесенный снегом со всех сторон, передние его колеса глубоко ушли в месиво из мокрого снега и грязи. Да, без специального оборудования его отсюда не вытащить.
— Тогда, может быть, вы довезете меня до ближайшего гаража или какого-нибудь жилья?
Она с надеждой взглянула на автомобиль Шона. Пока они разговаривали, на крышу «БМВ» намело толстый слой снега; однако Лия не сомневалась, что эта великолепная машина заведется без проблем.
— Пожалуйста, — прибавила она, хотя сейчас была вовсе не расположена к вежливости.
В ответ Шон рассмеялся сухим, безрадостным смехом.
— До ближайшего гаража, дорогая мисс Эллиот, не меньше десяти миль езды в ту сторону. — Он указал туда, откуда приехал. — И мне совершенно не улыбается повторять этот путь в такую погоду. Нет настроения рисковать жизнью. Вы звонили в дорожную службу?
— Я не член дорожного клуба… — пробормотала она. Увидев, что Шон поморщился, Лия торопливо воскликнула:
— Черт побери, я купила машину всего неделю назад! И потом, чтобы вызвать помощь, нужен сотовый телефон, а моей зарплаты на такую роскошь не хватает.
Она покосилась в сторону обтекаемых линий «БМВ». Роскошный автомобиль, явно очень дорогой…
— А вот у вас в машине, наверно, мобильник новейшей модели! Если вы позволите…
— Нет, у меня нет мобильника в машине, — холодно ответил Шон. — За рулем я предпочитаю не отвлекаться на звонки. Что же касается «какого-нибудь жилья» — не трудитесь искать, его здесь нет. Если не считать моего коттеджа. Я, собственно, и купил его, прельстившись уединенностью места.
— Что же мне теперь делать? Как добраться до дома? — в голосе ее послышалось отчаяние. Шон пожал широкими плечами.
— У вас есть выбор. Остаться здесь до утра… Лия возмущенно округлила глаза. И думать нечего! Она замерзнет еще до полуночи!
— Или?
— Или поехать со мной. Мой дом недалеко отсюда. Если поторопимся, успеем до того, как занесет дорогу. Вашу машину, боюсь, придется оставить. Но беспокоиться вам нечего: если кто-нибудь и захочет ее угнать, едва ли сможет сдвинуть с места. Ночь вы проведете со мной, а там будет видно.
— Провести ночь с вами! — не веря своим ушам, повторила Лия. — Да вы шутите!
Теперь-то рассудок к ней вернулся! Она ясно понимала, что не должна садиться в машину к незнакомому человеку и ехать с ним Бог весть куда. С мужчиной, которому она не доверяет. С мужчиной, который уже доказал, что может быть опасен. Во многих отношениях.
"Ты не его боишься, Лия, — прошептал ей внутренний голос. — Ты боишься себя, своих безумных порывов, своего…» Но Лия приказала внутреннему голосу заткнуться.
— Еще чего не хватало! Нет уж, лучше положиться на милость природы!
Она гордо выпрямилась, ожидая, что он исправит свою формулировку и даст ей гарантии… Однако Шон равнодушно пожал плечами.
— Ваше право, леди. Спокойной ночи. Не веря своим глазам, открыв от изумления рот, Лия смотрела, как он поворачивается и идет прочь. Не может быть! Неужели он собирается ее бросить?
Да, похоже, именно так. Лия вздрогнула. Новый порыв ледяного ветра пробрал ее до костей.
— Вы не можете… — воскликнула она, с трудом перекрикивая вой ветра. — Не можете бросить меня на дороге!
Шон остановился, обернулся, прищуренными глазами вглядываясь в темноту.
— Не могу, говорите? Что ж, проверим! — И он снова двинулся к своей машине.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рождественская карусель - Уолкер Кейт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Рождественская карусель - Уолкер Кейт



Дочитала до 6-ой главы.Мне очень не нравится главная героиня - истеричная,хамовитая самка,которая то вешается на шею главному герою,готова отдаться сразу на пороге,то прикидывается недотрогой,ну прямо целка-фанатичка.А главный герой,похоже,думает не головой,а головкой,так ему,как бы,не важно,как она себя ведёт,он её хочет и точка.Примитив.
Рождественская карусель - Уолкер Кейтalschen
6.05.2014, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100