Читать онлайн Клуб разбитых сердец, автора - Уокер Рут, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб разбитых сердец - Уокер Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб разбитых сердец - Уокер Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб разбитых сердец - Уокер Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Рут

Клуб разбитых сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Дженис не случайно пришла в университетский клуб первой. Ей надо было поговорить с директором клуба Морисом в качестве одной из своих общественных нагрузок, обязательных для жены преуспевающего стэнфордского профессора, она взвалила на себя неблагодарную должность сопредседателя инициативной группы по сбору средств на реставрацию старого здания клуба, так чтобы оно соответствовало вновь принятому сейсмическому кодексу штата Калифорния. Без этих весьма дорогостоящих работ клуб обречен. Поскольку строительного фонда нет в природе, клуб, за которым восьмидесятипятилетняя история, просто прекратит свое существование, и не так-то легко будет шестидесяти-, а иногда и семидесятилетним официантам, поварам, служащим клуба найти новую работу.
Так что, когда Дженис попросила Мориса об одолжении, он охотно откликнулся. А поскольку с просьбами она к нему обращалась не часто, то и неловкости не чувствовала. Да и речь-то идет о пустяке – раз в месяц бесплатно нужна одна из гостевых столовых клуба, обед по ценам для сотрудников да пара бутылок вина за счет клуба.
Морис пообещал зарезервировать за Дженис и ее гостями так называемый солярий. В ожидании гостей она с удовлетворением оглядывала удлиненную комнату: плетеная мебель, стены увиты хмелем, на подоконниках расставлены горшки с геранью и настурциями. Высокие окна с витыми карнизами выходят на оживленную Саттер-стрит, но шум улицы заглушается толстыми стенами. Сквозь матовые стекла в потолке льется жемчужно-голубой свет октябрьского солнца. «Хорошее предзнаменование для нашего начинания», – подумала Дженис.
Она придирчиво осмотрела стол с разложенными на нем приборами из старого благородного серебра, не новой, но, несомненно, из чистого льна скатертью и хрустальными бокалами, которые из-за почтенного своего возраста скорее светились, нежели сверкали. Стесненный в средствах клуб не мог позволить себе обновить свое убранство, но, бесспорно, здесь по-прежнему знали, как следует вести дело.
Тогда почему же, коль скоро все приметы так хороши, Дженис ощущает некоторую неловкость? Откуда это беспокойное, едва ли не виноватое чувство? Может, это совесть ее бунтует, о чем говорил Джейк? И почему, собственно, он так против всей этой затеи? Положим, Джейк любит выступать в роли адвоката дьявола…
Чушь какая-то, вреда ведь никому не будет. В любом случае, перед тем как сдать диссертацию, Дженис попросит у них согласия. И к тому же изменит имена да и описания внешности тоже. Впрочем, и без того распознать ее «клиенток» было бы непросто. В конце концов это самые обыкновенные женщины, впрочем, нет, не совсем. Во всяком случае, не среднестатистические величины. На самом деле, даже если бы подыскивать кандидатуры специально, такую пеструю группу не подобрать.
Взять хоть Глори Брауни, это же совершенно особый тип, что порождает один интересный вопрос. Может, это и есть тот «достойный внимания» случай, о котором говорил Арнольд?
Ясно ведь, что большие деньги за адвокатские услуги она платить не может. Как бы то ни было, ее участие в группе – большая удача.
Услышав звук открывающейся двери, Дженис обернулась и встретилась взглядом с неуверенной улыбкой Стефани.
В прошлый раз она показалась ей симпатичной, но замкнутой.
Тем удивительнее случившаяся с ней перемена. Октябрьский ли ветерок тому виною, либо излишняя косметика, но на сей раз глаза Стефани так и светились. Или, может, дело просто в том, что она с нетерпением ждет встречи с теми, у кого такие же проблемы в жизни, как и у нее? Ладно, там видно будет…
– Похоже, мы первые, – сказала Дженис.
– Да, впрочем, это хорошо. Я как раз хотела спросить… – Стефани не договорила: снова открылась дверь, и в комнату вошла Шанель Спокойный взгляд, полное самообладание, прическа в идеальном порядке Она оценивающе оглядела стол, затем повернулась к Дженис и Стефани.
Интересно, с неожиданным любопытством подумала Дженис, уже здесь, в клубе, заходила она в туалетную комнату пригладить волосы или научилась даже на ветру держать их в порядке? Наверняка второе.
– Больше никого нет? – осведомилась Шанель, снимая пальто, под которым обнаружилось комбинированное платье из шелка и шерсти, сшитое словно на заказ под ее стройную фигурку.
Пятый размер, не больше, с некоторой завистью подумала Дженис.
– Пяти еще нет, – вслух сказала она. – Звонила Ариэль и сказала, что, поскольку они с мужем раздумали разводиться, делать ей здесь нечего. – Почувствовав, что прозвучало это грубовато, Дженис тут же добавила:
– Конечно, я только рада, ведь ей явно не хотелось развода. Впрочем, я сказала, что в любом случае наша группа поддержки может оказаться для нее небесполезной, и Ариэль обещала подумать.
Надеюсь, она все же появится.
– Я тоже, – откликнулась Шанель.
Вновь открылась дверь, и на пороге появились Ариэль и Глори – неузнаваемо изменившаяся Глори.
Дженис изумленно воззрилась на ее приглаженные, напомаженные волосы. Наверное, она целую бутылку лосьона на них вылила. Пальто Глори перекинула через руку, а ее платье, если бы оно не обтягивало так сильно крупную грудь, выглядело бы вполне прилично. Что касается туфель, то каблуки были такими высокими, что подъем у Глори изгибался совершенно не правдоподобным образом. Дженис даже поморщилась.
– Мы опоздали? – Глори задержалась взглядом на Шанель. – Мы с Ариэль столкнулись у входа. Она все же решила присоединиться к нам, хоть развод и отменяется.
– Ну что ж, коли все в сборе, давайте закажем что-нибудь, а потом уж и потолкуем, – предложила Дженис, которой явно не терпелось приступить к началу операции.
Дождавшись, когда все рассядутся по плетеным, с высокими спинками стульям, расставленным вокруг стола из тикового дерева, и сделают заказы тому же пожилому официанту, что обслуживал их в прошлый раз, Дженис бодро заговорила:
– Ну что же, начнем?
Шанель пробежала пальцами по жемчужным бусам.
– Вроде бы в этих группах поддержки всегда есть профессиональный руководитель – психолог либо специалист по брачным делам?
– Вы правы. Но ведь мы-то просто так собрались, можно сказать, по знакомству, так что можем без руководителя обойтись, – сказала Дженис.
– Пусть так, но кто-нибудь, скажем, координатор, нам все равно нужен Кто-нибудь, кому можно позвонить, если. допустим, не получается прийти. – Шанель с улыбкой повернулась к Ариэль – Как вам кажется?
Ариэль посмотрела на нее без всякого выражения и, помолчав немного, сказала:
– Да, с координатором лучше.
– Никто не возражает? – спросила Дженис. Как она и рассчитывала, все замотали головами.
– Поскольку это ваша идея, вам и дело вести. – Глори отхлебнула воды и сделала гримасу. – Что за черт, вкус какой-то странный Будто все выдохлось.
– Не знаю, вода из бутылки, – пожала плечами Дженис. – Ну что ж, я согласна быть… назовем это секретарем.
Или, может, есть другие претенденты?
Никто не откликнулся, и Дженис продолжала:
– С чего начнем? Я готова выслушать любые предложения.
– Может, для начала определимся с целями, общим направлением? Словом, чего мы хотим? – неуверенно заметила Стефани.
– Пожалуй, – поддержала ее Шанель. – И еще мне кажется, надо сразу же договориться, что все это между нами.
За порог – язык на замок.
Дженис заставила себя кивнуть в знак согласия.
«Не люблю вас, миссис Фелл, из-за ваших темных дел».
– Не возражаю, – вслух сказала она. – Мы здесь, чтобы помочь друг другу… чтобы выговориться. И поскольку мы почти незнакомы, может, так все и оставим – за дверью этой комнаты, разумеется?
– А может, поставим себе правилом не вводить никаких правил, и пусть все идет своим чередом? – Шанель хмуро посмотрела на нее.
Дженис с трудом подавила раздражение. Да, нелегко придется. Но с другой стороны, что ей в жизни давалось легко, кроме влюбленности в Джейка?
– Думаю, вы правы, – неохотно проговорила она. – Название себе какое-нибудь придумаем?
– Например? – подала голос Глори.
– Да что-нибудь попроще. Скажем, группа поддержки?
– Сгодится – особенно, если всем нам удастся получить приличные отступные, – протянула Шанель, и все, кроме Дженис рассмеялись.
– А что, если так: «Все мы снова сами по себе»? – слабо улыбнувшись, предложила Стефани.
– Да, но Ариэль не сама по себе, – заметила Глори.
– Тогда так – «Клуб подранков». Или – «Дети субботы»? Как вам это старое присловье? Ведь «Детям субботы» надо трудиться, чтобы заработать себе на жизнь, – сказала Шанель, и все снова рассмеялись.
– А может, пока не придумаем чего получше, просто – «Клуб»? – Дженис уже жалела, что вообще заговорила на эту тему.
– Хорошо. – Шанель тоже явно надоел этот разговор. – Никто не против, если я закурю?
– Извините, – робко проговорила Ариэль, – но у меня не все в порядке с легкими. Задыхаюсь.
К удивлению Дженис, Шанель с готовностью кивнула:
– Ну что ж, буду выходить в коридор. Еще, кроме меня, есть грешницы? Тогда милости прошу в мою компанию.
– Вообще-то я недавно бросила, но, может, снова начну, – сказала Глори. – Там, где я работаю, все равно все дымят, так что о легких что уж думать.
– А где вы работаете? – поинтересовалась Дженис.
– В баре на «Норт-Бич». Вообще-то это нечто вроде ночного клуба, по вечерам там программы.
– Должно быть, интересно, – сказала Стефани.
– Черта с два. Гнусное местечко, этот ночной клуб, – заявила Глори. – Как только встану на ноги, найду другую работу.
– Так как же вы можете позволить се?.. – Стефани замолкла на полуслове.
– Такого адвоката, как Арнольд Уотерфорд? Он отказался от гонорара, я должна буду оплатить только его расходы по делу. Он сказал, что в некоторых случаях делает исключения, а я, видно, и есть этот случай. Мои синяки произвели на него сильное впечатление. По-моему, он хочет перепихнуться на халяву, да только не решится никак.
– Вы ошибаетесь, – строго сказала Дженис. – Я знаю Арнольда, то есть мистера Уотерфорда, всю жизнь, он меньше всего похож на… – Дженис так и не смогла подыскать нужного слова.
– На ходока? Милая моя, все мужчины ходоки. Нужно только знать, на какую кнопку надавить, чтобы их отвадить. – Глори говорила скорее наставительно, чем сердито. – Или, наоборот, завлечь. Вот так они и становятся мужьями. – Глори задумчиво помолчала. – Не одна смышленая девчонка устроила себе жизнь, выйдя за богача, – который за ней волочился.
– Только, если собираетесь идти таким путем, смотрите, чтобы мишень нужную выбрать. А то ведь и промахнуться недолго, – заметила Шанель.
– Да я не собираюсь пока замуж. Переспать с кем-нибудь и без того не проблема.
Стефани отвернулась, и Дженис стало ясно, что откровенность Глори ей не по душе.
– Итак, все согласны с тем, что мы здесь, чтобы помочь друг другу?
– Да – только без подначек там всяких, – сказала Глори, – а то я и на работе этим по горло сыта.
Дженис посмотрела на часы:
– Тогда, может, начнем? Обслуживают здесь довольно медленно. Каждая будет говорить по очереди? Глори, вы не начнете?
– Да о чем говорить-то?
– Ну как о чем? О своем замужестве, например.
– Да оно, как карточный домик, рассыпалось после того, как мистер Мачо из меня кусок мяса сделал. И за что? Я ведь всего-то имела неосторожность сказать, что у него, должно быть, выдался скверный день. – Глори задумчиво посмотрела на свои длинные, жемчужного цвета ногти. – Ну да ничего, я его тоже оформила. Стоило ему вырубиться, как я привязала его к кровати и быстренько собрала свои вещички. А когда он проснулся и начал орать, я пару раз вытянула его собственным ремнем, да по такому месту, куда солнце не заглядывает. Спорить готова, кровью писал целую неделю.
– То есть вы хотите сказать, что ударили его по… – Стефани вспыхнула.
– Ну да, по самому дорогому месту.
Шанель расхохоталась.
– Вы же сами призывали нас к откровенности, – повернулась она к Дженис.
– Ну а вы, Шанель? – Дженис пристально посмотрела на нее. – Почему вы разводитесь?
– Скучно стало. Тоска жуткая. Жак такой домосед, никуда ходить не желает. И к тому же импотент, просто евнух какой-то. Словно с монахом живешь. Ну я и решила, что надо рвать когти, пока еще молода и можно подцепить другую рыбку.
Шанель замолчала, явно наслаждаясь реакцией публики.
Едва все расселись по местам, она поняла, что никто здесь откровенничать особо не собирается. Вот и решила, следуя какой-то извращенной логике, рассказать все начистоту. Ну не все, конечно, но до определенной точки Жак ведь и впрямь сделался импотентом, разве нет? Но это скорее плюс. А разводится она потому прежде всего, что он жадюга.
Конечно, признаки скопидомства Жак выказывал еще до женитьбы. Когда они только женихались, лучшее, что он мог ей предложить, обед в какой-нибудь дыре, где подают приличное спагетти. Можно было уже и тогда насторожиться, но сбивало с толку то, что многие богачи отличаются скупостью.
Взять хоть старика Генри Форда с этими его блестящими десятицентовиками, или это был Рокфеллер?
Но может, напрасно она сказала, что разводится с Жаком именно сейчас, пока еще не постарела, чтобы снова выйти замуж за богатого? Ведь здесь Ариэль. Вдруг она все расскажет Лэйрду?
Заметила она и еще кое-что. Дженис все четко организовала, но о себе-то ни гугу. Пора и ее заставить открыть рот.
– Признаться, я так рада, что есть кому рассказать о своих бедах. – Шанель перевела взгляд на Дженис:
– Ну а вы? Валяйте, Дженис, выкладывайте, уж коль скоро мы договорились быть друг с другом откровенными, что вас заставляет разводиться?
Повисло напряженное молчание.
– Ну? – нетерпеливо подтолкнула ее Шанель. – Не хотите же вы все из нас вытянуть, а сами…
– Да нет, просто вы застали меня врасплох. Ответ прост: мы, Джейк и я, абсолютно не подходим друг другу.
– То есть как это понять? – спросила Глори.
– У нас разные интересы. То, что кажется важным мне, для него – ничто. И наоборот. Мы уже давно живем каждый своей жизнью. – Дженис говорила без запинки, и именно поэтому Шанель не поверила ни единому ее слову.
– И все? – разочарованно протянула Глори. – Ну а что касается меня, то все началось с того, что Бадди стал волочиться за другими женщинами. Вы и не поверите, сколько их вьется вокруг профессиональных спортсменов. Ну а Бадди не пропускал ни одной юбки. Затем – эти его ручищи. Можно, конечно, и это назвать – не подходим друг другу. – Глори с любопытством посмотрела на Стефани. – Ну а у вас что?
– В этом-то смысле у нас как раз все в порядке. Общие цели, общие привязанности и антипатии, и, конечно, мы оба без ума от наших мальчиков.
– Так в чем же дело?
Стефани заколебалась. На верхней губе у нее выступили капельки пота, лицо побледнело.
– Дэвид… он увлекся другой, – наконец выдавила она.
– Что ж, бывает. Мужчина – всегда мужчина. Отчего б не подождать, пока все кончится, и не простить, если, конечно, вы все еще любите мужа, – сказала Шанель.
– Да не люблю я его! – чуть не закричала Стефани. – Ненавижу! Не хочу больше видеть его!
Наступило недолгое молчание. Первой его нарушила Глори:
– Прекрасно вас понимаю. Мой случай.
– Ну все-таки не совсем, верно? – неожиданно вступила в разговор Ариэль – У Стефани двое детей. Нелегко, наверное, расставаться с их отцом – Это уж точно, – сумрачно откликнулась Стефани.
– Вы вроде говорили в прошлый раз, – наклонилась к ней Дженис, – что ищете работу. Разве муж вас не обеспечит?
– Мы об этом еще не говорили. Финансовыми делами займется мистер Уотерфорд.
– Можете не сомневаться, что ваши права никто не ущемит. – заметила Шанель. – Кажется, вы сказали, что вы замужем за юристом? Тогда вам повезло с адвокатом. А то уж муженек, наверное, сейчас прикидывает, как скрыть доходы.
Стефани вспыхнула:
– Да ни за что Дэвид не пойдет на это! Он не из таких.
Шанель снисходительно посмотрела на нее:
– Да бросьте вы. И глазом не успеете моргнуть, как он вас облапошит. Юристы знают всякие хитрости…
– Большинство юристов честные люди…
– По-моему, мы немного отвлеклись, – прервала их Дженис, но продолжить не успела, потому что в этот момент открылась дверь и появился, толкая перед собой нагруженную тележку, официант. Тарелки с серебристой каймой знавали, как и он сам, лучшие времена, но еда оказалась на редкость вкусной, а цены, как выяснилось, когда принесли счет, на удивление скромными.
Когда пришла пора расплачиваться, как всегда в таких случаях, возникла некоторая суета – кто что заказывал. Шанель обратила внимание, как уверенно повела себя Дженис.
Похоже, знает, как справляться с такими вот неловкими ситуациями. Ясно также, что этой уверенной в себе женщине никакая моральная поддержка не нужна. Так на кой черт понадобилась ей эта группа?
Шанель безумно захотелось курить. Судя по всему, из-за Ариэль эти субботние посиделки будут тем еще испытанием.
Когда она выйдет за Лэйрда, надо позаботиться, чтобы встречались они с этой легочницей пореже.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клуб разбитых сердец - Уокер Рут



сюжет хоть и избит ,но книга читется легко перечитаю с удовольствием
Клуб разбитых сердец - Уокер Рутелена слыш
13.12.2010, 22.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100