Читать онлайн Ее выбор, автора - Уокер Ирма, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ее выбор - Уокер Ирма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ее выбор - Уокер Ирма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ее выбор - Уокер Ирма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Ирма

Ее выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Вернувшись домой, Морин прочла книгу Шейлы от корки до корки, делая пометки и время от времени отрываясь от страницы, чтобы обдумать очередной совет и применить его к своей ситуации.
Ей стало ясно, что в поисках работы она выбрала абсолютно неверную тактику, двигаясь вперед методом проб и ошибок, а не логическим, шаг за шагом, путем. Во-первых, она предлагала свою кандидатуру там, где ее никак не могли взять, поскольку у нее не было опыта работы в этих специальностях. А во-вторых, она полностью игнорировала еще один совет, много раз появлявшийся на страницах книги.
«Используйте все имеющиеся у вас связи, – подчеркивалось в учебнике. – Сообщите всем своим друзьям и знакомым, что вы ищете работу».
А она намеренно отказалась от любой помощи. Частью из-за нежелания обременять других людей своими проблемами. Но по большей части просто-напросто из гордыни и нежелания признаваться всем, что Ллойд потерпел неудачу в бизнесе. О, все они, разумеется, и так об этом знали. Новость облетела всю округу, так что не услышать о ней было невозможно. И все равно… чтобы она пошла к друзьям или коллегам Ллойда с протянутой рукой и стала просить принять ее на работу? Нет, для этого она была слишком горда.
Что и говорить, причины для подобной сверхчувствительности у нее были. Вчера, например, когда она призналась подругам, что вынуждена пойти работать, разве они не заерзали на стульях от неловкости? Наверное, никому не хочется иметь перед глазами живой пример того, насколько переменчива судьба; никому не хочется думать, что такое может случиться и с ним.
Что ж, придется спрятать гордость подальше и использовать личные связи… но сначала нужно объективно оценить свои возможности и, следуя рекомендациям учебника, составить новое, более конкретное резюме.
Она потратила на эту работу почти три часа. Затем отпечатала свои записи на машинке и расстроилась, пробежав глазами несколько жалких строчек. Совет, конечно, хорош – перечислить все свои достоинства и сильные стороны, свои хобби и интересы, которые могут быть полезны на какой-нибудь работе… Но что делать, если все твои таланты ограничиваются организацией приемов и вечеринок, а из хобби у тебя лишь садоводство… и создание уюта в доме для мужа?
– Практикуешься в машинописи? – раздался от двери голос Шелли.
Морин, смахнув со лба прядь волос и расправив затекшие плечи, виновато ответила:
– Боюсь, что это называется по-другому. Сдается мне, я пытаюсь скроить шелковый кошелек из свиных ушей. Вот, прочти и выскажи свое мнение.
Шелли прошла через гостиную и взяла у Морин отпечатанный лист. Углубилась в чтение, сосредоточенно хмуря брови, и наконец положила бумагу обратно на стол.
– Ты ведь помогала многим с устройством интерьера, – сказала она. – И у тебя неплохо получалось. Почему бы тебе не попробовать работу художника по интерьерам?
– Мне это тоже приходило в голову, но ведь у меня нет специального образования. Возможно, я и справилась бы с такой работой, но как это доказать, не имея диплома?
– Понимаю. В таком случае займись этим бизнесом самостоятельно. Пусть твои подруги не наживаются на тебе, а платят за то, чем ты раньше занималась ради удовольствия. Они же превозносили твои таланты до небес – так вот пусть теперь и раскошелятся.
Морин покачала головой.
– Вряд ли у меня хватит смелости, – призналась она. – Не умею просить об одолжении.
– Что ж, дело твое. – Шелли направилась в сторону кухни.
– Подожди, Шелли, я… я хотела с тобой поговорить.
Шелли, обернувшись, устремила на Морин выжидательный взгляд.
– Ну, поговори.
– Я хотела поблагодарить тебя за то… что ты убираешь у себя в спальне и в ванной. Для меня это огромная помощь. И я это ценю.
– У-гу… У меня было время, и я подумала – почему бы и не размяться. – Шелли небрежно пожала плечами.
Она исчезла на кухне, а Морин, вернувшись к своей работе, пробежала глазами все пункты резюме, отмеченные как ее достоинства. В самом низу страницы она аккуратно подпечатала: «Талант декоратора интерьеров».
Она откинулась на спинку кресла и задумалась. Какая-то промелькнувшая только что мысль ускользала от нее. Не так давно кто-то – не Пол ли Гарфилд? – сказал ей, что хочет заново отделать свой дом. Кажется, он добавил, что у него никак не дойдут до этого руки… а потом поинтересовался фамилией ее художника по интерьеру.
Художником по интерьеру была она сама, а этот учебник «Возвращение в ряды работающих» как раз и советовал в поисках работы использовать все имеющиеся знакомства. Весь вопрос в том, отважится ли она предложить Полу Гарфилду услуги декоратора-самоучки для отделки интерьера у него в доме?
Морин непроизвольно поморщилась – и тут же разозлилась на себя. Максимум, что может сделать Пол Гарфилд, – это отказаться. К тому же он такой… приятный человек. Если подумать, он был не просто внимателен к ней, а скорее очень добр. Пришел на похороны Ллойда, высказал свои соболезнования, которые даже в тот самый тяжелый для нее день показались ей искренними. Морин знала, что он несколько лет назад потерял жену, и поэтому его слова, слова человека, перенесшего такую же утрату, принесли ей особое утешение. А потом он еще пару раз звонил, предлагал свою помощь. Все это, разумеется, обычная вежливость… и все же. Терять-то ей нечего.
Она снова потянулась, поглядывая на матово-белый телефонный аппарат на столе. А потом поспешно, пока не потеряла решимости, отыскала номер Пола и принялась дрожащими пальцами крутить диск телефона. К ее радости, на второй звонок в трубке раздался глубокий голос.
– Пол Гарфилд слушает.
«Как ему подходит его голос», – подумала Морин – и все ее смущение разом испарилось. Она почувствовала себя спокойно, уверенно и даже как-то… безмятежно.
– Добрый день, это Морин Мартин, – проговорила она.
– Какой приятный сюрприз, Морин. – Судя по тону, он был искренне рад. – Я и сам собирался вам позвонить.
– Я хотела попросить вас… Не могли бы мы встретиться и поговорить, мистер Гарфилд?
– Пол – мы ведь договорились, верно? А в чем дело? Еще одно благотворительное мероприятие? Предупреждаю – у меня по горло работы… хотя в прошлый раз, помнится, от меня и не потребовалось ничего, кроме…
– Вашего имени и известности, что и было важнее всего. Нет-нет, у меня личный вопрос. У вас найдется в ближайшее время несколько минут для встречи со мной? Наверное, мне нужно было позвонить вашему секретарю и записаться на прием, но…
– У меня идея получше. Если вы завтра свободны, может, встретимся в двенадцать в клубе Семинолов? За ленчем и поговорим.
Морин быстро согласилась и повесила трубку. В конце концов все оказалось даже проще, чем она думала. Пол держался так, словно это она ему делала одолжение, а не наоборот.
* * *
На следующее утро она принялась выбирать одежду, понимая, как важно произвести нужное впечатление. К сожалению, учебник Шейлы этот вопрос обошел стороной. А самой Морин казалось, что в роскошном клубе Семинолов ее деловой темный костюм и белая блузка будут выглядеть неуместными.
Она все еще перебирала в шкафу свои наряды, когда к двери ее спальни подошла Шелли.
– Что тут у тебя происходит? – спросила она. – Только и слышу – вешалки друг о друга стучат, как кости скелета. Ты что, в кругосветное путешествие собралась?
– Я пытаюсь сообразить, что мне надеть, а это мне всегда с трудом давалось, – призналась Морин. – Как бы ты оделась, если бы собиралась просить об одолжении… мужчину? Откровенно соблазнительный наряд наверняка оттолкнет его, но и слишком уж по-деловому мне тоже не хочется выглядеть. Мне бы, если честно, хотелось его очаровать, но при этом не… ну, в общем, не произвести ложного впечатления.
Проблема, похоже, заинтриговала Шелли. Она прошла в комнату и остановилась у распахнутой двери встроенного гардероба.
– Поставишь на образ сексуальной красотки – он наверняка что-нибудь не то подумает. А выберешь этот темный костюм, в котором ходишь последнее время, то уж точно оттолкнешь его. Скромность и обольстительность одновременно, так я поняла? Вот! Почему бы тебе не надеть это синее платье? Вид у него довольно… строгий, что ли, и вместе с тем чересчур закрытым его тоже не назовешь. То что надо.
«А ведь она права», – подумала Морин. Синее платье из плотного льна простого покроя, с низким воротником-хомутом, безупречно подходило для этого случая. К тому же ни одно из ее платьев так ей не шло. Она посмотрела на Шелли с уважением.
– Ты права. Как тебе удалось этому научиться?
– Опыт большой. Если мне нужно было выпросить у папы лишние деньги на карманные расходы, я всегда надевала простенькую блузку и юбочку в складку. Он не мог устоять против облика невинной пай-девочки.
Выдав все это довольно резким тоном, Шелли ушла, но Морин почувствовала, что похвала была ей приятна.
Одевшись, Морин постучала в дверь к Шелли.
– Ну, как? – Она покрутилась в ожидании оценки падчерицы.
– Отлично. Что это за одолжение, о котором ты собираешься просить? Связано с работой?
– В точку. Я позвонила Полу Гарфилду. Ты его видела в тот… на одной из наших вечеринок. Шансов мало, но в учебнике сказано, что нужно использовать любые личные связи.
– В каком учебнике?
– Он называется «Возвращение в ряды работающих». В колледже читают курс для женщин, которые хотят вернуться на работу после долгого перерыва. Если я в скором времени ничего не найду, то мне тоже, наверное, придется прослушать этот курс. – Поколебавшись мгновение, она небрежным тоном добавила: – И для тебя это тоже урок. Видишь, как может пригодиться в жизни образование. В наши дни девушка должна рассчитывать на свои силы – а вдруг ей придется самой себя обеспечивать?
Не успев закончить последнее слово, Морин уже поняла, что этого ей говорить не следовало. Шелли снова надулась. Но, даже несмотря на эту ошибку, Морин вышла из дому в приподнятом настроении. В последнее время Шелли заметно изменилась. По крайней мере, перестала грубить. Оптимизм Морин, однако, испарился очень быстро – как только она села в машину Ллойда и обнаружила, что бензин почти на нуле. А ведь она заполнила бак буквально два дня назад! Значит, Шелли снова пользовалась машиной – и снова без разрешения.
Что ж, придется действовать. Раз уж она твердо решила не отступать перед трудностями, то ее следующим шагом станет объявление в местной газете о продаже «Кадиллака».
* * *
Клуб Семинолов считался одним из самых старых и престижных мужских клубов на побережье залива Тампа; вступить сюда можно было лишь по приглашению, и среди его членов числились в основном крупные банкиры, судовладельцы и другие столь же преуспевающие бизнесмены. Ллойд так и не получил приглашения вступить в члены клуба, но всегда лелеял эту мечту.
Помня об этом, Морин с любопытством разглядывала просторный обеденный зал с колоннами, сводчатым потолком и изысканной, обитой винного цвета бархатом, мебелью. Все до единого столики были заняты, но посетители переговаривались приглушенными голосами или же, подумала она, такое впечатление создавалось благодаря искусно расставленным пальмам и ширмам, за которыми скрывался каждый столик.
Морин перевела взгляд на своего спутника, пользуясь возможностью рассмотреть его получше, пока он занят с официантом. Странно, как это она раньше не обратила внимания, насколько он привлекателен. Гордо посаженная голова, проницательные глаза, черные с проседью густые волосы. На загорелом лице почти нет морщин, но она знала, что ему далеко за сорок. Видно, что он не забывает о спорте – даже утратив юношескую стройность, его фигура оставалась подтянутой и крепкой.
Она в душе поздравила себя с тем, что успешно преодолела первые несколько минут, не выдав своего нервного напряжения. Скорее всего, помогла та искренняя радость, с которой Пол приветствовал ее в элегантном холле клуба. Да и потом, когда они уже прошли в обеденный зал, он жестом отвел услуги метрдотеля и, собственноручно выдвинув для нее кресло, помог сесть. В его обществе Морин чувствовала себя… ну, скажем, окруженной теплом и заботой.
– Надеюсь, мой заказ придется вам по вкусу. Ресторан клуба знаменит своим крабовым салатом, – улыбаясь, обратился к ней Пол. – У вас нет аллергии на дары моря?
– Насколько я знаю, у меня ни на что нет аллергии. А крабов я просто обожаю.
– Отлично. И о диете вам волноваться не приходится, это уж точно. Тем вечером в «Дельфиниуме» я обратил внимание, что вы немножко похудели. Но вы выглядели восхитительно – как и сегодня.
– Благодарю вас. Да, вы правы. Я действительно похудела. Некогда было думать о еде… Я была очень занята все эти дни, с тех самых пор, как… – она сделала глубокий вдох, – … начала искать работу.
– Значит, вы хотите вернуться к работе. Мудрое решение, на мой взгляд.
– У меня просто нет другого выхода, – откровенно призналась Морин. – Мне нужны деньги. После оплаты всех счетов и налогов у нас, кроме дома, ничего не осталось.
Пол помолчал, словно пытался переварить услышанное.
– Я опасался чего-то похожего. Я знал, конечно, что у Ллойда определенные трудности с фирмой, но все же надеялся…
– Похоже, что об этом знали все вокруг, – немного натянуто произнесла она. – А я до самой смерти Ллойда понятия не имела о его неприятностях.
– Ясно. Что ж, согласен с вами. Работа в данной ситуации – единственный выход. У вас есть что-нибудь на примете?
Морин намеревалась приступить к интересующей ей теме в деловом, бесстрастном тоне. Но глаза Пола светились такой симпатией, что неожиданно для самой себя она рассказала ему все – и о безуспешных поисках работы в бюро по трудоустройству, и о встрече с Шейлой Бреннан.
– Вот я и поступила в точности по учебнику, который она мне дала, – составила список своих возможностей. Умение вести дом, принимать гостей, готовить и выращивать цветы, к сожалению, не пользуются спросом. Но у меня от природы есть дар декоратора. Собственно, я сама занималась интерьером в домах нескольких моих подруг, и они были очень довольны результатами. Я, можно сказать, сэкономила им немало денег на услугах профессионального художника по интерьерам. Мне не раз и не два говорили, что я умею как-то привнести в интерьер характер хозяев дома. Вот почему я подумала… в общем, вы ведь говорили, что хотите сменить обстановку в своем доме, верно? Вы интересовались именем художника, который оформлял наш дом, и я подумала, что, возможно, вы захотите воспользоваться моими услугами…
Она умолкла, затаив дыхание. Пол долго, серьезно смотрел на нее, а потом покачал головой.
– Мне очень жаль, Морин, но это было бы неразумно. Я нисколько не сомневаюсь в ваших природных способностях. А ваш дом меня просто очаровал. Вам, действительно, удалось передать в нем характер всех членов вашей семьи. Неудивительно, что ваши друзья так хвалят вас и обращаются за помощью.
Он прервался, чтобы заказать у официанта бутылку коллекционного вина, дав тем самым Морин шанс оправиться от разочарования.
– Но, к сожалению, вы недостаточно квалифицированны для того, чтобы заниматься интерьером моего жилища, – продолжил Пол. – Видите ли, этот дом, купленный мною пять лет назад, незадолго до смерти жены, всегда был местной достопримечательностью, эдакой меккой для туристов. Предыдущий владелец его модернизировал, причем весьма неуклюже. Я намерен вернуть ему былой облик, как можно более близкий к оригиналу. И поэтому мне необходим профессионал, способный работать в контакте с архитектором, знаток антиквариата, старинных обоев… и прочих деталей. Я действительно интересовался именем вашего декоратора, но вопрос был скорее риторическим. Вообще-то у меня уже есть на примете фирма, куда я хочу обратиться… когда выберу для этого время.
Он тепло улыбнулся Морин.
– Тем не менее я могу помочь вам, а заодно окажу и себе огромную услугу. Вы сказали, что ваше умение вести хозяйство и организовывать приемы не пользуются особенным спросом. Позвольте мне с вами не согласиться. Мне крайне нужен именно такой человек, который бы занимался прислугой, следил за оплатой текущих расходов, составлял меню для вечеринок и помогал мне в приеме гостей.
– То есть вам нужна экономка?
– Я бы сказал, гораздо больше, чем экономка. Давайте назовем эту должность «управляющим по хозяйству». Вам придется иметь дело с моим замечательным, но временами излишне темпераментным садовником. Вы тактичный человек, Морин, поэтому я уверен, что вы смогли бы приручить его в считанные дни. Кроме того, у меня никудышная кухарка, а времени, чтобы подыскать новую, абсолютно нет. В общем, работа не из легких, поэтому я намерен щедро оплачивать услуги того, кто с ней справится.
Словно не замечая ошарашенного взгляда Морин, он добавил:
– Во время приема я обратил внимание на ваш сад. Вы сами занимаетесь цветами?
– Это мое хобби. Мы приглашаем… приглашали садовника для тяжелой работы, но остальное я делаю сама.
– Вы талантливый человек, Морин, и превосходная хозяйка. Не так-то легко добиться, чтобы все без исключения гости – они ведь такие разные! – чувствовали себя непринужденно и комфортно. Как вам это удается, интересно знать?
– Я… н-ну, я всегда стараюсь, чтобы у гостей были общие темы для разговора. А когда вижу, что им интересно вместе, просто оставляю их в покое. Назойливая хозяйка может только помешать беседе, если сами гости нашли между собой контакт. И не важно, если не все перезнакомятся друг с другом, верно? – Она неожиданно улыбнулась. – Ллойд, разумеется, сначала возражал против такого подхода, но наши приемы у всех пользовались успехом, так что он предоставил мне в этом свободу.
– Понимаю. Ну, так что вы скажете, Морин? Для меня это так же важно, как иметь хорошего секретаря. Но, само собой, придется работать и во внеурочные часы, ведь я прошу вас быть и хозяйкой моих приемов. Вы согласны попробовать?
Морин улыбнулась.
– Я буду счастлива попробовать, – сказала она, даже не пытаясь скрыть своего облегчения.
– В таком случае все решено. Когда вы можете приступить к работе?
– Сегодня – это не слишком поздно для вас? – со смехом отозвалась она.
– Вполне сойдет и завтра. Сам я на пару дней уеду по делам, но вы можете прямо с утра взяться за дело. Сразу за холлом есть небольшая комнатка – вы можете использовать ее как свой кабинет. Да, вам придется нанять и экономку. Та, что была у меня прежде, оставила все счета в безобразном состоянии. Надеюсь, вы с ними разберетесь. Кстати, вы печатаете на машинке?
– Очень медленно, – призналась она. – Но без ошибок.
– Отлично. Бывает, какое-нибудь неотложное дело возникает прямо дома, а машинистки рядом нет. Не волнуйтесь, такое нечасто случается, но… возможно, вы даже набьете руку.
Официант принес заказанные блюда, и до конца обеда Пол уже не возвращался к этой теме. Они говорили о погоде, об общих знакомых, о его банковском бизнесе… Морин была ему очень благодарна за такую тактичность. В какой-то момент она осознала, что наслаждается и обедом, и обществом Пола. Подумать только, что могут сотворить с женщиной внимание привлекательного мужчины, превосходная еда и… уверенность, что у нее наконец-то появилась работа.
На следующее утро Морин спозаранку была уже на ногах. Быстро оделась и спустилась на кухню. Ее приподнятое настроение не испортил даже тот факт, что к Шелли опять вернулась былая агрессивность. В ответ на новость Морин о работе она лишь буркнула что-то себе под нос. Тем не менее Морин, не пытаясь приукрасить реальность, сообщила ей, что будет работать экономкой у Пола.
– Оч-чень интересно, – последовал комментарий Шелли, и она выплыла из кухни.
Раздался телефонный звонок, Морин быстро взглянула на часы, но все же сняла трубку.
Это оказалась Нита Джорджес, жена одного из самых близких друзей Ллойда.
– Привет. Вот, решила позвонить, узнать, что такое происходит. Куда ты пропала?
– Я была очень занята, – сказала Морин.
Она вполне могла бы добавить, что телефонная связь работает в оба конца и что Нита тем не менее после похорон Ллойда ей ни разу не позвонила.
– До меня дошли слухи, что ты снова выходишь в свет, – заметила Нита. – Говард сказал, что видел тебя вчера с Полом Гарфилдом в клубе Семинолов и что вы были так поглощены друг другом, что даже его не заметили.
– Это был деловой ленч, – объяснила Морин. Теперь-то ей стала понятна причина этого звонка. Нита просто умирала от любопытства. – Он принял меня на работу.
Наступила пауза.
– Вот как? Секретарем?
– Нет, экономкой, – любезным тоном отозвалась Морин. Воспользоваться названием, которое ее должности придумал Пол, она не захотела специально.
– Как это… ты что, в самом деле будешь работать у него экономкой? – Нита была в таком шоке, словно экономка это то же самое, что содержанка. – Но… по-твоему, это прилично? Можно ведь найти какую-нибудь другую работу!
Морин чуть не взорвалась от ярости.
– Я бы с радостью согласилась на что-нибудь более возвышенное. У тебя есть что мне предложить? Скажем, место секретарши твоего мужа… или хотя бы младшего клерка у него в офисе, а?
– Так, понятно, ты не в себе. Но я все же скажу. Ты, разумеется, можешь поступать как тебе вздумается. Но мой тебе совет – найди другую работу. Нет, ты только подумай, как это будет выглядеть? Член загородного клуба – и работает прислугой! Нужно же и о Шелли подумать. Да и Ллойд… что сказал бы Ллойд, если бы узнал об этом?
– Уверена, что он бы отнесся к этому с одобрением. В конце концов, он оставил Шелли на моем попечении… к тому же совершенно без средств. В работе экономки нет ничего зазорного, и я буду честно зарабатывать свои деньги. А теперь прошу меня извинить, но мне пора. Я непременно звякну тебе, когда найду время.
Морин с величайшим наслаждением хлопнула трубкой о рычаг, оборвав сдавленный возглас Ниты. Так-то вот! По дороге к выходу она улыбалась.
Но уже через несколько минут, когда по длинной извилистой дорожке она подъехала к дому Пола, ей пришлось собрать все силы, чтобы справиться с нервной дрожью.
Во-первых, это здание трудно было назвать домом, перед ней раскинулся величественный особняк. Построенный в стиле эпохи королевы Анны, он тем не менее прекрасно смотрелся среди пальм и других тропических растений. Морин не ответила бы, что тому причиной – то ли почтенный возраст особняка, то ли его неуловимое благородство.
Пол рассказал, что дом был построен очень давно одним старым морским волком, капитаном, и Морин ожидала увидеть если не обветшавшее, то видавшее виды здание. Но спустя полчаса, после обстоятельной экскурсии по всем комнатам, она поняла, как сильно ошибалась. И внутри, и снаружи дом оказался в прекрасном состоянии, хотя и нуждался – тут Пол был определенно прав – в руке опытного декоратора. Одно только нагромождение современной мебели вперемежку с антиквариатом уже производило несуразное впечатление.
Морин, вернувшись в холл и разглядывая великолепный витраж из цветного стекла в круглом окошке на двери, готова была умереть со стыда, что осмелилась предлагать свои услуги в качестве декоратора этого дома. И все же… разве это так уж невозможно? Будь у нее хоть специальный диплом в этой области, она наверняка не хуже любого другого справилась бы с этой работой. За то короткое время, что она здесь пробыла, она уже успела полюбить этот древний особняк. Почувствует ли профессиональный декоратор то же самое – или же для него дом Пола станет просто очередным выгодным заказом?
Ей в голову пришла смелая идея. Рискованная, неправдоподобная, возможно, даже невыполнимая… Морин неожиданно поняла, что по-прежнему хочет стать художником-декоратором особняка Пола.
Ей предстояло познакомиться с обслуживающим персоналом, и Морин отбросила навязчивую мысль.
В последующие несколько часов ей представили всех слуг в доме. Садовник, угрюмый шотландец по имени Джон Маклоутон, снизошел до обсуждения с ней особенностей выращивания роз в приморском городе, где в воздухе всегда чувствуется соленое дыхание океана. Они сошлись во мнении, что единственный выход – защищать растения от морского ветра и использовать для цветников не местную землю с песком, а плодородный перегной. Когда они наконец расстались, Морин не сомневалась, что контакт с садовником налажен.
Гораздо сложнее дело оказалось с миссис Колстон – кухаркой Пола, дородной средних лет женщиной. Едва взглянув на ее небрежные записи расходов и оценив качество продуктов, Морин поняла, что та завышает цены. Собственно, ее уловки были настолько неумелыми и очевидными, что Морин оставалось только удивляться: почему Пол сам этого не заметил. Вооруженная добытыми сведениями, Морин задала миссис Колстон несколько наводящих вопросов, от чего та пришла в ярость и заявила, что немедленно увольняется, подтвердив тем самым подозрения Морин.
Следующие несколько дней она постоянно ловила себя на мысли, что радуется отсутствию Пола. Ей пришлось беседовать со множеством кухарок, присылаемых из бюро по трудоустройству, и Морин отдала предпочтение миссис Уильямс – высокой, худой негритянке с приятным голосом.
Не зная, как ей выбрать лучшую из такого количества кандидаток, Морин сначала отбросила тех, кто совсем не подходил, а оставшихся вызывала по очереди в прекрасно оборудованную кухню, снабжала всеми необходимыми продуктами и предлагала приготовить салат из зелени.
Увидев, с какой ловкостью миссис Уильямс смазала деревянную миску для салата маслом и совсем немножко чесноком; как поджарила аппетитные гренки в небольшой сковородке, вместо того чтобы наскоро подсушить их в духовке; как в самый последний момент добавила к салатной зелени золотистые хрустящие кусочки; как смешала оливковое масло с уксусом и свежесмолотым базиликом, приготовив собственную заправку для салата, вместо того чтобы воспользоваться магазинным соусом… Морин убедилась, что ее первое впечатление оказалось и самым верным.
Нанять экономку особого труда не составило. Она просто-напросто позвонила миссис Льюис, предложила ей это место, и та с восторгом согласилась, особенно когда узнала, что ее обязанности по кухне будут ограничиваться завтраком для хозяина, а с уборкой ей будет помогать горничная.
Повесив трубку, Морин поздравила себя с успешным началом. Правда, ей предстояло преодолеть еще не один барьер – например, организацию приема у Пола.
Когда Пол вернулся из Чикаго, в доме все уже было налажено и Морин даже успела разобраться со всеми счетами так, чтобы можно было составить впечатление о положении дел. Для его первого после приезда вечера она составила простое меню, полагая, что во время деловой поездки он устал от изощренных ресторанных блюд. Пол, кажется, считал само собой разумеющимся, что Морин будет ужинать с ним, но она ровным тоном объяснила, что хотела бы уезжать пораньше.
– Разумеется, вечеринок и приемов это не касается, – добавила она.
Он кивнул – неохотно, как ей показалось.
– Что ж, ничего не поделаешь. Ваше общество мне было бы очень приятно, но я понимаю, как много у вас дома забот. И подчиняюсь вашему желанию.
Он уже улыбался, но Морин успела сделать вывод – у Пола Гарфилда, преуспевающего, занятого бизнесмена, случались в жизни и моменты одиночества. Ллойд рассказал ей, что Пол прожил с женой двадцать лет. «Интересно, – вдруг подумала Морин, – это был счастливый брак или, как это нередко случается в семьях, военные маневры, которые и браком-то трудно назвать?»
– Может, накрыть вам ужин в кабинете? – повинуясь неожиданному импульсу, спросила она. – Я попрошу миссис Льюис принести поднос прямо сюда. Тут вам будет… – она в нерешительности замолчала.
– Уютнее? Спасибо, с удовольствием. Как это мне такое раньше не приходило в голову? Гостиная подавляет своими размерами – прямо как сарай. Ее можно терпеть, только когда в доме много гостей. С антикварными вещами всегда так – у них такой холодный и неприступный вид. Этот гигантский стол, например, буквально подавляет меня, особенно когда я ужинаю в одиночестве.
– О, дело вовсе не в самом столе! Антикварная мебель тоже может создавать уют – ведь покупали же эту мебель люди в давние времена, когда она была еще совсем новой! Просто нельзя выставлять каждый предмет словно экспонат в музее. Этой мебелью нужно пользоваться, любить ее. А гостиная кажется такой… аскетической из-за своих пропорций. Краски холодные, а архитектурный стиль никак не соответствует обстановке комнаты…
Поймав его улыбку, Морин запнулась.
– Извините. С чего это я вздумала читать вам лекцию об антиквариате? Понимаете, просто…
– … это захватывающая для вас тема, – закончил он вместо нее. – Вы никогда не думали о том, чтобы прослушать курс по дизайну интерьеров?
– Я должна была получить диплом именно в этой области. Но когда мы поженились, Ллойд не…
Она вновь умолкла. Ей показалось непорядочным по отношению к Ллойду признаться, что он не поддержал ее желание закончить колледж. Пол еще подумает, что она жалуется. А ведь в конце концов решение-то приняла она сама.
Когда она на следующее утро приехала на работу, Пол так искренне расхвалил ее ужин, что Морин зарделась как школьница. Радуясь первому успеху, она передала благодарность Пола миссис Льюис и миссис Уильямс.
В течение дня она была так занята, что ей некогда было вспоминать о его комплиментах, и все же похвала ее поддержала, укрепила в желании отрабатывать свое щедрое жалованье до последнего пенни. И следить, чтобы любые желания ее босса в точности исполнялись.
Отношения с Шелли оставались прохладно ровными, и Морин была рада этому перемирию. Как-то вечером Шелли оставила на столе в кухне табель с итоговыми школьными отметками. При встрече Морин отметила ее успехи, и Шелли молча кивнула, приняв похвалу без обычного едкого замечания.
Шелли по-прежнему ничем не делилась с Морин, но, по крайней мере, была вежлива с ней. Может быть, немного резковата… это верно, но зато без вспышек ярости. Ее спальня иногда выглядела как после погрома, но перед приходом друзей Шелли всегда наводила порядок и стремилась к миру в их отношениях, Морин предпочитала просто не поднимать этого вопроса.
По совету Пола она упражнялась в машинописи, выкраивая время по вечерам, между другими делами, которые теперь, когда она целый день работала, все время накапливались.
Морин как раз сидела за машинкой в кабинете Ллойда, когда Шелли вернулась с теннисного корта. Словно занесенный попутным ветром, слегка растрепанный ангел, она возникла на пороге кабинета и, прислонившись к косяку, некоторое время следила за летающими над клавишами пальцами Морин.
– И какая теперь у тебя скорость? – поинтересовалась Шелли.
Морин распрямилась, устало потерла глаза.
– Точно не знаю. Я стараюсь, но все еще печатаю ужасно медленно.
Шелли бросила ракетку на ближайшее кресло.
– Давай я проверю тебя на время, – предложила она.
Морин сумела скрыть удивление.
– Отлично. – Она вставила чистый лист в машинку и раскрыла учебник на новом упражнении. Ее пальцы застыли над клавиатурой. – Следи за часами и останови, когда пройдет пять минут.
Через несколько минут Шелли проверила текст.
– Сорок слов в минуту, – объявила она.
– Результат не очень, а?
– Я бы сказала, совсем неплохо. Главное, без ошибок. – Падчерица помолчала, глядя на Морин. – А зачем ты практикуешься в машинописи? Ведь ты, кажется, говорила, что работаешь у мистера Гарфилда экономкой?
– Мои обязанности несколько шире. Экономкой, собственно, является миссис Льюис. А я слежу за прислугой, составляю меню, проверяю хозяйственные расходы, время от времени печатаю личные письма… и еще мистер Гарфилд просил меня вместе с ним принимать гостей на вечеринках.
– В общем, нечто вроде управляющего по хозяйству, – кивнув, заметила Шелли.
Морин ответила удивленным взглядом.
– Именно так Пол это и назвал. Но несмотря на красивое название, по сути я просто экономка.
– Статус тебя не волнует, верно? – сказала Шелли.
По ее тону невозможно было понять, комплимент это или порицание. Морин заколебалась с ответом. К счастью, Шелли тут же добавила, как бы между прочим:
– Я еду к Глории. Сегодня вечером у нее вечеринка.
– А я буду работать над меню для своего первого приема в доме Пола, – со вздохом отозвалась Морин.
– Волнуешься?
– Да, наверное. Даже странно… твой папа воспринимал как должное, что я справлюсь с любым приемом. Поначалу я тоже боялась, а потом… в общем, мне и самой понравилось.
– Угу. Тебе вообще легко дается общение с людьми. В этом, наверное, все дело. А я постоянно говорю не то что нужно.
– Но ты пользуешься колоссальным успехом! – изумилась Морин.
– Только потому, что держу рот на замке и притворяюсь, что мне все нипочем. Уж лучше быть костью у кого-то в горле, чем слабаком. Но, по-моему, рядом со мной люди… короче, я их часто отталкиваю. Тебе повезло – у тебя такой проблемы нет.
– У меня просто гораздо больше опыта, Шелли, только и всего. К тому же твой папа ожидал от меня очень многого… и мне пришлось преодолеть природную застенчивость. У моих родителей гости бывали редко, так что мне пришлось приложить немало усилий, чтобы научиться общению. – Она неуверенно улыбнулась. – Но в последнее время я, кажется, теряю почву под ногами. Поначалу телефон раскалялся от звонков, а сейчас друзья мне почти не звонят. Видимо, я превратилась в пресловутое пятое колесо в телеге.
– Или ты просто отказывалась от приглашений, и люди решили, что ты предпочитаешь одиночество.
– Возможно, ты и права. Я не представляла себе, как можно прийти на вечеринку одной. Ведь обычно туда приходят парами…
К ужасу Морин, глаза ее наполнились слезами. Она поспешно отвернулась и принялась собирать со стола бумаги.
– Тебе, наверное, нужно почаще отвлекаться от дел, выходить куда-нибудь…
Шелли замолчала, и Морин на миг показалось, что она хочет что-то добавить. Но, по-видимому, передумала, потому что молча взяла с кресла ракетку и, взмахнув коротенькой теннисной юбочкой над загорелыми бедрами, ушла к себе, а Морин осталась в кабинете готовить меню для вечеринки Пола.
* * *
Список гостей, к ее великому облегчению, оказался совсем небольшим. Меню Морин составила из стандартных блюд. Чутье подсказывало ей, что изысканным яствам Пол предпочитает обычные жареные ребрышки, запеченный картофель, аспарагус под голландским соусом и свежий салат из шпината и помидоров. Даже десерт она заказала дежурный – шоколадный мусс.
Тем не менее Морин заранее договорилась о дополнительной прислуге, собственноручно накрыла стол и, услышав похвальные замечания гостей Пола – по большей части пожилых семейных пар, – убедилась, что прием будет иметь успех.
Поначалу ей было неловко встречать гостей бок о бок с Полом, но все они, казалось, принимали как должное, что он позаботился о хозяйке для своего приема, и Морин вздохнула свободнее, находя его друзей не слишком высокомерными и чопорными.
Но нервное возбуждение, словно от большого количества крепкого кофе, не оставило ее даже после ухода гостей.
«Шелли права. Мне все это очень нравится. Более того, мне это чертовски хорошо удается», – подумала она.
– Устали, Морин? – Пол, весьма импозантный в вечернем смокинге, разливал по бокалам шерри.
Покачав головой, Морин принялась собирать со стола пепельницы и бокалы. Пол жестом остановил ее.
– Это подождет. А мы с вами выпьем по глотку шерри и поговорим. Давайте сделаем вид, что вы моя гостья и просто задержались, чтобы перемолвиться с хозяином парой слов об этом замечательном приеме.
Морин послушно опустилась на один из глубоких мягких диванов у камина. Какой же он приятный человек, думала она. Должно быть, эти мысли отразились на ее лице, потому что его улыбка вдруг как-то изменилась, а в глазах промелькнуло… но нет, он тут же отвернулся, продолжая говорить об удачном вечере. Как это глупо с ее стороны. С чего бы это такому богатому и влиятельному человеку интересоваться ее особой? К тому же он гораздо старше ее, ему уже, должно быть, лет под пятьдесят, почти как было Ллойду…
Морин вздрогнула, как будто прикоснулась к оголенной электропроводке. Шерри едва не выплеснулось из бокала.
– С вами все в порядке? Вы побледнели. – В глазах Пола светилось такое сочувствие, что Морин заставила себя улыбнуться.
– Все отлично, наверное, просто устала. – Она отхлебнула шерри. Разлившееся по телу приятное тепло помогло успокоиться.
– Я хочу поблагодарить вас за прекрасную организацию сегодняшнего приема, – немного церемонно произнес он. – Выбор блюд был великолепен, и вино безупречно. Я и не знал, что вы такой знаток вин.
– Вовсе нет. В винах я разбираюсь слабо, – призналась Морин. – Об этом всегда заботился Ллойд… поэтому я решила проконсультироваться у продавца в винном отделе универмага.
– Вот что отличает хорошего управляющего от дилетанта – умение вовремя обратиться за советом к специалисту, – с одобрением отметил Пол. – Теперь о тех письмах, что вы для меня вчера напечатали. Мне казалось, вы жаловались, что машинистка из вас неважная?
– Я тренировалась. Но все равно печатаю еще очень медленно. Если я пытаюсь печатать быстрее сорока слов в минуту, то пальцы как будто начинают мешать друг другу.
– А быстрее и не нужно. Я не собираюсь уж слишком загружать вас этой работой. С моей стороны было бы нечестно отнимать у вас время по вечерам.
– Вообще-то я действительно подумывала о том, чтобы записаться на вечерние курсы в колледже Бэй-Сити, – сказала Морин. – Там есть один, по дизайну… на мой взгляд, очень интересный.
Пол кивнул.
– И правильно. Если для этого вам потребуется лишнее время – только скажите. Вы можете сами составлять график работы. Я буду рад видеть вас на своих приемах, а в остальном все, что вы сочтете нужным делать, меня устроит. Лишь бы в доме всегда был такой порядок, как в последние две недели.
Согретая не столько шерри, сколько похвалой Пола, Морин по дороге домой улыбалась. Она успела только вставить ключ в замок, как услышала за дверью телефонный звонок. Пролетев по коридору, она схватила трубку и выдохнула:
– Алло?
– Господи, где ты пропадаешь? Я звоню тебе целый вечер, – раздался на другом конце раздраженный голос отца. – Ты не звонила с прошлой недели, а ты же знаешь, как мама о тебе беспокоится!
«О да, беспокоится, это точно, только не обо мне».
Вслух же Морин сказала:
– Извини – работа отнимает много времени.
– И об этом она тоже, кстати, очень переживает. Твоя новая работа… тебе бы не этим следовало заниматься. Разве нельзя было найти что-нибудь более… более подходящее? Как же так – простая экономка?
– Я больше ничего не умею. Последние десять лет я только этим и занималась. И до сих пор ни от кого не слышала нареканий, – ответила Морин.
– Так то ж для мужа, а не за деньги. Ты что, не видишь разницы? Если ты захотела устроиться на работу – почему бы не найти место… ну, секретарши, например?
Морин подавила вздох. Она не стала утруждать себя напоминанием, что у нее нет никаких секретарских навыков, как не стала и объяснять, что дело не в ее желании, а в необходимости работать. В прошлом у отца был процветающий бизнес, но Морин отлично знала, что после того, как он отошел от дел, его пенсии и процентов от сбережений как раз только-только хватало для безбедной жизни. Так что не имело смысла сообщать отцу о крахе бизнеса Ллойда. Это бы его только расстроило, а в конце концов виновата оказалась бы сама Морин. Наверняка он еще и лекцию ей прочитал бы о всех ее недостатках.
Пообещав писать почаще – «И уж, пожалуйста, повеселее, незачем беспокоить маму твоими проблемами», – Морин наконец повесила трубку. Какое-то время она еще посидела в гостиной, закрыв глаза и стараясь дышать как можно глубже. Эйфория от приема уже прошла, но она не позволит этому звонку себя расстроить.
Если рассудить здраво – она получила хорошую работу и возможность расплатиться с долгами. Через пару недель она сможет снова увеличить Шелли сумму на карманные расходы… что, в свою очередь, уменьшит напряженность в доме. А если экономить каждый пенни, возможно, ей даже удастся скопить достаточно денег, чтобы оплатить год учебы Шелли в Рэдклиффе…
Морин выключила везде свет и отправилась наверх, размышляя о том, что все в конце концов налаживается. Осталось только постараться забыть, какую глупость она совершила на пляже с Ноа, и жизнь снова начнет ее радовать.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ее выбор - Уокер Ирма

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Ее выбор - Уокер Ирма



Бедная девочка... Когда он к старости решит "осесть", вполне может оказаться, что они совершенно чужие люди, каждый со своей отдельной жизнью. Правда, с ровесником можно родить своего ребёнка и тогда уже не быть одинокой, но это - как повезёт...
Ее выбор - Уокер ИрмаИрэна
1.03.2013, 18.19





Интересный,жизненный роман.
Ее выбор - Уокер ИрмаЛюбительница
3.06.2014, 13.57





Комментарий Ирэны в самую точку.
Ее выбор - Уокер ИрмаКэт
26.10.2015, 15.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100