Читать онлайн Сердцеед, автора - Уолен Ким, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердцеед - Уолен Ким бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердцеед - Уолен Ким - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердцеед - Уолен Ким - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уолен Ким

Сердцеед

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Не успела Лаки вернуться на пикник, как на нее тут же накинулась Пинки, схватила за руку и потащила к регистрационному столу.
– Черт тебя побери! Где тебя носит? Немедленно иди сюда! Где призы? Куда ты подевала волейбольные мячи? Кого из судей ты пригласила? Пока, во всяком случае, еще никто не пришел! Соревнование должно начаться через десять минут, а у нас еще ничего не готово! Рик просто в бешенстве! Он тебя убьет!
Лаки оглянулась на Сэма, выбирающегося из машины, слабо улыбнулась ему, пожала плечами и попыталась унять Пинки.
– Успокойся. Мячи лежат у Мэтта в грузовике, мы их туда еще вчера вечером положили, и он об этом прекрасно знает. Призы у меня, в кабине грузовика. Не класть же их на самое видное место? Мы их потом оттуда заберем. Судьей будет Хэнк Снайдер, а он всегда приходит вовремя, ни минутой раньше, ни минутой позже, так что он не опаздывает, не беспокойся. С ним будет еще один человек. А по поводу Рика – ты же знаешь, он приходит в бешенство каждые пять минут.
Господи! Ну почему они ничего не могут организовать без нее? Почему, если ее нет рядом, они не могут договориться даже друг с другом? Похоже, и Мэтт, и Пинки чувствовали себя совершенно беспомощными. Ей нужно было вернуться минимум час назад.
– Просто расслабься, Пинки, хорошо? Все будет в порядке. Участники команд уже зарегистрировались? Все получили форму? С правилами ознакомились?
– Да, да и еще раз да. – Пинки ворошила какие-то бумаги.
– Все знают, когда начало? Знают, когда нужно сюда прийти?
– Да, да. – Пинки кивнула. Лаки усмехнулась:
– Значит, теперь я больше не нужна? Я могу идти?
– Да ты что! Что значит «больше не нужна»?! А если что-нибудь пойдет не так? Что, если...
Пинки смотрела на нее почти с ужасом. Лаки положила руку ей на плечо:
– Расслабься, подруга. Все будет хорошо.
В этот момент раздался резкий пронзительный свист. Она взглянула на часы. Четыре. Пора начинать. На площадке появился Хэнк Снайдер. Она собрала две первые команды – самих участников, их друзей и родственников, пришедших поболеть, еще раз объяснила правила, представила всем Хэнка в качестве судьи, чьи решения не подлежат обжалованию, и соревнования наконец начались.
Когда мяч первый раз перелетел через сетку, она мельком взглянула влево и увидела Сэма, с улыбкой наблюдающего за ней. Ее охватила дрожь, пробежавшая по всему телу и замершая где-то в горле. Ей нравилось, когда он смотрел на нее с этой сексуальной ухмылочкой. Безумно нравилось.
Четыре часа пролетели незаметно. Лаки стояла около регистрационного стола и заполняла бумаги, когда сзади к ней внезапно подошел Сэм и обхватил за талию. Она подпрыгнула, развернулась в его руках и недоуменно уставилась на него.
– Соревнования закончились. Поедем домой.
И в постель, хотелось ему добавить, но он сдержался. Он взглянул ей в глаза, обнял покрепче и притянул к себе.
– Куда ты торопишься?
– Ну, я бы не хотел оставлять Картошку и Джей-Джея надолго одних. Ты знаешь, в какую историю они могут влипнуть.
– Нам надо было взять их с собой. Обоих. Они вполне могли погонять здесь мяч.
Сэм кивнул. Да, он мог бы взять их с собой, но эта так называемая болезнь Мисси перевернула все его планы, так что он предпочел, чтобы Картошка и Джей-Джей все-таки остались дома.
– Что ж поделаешь, так получилось. – Он наклонился и прижался носом к щеке Лаки.
Она снова подпрыгнула, отстранилась и уперлась руками в его грудь:
– Сэм, я на работе. Он отпустил ее.
– Когда ты заканчиваешь?
– Примерно через час.
– Могу я отвезти тебя домой?
Она посмотрела на него в нерешительности.
– Сэм, здесь мой грузовик. И мне, наверное, придется задержаться. Ты поезжай домой когда захочешь, хорошо? Я потом приеду, и мы сможем обсудить все наши проблемы, если в этом есть необходимость.
Сэм думал об этом. Он может остаться здесь и помочь Лаки. Но наверное, все-таки лучше вернуться к Джей-Джею. Накормить его ужином и отправить спать. А потом дождаться возвращения Лаки. Тогда, возможно...
Внезапно его осенила великолепная идея.
– Это был долгий день, Лаки, полагаю, мне лучше поехать домой. Может быть, увидимся позже.
При этих словах на его лице появилась лукавая улыбка, но он ничего не мог с этим поделать.
Лаки оторвалась от бумаг, уложенных в коробку из-под призов, поправила выбившуюся прядь и посмотрела на Сэма. Господи, как же она устала! Так устала! Она мечтала о горячей ванне, полной воздушных пенящихся пузырьков, о массаже и о каком-нибудь волшебном расслабляющем напитке...
– О'кей, Сэм, увидимся позже.
Она повернулась, подхватила коробку с оставшимися призами и поставила ее себе на бедро. Сэм слегка помахал рукой, собираясь уходить.
– Позже, Лаки.
Но это «позже» очень скоро наступит.
– Сэм?
– Да?
– Спасибо, что ты приехал сегодня. Даже несмотря на то что все пошло не так, как мы планировали. Я была рада видеть тебя здесь. – Лаки устало улыбнулась.
– Никаких проблем. – Он улыбнулся в ответ.
Никаких проблем, абсолютно.
Лаки освободилась только поздним вечером. Настолько поздним, что предпочла отказаться от ужина в компании Мэтта и Пинки и поехала домой. Она совершенно выбилась из сил.
Подъезжая к дому, она улыбнулась и покачала головой. Какой странный сегодня был день. Все шло не так, как должно было идти. Преподобный отец Холком сломал ногу. К нему приехала Мисси. Сэм целый день глядел на нее с этой своей многозначительной улыбкой. Пинки строила глазки Мэтту при любой возможности. А он отвечал ей тем же. Приторно-сладкая парочка.
В глубине души Лаки была очень рада за них. Они оба нуждались в ком-то. И Мэтт наконец перестанет ходить за ней хвостом.
Тяжело вздохнув, она заехала на дорожку, добралась до гаража и выключила мотор. Тишина. Мертвая тишина обступила ее со всех сторон. Может быть, просто завалиться на сиденье и остаться спать здесь? Эта мысль была почти соблазнительной. Лаки слишком устала даже для того, чтобы дойти от грузовика до двери черного хода.
Но она постаралась перебороть собственную слабость. Заставила себя выйти из машины, медленно пересекла двор, поднялась на крыльцо, зашла на кухню, поднялась по лестнице наверх, миновала коридор и уже почти добралась до своей спальни, так и не включив по дороге свет.
Внезапно она остановилась и зажмурилась, потом открыла глаза.
Из ее спальни лился приглушенный свет, сопровождаемый мягким, едва ощутимым ароматом. Озадаченная, она вошла внутрь.
Ее спальню озаряло трепещущее пламя свечей. Они стояли повсюду: на комоде, книжной полке, столе, тумбочках около кровати. Сама кровать была застелена светло-зелеными простынями, словно приглашавшими в волшебную сказку. На постели лежал кружевной черный халат, новый, не из гардероба Лаки, а одну из тумбочек украшало ведерко со льдом и бутылкой шампанского в компании двух хрустальных бокалов, вазы с клубникой и нескольких швейцарских шоколадок. Рядом стояла ваза с дюжиной роз на длинных стеблях. Утром они раскроются и будут благоухать.
Утром, если только это все ей не мерещится.
Лаки знала, кто был автором этой атмосферы неги и соблазна. Знала точно. Но она слишком устала, чтобы бороться с этим.
Сэм вышел из глубины ее спальни, и она взглянула на него. Не говоря ни слова, он медленно пошел к ней, протянув вперед руку. Лаки подняла ладонь, их взгляды встретились, пальцы переплелись, и он притянул ее ближе к себе. Потом вышел из спальни, по-прежнему в полном молчании, и потянул за собой, вниз, в ванную комнату.
Здесь тоже дрожали язычки множества свечей. Большая антикварная ванна, гордость и радость ее матери, была до краев наполнена горячей водой и сверкающими пузырьками пены. Рядом лежали мягкие пушистые полотенца. Пахло свечами и ладаном.
Сэм повернулся к Лаки, долго, не отрываясь, смотрел ей в глаза, а затем взялся за край ее тенниски, приподнял, а затем стянул через голову. Она не противилась.
Все, что произошло сегодня, по-прежнему беспокоило ее, но она не задавала вопросов и все еще смотрела ему в глаза. Медленно, ласково, заботливо он раздел ее. Кроссовки, джинсы, спортивные носки, шелковый бюстгальтер, хлопковое бикини...
И вот она стоит перед ним. Обнаженная. Дрожащая. Жаждущая. Вглядывающаяся в его глаза. Ждущая...
Он рассматривал ее тело, словно изучал античную статую, и осторожно, но чувственно гладил ее кожу. Она дрожала все больше и больше под его взглядом, а он просто пожирал ее глазами. Наконец он сделал шаг вперед, даже полшага, и поцеловал ее в губы. Так легко. Едва-едва. Словно хотел попробовать на вкус. Их тела не соприкасались, только губы.
Казалось, это длится уже вечность, но вот Сэм отстранился и повел ее к ванне.
Он помог сделать ей шаг внутрь, и, застенчиво взглянув на него, Лаки опустила сначала одну, потом другую ногу в успокаивающую теплоту ванны. Через секунду она погрузилась в воду. Помимо воли с губ ее сорвался вздох. Сэм сел рядом, свернул полотенце в валик и подложил ей под голову.
Она подняла на него глаза.
– Расслабься, Лаки, – прошептал он, – просто расслабься. Я позабочусь обо всем.
Он убрал выбившиеся локоны с ее лба, затем дотянулся до резинки, стягивавшей волосы в «конский хвост», и снял ее, заставив непослушные пряди рассыпаться по плечам.
Лаки внимательно смотрела на него. Ей было трудно дышать. Он сделал все это ради того, чтобы доставить ей радость, чтобы поухаживать за ней. Что это значило? Что он действительно любит ее. Но навсегда ли эта любовь?
Или она просто очередное его мимолетное увлечение? Господи, надеюсь, что нет, сказала она сама себе. Потому что после этой ночи она никогда не станет прежней, Лаки знала это совершенно точно. Впервые в жизни она чувствовала себя так, будто у нее выросли крылья за спиной. Ее любили, баловали, хотели, ублажали. И после всего этого, без тени сомнения, она будет любить Сэма Керка до конца своих дней.
Она положила голову на полотенце и погрузилась глубже, наслаждаясь возбуждающей теплотой воды и ненасытным взглядом Сэма. Она воспользуется данным ей шансом.
Лаки закрыла глаза. Но вдруг почувствовала какую-то рябь и моментально открыла их снова. Сэм погрузил в воду полотенце, аккуратно выжал его и накрыл лицо Лаки. Она опять закрыла глаза, чувствуя, как тонкие ворсинки щекочут ее кожу около уха, вокруг шеи и ниже, около ключицы.
Вода всколыхнулась еще раз, и она снова ощутила прикосновение полотенца, сначала на одном плече, потом на другом, затем вниз по спине, вокруг груди и вниз по рукам.
Лаки расслабилась, словно провалившись в головокружительную приятную негу. Ее чувства и уставшее тело не могли противиться заботе и вниманию Сэма.
Она погрузилась еще глубже в воду.
Через несколько секунд раздался новый всплеск, потом еще один. Лаки открыла глаза и увидела, как уже раздевшийся Сэм становится в ванне рядом с ней.
– Выпрямись, Лаки, – прошептал он. Она повиновалась.
– Повернись.
Она снова послушалась. Сэм сел за ее спиной, так что вода выплеснулась из ванны. Потом он склонил ее на свою грудь и обнял.
– Уммм... – прошептал он ей в ухо.
В ответ Лаки положила голову ему на плечо. Сэм прижал ее к себе покрепче, их ноги переплелись. Они были так близко друг к другу! Казалось, весь остальной мир перестал существовать. Их было только двое. И они были вместе...
Свечи мерцали в темноте, сверкала белоснежная пена. Сэм сжимал ее в объятиях. Блаженство. Истинное блаженство.
– Устала, дорогая?
Лаки кивнула, не поднимая головы с его плеча. Когда Сэм Керк стал таким милым? Таким заботливым, ласковым, внимательным возлюбленным?
Его руки исследовали ее тело мягко, неторопливо, последовательно – плечи, бока, шею, грудь. Он ласково сжал ее соски, перекатывая их между большими и указательными пальцами. Потом его руки скользнули вниз по животу, мимо пупка и ниже, ниже, пока не остановились между ее ног, где Лаки была влажной и жаркой, и виновата в этом была отнюдь не горячая вода ванны.
Сэм осторожно поглаживал ее ладонями и кончиками пальцев, постепенно надавливая все сильнее и сильнее, круговыми, неспешными, почти ленивыми движениями. Лаки никогда не думала, что простое прикосновение может доставить столько несказанного удовольствия.
Вода понемногу выплескивалась то с одной, то с другой стороны ванны, но это ее не волновало. О ней было кому позаботиться, взять на себя решение всех вопросов. Сэм. Остальное в этом мире в данную минуту не имело значения. Никакого значения.
Спустя некоторое время Сэм отстранил ее.
– Дай я помою твои волосы, милая.
Расставаться с теплотой его тела не хотелось, но Лаки повиновалась. Она запрокинула голову, волосы упали на спину. Сэм стал поливать их водой, сбегавшей обратно в ванну быстрыми струйками..Потом он налил в ладонь шампунь и начал втирать его в мокрые пряди, одновременно массируя кожу головы.
Лаки снова почти легла на него. Его пальцы на ее коже, в ее волосах были такими чудесными, расслабляющими и очень-очень сексуальными. Тем временем он начал смывать пену с ее волос, продолжая массировать кожу подушечками пальцев. Никогда раньше она не чувствовала себя такой любимой и избалованной. Никогда раньше она не думала, что Сэм может быть таким заботливым.
Он начал перебирать ее длинные волосы, не прекращая массаж. Лаки закрыла глаза. Его ладони и волшебные пальцы медленно переместились вниз, на ее шею, начали растирать уставшие мускулы, потом занялись плечами, и это скользящее поглаживание было таким убаюкивающим, что ее голова помимо воли стала клониться набок.
Наконец настала очередь спины.
– Я даже и предположить не мог, что у тебя такие крепкие мышцы, – прошептал он. Лаки словно таяла от его прикосновений.
– Я тоже не могла предположить ничего подобного. Сэм, мне так хорошо.
Он наклонился ближе:
– И это только начало, дорогая.
Его горячее дыхание обожгло ее ухо. Она задрожала.
Прошло несколько минут. Сэм смыл мыло и шампунь с ее волос и тела, вылез из ванны, взял ее за руку и помог встать. По-прежнему не отпуская, он прижал ее к себе и обернул их обоих одним большим мягким полотенцем. Их тела, влажные и горячие, казалось, слились в одно. Лаки прижалась щекой к его груди, чувствуя, как бьется его сердце, ощущая мощную теплоту его паха, настойчивость и силу мужского органа около своего живота. Она ласково потерлась носом о его грудь и прижалась плотнее, а он начал вытирать полотенцем ее волосы и спину.
Наконец он нашел в себе силы отстраниться от нее, и они вытерлись досуха.
Лаки охватило безумное желание. Ей хотелось, чтобы это повторялось снова, снова и снова. Но только вместе с Сэмом. Только с ним одним. Каждый раз, когда они занимаются любовью. До конца их дней.
Господи, она любит его!
Сэм взял ее за руку и повел наверх.
Спальня, наполненная ароматом и зыбким светом мерцающих свечей, казалось, перенеслась сюда из романтического средневекового замка. Сэм подошел к кровати, взял кружевной халат и накинул Лаки на плечи, а потом отступил на несколько шагов.
– Ты такая красивая!
Их глаза снова встретились, и они улыбнулись друг другу.
– Я люблю тебя, – прошептал он, – и я хочу, чтобы ты знала об этом до того, как между нами что-нибудь произойдет.
Лаки склонила голову в знак согласия, внезапно почувствовав себя слабой и беззащитной:
– Да, я знаю.
– Ты такая сексуальная.
Лаки окинула себя взглядом и пожала плечами.
Сэм подошел ближе, обнял ее за плечи и развернул к зеркалу. Стоя сзади, он положил руки ей на талию и прижал к себе.
– Посмотри на себя. Ты красива и сексуальна. И ты моя.
Ее охватило новое, неведанное ощущение. Она взглянула в зеркало. И увидела. И почувствовала, как руки Сэма скользят по изгибам ее тела, вдоль бедер, по груди, ласкают ее, спускаются вниз, по животу, к пушистому холмику. Она жаждала его прикосновений. И всего Сэма.
Наконец она подняла глаза и посмотрела ему в лицо. Их глаза встретились в зеркале, он наклонился и стал покусывать ее шею, не переставая поглаживать низ живота.
В одно мгновение она сбросила халат с плеч, и он прижал ее к себе. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой желанной и любимой. Он сводил ее с ума.
Повернувшись, она обхватила его лицо руками и начала целовать – целовать так, как не целовала никогда и никого. Ее преследовала единственная мысль: пусть это продолжается вечно. Она хочет просыпаться с такими поцелуями. Она хочет засыпать с такими поцелуями. Она хочет, чтобы такие поцелуи сопровождали ее с утра до вечера каждый день.
Может ли девушка быть такой счастливой?
– Лаки... постель... – пробормотал Сэм. Ему не пришлось повторять это дважды. Через секунду они упали на простыни.
Он лег на нее сверху и покрыл жаждущее тело поцелуями. Она позволила ему делать все, что он хочет. Их руки искали друг друга, Лаки почувствовала, как он вошел в нее, и через минуту они слились в безумном бушующем экстазе.
Внутри нее словно взорвалось что-то, Сэм содрогнулся, извергаясь в нее, и она поняла – это только начало, начало длинного пути и долгой, чудесной ночи, полной страсти, чувств, прикосновений, объятий, пыла и неги. Они оба забыли про сон. И даже не притронулись к шампанскому и клубнике...




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердцеед - Уолен Ким



Такой легкий роман, без истерик, мучений и пр.прочитала на одном дыхании. Мне понравился:-)
Сердцеед - Уолен КимНаталья
7.03.2014, 23.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100