Читать онлайн Клуб разбитых сердец, автора - Уокер Рут, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб разбитых сердец - Уокер Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб разбитых сердец - Уокер Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб разбитых сердец - Уокер Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Рут

Клуб разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

У Стефани с самого детства, даже еще до того, как сдохла ее любимая кошечка, выработалось стойкое отвращение к любому насилию. Осенью, когда отец забивал свиней, она всегда старалась где-нибудь спрятаться, и никакое наказание не могло заставить ее помочь матери, когда та сворачивала цыплятам шеи, а потом общипывала и потрошила их к воскресному ужину.
Даже в кино она на всякие ужасы старалась не смотреть.
Когда родители позволяли ей отправиться в компании соседских ребят на дневной сеанс в главный город графства Милтон, она неизменно отворачивалась, если на экране начиналась резня или что-нибудь в этом роде. Однажды семья одного приятеля пригласила ее посмотреть старую ленту «Бэмби», и, когда на экране охотники убивали мать олененка, она забилась в истерике.
А после того как повесили кошечку, Стефани и вовсе начинало тошнить от всех этих «ужастиков». Потому столь тщательно контролировала она телевизионные пристрастия близнецов, когда они подросли. За тем, что они смотрят у приятелей, конечно, не уследишь, но дома пределом жестокости были понедельничные футбольные передачи.
Так что неудивительно, что история с Глори задела ее сильнее, чем других.
Стефани казалось, что она ко всякому готова, но при виде изуродованного лица Глори внутри у нее все так и перевернулось. Тем более что эта девочка уже столько горя успела хлебнуть в своей короткой жизни. А самой Глори, казалось, все нипочем, и, если бы не распухшие губы и глубокие царапины на нежной коже, можно было подумать, что ничего не произошло.
В какой-то момент Глори подняла руку, чтобы откинуть упавшие на лоб волосы. При этом слегка приоткрылась грудь.
Судя по огромному багровому пятну, досталось ей-таки больше, чем просто, как она выразилась, «пара оплеух». Теперь у Стефани язык и вовсе к гортани прилип.
Как ни странно, но первой, кто заметил, что с ней что-то неладно, была Ариэль. Когда все вышли из палаты и отправились к лифту, она немного отстала и взяла Стефани под руку:
– Вам нехорошо?
– Да нет, все в порядке. – Кой черт, в порядке! Кричать хочется! – И почему это все мужчины такие злые и коварные?
Ариэль немного помолчала.
– Ну, так уж и все. Взять хоть моего кузена Лэйрда. Он очень славный и, уж конечно, никогда и ни при каких обстоятельствах не поднимает руку на женщину.
– Вы правы. Дэвид тоже не из таких, – помолчав, сказала Стефани. – Но мужчины умеют ранить и по-другому, не обязательно кулаки в ход пуская.
– Да… – скорее выдохнула, чем произнесла Ариэль. – Так ведь затем мы и создали эту группу поддержки. Женщины помогают женщинам, когда им плохо.
Стефани кивнула, хотя насчет эффективности их совместных усилий у нее были большие сомнения.
– Уверена, что Глори рада нашему приходу.
– Да, Дженис правильно сделала, собрав нас вместе. Теперь понятно, что, коли худо станет, есть на кого рассчитывать.
В интонации Ариэль прозвучал вопрос, и Стефани, словно отвечая на него, крепко сжала ей руку. Они присоединились к Шанель и Дженис, которые поджидали их у лифта.
– Ну что ж, теперь увидимся в марте, – сказала Шанель, поглядывая на часы.
– А может, кофе где-нибудь выпьем? – предложила Дженис.
Стефани с любопытством посмотрела на нее. И чего это именно Дженис так хлопочет, чтобы группа не распалась?
Ведь она вроде легче других переносит свои семейные невзгоды. Во всяком случае, почти не говорит на эту тему Или это просто маска, за которой скрываются одиночество и страх перед будущим? Если так, то, возможно, компания нужна сегодня не только Глори.
– Я свободна, – сказала она. – А вы, Ариэль?
– Что ж, чашку чаю я бы выпила, – как обычно, еле прошелестела та.
– Ну а Шанель скорее всего занята, – полуутвердительно заметила Дженис.
– Боюсь, что так. К сожалению, мне надо к парикмахеру.
Я уговорила Адольфо принять меня вне очереди, так что, если не появлюсь, скандал выйдет. А вечером у меня важное свидание.
– С Лэйрдом? – спросила Ариэль.
– Вообще-то да. – Шанель искоса посмотрела на нее. – Он пригласил меня на выставку французской старины в галерее Уотерсон.
– Да, Лэйрд всегда любил старину, – сказала Ариэль. – Он считает, что старые вещи надо сохранять, потому что они связывают нас с прошлым. – Ариэль вздохнула. – А вот Алекс старину ненавидит. Все время повторяет, что надо обновить на современный лад домашнюю обстановку.
– А у вас есть старинные вещи? – заинтересовалась Шанель.
– Не то чтобы старинные в полном смысле, хотя некоторым цены нет. Алекс обзывает их «декадентщиной», но на самом деле это образцы арт-нуво рубежа веков и арт-деко двадцатых годов, они достались мне от дедушки с бабушкой.
Хорошо, что их нельзя продать отдельно от всего дома, люблю, когда вокруг знакомые предметы. Но конечно, в подвал они попасть могут, – с печальным вздохом закончила она.
– A y Лэйрда дом обставлен в раннем викторианском стиле. Наверное, ему так нравится, иначе бы давно все переделал, – заметила Шанель.
– Я никогда не была у него, – сказала Ариэль. – Старая семейная вражда, знаете ли.
Стефани собралась было спросить, что это за вражда такая, но передумала. Разболелась голова, и стало пощипывать веки. В общем, кофе придется в самый раз, и Стефани обрадовалась, что подошел лифт, положив тем самым конец разговору.
Только после второй чашки, выпитой в небольшом кафе рядом с больницей, Стефани немного полегчало. В такие именно моменты, когда беседа крутится вокруг всяких мелочей, ей нравилось бывать в компании новых знакомых. А вот когда речь заходит о делах интимных, она всегда замыкается. А то вдруг еще кто спросит, например, не живет ли теперь Дэвид с приятелем, с которым она застала его в постели.
– Ну, Стефани, как у вас на работе дела складываются? – спросила Дженис.
– Поначалу страшно нервничала, но сейчас вижу, что близнецов воспитывать куда труднее. Я научилась даже справляться с ситуациями, которые еще несколько месяцев назад поставили бы меня в тупик.
– Например?
– Представляете, на прошлой неделе я отшила своего шефа. Пару раз он делал намеки, но я прикидывалась, вроде ничего не понимаю. А недавно велел мне задержаться – мол, надо посмотреть, что там у нас на складе происходит. Мы остались вдвоем, и он спросил, завелся ли у меня поклонник, замена мужу. Сначала я прикинулась, будто не расслышала, а потом обозлилась и предложила ему заткнуться, иначе пожалуюсь, что пристает. По-моему, говорила я в точности, как Глори, некоторые ее словечки такие прилипчивые.
– Ну а он?
– Принялся проверять наличие французских плюшевых медвежат.
– Вот и чудесно, – рассмеялась Дженис. – А я так не прочь кое-чему поучиться у Шанель. Прическа – всегда волосок к волоску, и на юбке ни единой морщинки. Не представляю себе, как это ей удается.
– Наверное, много времени этому уделяет, – заметила Ариэль.
– Скорее всего так, – задумчиво посмотрела на нее Дженис. – Гардероб у нее, должно быть, величиной с мою квартиру. – Дженис, непонятно почему, смущенно осеклась.
– Это она помогла Глори изменить свой облик. Может, и мне что подскажет. Иногда я такой старомодной себя чувствую, – Да ничей совет вам не нужен, Ариэль, – улыбнулась Стефани. – У вас свой стиль. А вот я иногда думаю, не поехать ли куда-нибудь на воды да шкуру полностью сменить.
– Водный курорт – это целое состояние, – сказала Дженис.
– Но дело того стоит, если, конечно, деньги есть, – мечтательно протянула Стефани. – Подумать только: новая прическа, новый макияж, новый гардероб, а там, кто знает, может, и новый… – Стефани зарделась.
– Новый муж?
– Что-нибудь в этом роде. Только он должен быть совсем не таким, как Дэвид. – Стефани с любопытством посмотрела на Дженис. – А вы что скажете? Тоже ведь в разводе, так как у вас на мужском фронте?
– А на что мне новый мужчина? – не сразу ответила Дженис. – У меня и без того сейчас полно дел.
– А именно? Я знаю, что раньше вы работали секретаршей или что-то в этом роде…
– Ну да, и сейчас тоже. Помогаю группе инженеров, которые задумали один совместный проект.
– Хорошо, что после развода не приходится начинать с нуля, – вздохнула Стефани.
– Это уж точно – Дженис сказала официантке принести счет. – Может, на той неделе пообедаем втроем?
– Неплохая идея, – вежливо откликнулась Стефани, соображая, как бы выкроить время в своем перегруженном расписании. Разговор вернулся к Глори, и она вздохнула с облегчением.
Час спустя, когда Стефани вернулась домой, ее оглушила музыка, доносившаяся из комнат детей. Чистая какофония – Ронни предпочитает кул-джаз, а Чак – более современные ритмы.
Стефани поморщилась, но махнула рукой, пусть развлекаются. В последнее время мальчики вели себя на редкость послушно, и, хотя долго это наверняка не протянется, Стефани почла за благо не торопить ход событий.
К тому же у нее не на шутку разболелась голова, что и неудивительно, если иметь в виду, что день выдался нелегкий.
Мыслями все время возвращалась к Глори. Ужасно: еще вчера они мирно обедали, а сегодня она лежит в больнице с распухшим лицом, вся в синяках. Что за тип – настоящее животное.
Дэвид, как бы плох ни был, кулаки в ход все же не пускал…
Да, но почему она все время о нем думает?
На лестнице послышались шаги Чака, и Стефани с облегчением поднялась навстречу сыну: слава Богу, можно не думать о Дэвиде да и обо всем остальном тоже.
* * *
Через несколько дней после визита к Глори в больницу Дженис встретилась с доктором Йолански. Недавно она отдала ему тезисы диссертации и теперь, хотя и старалась изо всех сил выглядеть спокойной, внутри вся дрожала от страха.
Оказалось, напрасно. Йолански не только похвалил ее за тщательный подбор материала, но и одобрил композицию работы.
Он пригласил Дженис к себе в кабинет и, дождавшись, пока какая-то студентка, по совместительству машинистка, принесла кофе и вернулась к работе, перешел к делу.
– Смотрю, Джейк научил вас правильно организовывать материал, – сказал он. – Это нормально, коль скоро, конечно, помощь не переходит в то, что за вас просто пишут диссертацию.
– Джейк? – удивленно спросила Дженис. – Да он и не заглядывал в нее. Слишком занят последнее время на телевидении.
В глазах Йолански мелькнуло какое-то странное выражение. Дженис уж подумала, что он просто ей не поверил, но Йолански лишь проворчал добродушно:
– Ну стало быть, я просто ошибся.
– Вы что же, думаете, я сама ни на что не способна? – несколько обиженно сказала Дженис. – Да я после замужества почти все время работала, только недавно ушла, так что, хоть времени у меня немного, как распорядиться им, я знаю.
– Вы ушли с работы?
– Взяла годичный отпуск. Могу вернуться, если понадобится – Тогда что за проблемы со временем?
– Мы обстановку в доме меняем, приходится присматривать за рабочими. Джейк… то есть мы решили, что, поскольку я теперь много бываю дома, стоит заняться этим именно сейчас.
Доктор Йолански собрал бумаги в аккуратную стопку.
– Ну что ж, на сегодня довольно. Пока все идет как надо.
Жду готовый текст.
Йолански был сегодня сама сердечность, так отчего же не оставляет ее какое-то смутное беспокойство? Почему кажется, что, несмотря на все комплименты, он втайне не слишком-то верит в успех?
С Джейком поделиться своими сомнениями ей не удалось.
Едва войдя в дом, она услышала наверху звонок. Заспешив к телефону, она стукнулась коленом о стул, оставленный кем-то посреди комнаты, и голос ее невольно прозвучал нетерпеливо и резко:
– Да!
– Что это с тобой? С левой ноги встала?
– А, это ты, Кейси. – Дженис обежала взглядом комнату: на столе у Джейка обычный беспорядок, на полу валяются газеты, на столике рядом с дверью стоит недопитый стакан.
Может, гости были? Вряд ли, стакан-то только один. Откуда же тогда столько окурков, ведь Джейк обещал ограничиваться шестью сигаретами в день?
– Все утро звонила, и никто не отвечал. Где была, подруга?
– На свидании с доктором Йолански, но Джейк должен был быть дома. Может, вышел или спустился в подвал привести в порядок спортивное снаряжение. В ближайшие выходные какие-то соревнования на приз доброй воли.
– Да, великое событие, – рассмеялась Кейси.
– Твой-то образцовый муж, конечно, не хранит старые теннисные ракетки и клюшки для гольфа.
– Ну да, в сарае полно этого барахла, но вообще-то ничего, жить с ним можно.
– А чего ты так до меня дозванивалась?
– Просто хотела убедиться, что воскресный ужин не отменяется. Надо найти кого-нибудь с ребенком посидеть.
В наших краях в последнее время, по-видимому, взрыв рождаемости произошел, с нянями становится все труднее.
– Приглашение остается в силе. В воскресенье в восемь, особенно одеваться не надо. Будете только вы и Тернеры.
Наступило продолжительное молчание. Первой его нарушила Кейси.
– Тернеры? – без всякого выражения переспросила она. – Это новость.
– А разве я не говорила тебе? Ах нет, Джейк пригласил их в последний момент. Надеюсь, ты ничего не имеешь против?
– Если ты не имеешь, то и я тоже.
– Как тебя следует понимать?
– Я хочу сказать… Впрочем, тебе виднее, кого приглашать к себе в дом.
– Ладно, закрыли тему. Слушай, я только что вернулась и даже еще не успела пальто снять. До воскресенья…
Повесив трубку, Дженис прошла в кухню, где, к своему удивлению, увидела Джейка. Он сидел за столом, зажав в ладонях стакан с жидкостью янтарного цвета. Судя по раскрасневшемуся лицу и глазам, как у кролика, стакан этот далеко не первый – и это средь бела дня.
– Как насчет виски?
Не успела Дженис ответить, как он вскочил на ноги и взял из буфета стакан, но руки у него так дрожали, что Дженис пришлось прийти на помощь.
– Давай, сама справлюсь.
– И мне тоже налей, ладно? – Язык у Джейка слегка заплетался.
– Слушай, что происходит? Ты ведь до шести обычно и в рот не берешь?..
– Я у себя дома и пью, когда мне заблагорассудится, – агрессивно ответил Джейк. Лицо его неожиданно сморщилось. – А, черт, Дженис, жуткий у меня день выдался, так что в твоих нотациях я меньше всего нуждаюсь.
– Прекрасно. – Дженис поставила перед ним бутылку виски. – Пей себе на здоровье. Только утром не жалуйся на похмелье.
Он посмотрел на нее мутными глазами:
– Ты злишься. Слабаком считаешь, так, что ли?
– Да ничего подобного. Я прекрасно понимаю, что на работе не всегда ладно бывает, – мирно ответила Дженис. – Может, лучше кофе? И я бы выпила.
– Ладно, только плесни в него каплю коньяка.
– Хорошо. – Но, отправляясь за чашками и ставя на плиту чайник, Дженис решила обойтись без спиртного. – Так что случилось?
– А то, что муж твоей подружки оказался гнусным политиканом.
– Это ты о Мерве Скрэнтоне? Я только что разговаривала с Кейси, она и словом не обмолвилась…
– Ничего удивительного. Один другого стоит – святоши чертовы. И главное, все у меня за спиной, видеть не хочу его у себя дома, слышишь? Отныне он у меня в черном списке.
– Да объяснишь ты наконец, что случилось?
– А то, что это он получил место в комитете. Лизал задницу председателю. Сегодня в клубе этот старый хрыч Чейни объявил мне: «Да, кстати, Мурхаус, в комитет мы назначили Скрэнтона. Я помню, что мы вроде как вам обещали это место, но… в общем, работа на телевидении отнимает у вас слишком много времени». Я чуть не прибил этого ублюдка.
– Надеюсь, ты ничего такого не сказал?
– Нет. Выслушал спокойно и пошел домой. Хотел тебе рассказать, но тебя не было.
– Я же говорила тебе, что у меня сегодня встреча с доктором Йолански.
– Верно, а я и забыл, – угрюмо сказал Джейк. – Дома – сплошной бардак. В кабинете – чистый хлев…
– Кабинет я перед уходом убрала, – миролюбиво сказала Дженис. Ей ли не знать, как Джейк мечтал об этом месте в комитете?
– Ладно, добивай лежачего. Пошел. Не хочу тебя слушать.
Джейк приподнялся было, но ноги ему явно не повиновались. Он уперся в стол руками, но уже через секунду рухнул на пол. Дженис, не говоря ни слова, помогла ему подняться, отвела наверх, уложила в постель, накинула одеяло. Джейк открыл глаза и слабо улыбнулся:
– Ты такая добрая, Дженис.
Она молча поцеловала его, задернула шторы – через окна пробивался свет закатного солнца – и, плотно притворив за собой дверь, вышла из комнаты. Сколько уж лет прошло, а она все еще подтирает за другими, все еще играет роль маленькой послушной падчерицы.
«Словно от мачехи с отчимом не уходила», – подумала Дженис, собирая разбросанные по полу газеты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клуб разбитых сердец - Уокер Рут



сюжет хоть и избит ,но книга читется легко перечитаю с удовольствием
Клуб разбитых сердец - Уокер Рутелена слыш
13.12.2010, 22.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100