Читать онлайн Любовь и горы, автора - Уолен Ким, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и горы - Уолен Ким бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и горы - Уолен Ким - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и горы - Уолен Ким - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уолен Ким

Любовь и горы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Было пять часов утра, и солнце еще не взошло. Гейл натянула на себя вчерашние джинсы и взятую у кого-то хлопчатобумажную рубашку, рукава которой пришлось закатать выше локтей. Гейл собрала старую, негодную одежду у двух клейменщиков скота Билла и Мака и других туристов. Она упаковала вещи для поездки в Старвейшн-Галч.
Пряди ее давно не мытых волос свисали вдоль лица, щипцов для завивки, конечно, здесь не было, да еще Шелби вытолкала ее из палатки, чтобы она принесла воды.
Шелби не любила начинать день, не умывшись. У нее, видите ли, портилось настроение.
Теперь Гейл таращила глаза на яичницу из двух яиц, которые, она могла поклясться, тоже пялились на нее. Гейл терпеть не могла яйца. Из нее получалась плохая туристка. Гейл поглядела на остальную компанию. Все сидели вокруг походного стола в палатке-столовой, обтянутой москитной сеткой. Привал получился поздно ночью, и распаковали только самые необходимые вещи. На этом месте решено было провести только одну ночь.
Гейл и Шелби сидели по одну сторону стола, туристы Аарон Дисонсон и Тим Румер, два адвоката из Индианы, по другую. Мак сидел, естественно, рядом с Шелби. Справа от нее сидел самодостаточный Билл Уинчестер. Гейл подумала, что он скорее лопнет, чем заставит себя улыбнуться.
Сегодня все члены группы вели себя намного сдержаннее, чем накануне за ужином, когда Аарон и Тим неожиданно поссорились.
Конечно, тогда у Гейл не было никакого желания разделить компанию. Она извинилась и ушла вскоре после ужина.
Гейл мечтала в это утро съесть крендель колечком и сливочный сыр. Ей абсолютно не хотелось завтракать яичницей с жирными кусками бекона или ломтями ветчины с красноватой подливой и тостами, намазанными маслом. Как могли остальные жадно заглатывать эти комки жира? Ее учительница по кулинарии в колледже была бы в ужасе! Гейл хотелось выпить чашечку хорошего чая, а не эту бурду под названием кофе. Она прокашлялась и взглянула на Билла.
– Мистер Уинчестер, вы когда-нибудь слышали о холестерине? – неожиданно выпалила Гейл.
Она понимала, что вступила на тернистый путь, с которого не свернуть назад, но ничего не могла с собой поделать. Что это вдруг с ней случилось?
Билл замер и перестал есть. Все взгляды были направлены на Гейл.
Он положил вилку на край тарелки и искоса взглянул на нее:
– Что-нибудь не так с вашим завтраком?
– Завтрак? Это сердечный приступ, который, того и гляди, случится, – забушевала она. – Я не буду заталкивать в себя это ведро жира!.. Если бы все знали, что вам на пользу, вы бы не стали это есть. Я удивляюсь, почему вы не заказали что-нибудь другое? Легкоусвояемую пищу. Я считаю, надо пересмотреть меню. Мы так все зарастем жиром!
Билл прищурил глаза.
– Я передам ваше предложение шеф-повару, – изрек он, а потом продолжал жевать как ни в чем не бывало.
– Ну а сейчас-то что вы едите? Шеф! – передразнила она звонко. – Ни один уважающий себя шеф-повар не подал бы такую дрянь, как эта.
Билл отодвинул еду и поднялся. Гейл увидела, что его взгляд остановился на ней и лицо сделалось каменным. Ни один мускул на лице не дрогнул, ни один волосок над верхней губой не шелохнулся. А взгляд словно гипнотизировал ее. Шелби схватила ее повыше локтя в тщетной попытке заставить контролировать себя.
– Мисс Мартин, к вашему сведению, последний раз, когда я проверял холестерин, он был ниже нормы, и я ем тот же самый завтрак почти тридцать лет. Вам не приходит в голову, что здесь неуместно разглагольствовать о прописных истинах? Вы не думаете, откуда возьмется ваша следующая еда, а кроме того, сколько пройдет времени, пока вы ее получите? Здесь принято есть, когда есть еда. И всем приходится работать. Если вы намерены работать, поднимайтесь и идите собирать мулов. Мы должны многое сделать за час, прежде чем отправимся. У меня нет времени сидеть здесь и спорить. У вас не только не хватает здравого смысла есть то, что дают, но и совести, чтобы не кусать руку, которая кормит. Довожу до вашего сведения, что повар здесь я. Я с удовольствием отказался бы от этой работы. Вы, юная леди, ешьте свой завтрак, а то может случиться, что в следующие несколько дней вы не будете сыты.
Гейл уже пожалела, что затеяла эту разборку. Его глаза сузились до крошечных щелочек. Это была злость? Он ненавидит ее? Разве она задела его больное место? Она то сжимала, то разжимала кулаки под столом, чтобы взять себя в руки и успокоиться. Кажется, ей это удалось.
– Это угроза или обещание? – спросила она почтительно.
– Обещание, если вам больше нравится.
Гейл опустила глаза в тарелку с яичницей. Потом подняла вилку, вонзила ее в центр желтка и смотрела, как сочится жидкость. Она отрезала толстый кусок яичницы и подняла ее вверх. Желток стекал по вилке, и маленькая капля попала на манжет рубашки Билла. Он смолчал. Гейл пододвинула ее, повертела вилку с яичницей прямо перед его носом. Она хотела взять реванш.
– Это самая что ни на есть мерзость, а не пища. Может быть, вы и ели это последние тридцать лет, мистер Уинчестер, но я не гарантирую, что вы… вы протянете еще тридцать.
Он отстранился и спокойно сказал Маку через стол:
– По-моему, наша экспедиция слишком обременительна для мисс Мартин. Я не возражаю, чтобы она уехала. Мак, тебе придется…
Все разговоры мгновенно прекратились.
– Нет!
Гейл вскочила. Пять пар глаз смотрели на нее. Она повернулась к нему, придвигаясь ближе. Ей показалось, что она ощущает запах крема после бритья.
– Я не поеду обратно, и вы не сможете меня заставить! Вы сами сказали, что у вас и так много обязанностей. Вы боитесь, что я не потяну?
– Что вы имеете в виду? – ошарашенно выпалил он. – Хотите быть поваром?
– Да!
– Долго не продержитесь, – усмехнулся он. – Вы не сможете перекусить в метро.
– Я бы хотела попробовать.
«Мы еще посмотрим», – добавила она мысленно.
– Начинайте. – С этими словами он повернулся и, жестикулируя, пошел к Маку.
– Покажи ей упряжь и научи, как вьючить мула. Если она собирается стать поваром, могла бы научиться, как пользоваться снаряжением. Но что-то я не верю, что мне больше не придется готовить.
Гейл показала язык. Внезапно он повернулся:
– Все должно быть сделано к шести. Мы должны соблюдать график.


Пожалуй, самым подходящим именем для надоедливой блондинки было Заноза. И вероятно, не только в одном прозаическом смысле. Он уже не раз ловил себя на мыслях о ней. Она очень старалась не показывать своей слабости.
Что ж, это ей почти удавалось. Однако от его внимательных глаз не скрылись ни внезапная краска на ее щеках, ни нервное подергивание нижней губы. Похоже, он имел дело со своенравной особой, которая привыкла поступать по-своему. Она, несомненно, не нуждалась в деньгах. Респектабельная, с модной стрижкой и маникюром. Ему, конечно, дела нет до этих штучек, но понятно, из какой она среды. Ей, конечно, здорово достанется – это не пикник на свежем воздухе. Такой девушке нечего делать в экспедиции. Он не мог носиться с ней потому, что у нее не было опыта. Они все оказались в одинаковых условиях. Шелби по крайней мере знала, как обходиться с лошадью. Ладно, он будет надеяться, что и на этот раз обойдется без происшествий. В конце концов, он, Билл, несет ответственность за всех, и у него нет возможности создавать ей особые условия. Даже если бы он очень это захотел. Ей неизбежно выпадет ее доля тяжести, какой бы привлекательной эта горожанка ни была.
Мак, казалось, думал по-другому. Билл, понаблюдав, решил, что Мак, вероятно, взялся опекать Гейл. Ну, ясно. Мак привык флиртовать, что сильно раздражало Билла. Он считал, что в горном походе это не самое полезное занятие. Если бы он позволял женщинам заигрывать с ним или он сам позволил бы себе что-нибудь – некому было бы заботиться о поставках мяса для экспедиций.
Другое дело Мак. Ему-то приходилось терять голову. Взять хоть последний случай. Когда они расстались, Мак говорил, что его сердце разбито. Спустя год она появилась снова с ребенком Мака, которого сама воспитывать не собиралась. Сына стал воспитывать Мак.
Билл решил: все же стоит напомнить Маку, что есть прямой смысл не нарушать их мужской договор держаться подальше от женщин-туристок. Шелби проявляла интерес к Маку, но пока он ничего не замечал. Он и сам будет вести себя хорошо, он имеет в виду ту блондинку. На самом деле нет ничего удивительного в том, что она ему нравится. Несмотря ни на что, она действительно… заноза. Но почему он должен придавать этому значение? Он не позволит себе нарушить кодекс чести. Бизнес – на первом месте.
Любовные приключения не входили в его планы. В других обстоятельствах он, конечно, с удовольствием узнал бы сварливую блондинку получше.
Повернувшись, он закончил подтягивать подпругу, ласково похлопал мерина по крупу, проверяя седельные сумки с необходимыми продуктами. Потом медленно пошел к Маку. Он уже расстелил два парусиновых чехла на земле и показывал Гейл, как укладывать коробки с продуктами в нужные места, чтобы сбалансировать груз: пакеты, походный ящик с кухонной утварью, крем от солнечных ожогов, плащи.
Когда Билл подошел к ряду мулов, уже навьюченных и готовых к движению, он проверил груз каждого, чтобы убедиться, что все в порядке; при этом он невольно поглядывал на Гейл из-под шляпы с опущенными полями. Она низко нагнулась, помогая Маку найти место для коробки с мясом. На ней была старая рубашка, оставленная кем-то несколько лет назад. Она заправила ее в облегающие джинсы, и эта одежда ловко сидела на ее точеной фигуре. Девушка неторопливо поднимала и упаковывала каждый предмет. Внезапно Билл ощутил, как тепло разливается внизу живота, тепло желания, узнаваемое, но несвоевременное. Он быстро повернулся назад к мулу, несшему их личное снаряжение.
Билл нахмурил брови, снова проверил подпругу съемного верха, усилием воли избавляясь от приятного тепла, которое нахлынуло на него. Ну уж нет. Он не мальчик.


Два часа спустя Гейл двигалась в центре ряда; от недавней резвости Роузи не осталось и следа, она еле-еле тащилась.
Билл поднимался во главе ряда вверх, в горы: за ним шли несколько вьючных мулов, Гейл и Шелби, Тим, Аарон и два ковбоя – Бен и Люк, а Мак замыкал ряд. Гейл обвела взглядом парней, высоко сидящих в седлах, их шляпы и сапоги и невольно предалась мечтам о Диком Западе. Она вообразила себя мисс Китти, а ковбой ее дневных грез был Мэтт Диллон. Когда он подъехал поближе и она могла разглядеть его лицо, Мэтт Диллон оказался не кем иным, как Биллом Уинчестером.
Стряхнув озноб, охвативший ее, Гейл вернулась в реальность. Они поднимались вверх по склону очень большой горы. В то утро они увидели необыкновенно прекрасный восход солнца в дымке тумана, которая исчезла, как только солнце взошло над горами Сан-Хуан, и множество великолепных горных цветов были воистину лекарством для души.
Они говорили только шепотом, и Гейл наслаждалась покоем.
Ее охватило чувство благоговения перед этой нетронутой красотой. Если Гейл сейчас и нужно что-нибудь, думала она, то именно эти горы. Хотя она никому бы не призналась, особенно Шелби. После последних двадцати четырех часов постоянного волнения она никогда не подумала бы, что это может быть так здорово.
Она расслабилась в седле. Роузи никуда не торопилась, как, впрочем, и все остальные. Интересно, почему они так медленно едут? А может, Билл умышленно замедлил спуск из-за нее, думая, что она не может быстрее? Впрочем, вряд ли он сделал бы ей одолжение, этот Билл Уинчестер. Она перевела взгляд на начало вереницы. Гейл была слишком далеко, чтобы разглядеть что-либо, кроме прямой неподвижной спины Билла, сидящего в седле, и отбрасывающей тень ковбойской шляпы. Каждый раз, когда он поворачивался, чтобы проверить ряды мулов позади него, ей удавалось увидеть его неясный профиль. Она подумала, что хорошо бы разузнать все об этом мужчине. Он, очевидно, был привязан к своему бизнесу и своему ранчо, но было же что-то еще в его жизни. И что в ней так сильно раздражало его?
Крик раздался откуда-то сзади. Вырвавшись из небытия полуденной дремы, Гейл пришла в себя, когда мужской голос прорезал тишину. Быстро дернув за поводья, она сумела остановить Роузи до того, как кобыла коснулась мула впереди нее.
Потом Гейл заметила, что Мак скачет к ней.
– Гейл, ты что, не видела, как упряжь волочится по земле, там, впереди тебя?
– Что?
– Упряжь! Одна половина болтается на том муле, видишь, а другая разбросана вдоль тропы. Как можно этого не заметить?
Гейл недоуменно осмотрела двух мулов. Один из них на самом деле потерял чехол, груз разбалансировался, временное седло сползло направо. Мак выглядел недовольным. Он, чертыхнувшись, поскакал вперед и соскочил с лошади.
– Что я должна сделать? – воскликнула Гейл.
Взглянув на начало ряда, она увидела, что Билл спешился и проворно направляется к ним. Тим и Аарон, которые ехали между ней и Биллом, повернулись в седлах и внимательно наблюдали за происходящим. Шелби соскочила с лошади и стояла рядом с ней. Позади стоящие лошади, казалось, присмирели.
Гейл сползла со своего седла. Она отрешенно подумала, что если бы надо было устроить привал, то это было бы самое подходящее место. По крайней мере местность была совсем плоская, а по обеим сторонам были заросли. Узкая горная тропа извивалась по крутому склону горы на четверть мили выше ряда.
Билл отвязал правый чехол и положил его на землю. Левый был развернут перед ними, и они занялись упаковкой подобранных предметов. Билл измерил ее взглядом и неприязненно сказал:
– Во вьючной экспедиции вы должны быть очень внимательны. Мы всегда должны везти нашу поклажу. Это не воскресный пикник. К счастью, – презрительно добавил он, – Мак заметил это до того, как мы начали подъем. Иначе мы бы потеряли все.
– Билл, Шелби заметила это до меня, – добавил Мак. Он нагнулся, чтобы поднять дорожную сумку, лежащую в десяти футах от упряжи.
Билл продолжал изучать лицо Гейл.
– Хорошо! Ну, по крайней мере хоть одна из вас на что-нибудь годится.
Гейл подалась вперед.
– Ну знаете… По-вашему… я никуда не гожусь? Я здесь только один день. А вы только и умеете, что сидеть высоко на вашем троне и раздавать приказы.
– А с этим никто не спорит.
Она возмущенно выдохнула:
– Так что вы имеете в виду?
Он придвинулся поближе и впился взглядом в ее лицо:
– Это означает, что вы не в своей компании. Вы не умеете управлять лошадью и не справляетесь с грузом. Очевидно, вы не привыкли пачкать свои пальчики. И я не могу поручиться, что не произойдет какого-либо несчастного случая по вашей вине. Поэтому извольте выполнять распоряжения. Вот что я имею в виду.
– Однако вас не мучили сомнения, когда вы перепоручили мне обязанности повара.
– Они мучают меня до сих пор, мисс Мартин. Но я никогда не изменяю своему слову. И если с вами что-либо случится, то отвечать придется мне, можете не сомневаться.
Гейл взглянула на него, потом сердито выпалила:
– Послушайте, мистер Уинчестер. Я не знаю, почему вы думаете, что я собираюсь навлечь на вас неприятности, но уверяю вас, это оплошность, и только. С каждым бывает. И вообще такого не повторится. Я понятливая.
В ней говорила обида. С ума можно сойти. Испачкать пальчики!
Через секунду она наклонилась и, глядя со злостью в его черные как смоль глаза, поддела ногой сверток у ног и швырнула в его сторону.
– Я не могла предположить, что придется иметь дело с таким боссом, как вы. Вы мне, честно говоря, не нравитесь, – процедила она.
– Значит, наши чувства взаимны. А сейчас возвращайтесь и найдите остальную упряжь, которую мы потеряли.
Он резко повернулся и зашагал к остальным.
– Постоим немного. Надо дать лошадям отдохнуть. И получше упаковаться, – проворчал он.
Гейл стояла ошеломленная. Ей стало холодно. Она смотрела в его широкую спину. Понятно, они с Маком были не слишком расторопны, но это не повод придираться к ней. Что происходит, отчего они все время ругаются?
– Давай найдем поклажу, которая выпала.
Шелби подтолкнула ее, пытаясь вывести из оцепенения.
– Ну, я помогу. Почему вы не присоединяетесь к остальным? – добавил незнакомый мужской голос. Гейл посмотрела налево и увидела, что Тим Румер подошел к ним.
Темные волосы, короткая стрижка, аккуратно выбрит. Пахнет кремом после бриться. Его рубашка была накрахмалена, а голубые джинсы не были в грязи… еще. От него исходили обаяние и уверенность в себе. «Да…» – сказала она про себя. Намек на цивилизованные отношения. Почему это она раньше не обратила на него внимания?
Он улыбался и подставил локоть. Гейл улыбнулась в ответ и подала руку. Потом повернулась к подруге:
– Шелби, иди занимайся ковбоями. Мы с Тимом соберем поклажу. И скажи мистеру Уинчестеру, чтобы не беспокоился. Мы скоро вернемся и продолжим наше замечательное путешествие.
Помахав рукой, Гейл с Тимом быстро побежали в конец ряда. Потом спустились по тропе. Сначала Гейл обнаружила аптечку скорой помощи, потом еще какие-то свертки. Они лежали, по странному совпадению, на одинаковом расстоянии друг от друга, и Гейл с Тимом шли, наклоняясь и собирая их.
Вдруг она выпрямилась и быстро оглянулась назад. Билл Уинчестер стоял поодаль от лошадей, положив руки на бедра, и смотрел в их сторону. Гейл быстро отвернулась и еще крепче сжала руку Тима.
Потом они обнаружили чью-то походную сумку далеко на уступе и полезли за ней. Когда они вернулись, ее встретил сердитый взгляд Билла, но это почему-то не было ей неприятно.
В их отсутствие что-то обсуждалось. Они застали самый разгар спора. Билл что-то доказывал, а Мак протестовал. Гейл не вникала в этот спор и не открывала рта. Впрочем, это было не обязательно. Она раздражала его одним своим присутствием.
Они поужинали, сидя в седлах.
В свое последнее официальное дежурство в качестве повара Билл упаковал плотный ужин каждому. Гейл нашла его в седельной сумке. Однако его хватило ненадолго. Ее желудок урчал непрерывно. Они останавливались дважды, но после первого раза Гейл не слезала с седла. Ее не устраивали те несколько минут, которые отводились на туалет. Попробуй сделай свои дела, когда все тебя ждут.
Она решила дождаться остановки на ночлег, тогда никто не будет ее контролировать, хотя эта желанная минута была еще далеко. Тряска на лошади целый день – удовольствие ниже среднего. Наконец Билл подал сигнал. Они въехали на заросшую травой поляну. Слева шумела горная речушка, справа виднелись вершины гряды Сан-Хуана. Высокая трава колыхалась под дуновением теплого вечернего ветерка, и где-то вдалеке щебетала птичка. Было поздно, солнце клонилось к закату. Всадники спешились и дали отдых своим измученным телам. Гейл стояла возле своей лошади, пытаясь заставить ноги принять нормальное положение, – встать прямо, желая только одного – поскорее найти укромный уголок за большим деревом. Однако подходящего случая не представлялось, все были обеспокоены тем, удастся ли разбить лагерь до наступления ночи. Она оглядывалась по сторонам, не зная, что надо делать. Ей не пришлось долго ждать. Билл дал указания ковбоям, а потом направился прямо к ней.
– Вы с Шелби оставайтесь здесь, мы подведем мулов и сбросим поклажу. Разложите ее у того дерева и начинайте распаковываться. – Он указал направо. – Мы с Маком соорудим походную кухню, а остальные займутся скотом. Как только скот будет накормлен и огорожен, поставим палатки. Обед должен быть в течение часа. Я голоден. Остальные тоже. Так что поторопитесь.
Гейл удалось выдержать его взгляд. Она поднесла правую руку к виску и козырнула в шутливом приветствии.
– Да, сэр, – весело сказала она в ответ. Не отрывая от него взгляда, она заметила, как его зрачки заискрились. Внезапно взгляд его карих глаз смягчился. Теперь он смотрел прямо и просто, но почему-то это заставило Гейл отвести глаза. Она почувствовала, что горло сдавило от волнения, а сердце учащенно забилось.
Она подумала, что он заметил. Взволнованная, она взглянула на Шелби и отступила, неестественно улыбаясь.
– Давай, Шелби, мы должны выполнить работу.
Не оглядываясь назад, она тянула Шелби мимо Билла к первым двум мулам, идущим бок о бок, ее пальцы нервно перебирали узлы, отвязывая один из чехлов, пока Шелби держала его.
Решившись поглядеть через плечо, она заметила, что Билл быстро идет к Маку. Следующие пятнадцать минут она не отрывала взгляда от работы, стараясь не обращать внимания на неприятные ощущения в желудке и привести учащенный пульс в норму. Она знала, однако, что придет время, когда она больше не сможет игнорировать симптомы. Ей показалось, что следующие несколько дней могут оказаться более тяжелыми, чем она представляла.


Горная река клокотала и пенилась перед его взором. Билл наклонился, опустился на корточки у края воды и уставился в глубину.
Напоенные лошади в ожидании вечернего кормления гарцевали позади Билла.
Он должен был вернуться и помочь Бену и Люку. Только минуточку уединения. Только одну минуту. Он должен был собраться с мыслями. Сегодня утром он вел себя как идиот. Но он знал, что эта чертовщина связана с Гейл Мартин.
Никогда в жизни он не был дамским угодником. Нельзя сказать, что у него не было случайных женщин. До сих пор в его жизни не было женщины, которая надолго добилась бы его внимания. Он чувствовал, как в глубине души растет смутная тревога, и прежние радости мало увлекали его. В свои сорок он начал подумывать о смерти.
У него наступил жизненный кризис? Не потому ли один взгляд на Гейл вызывает у него такой всплеск? Ну не подросток же он, в самом деле. Позади него заскрипели камешки. Поднявшись, Билл повернулся и увидел Мака.
– Скотина поставлена на ночь, – охотно сообщил Мак. – Бен и Люк ставят походную кухню. Мы можем поставить плиту в любой момент.
Билл резко бросил:
– Неужели эти две женщины уже достали ее?
Мак с любопытством посмотрел на него:
– Что с тобой, Билл?
Билл продолжал смотреть в реку. Он круто повернулся и глубоко вздохнул:
– Будь я проклят, Мак, если я знаю.
Он сел на большой камень, сдернул шляпу с головы и запустил пальцы в волосы.
– Знаешь, ты был очень груб с этой девицей. На тебя не похоже.
Билл остановился.
– Знаю.
– И в чем дело?
Билл, не отвечая, принялся вращать головой справа налево, пытаясь размять онемевшие мышцы.
– Мак, ты знаешь, у нас есть правила. Мы не заводим шашни с туристками. Это разумно, ты согласен?
Он встал. Мак хмыкнул.
– Ты говоришь это для меня или для себя?
Билл не ответил и направился к лагерю.
– Тебя к ней тянет?
Он остановился.
– Как пчелу к меду.
– Ну, тогда забудь про экспедицию, отправь остальных обратно, вас останется двое. Вот будет идиллия. Ну, как тебе предложение?
Если бы Мак не дурачился, оно звучало бы соблазнительно. Хотя Гейл Мартин ни разу не дала ему понять, что он ей хоть как-то интересен, он и так это чувствовал. Но разве она чего-нибудь ждала от него? Он из другого общества, и это сразу воздвигало между ними глухую стену. Он ответил приятелю в том же тоне:
– Ладно, Мак, если я захочу пустить наш бизнес по ветру, то воспользуюсь твоей идеей. А вообще – почему нет? Я что – монах? Если я допущу что-нибудь с мисс Мартин, то не раньше, чем через пять дней. Пойдет?
– Значит, ты всю поездку будешь выступать в роли осла.
Билл бросил неохотно:
– Что будет, то и будет.
И ушел.
– Ну, это-то, конечно, проще всего, – произнес Мак достаточно громко, чтобы Билл услышал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и горы - Уолен Ким

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь и горы - Уолен Ким



Сюжет для небольшого романа неплохой, без наворотов, спокойный. А вот диалоги подвели, некоторые моменты откровенной бредятины пропускала. 5 баллов из 10. На свою книжную полку этот роман не поставлю однозначно!
Любовь и горы - Уолен КимАдриана
28.08.2013, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100