Читать онлайн Любовь и горы, автора - Уолен Ким, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и горы - Уолен Ким бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и горы - Уолен Ким - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и горы - Уолен Ким - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уолен Ким

Любовь и горы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Гейл проснулась оттого, что кто-то расстегивал молнию полога палатки. Встав на колени и откинув спальный мешок, она остолбенела от испуга, увидев, как кто-то пробирается внутрь. Полоска лунного света сквозь отверстие осветила незваного гостя и палатку изнутри.
– Гейл, – зашептала фигура.
Гейл перевела дух.
– Шелби! – сказала она взволнованно. – Ну и напугала же ты меня. Залезай сюда, – быстро скомандовала она.
Шелби вползла в палатку, и полог закрылся. Она протянула руку.
– Возьми. Кто же еще средь ночи полезет в твою палатку?
Гейл взяла баночку с мазью из рук Шелби.
– Никто. – Она бы ни за что на свете не рассказала Шелби, как минуту назад представляла, что Билл пришел к ней.
– Что это? – Гейл открыла крышку баночки.
– Мажься и благодари.
Гейл молча благословила ее. Она вскакивала и ворочалась в течение двух последних часов, стараясь найти удобное положение для сна. Она даже не хотела думать о завтрашнем дне.
– Спасибо.
– Болит?
Гейл сверкнула глазами.
– А как ты думаешь? Вернуть сейчас?
– Нет, я уже воспользовалась. Можно тебя растереть? Думай, Гейл, а то мне надо идти.
– Давай иди, ты, похоже, торопишься, – ехидно сказала Гейл. Потом открыла мазь. Она вдохнула какую-то мерзость и резко отвернулась от едкого запаха. – Ну, чего ты ждешь?
Шелби повернулась к выходу, но заколебалась.
– Гейл, неужели ты так несчастна?
– Нет, просто иди к Маку, кажется, вы созданы друг для друга.
– Он мне в самом деле нравится. Тебе и правда плохо?
– Нет, я прикидываюсь. – Гейл взглянула на нее.
– Ощущение, будто ты спала с кем-то всю ночь без всякого удовольствия, правильно? – произнесла Шелби с иронией в голосе.
Гейл отвела взгляд от спального мешка:
– Не очень-то я интересуюсь этим в последнее время. Да и не припоминаю, чтобы когда-нибудь у меня это было с особенным удовольствием.
Присев на спальный мешок, Шелби сказала с усмешкой:
– Значит, Гейл, ты занимаешься любовью не с теми мужчинами. Разве я не говорила тебе бросить этих слабаков?
– Шелби! – Гейл отодвинулась от нее. – Во-первых, я не сплю с каждым, с кем встречаюсь. Во-вторых, я бы не против испытать, как это говорят, незабываемые ощущения.
– Тогда ты пропускаешь удобный случай, – выпалила Шелби напоследок, – держу пари, Билл занялся бы любовью, как дикарь. Что ты думаешь?..
Щеки Гейл зарделись, благо было темно. Если бы Шелби только знала, что было у нее на уме совсем недавно, но она не догадалась.
– Я так не думаю, – резко ответила Гейл, – оставь меня, мне нужно натереться мазью, чтобы заснуть.
– Хорошо, в самом деле, мне кажется, я влюблена в него.
Гейл широко открыла глаза и бросила быстрый взгляд на Шелби:
– Уже?
Шелби пожала плечами:
– Ну, ты знаешь, любовь с первого взгляда есть.
Гейл отвела глаза, она не хотела думать о том, что Шелби может влюбиться.
– Да-а-а, ну давай подождем и увидим, что произойдет, когда ты будешь готова возвратиться в Кентукки.
В палатке наступила тишина.
Потом Шелби направилась к выходу.
– Спокойной ночи.
После того, как Шелби ушла, Гейл долго смотрела в темноту. У нее появилось ощущение, что Шелби сказала ей не все. Она и в самом деле была несчастна. Она устала воевать с Биллом и с собой, спрашивать себя, нужно ли ей наяву почувствовать, как его руки обнимут ее. В ее положении было что-то унизительное, несмотря на то, что Билл – она не сомневалась – тоже не был равнодушен к ней. Она ощущала это всем своим существом. Когда он оказывался рядом и на расстоянии. Он, возможно, занимался бы любовью как дикарь, но почему-то это не слишком волновало ее. Она сама не понимала, к чему стремилась, что притягивало и что отталкивало ее.


Пора было вставать. Гейл определила это по солнечному зайчику, пробежавшему по стене палатки. Она слышала, как топтались лошади и ковбои покрикивали друг на друга, когда кормили лошадей. Она заснула только под утро. Мысли, наслаиваясь, не давали ей покоя. Хотя она спала недостаточно, но чувствовала себя вообще-то неплохо, короткий сон освежил ее. Но мысли о Билле не отпускали ее. Она не сумела овладеть ситуацией и ненавидела себя за свою растерянность. Ну ничего, она с этим разберется. Сейчас ее беспокоили неприятные ощущения. В желудке опять урчало, и нужно было срочно вылезать из палатки.
– О, мне еще готовить проклятый завтрак, – ворчала Гейл, не слишком сдерживая себя. Она ковыляла вокруг палатки и хромала от боли в ноге. Не сняв футболку, в которой спала, она натянула бюстгальтер под нее. Одевшись, Гейл поворчала еще немного, роясь в походной сумке в поисках неуловимого рулона туалетной бумаги. Наконец она схватила рулон, натянула сапоги, расстегнула полог палатки и выскочила в утреннюю свежесть. Оглядевшись, она взяла совок и направилась за палатку к роще. Теперь ей было совсем плохо. Дорого бы она дала за то, чтобы все оказалось дурным сном. Она не могла спать, хотела в туалет, должна была готовить завтрак для оравы ковбоев, и каждая мышца после вчерашней тряски на лошади напоминала о себе. И вдобавок ей все время снился Билл Уинчестер, этот неотесанный ковбой! Наконец Гейл остановилась за хвойным деревом, оно было неохватное и давало много тени, – то, что надо. Она бросила туалетную бумагу и выкопала ямку по инструкции. Расстегнув пояс, потом молнию, она спустила джинсы до бедер.
Сзади хрустнула ветка. Гейл оглянулась и подтянула штаны. Застегиваясь на ходу, Билл вышел из-за другого большого хвойного дерева. Гейл перевела дыхание. Он повернулся и, кажется, смутился.
– Доброе утро. – Он церемонно поклонился.
– А не пошли бы вы…
Он покорно удалился, насвистывая. Гейл подождала, пока он скрылся, чтобы заняться своим делом.
Когда она вернулась к палатке, ее настроение нисколько не улучшилось. Зайдя за палатку, она плеснула воды на лицо, вымыла руки, почистила зубы. Если бы она могла принять душ. Она утомилась от этих неудобств. Шел только второй день.
Она неохотно направилась к походной столовой.
– Доброе утро.
– Привет, Гейл, – сказала Шелби.
Она и Мак сидели за походным столом и потягивали кофе из дымящихся чашек. Гейл приблизилась и села.
– Я вижу, ты не сказал доброе утро, – проворчала она, взглянув на Мака.
– Взбодрись, Гейл, – очень весело ответил он. – Сегодня прекрасное утро.
– Уж конечно. – Она огляделась вокруг. – Чего же здесь прекрасного?
Зевая, она вытянула руки на стол, опустила вниз голову и закрыла глаза.
– Кофе еще остался? – Кто-то погладил ее по руке. Она догадалась, что это Шелби. – Я налью тебе немного, – сказала подруга.
– Ты лучше бы… Знаешь, ты виновата во всем.
– Успокойся, Гейл. Ты прекрасно отдыхаешь, не так ли?
Гейл открыла один глаз и приподняла бровь.
– О да, Шелби. Я отлично провожу время. Это может сравниться разве что с поездкой за покупками на родео.
Шелби поставила металлическую чашку для кофе перед ней, и Гейл поднялась.
– Ты никогда не делала покупки на родео, так откуда ты знаешь, сколько удовольствия это приносит?
Гейл хлебнула кофе и скривилась от горячей температуры. Она хлебнула еще глоток черной бурды и закрыла глаза. Тепло разлилось по телу, и она не могла не признать, что это было неплохо.
– Гейл, знаешь, тебе нужно готовить завтрак.
Она сидела с закрытыми глазами и потягивала кофе.
– Ковбои ждут не дождутся хоть чего-нибудь.
– Гейл, я развел огонь для кофе час назад, – вставил Мак. – Ну и устроят они тарарам, если не учуют запах шипящего бекона. Может, мне лучше пойти и подбросить еще дров? – Он встал.
Гейл резко поставила чашку. Часть кофе пролилась ей на руку.
Она посмотрела на Мака.
– Я приготовлю проклятый завтрак. – Она поднялась, забирая свой кофе с собой. Мак помешал угли и добавил еще керосина.
Гейл вытащила бекон, картофель, яйцо и замороженное печенье, разложила на разделочном столе. Она разогревала большую железную сковороду на плите, когда кто-то подошел сзади.
– Почему не готов завтрак? – Голос был твердый, невозмутимый, и ей не надо было догадываться, кому он принадлежит. Гейл не отрывала взгляда от пакета с беконом, с которым она возилась, и прерывисто дышала. Она не повернулась – не смогла это сделать.
– Я готовлю.
– Уже больше шести. Нам надо было бы уже поесть.
Гейл ощущала дыхание Билла сзади на шее. Оно было горячее, влажное.
– Я проспала, – ответила она, все еще стараясь отделить кусочки бекона. Не могла же она объяснять ему, как ей привиделось, что он забрался в ее спальный мешок. Ей хотелось казаться столь же невозмутимой, как и он. Она должна спокойно готовить завтрак.
Если б она только могла открыть проклятый бекон! Гейл потянулась за кухонным ножом.
– У вас пятнадцать минут, мисс Мартин.
Гейл повернулась и посмотрела Биллу в глаза:
– Вы что, не видите, я стараюсь? Почему вы не можете оставить меня в покое? Я приготовлю этот дурацкий завтрак.
Шагнув вперед, Билл положил пальцы на нож.
– Будьте осторожны с этим.
– Да, – отрывисто бросила она.
– Дайте его мне.
– Он мне нужен, чтобы открыть бекон.
– Я сказал, дайте.
Гейл следила за его взглядом.
– Возьмите.
Он взял, потом встал сзади и разрезал пакет с беконом. Потом бросил нож и пакет на разделочный стол.
– Вот.
Его взгляд пронзил Гейл. Она стояла не двигаясь, и он тоже не шевелился. Она подумала, что он не так уж и злится. Ну, если бы он ненадолго оставил ее в покое, она положила бы бекон на сковородку.
– Спасибо. А сейчас, если вы посторонитесь, я буду очень… – Она не договорила. Билл молчал, пожирая ее глазами.
– Я ожидаю завтрак к пяти тридцати каждое утро, мисс Мартин.
– Тогда мне нужно, чтобы кто-нибудь будил меня. Видите ли, у меня нет будильника, и я не привыкла вставать с петухами.
Он сделал шаг вперед и наклонился ближе.
– Хотите, чтобы я сам будил вас? – спросил он, наклоняясь ближе, чтобы слышала только она.
Гейл остолбенела от такой смелости. Отступив назад, она отрывисто бросила:
– Уж как-нибудь обойдусь.
– Тогда впредь готовьте пораньше. Я ожидаю…
Она добавила:
– Что ожидаете, то и получите.
Он нахмурился:
– Я ожидаю, Гейл, что когда женщина берется за такую ответственную работу, как приготовление пищи для туристов и персонала, она встанет вовремя. Если она знает свои обязанности.
Гейл сощурилась.
– Я не знаю, что вы подразумеваете.
– Я подразумеваю – я уже говорил – вы не подходите для нашей экспедиции.
Гейл взвилась. Она не отдавала себе отчета.
– Для вашей экспедиции! Ха! Много на себя берете! Я приготовлю такое, что вашим ковбоям и не снилось. В этих условиях… – Она перевела дух. – Дайте мне сорок пять минут.
– Пятнадцать.
– Тридцать пять.
– Двадцать.
– Тридцать.
– Начинайте.
Билл окинул ее свирепым взглядом. Все-таки она, совершенно того не желая, вывела его из себя.
Спохватившись, Гейл взглянула на Мака и Шелби, все еще сидящих за столом. Она отвернулась, чтобы они не заметили ее дурацкой улыбки. Весь разговор не означал ничего, но он впервые назвал ее по имени. Это так обрадовало ее. Гейл потребовалось полчаса, чтобы разложить все к завтраку, соблюдая буфетный порядок. На самом деле времени прошло немного больше, но она не думала, что Билл действительно явится. Она не знала, за что хвататься: то ли жарить бекон, то ли чистить картофель, то ли убирать мусор. Наконец она поняла, что без помощи Шелби и Мака ей не обойтись. Бекон вышел хрустящим и поджаристым, и она положила аппетитные кусочки стечь на бумажное полотенце. Мак мелко нарезал лук и зеленый перец и также уложил рядами на полотенце.
Тем временем Гейл натерла картофель на терке для оладьев, накрошила булку в большую миску, вылила в нее болтушку из взбитых яиц, положила соль, перец, каплю горчицы и несколько порций ворсестерширского соуса и «Табаско».
Когда бекон был готов, она смешала его с болтушкой из яиц, добавила две ложки тертого сыра и вылила всю массу в большую кастрюлю для тушения, предварительно обдав ее антипригарным спреем. Потом это все отправилось в духовку. Пожалуй, первый раз в жизни Гейл задумалась о том, что если температура в духовке будет низкой, то это может сказаться на качестве стряпни. Потом она принялась за оладьи, стараясь равномерно подрумянивать их.
Мак приготовил еще кофе, а Шелби нарезала дольками апельсины. Когда время подошло, Гейл заглянула в духовку и увидела, что блюдо не сгорело, а выглядело вполне аппетитно. Она с облегчением вздохнула. Не успела она сделать последние приготовления, как ковбои и туристы двинулись к палатке. Они накладывали жаркое, картофельные оладьи и дольки апельсинов на тарелки, наполняли свои чашки кофе и отходили к походным столам; за ними пришли Мак и Шелби, потом Билл. Он остановился, рассматривая, что она приготовила. Потом медленно повернулся к ней. Их взгляды встретились, и Гейл с трудом поборола дрожь. Билл приблизился к столу, взял две тарелки, протянул одну ей.
– Пора есть, – сказал он нарочито равнодушно. Она нерешительно шагнула вперед и взяла тарелку. – У вас все получилось, – сказал он.
Гейл улыбнулась краешком рта.
– Да.
Билл оглянулся на туристов и ковбоев, которые с удовольствием поглощали завтрак.
– Питательный и сытный? Хм…
Гейл кивнула.
– Ну тогда, – он повернулся с тарелкой в руке, – стоит подкрепиться. – И улыбнулся ей.
Гейл просияла.


Гейл не могла поверить, что она прожила большую часть второго дня. Маршрут лежал в глубь черного хребта Сан-Хуан. За завтраком Билл сказал, что они будут ехать до позднего полудня, а вечером сделают привал у заброшенного городка горняков возле речки Бэр-Крик. Они пробудут в лагере последние две ночи, а потом отправятся дальше, к Элк-Парку. Они будут жить на стоянке до тех пор, пока туристы не уедут поездом «Нэрроу-Гаудж» в Дюранго. Билл, Мак и другие ковбои возвратятся на ранчо на лошадях. Удивительно, но двенадцать миль верхом на старой кляче обошлись без серьезных приключений. Более того, Гейл испытывала огромное наслаждение, внимательно разглядывая открывающуюся перед ней картину, такую же огромную, как мир. Кроме того, она могла раздумывать о Билле сколь угодно. Много раз в своих мечтах она будто ощущала прикосновение его руки к своему телу.
По ее спине пробежала дрожь, но она быстро справилась и стала рассматривать ландшафт. Они преодолевали то спуск, то подъем по узкой предательской тропе. Они ехали сквозь горные ущелья, по лугам с крошечными яркими цветами и по пролескам с буйной растительностью. Как только они поднялись выше, горы стали скалистыми и безлесными.
Роузи вела себя хорошо, воздух был необыкновенно ароматен и свеж. Гейл вдыхала его всей грудью, пока не закружилась голова.
Горная речка, как она предположила, Бэр-Крик, протекала совсем рядом. Она слышала, как вода шумела очень близко, наверное, поблизости был водопад.
Внезапно открывшийся вид заставил Гейл испытать неведомое доселе чувство безмятежности. Все мысли оставили ее, а тело стало невесомым. Она никогда не забудет этих гор. Жаль, что она оставила фотоаппарат в отеле, ей не поверят дома.
Стоянку разбили по заведенному порядку. Гейл, Шелби и Тим приготовили ужин на плите всего за час. К большому удивлению Гейл, Тим сам назначил себя помощником повара, а его приятель Аарон вместе с другими ковбоями по-прежнему ходил за скотом. Они шутили и смеялись, так как Гейл разыгрывала из себя шеф-повара, отдавая им приказания. Ей не хотелось вспоминать о Билле, хотя временами его образ возникал перед ней. Гейл не видела его целый день, и на самом деле она просто мечтала о нем. Очевидно, он избегал ее.
После завтрака он одним махом выпил свой кофе, Гейл была поражена, как он не ошпарил себе горло. После того, как они с Шелби с помощью Мака навели порядок и разобрали походную кухню и столовую, они помогали поклажей. Билл тем временем занимался другими делами один. Целый день Гейл видела его только в спину, он вел их дальше в дебри, и в первый раз она поняла, что доверяет ему. Она признала, что он знает свое дело и достаточно опытен, чтобы избегать опасных ситуаций. Каждый раз, когда они делали привал, он держался возле ковбоев. Он никогда не появлялся в том кругу, где была она. Один раз она поймала себя на том, что пристально смотрит на него; она даже почувствовала укол ревности из-за того, что он смеялся и шутил с ковбоями. Почему он не мог так же вести себя с ней? Чем это было бы плохо?
Наступало время ужина, и Гейл собиралась подавать жареных цыплят, картофельное пюре, зеленую стручковую фасоль, салат. Она все же против воли наблюдала за ним. Он держался в отдалении от всей группы. Как только все члены экспедиции с удовольствием принялись за еду, его тень упала перед ней, и Гейл почувствовала, как ее сердце забилось учащенно, а по шее сзади побежали мурашки. Она помолилась про себя, чтобы оно успокоилось, она боялась, что кто-нибудь заметит ее волнение.
Гейл медленно положила ложку зеленой фасоли на тарелку, потом опустила ее обратно в сковородку; не раздумывая, она поставила последнюю тарелку и повернулась, чтобы подать ее Биллу. Он, не двигаясь, смотрел на нее. Гейл взглянула на него удивленно, их глаза встретились, и она замерла. Потом она рассеянно пододвинула еду к нему и безмолвно отвела взгляд. Но выражение его глаз стояло перед ней – обволакивающее, словно мягкое покрывало. В то время от нее не скрылось, что глаза его были утомленными и красными.
Она спрашивала себя, что могло помешать Биллу выспаться прошлую ночь. Может быть, то же самое, что и ей? Хотя… нет. Билл не так глуп, чтобы много думать над своим поведением.
Подойдя к столу, Гейл остановилась. Все места были заняты. Слева от нее сидела Шелби, и Гейл направилась к ней.
– Подвинься, – прошептала она, – дай мне сесть.
Шелби прекратила жевать и огляделась по сторонам.
– Хм, в самом деле, Гейл, места здесь маловато. Почему бы тебе не сесть за тот стол для пикников. – Она указала пальцем.
Гейл посмотрела. Старый стол, негодный и трухлявый, оставленный кем-то неизвестно когда, стоял в нескольких футах от походной столовой. Гейл перевела взгляд на Шелби.
– Живей подвинься, эта штука развалится на части.
Шелби покачала головой:
– Гейл, ты знаешь, я левша. Я буду толкать тебя локтем в бок. Лучше иди туда.
Она занялась цыпленком.
Гейл быстро окинула взглядом ковбоев, жадно поглощающих пищу. Даже Тима как будто ничего не интересовало, кроме еды. Пожав плечами, она повернулась и пошла к одинокому столику. Не успела она сделать пару глотков, как опять та же тень накрыла ее тарелку. Билл обошел и сел напротив нее, не говоря ни слова. Несколько минут Гейл тоже ела в молчании, время от времени бросая косые взгляды на Билла. Он сосредоточенно жевал. Она заметила, что он с удовольствием положил себе от каждого из блюд, и вскоре его тарелка опустела. Наконец Билл поднял глаза и понял, что она давно наблюдает за ним. Она опять представила себе, как теплые руки Билла обвились вокруг нее. Кажется, она только об этом и мечтает.
Может ли она быть желанной для такого мужчины, как Билл Уинчестер? Стоп. Не для такого мужчины, как Билл Уинчестер, а для самого Билла Уинчестера. Когда его жесткие черные глаза вонзились в нее, озноб пробежал по спине.
– Так… – протянула она, нерешительно глядя на его тарелку. – Готов за считаные минуты?
В раздумье Билл покачал головой.
– Нет, – ответил он наконец.
– Благодарю вас, – добавила она нехотя. – Хм… Такой уж плохой… хм? – Гейл осмелела, ее пульс бился ровно, ее взгляд встретился с его взглядом, но атмосфера накалялась. Его глаза озорно заблестели.
– Нет, этот ужин был… что надо. Вы справились со своими кухонными обязанностями – вполне. Завтрак был тоже хорош.
Могло ли это быть приравнено к извинению? Впрочем… не важно.
– Я много готовлю.
Впервые Гейл заметила, как его брови оживленно изогнулись, а лицо смягчилось. Она привыкла к замкнутому, угрюмому выражению, но сейчас его лицо было вполне симпатичным, даже красивым. Нельзя сказать, что она раньше этого не замечала, если бы она только принимала его суровость… что она не терпела обычно… но… теперь…
Она выставила локти на стол и придвинулась к Биллу. Его глаза сузились, а в уголках рта спряталась усмешка. Сейчас можно было обсудить обед… и что-нибудь еще.
– Моя готовка – просто хорошая? Вы так считаете, Билл Уинчестер? – игриво воскликнула она.
Она флиртовала? Наклонившись вперед, Билл пододвинулся поближе.
– Ну, я мог бы поставить вам «удовлетворительно», если бы мне дали десерт и кофе.
«Он заигрывает».
– Обычный или без кофеина?
Они оба помнили, что ничего другого нет, кроме обычного. Билл говорил нарочно. И действительно, Гейл увидела, как на его губах заиграла усмешка.
– Обычный! Я сплю, как собака. Что на десерт?
– Торт с клубникой. А вы плохо спали прошлой ночью?
Она отодвинулась, ей очень нравился этот полушутливый тон.
– Черный и без клубники. У меня аллергия. Почему вы думаете, что я спал плохо?
Гейл поднялась, не спуская с него глаз, взяла свою тарелку, потом потянулась через стол, их взгляды встретились.
– Потому что я не спала тоже.
Пальцы Билла – теперь уже наяву, не в мечтах – обвились вокруг ее талии, и он каким-то мягким движением чуть приблизил ее к себе. Гейл почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Он смотрел на нее. Ее тарелка опрокинулась на землю, в ушах у нее звенело, и она была почти уверена, что ее дыхание прекратится как раз в тот момент, когда его горячие губы коснутся ее лица. Но он медлил. И когда Гейл снова взглянула на него, он был как мраморное изваяние.
– Я могу сам положить десерт, – сказал он. – Вам не нужно ждать меня.
Его глаза снова приобрели стальной блеск, и Гейл прочла в них то ли приказ, то ли просьбу остановиться. Это будто опрокинуло ее навзничь. Сама не своя, она пробормотала первое, что пришло в голову:
– Не в моих правилах ждать кого-либо, Билл, до тех пор, пока я не решу это сама. Будьте добры, отодвиньтесь, и я принесу нам торт и кое-что еще.
Она ушла, а он остался у шаткого столика, который вдруг превратился в мощную преграду между ними.
Ее сердце неровно стучало в груди, и не хватало воздуха. Что, собственно, случилось? Да и что было между ними? Мимолетные взгляды? А сегодня? С какой стати она приносила ему торт и кофе, когда он был в состоянии достать все сам? Почему ей хотелось ухаживать за ним? Она привыкла к тому, что мужчины подают ей, а не наоборот. Но чем больше она раздражалась, тем хуже ей становилось. Она хотела его. Она желала его каждой молекулой своего существа, как никогда раньше. И это признание только подливало масла в огонь, разжигая пламя страсти еще сильнее. Она думала, что скорее горные реки замерзнут, чем он даст ей понять, что готов на что-то более серьезное, чем позволял себе до сих пор.
Она была как перезрелый помидор. А его осторожность сводила на нет наметившийся прогресс в отношениях. Ну ничего, она справится, она в состоянии контролировать свои эмоции, и можно подавить гормональный всплеск – а что же кроме? Ей ничего не стоит вести себя в своей обычной манере – чуть-чуть кокетливо, не переходя грани дозволенного.
Да если разобраться, Билл не тот человек, который ей нужен. Вряд ли он предложит ей прочную связь. А роман на отдыхе – стоит ли сходить с ума из-за того, что он не состоялся?
В конце концов, не так уж плохо, что она оказалась в этой экспедиции, – здесь есть и другие хорошие моменты, кроме Билла. Ну, например, ей дается возможность испытать себя. И скоро все закончится.
Она вернется в Кентукки. К своим родителям, ученикам, к своей работе, которую она любит, к своей настоящей жизни. Короче, она должна держаться подальше от Билла. Запах сыромятной кожи стал вдруг чертовски неприятен ей. Гейл рассеянно опустила глаза, бросила грязную посуду в пустой тазик, потом повернулась и направилась к своей палатке.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и горы - Уолен Ким

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь и горы - Уолен Ким



Сюжет для небольшого романа неплохой, без наворотов, спокойный. А вот диалоги подвели, некоторые моменты откровенной бредятины пропускала. 5 баллов из 10. На свою книжную полку этот роман не поставлю однозначно!
Любовь и горы - Уолен КимАдриана
28.08.2013, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100