Читать онлайн Клуб разбитых сердец, автора - Уокер Рут, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб разбитых сердец - Уокер Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб разбитых сердец - Уокер Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб разбитых сердец - Уокер Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Рут

Клуб разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Дженис покончила с уборкой наверху и спустилась на кухню доделать салат к обеду, когда зазвонил телефон.
Она отложила веточку сельдерея, вытерла руки и потянулась к аппарату, но оказывается, Джейк уже поднял трубку у себя в кабинете.
– Да нет, моя домохозяйка наверху, занимается домашними делами, – послышался его голос. – Но вообще-то я же говорил тебе, котенок, чтобы сюда ты не звонила. Обычно она подходит к телефону первой.
– Я соскучилась по тебе, – томно зазвучал женский голос. – Думала, сегодня дождешься, но когда пришла в аудиторию, тебя уже не было.
– Дела, дела, милая. Я ужасно занят последнее время.
– Да знаю я, знаю. – Теперь в голосе слышались капризные нотки. Дженис смутно припомнила: высокая девица с длинными ногами взбивает у них на кухне омлет. Как бишь ее?
Пегги? Нет, Терри и как там дальше? – Но мы же совсем не видимся.
– Слушай, у меня действительно работы по горло. Телевидение все свободное время отнимает.
– Ну так уж и все. На прошлой неделе я видела тебя с одной рыжей. Она так и увивалась вокруг тебя.
– Сугубо деловой разговор. Это Арлин, ее муж – телевизионный продюсер. – Джейк фальшиво рассмеялся. – Неужели ты ревнуешь? Да ведь она замужняя женщина.
– А ты женатый мужчина. Знаешь, как тебя студенты называют? Джейк Трахальщик.
Последовало долгое молчание.
– Смотрю, ты сегодня не с той ноги встала. А может, вообще завяжем на этом? Нам обоим было хорошо…
Трубка выскользнула из рук у Дженис, и она едва успела ее подхватить у самой плиты и снова прижать к уху. Но теперь раздавались только короткие гудки. Она бережно, словно та в руках взорваться готова, положила трубку на рычаг.
Дженис вернулась к салату, быстро покончила с ним, поставила в холодильник и налила себе стакан ледяной воды, но пить не стала, а прижала стакан к пылающей щеке. В последнее время такие приступы у нее уже случались, но сейчас впервые пришло в голову, что, может, это климакс начинается.
Ничего себе. Климакс в сорок лет, а мужа студенты называют Трахальщиком. Вот подонок, гнусь безродная.
Собственное отражение в пузатом металлическом чайнике насмешливо взирало на нее. Вообще-то в голубом вязаном свитере и джинсах, с гладко зачесанными каштановыми волосами, без косметики, выглядит она вполне симпатично. Ничего сногсшибательного, но мила. Как это Джейк обозвал ее домохозяйка? Так, может, он так ее сейчас и воспринимает?
Как вполне симпатичную прислугу, которая готовит ему еду, содержит дом в чистоте и порядке да в постели обслуживает, когда настроение появится?
Телефон зазвонил вновь, и Дженис нервно подскочила на месте. На мгновение возник соблазн дать Джейку ответить, но многолетняя привычка пересилила.
– Дженис? Это Ариэль.
– Ариэль? – Казалось, Дженис даже не поняла сразу, кто это. В голове немного шумело, а голос звучал глухо, как из колодца:
– А, это вы, Ариэль, как дела?
– Наверное, вы уже знаете, что я оставила Алекса?
Дженис с трудом заставила себя сосредоточиться.
– Ну да, конечно. Стефани звонила мне вчера утром. Вы ушли от нее, ничего не сказав, и она ужасно волновалась.
Потом она перезвонила, сказала, что вы наконец объявились и теперь собираетесь домой переговорить с мужем. А сейчас откуда?
Наступило неловкое молчание.
– Да так, из одного места. Извините, но если Алекс будет меня искать, лучше никому из вас не знать, где я. Видите ли, на столе у меня номера ваших телефонов, и вполне возможно, он найдет этот список и начнет всех обзванивать.
– Вы правы. – В голове у Дженис теперь будто какой-то молот стучал в такт биению пульса. Она ощущала такую слабость, что боялась, вот-вот в обморок упадет. – Надеюсь, у вас все уладится, – сказала она, понимая, как жалко и неубедительно звучат эти слова.
– Да-да, сейчас уже все хорошо, даже замечательно. Я у друга и уже договорилась о встрече с мистером Уотерфордом.
Он будет вести мои бракоразводные дела.
Дженис слегка ожила. Чего это, интересно, она такая возбужденная – выпила, что ли, или просто рада, что наконец освободилась от мужа?
– Ну что ж, прекрасно. А как там у вас с мужем все сложилось?
– Знаете, давайте не будем об этом. Главное – все позади.
Радостный голос Ариэль звучал как насмешка над охватившей Дженис неизбывной тоской, и все-таки она постаралась ничем не выдать своего настроения.
– Очень жаль, что мне не удалось позавтракать вчера со всеми вами в Сиклиффе. Я плотно засела за телефон, обзванивая гостиницы и больницы. – Дженис заставила себя рассмеяться. – А вы имеете представление, сколько в этом городе гостиниц?
– Ох, извините ради Бога. Столько хлопот вам доставила…
– Как говорит Шанель, а друзья-то на что? – отшутилась Дженис, хотя на самом деле ей хотелось сказать, что у нее своя беда: только что выяснилось, что у мужа роман с одной студенткой. А за год, интересно, он сколько всего уточек подбил?
– Ладно, созвонимся, – с нарочитой бодростью проговорила она. – Шанель говорила вам про прием, который устраивает на днях? Собственно, устраивает не она, а ваш кузен Лэйрд, а Шанель – хозяйка бала. Насколько я понимаю, все мы приглашены. Естественно, вы будете там?
– Боюсь, я не очень-то знаю, как вести себя на светских раутах.
– Ничего, ради такого случая можно постараться. Шанель обмолвилась, что собирается сделать какое-то важное объявление, только, какое именно, не сказала, и вообще звучало это чрезвычайно таинственно. У вас есть на этот счет какие-нибудь идеи?
Ариэль замолчала так надолго, что Дженис решила даже, что оборвалась связь.
– Да нет. – Голос ее теперь звучал тускло и невыразительно. – И вряд ли я смогу быть на приеме. Мой… мой друг считает, что мне лучше уехать из города на некоторое время.
– Надеюсь, вы еще передумаете, – вежливо сказала Дженис, хотя, честно говоря, ей было совершенно все равно, придет Ариэль на прием или нет. Да и вообще сейчас не до того, так что она была только довольна, когда Ариэль, извинившись, сказала, что торопится, мол, надо идти за покупками.
Трубка вдруг сделалась в руках Дженис очень тяжелой, или то была тяжесть ее собственных мыслей? Она все еще сидела, понурившись, за столом, когда в кухню влетел Джейк.
– Я ухожу, так что насчет обеда не беспокойся, – сказал он.
– Присядь на минуту, – Джейк. Мне надо с тобой поговорить.
– А до другого раза не терпит? Ты же знаешь, что, – когда выпадает свободный день, мне массу дел переделать надо.
– Как, например, попрыгать в постельке с мисс Котенком?
Джейк побледнел, но не дрогнул, напротив, попробовал перейти в наступление:
– Вот уж не думал, что ты начала меня подслушивать.
Подлянку кидаешь?
– Смотрю, ты никак не отделаешься от словечек, которые когда-то были в ходу в Беркли. Оправдываться мне не в чем, просто так получилось, что мы одновременно подняли трубки. Я думала, мне звонят, а стала свидетельницей твоего любовного воркования с… Терри, или как ее там?
– Да ничего между нами нет. Ну да, она вроде втрескалась в меня по-страшному, но я-то здесь при чем? Признаю, немного подначивал ее, просто, чтобы не обидеть. Она ж еще совсем ребенок. За кого ты меня принимаешь – за растлителя малолетних?
– Честно говоря, уж и сама не знаю, за кого тебя принимать – за Джейка Трахальщика или мужчину, с которым я прожила двадцать лет и которого, как мне казалось, неплохо за это время узнала. – Дженис остановилась и сделала глубокий вдох: в груди что-то закололо.
– Да клянусь тебе, все это совершенно невинно. Ну да, у нас с Терри был небольшой флирт, делов-то. Пару раз выпили вместе по рюмке, но теперь даже и с этим покончено…
– Да? А почему? Потому что у тебя с Арлин что-то началось? Ну и дура же я была. Все признаки налицо, включая и намеки, которые делали мне друзья, а я на все закрывала глаза.
Припоминаю, как вы с Арлин исчезли куда-то в рождественский вечер. И чем это вы, интересно, занимались во дворе? Да, настоящая идиотка – вот кто я такая. Говорят, жены догадываются, что мужья им изменяют, прежде всего по тому, как они ведут себя в постели. Но тут у нас все, как и раньше, ты всегда наготове. И как это тебе удается удовлетворять сразу двух – или даже трех – женщин одновременно?
– Ну что за чушь ты несешь? Да, мне нравятся женщины, но тебя я никогда не обманывал…
– Кому известно о твоих похождениях? Только друзьям или всему этому чертову университету?
– Так мы ни до чего не договоримся, Дженис. И чего это ты так взвилась из-за этой несчастной Терри? Может, на самом деле тебе что-то другое покоя не дает? Например, эта проклятая диссертация? Признайся, что-то там у тебя застопорилось. Ну так и пошли ты ее куда подальше или хотя бы отложи ненадолго. Знаешь что, предлагаю тебе сделку. Ты постоянно повторяешь, что телевидение отнимает у меня массу времени и пора с этим завязывать. Да я и сам, честно говоря, стал сильно уставать. И еще на кафедре завидовать начали, мол, слишком популярным становлюсь.
Таким образом Джейку удалось перевести разговор на Другое.
– Ты действительно собираешься уйти с телевидения? – спросила Дженис.
– Знаешь, родная, я бы даже дышать отказался, если б от этого нам жить было лучше. Да ведь наш брак – это единственное, что для меня имеет какое-то значение, а то ты сама не знаешь. Я за тобой, как за каменной стеной. Даже и вообразить не могу, что со мной будет, если тебе в голову придет дикая идея оставить меня.
Джейк обнял жену. Дженис вдыхала знакомый аромат мужского одеколона, запах шерсти от рубашек, которые он надевал в прохладную погоду. И вообще от него веяло здоровьем и мужской силой. Дженис заколебалась.
Джейк поцеловал ее, и неожиданно подслушанный телефонный разговор предстал в ином свете. Может, Джейк прав?
Может, потому она и бросается на людей, что никак у нее с диссертацией не ладится, вот и нервничает, подозревает…
Ведь, если подумать, что такого особенного она услышала.
Юная и очень ревнивая восемнадцатилетняя девица напридумывала себе бог знает чего…
А может, и впрямь у нее преждевременный климакс. Иные женщины в таких случаях просто с ума сходят…
Дженис почувствовала, что рука Джейка скользнула вниз по спине. Ладно, решено. Она выбросит этот телефонный разговор из головы, просто навсегда забудет о нем. Если чему и научила ее группа поддержки за последние месяцы, так это тому, что совершенных браков не бывает. Так почему она должна составлять исключение?
* * *
Всю минувшую неделю Шанель была настолько занята приготовлениями к приему, что у нее и для сна-то времени почти не оставалось, а уж о том, чтобы отвлечься на что-то, кроме торжества в отеле «Святой Франциск», вообще речи не было.
Она сразу поняла, что в доме у Лэйрда, сколь бы велик он ни был, не хватит места для гостей, внесенных в два списка – его и ее. Нет, те, кого она собирается пригласить, никогда об этом не узнают. Главное, пусть они примут приглашение, а для этого надо, чтобы оно исходило от Лэйрда Фермента.
Все эти снобы просто должны быть свидетелями ее триумфа, а как же иначе? Шанель мечтала об этом дне с тех самых пор, как позорно провалилась со своим первым браком. Объявление о помолвке с Лэйрдом позволит покончить со многим, прежде всего с унижением, пережитым после развода с Жаком, когда она в глазах многих сделалась парией.
Да, в субботу вечером у нее будет грудь в крестах. Нет, торжества своего она до времени не выкажет, даже бровью не поведет. Идея состоит в том, чтобы вернуться в круг тех женщин, которые превратили последние ее два года в школе в чистый ад. А уж отомстит она позже, да и не разом, а так – шаг за шагом, постепенно. Открытая война, как бы здорово ни было поставить всю эту публику на место, только нарушит ее планы.
Единственное, что долгое время смущало, так это место проведения встречи. Лучшие залы уже были забронированы на весь май. В конце концов удалось договориться с метрдотелем «Святого Франциска». Не высший класс, но, ничего, сойдет.
Отказались прийти только четверо, и еще двое не откликнулись – прекрасная статистика, если иметь в виду общее количество гостей. Да, Лэйрда все ценят. Насколько ей известно, никаких других заметных светских мероприятий вроде вернисажей или благотворительных вечеров на этой неделе не предвидится, так что можно быть уверенной: это будет событие месяца, которое легко затмит даже ежегодный Майский бал, на который, правда, стекается множество журналистов, но ее знакомые бегут как от чумы, потому что приглашают туда всех, кто только может заплатить за билет.
Конечно, семейные проблемы Ариэль немного отвлекли от главного, но теперь, когда ее опекает какой-то приятель и начались дела с разводом, об этой истории можно забыть. Лэйрду даже и не обязательно рассказывать об этом. Из всех членов клуба Ариэль она знала меньше других, хотя именно ее участие побудило Шанель присоединиться к группе поддержки – все-таки кузина Лэйрда. Про себя Шанель всегда считала Ариэль дамой довольно скучной. Ферн сказала бы проще: зануда.
Неожиданно Шанель нахмурилась. Ферн… эта история с попыткой изнасилования… Загадка какая-то. Но что за ней стоит? Что это чистая ложь – ясно – Лэйрд настоящий джентльмен, он никогда не позволит себе такого. Да, в постели он хорош, очень хорош. Стет сравнил его с чистокровным скакуном, но Шанель он скорее напоминал русскую овчарку – та же порода, то же чутье, та же твердость, скрывающаяся за обманчивой внешностью.
Они уже неделю не виделись, с того самого вечера, как Лэйрд позвонил и сказал, что подхватил грипп и лучше бы ему посидеть дома. Поскольку голос у него звучал вполне нормально, Шанель решила, что он просто дает ей возможность заняться приготовлениями к торжественной встрече.
Шанель по достоинству оценила его тактичное поведение.
Она не просила его помощи, а он не предложил ее.
– Ни в какие детали я вмешиваться не буду. – заявил Лэйрд. – У тебя карт-бланш, зови кого хочешь и трать сколько хочешь. Счета пусть присылают ко мне на работу. Я целиком доверяю твоему вкусу.
Некоторую неловкость Шанель все же ощущала. Карт-бланш – это прекрасно, но, пожалуй, она все же немного переборщила, заказав закуски у Джона Гловера, который драл за свои услуги прямо-таки безбожно. И вообще Шанель ни в чем себя не ограничивала – нельзя. Даже малейший признак экономии будет немедленно замечен, ведь придут люди, которые заказывают еду там же, и цветы в тех же магазинах покупают, и оркестры те же самые нанимают. Хотелось, чтобы они поняли: теперь парадом командует она, Шанель О'Хара Деверю. Да, разумеется, к чему придраться они все равно найдут, и перешептываться за спиной тоже будут, да только это чистые сплетни, потому что все у нее будет – высший класс.
От мыслей ее оторвал скрип двери. Распространяя вокруг себя запах яблок, в комнату вошла Ферн и плюхнулась на шезлонг, в котором Шанель любила порой подремать. Не обращая внимания на мать, Ферн впилась зубами в яблоко и принялась громко жевать. Шанель промолчала, хотя выглядела Ферн так неряшливо, что язык чесался сказать, чтобы приняла душ да сменила одежду.
С того самого дня, когда Лэйрд якобы попытался изнасиловать ее, Ферн не давала матери прохода. Нет, в пререкания не вступала и прямых оскорблений себе не позволяла, просто ядовито поглядывала да погружалась в многозначительное молчание. Ладно, перебесится. Ферн – реалистка, знает, с какой стороны хлеб маслом намазан. Начать с того, что сразу после замужества появятся деньги и она сможет выбрать лучший университет…
– Уже решила, куда поступать будешь? – нарушила молчание Шанель.
– Да нет пока, – пожала плечами Ферн.
– Ах вот как? Ну что ж, ты уже взрослая и, если не хочешь учиться, иди работать.
Ферн бросила огрызок в хрустальную пепельницу.
– А ты только этого и ждешь, верно? Твоему драгоценному Лэйрду не придется платить за обучение. А что, если я скажу, что буду поступать в Рэтклифф, а то и в Гарвард?
– Прекрасно, если, конечно, экзамены сдашь, – сухо ответила Шанель.
– Да уж как-нибудь; И имей в виду, жаться я не намерен. Мне понадобится новая машина; как думаешь, Лэйрд купит мне «порше»? Всегда о нем мечтала.
– Лэйрд человек щедрый, но отнюдь не дурак.
– Зануда, вот кто такой этот твой Лэйрд. Зануда и импотент. И месяца не пройдет, как ты опять найдешь себе какого-нибудь молодца постель согреть.
Шанель с трудом удержалась от грубости.
– Ну что ты все время злобствуешь? А эти выдумки зачем понадобились? Ведь на самом деле это ты к нему приставала, да только от ворот поворот получила, не так ли? – Шанель с удовлетворением отметила, что дочь залилась краской. – Ничему-то ты не учишься. У тебя дурная привычка кусать руку дающего. Что же касается импотенции, то, поверь мне на слово, с мужской силой у Лэйрда все в порядке, да и по части техники он мастак.
Ферн вскочила на ноги и вылетела из комнаты. Сдвинув брови, Шанель посмотрела ей вслед. Да, с Ферн придется нелегко, а когда просто-то было? Правда, на какое-то время они вроде притерлись друг к другу и стали если не друзьями, то чем-то близким к тому. Теперь вот снова начинается. А разве плохо было бы научиться жить без этих постоянных стычек?
Шанель вернулась к списку приглашенных. С особым удовлетворением она поставила галочку напротив Ларса и Нэнси Андерсон. Они подтвердили, что будут. Ну погодите, сладкие вы мои.
Шанель дошла до членов группы поддержки, чьи имена следовали одно за другим. Дженис вращается в университетских кругах и будет вполне к месту. О Стефани того же не скажешь – воплощенная «миссис Сабурбия», но ничего такого особенного в глаза бросаться не будет. Ариэль? Ну эта-то вообще лучше всех подойдет, что, впрочем, довольно странно.
С другой стороны, Глори будет выпирать, как восклицательный знак, пусть даже в последнее время внешность ее явно изменилась к лучшему.
«Исключительно благодаря мне», – самодовольно подумала Шанель.
Всем им она сказала, что могут приходить как угодно, – одни или со спутниками, и втайне надеялась, что Глори прихватит этого своего Стива Голдена. Ведь он, если только не врет, йельский выпускник. Ладно, там видно будет. Она-то, Шанель, с первых слов поймет, что к чему. Если надувает, надо предупредить Глори, только спасибо скажет. Девушка она, несмотря на ее обезоруживающую откровенность и уличный жаргон, неплохая.
Интересно, догадывается кто-нибудь их них, что это их последняя встреча. При той насыщенной светской жизни, что предстоит ей как жене Лэйрда Фермента, времени на посиделки у нее не будет. По возвращении из свадебного путешествия с Ариэль какое-то время придется поддерживать связь. Лэйрд очень любит кузину, он даже как-то сказал, что ближе нее у него никого нет, но уж надо постараться, чтобы связь эта постепенно ослабла. А потом Ариэль и вовсе исчезнет из их жизни.
Даже если бы Шанель хотелось оставаться в клубе – а ей этого не хотелось, – все равно возникла бы неловкость.
Счастливой новобрачной не место в кругу разведенок, хотя в последнее время они почти не разговаривают на эту тему. Так, по большей части болтают о всяких пустяках да шуточками обмениваются. Правда, Дженис постоянно стремится вернуть их к серьезным проблемам, например, заставляет припомнить, когда именно они впервые поняли, что брак грозит распасться.
Но зачем копаться в прошлом, заметила как-то Стефани, и все с ней, кроме Дженис, согласились.
В комнату вошла София, недавно взятая на место экономки флегматичная итальянка.
– Там к вам кто-то пришел, миссис Деверю, говорит, что по поводу приема.
Шанель отложила карандаш и встала.
– Проводи его в гостиную. Я сейчас приду. И на будущее – всегда спрашивай имя посетителя.
– Слушаю, мэм.
Шанель поправила прическу и немного подмазала губы.
До приема остался один день. А он запомнится на всю жизнь.
Ариэль, совершенно обнаженная, лежала животом вниз на палубе «Альбатроса» – яхты Лэйрда. От нескромных взглядов ее скрывало легкое сооружение о трех стенах. Для этого его Лэйрд, тоже любивший загорать голышом, и установил. А от слишком жаркого солнца защищал парусиновый тент, хотя, с удивлением отметил Лэйрд, ее светлая кожа вполне успешно сопротивляется лучам – ни ожогов, ни даже загара.
Ариэль зевнула и лениво раскинула длинные, стройные ноги. Тело у нее было гибкое, мышцы тугие, лобковые волосы цвета спелой пшеницы. При всей своей худобе Ариэль была женщиной на все сто процентов, и, хотя только час прошел, как они кончили заниматься любовью, Лэйрд почувствовал, как в нем снова рождается желание.
«Заниматься сексом» – вот как всегда он это называл; но к его полному слиянию с Ариэль, к тому, как одновременно они достигали высшей точки блаженства, это определение явно не подходило. А ведь, подумать только, он решил, что слишком стар для того, чтобы крутить романы, или это слово тоже не годится в данном случае? Как бы то ни было, его терзали сомнения, он так и не придумал, что же делать с Шанель.
Ясно одно – нельзя, чтобы Ариэль узнала о помолвке от кого-нибудь другого. Именно поэтому он и пригласил ее ближе к полудню покататься на яхте, хотя в семь уже должен был заехать за Шанель и ее дочерью.
Сейчас солнце уже клонилось к закату. Пора возвращаться, а он так и не сказал Ариэль, что женится на другой. Что удерживает его? О том, чтобы подвести Шанель, и речи быть не может. Прежде всего он дал обещание. Да и как в последний момент, после того как она все силы вложила в этот прием, бить отбой? К тому же Лэйрд был совсем не уверен, что он этого хочет.
Да, Ариэль привлекает и возбуждает его, как никакая другая женщина, а уж оберегать ее он готов до последнего, но насколько всего этого хватит? Как долго будет полыхать пламя, загорающееся всякий раз, стоит ему к ней прикоснуться?
Что же до Ариэль, то она явно счастлива, не устает повторять, как она любит его. Но можно ли эти слова принимать за чистую монету? Несмотря на замужество, женщина она совершенно неопытная и, возможно, принимает за любовь просто свою давнюю привязанность к нему да и мгновенно вспыхнувшую страсть.
Но как же сказать ей, что все, не успев начаться, должно кончиться? Вот прямо так? Присесть рядом и объявить, что минувшая неделя – это сплошной восторг, но сейчас все позади, потому что он женится на Шанель? Какова ей будет? Да и ему?
– О чем задумался? – спросила Ариэль. Лэйрд заметил, что она перевернулась на спину и неотрывно смотрит на него.
Удивительно, она не испытывает никакой неловкости, появляясь перед ним в таком виде. Наоборот, скорее ощущает гордость. А ведь явно понимает, как действует на него ее нагота.
По тому, как она потягивается, соблазнительно выгибая спину и не сводя с него глаз, легко догадаться, что его снова приглашают к любви.
И он готов к ней. Боже, даже и представить невозможно, что он, Лэйрд Фермонт, человек, которого знает весь Сан-Франциско, может вести себя, как какой-нибудь нетерпеливый юнец.
Они занялись любовью прямо на раскалившейся от солнца палубе. Еще в самый первый раз Лэйрд удивился раскованности Ариэль. Любовь была для нее делом таким естественным, что подумалось, сколько же он времени зря потратил в заботах о всяческих приемах.
Шанель в постели мастерица, все время что-то придумывает, любовница страстная, но никогда он в ней – да и в любой другой женщине – не растворяется так полно, как в Ариэль.
С ней все по-другому. Когда тела их сливаются, мозг тоже работает совершенно синхронно, и Лэйрду инстинкт подсказывает, что надо делать, к какому месту прикоснуться, когда ускорить ритм движений, чтобы одновременно достичь пика наслаждения. Не хочется даже думать, как мало он разбирался в любви до встречи с Ариэль. Раньше это был вызов, вопрос мужской гордости. Теперь – не так. Теперь – он дает и ему дают, и уже нет разделенности на «я» и «ты», совершенно новое для него ощущение.
Так как же назвать то, чего, оказывается, до сих пор он был лишен?
Любовью?
Неужели так просто?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клуб разбитых сердец - Уокер Рут



сюжет хоть и избит ,но книга читется легко перечитаю с удовольствием
Клуб разбитых сердец - Уокер Рутелена слыш
13.12.2010, 22.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100